facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 11:16
Андрей Торин

Андрей Торин

аспирант Государственной академии славянской культуры, редактор журнала «Международная жизнь»

Куда идёт Беларусь?

Пятница, 29 Январь 2016 13:49

Фото: geo-photo.ru

На площадке Научно-исследовательского института «Высшая школа экономики» состоялась международная конференция «Белорусский диалог», посвященная современным проблемам российско-белорусских отношений. Модератором конференции выступил заместитель декана факультета мировой экономики и мировой политики ВШЭ  Андрей Суздальцев. Среди участников форума были известные политические обозреватели России и Белоруссии, а также экс-кандидаты  в Президенты Белоруссии 2010 и 2015 годов.

Беларусь и кризис: взгляд оппозиции

Со вступительным словом к участникам и гостям конференции выступил А.Суздальцев. По его словам, задача собрания заключалась в том, чтобы обеспечить синергию двух экспертных диалогов – внутрироссийского и российско-белорусского. В последние годы на евразийском пространстве возникла сложная внутренняя и внешнеполитическая ситуация. Бюджет ряда стран СНГ, зависимых от нефтяного экспорта,  подвергся секвестру. Тяжелая экономическая ситуация сложилась в Казахстане, где президент Н.Назарбаев пошел на досрочные выборы парламента с целью укрепления вертикали власти внутри страны. Азербайджан переживает сложные дни в результате падения цен на нефть и газ.  В этих условиях Беларусь сталкивается с проблемой сбыта продукции. В России для значительной части произведенной в Беларуси продукции существуют аналоги. Обсуждается и вопрос о предоставлении Минску кредита в 2 млрд. долларов. Но самое печальное в том, что страны удаляются друг от друга, и Союзное государство становится все более эфемерным».  На фоне кризиса отношений происходит рост  антироссийских настроений в Беларуси.  А.Суздальцев приходит к довольно пессимистическому выводу: «На международной арене мы одни, и есть такое предположение, что соседи используют наши проблемы в своих целях». По мнению аналитика, Россия воспринимается белорусским истеблишментом не иначе, как финансовая колония. В то же время Россия заинтересована в сохранении суверенитета Беларуси как страны-противовеса расширению НАТО на восток. В этом смысле Москву очень беспокоят внешнеполитические амбиции Польши.

«Соседи используют наши внешнеполитические проблемы в своих интересах» (Андрей Суздальцев)

Эмоциональными оказались выступления ряда оппозиционных белорусских журналистов и политиков, получивших возможность выступить в Москве. Так, руководитель Международного Центра гражданских инициатив «Наш дом», учредитель газеты «Витебский курьер» Ольга Карач ни много ни мало считает, что проведению реформ мешает  сама психология Александра Лукашенко. «С 1994 года между властью и народом заключен договор, в обмен на который выстроена квазисоциалистическая модель экономики, державшаяся до недавних времен исключительно на российских субсидиях, - считает она.- В условиях обострившегося экономического кризиса белорусский политический класс вынужден пойти на определенные изменения в политике и экономике, и к получению иностранных кредитов, в том числе траншей из стран Западной Европы». По категоричному заявлению О. Карач, в ходе этих реформ неизбежно обречены проиграть бюджетники и жители села, которым свойственна поддержка «иждивенческой модели экономики», существовавшей в Беларуси до 2012-2013 годов. Поделившись с собравшимися своими взглядами, очень напоминавшими аналогичные размышления ведущих российских экономистов начала 1990-х годов, О.Карач  выразила уверенность, что в результате реформ должна появиться принципиально иная страна, совершенно не похожая на нынешнюю Белоруссию, в которой достойное место займут бизнес-структуры и так называемый «креативный класс».

По мнению обозревателя «Белорусской деловой газеты» Дениса Лавникевича, многочисленные заблуждения российских экспертов по поводу современной Белоруссии объясняются тем, что  есть два Лукашенко – выступающий и действующий. «В настоящее время в Минске активно ведутся переговоры с МВФ о выдаче Белоруссии кредита», - сообщил он. По словам журналиста, президенты Казахстана и Белоруссии - Назарбаев и Лукашенко -  фактически выступили против введения единой валюты. Кроме того, Лукашенко фактически уклонился от признания независимости Южной Осетии и Абхазии».

С оценками политической неоднозначности Лукашенко спорить трудно. Однако, претензии к экономической политике Минска, прозвучавшие  на конференции,  среди которых, в частности, обвинения в «иждивенчестве», вызывают много вопросов.  Разберём эти претензии по существу.

Уроки Белоруссии: выбор меньшего зла

Беларусь остается  одним из немногих государств на постсоветском пространстве, которому удалось почти полностью сохранить свою промышленность и обеспечить ее плавный переход в новые экономические условия.  Вне зависимости от политических предпочтений экспертов, это бесспорный факт. Поэтому опыт этих последних двух десятилетий заслуживает  не только критики (порой обоснованной), но и пристального внимания.

Белорусский подход к решению проблем развития реального сектора экономики в корне отличен от российского.

Действительно, белорусский  подход к решению проблем  развития так называемого реального сектора экономики коренным образом отличается от российского как по содержанию, так и по полученным результатам. И ключевая особенность этого подхода – в решающей роли государства в развитии страны и ее экономики. Благодаря именно этому подходу в этой стране удалось сохранить и приумножить всё, что осталось этой стране от советского периода.

Основой развития страны стала Программа развития  промышленного комплекса Республики Беларусь  на 1998-2015 годы. Главной задачей стало сохранение  интеллектуальных ресурсов и технического потенциала  республики.  Особое  внимание руководства страны к индустрии было вполне объяснимо. Ни для кого не секрет, что промышленность и люди, которые в ней трудятся, являются тем локомотивом, который тянет за собой и образование, и систему подготовки кадров, и науку, и социальную сферу. Известно, что в Белоруссии около 70% активов реального сектора экономики принадлежит государству. Можно по-разному оценивать этот факт, однако нельзя не признать, что при переходе промышленности в рыночные условия, при модернизации производств именно господдержка обеспечила им успех.

Результаты этой политики можно увидеть, в частности,  на примере ОАО «БелАз». На сегодняшний день это один из крупнейших в мире производителей карьерной техники. Каждый третий на планете карьерный самосвал производится на белорусском предприятии. 

Работающая промышленность повлекла за собой систему подготовки кадров. Средние специальные, высшие учебные заведения, их студенты стали востребованными и тесно взаимодействуют с предприятиями. Предприятия, в свою очередь, дают возможность повышения квалификации и карьерного роста и решают социальные проблемы молодых работников. Это, в свою очередь, позволило избежать трудности, которая в российских условиях является одной из самых очевидных – разрыва между поколениями на предприятиях.

На белорусских предприятиях удалось избежать одной из наиболее очевидных трудностей – разрыва между поколениями рабочих на предприятиях.

Крупнейший в республике производитель бытовой техники ЗАО «Атлант» сотрудничает с целым рядом специальных учебных заведений, с ведущими вузами страны. Повышенный спрос предприятий на высококвалифицированные кадры, стимулирует развитие образования, прикладной и фундаментальной науки. Активное сотрудничество ведется с Национальной академией наук Беларуси и вузами. В ОАО «МТЗ» существует отделение кафедры Белорусского национального технического университета (БНТУ).

В советский период  Беларусь была известна  своей электронной промышленностью.  За последние десятилетия ее удалось не только сохранить, но и придать ей определенный импульс развития. Крупнейшее предприятие этой отрасли – объединение «Интеграл», один из лидеров страны в области микроэлектроники. Успех этого предприятия зависит не только от сохранения накопленного потенциала, но и собственных оригинальных разработок, а также использования внутренних резервов.

 

Плавный переход отраслей белорусской экономики в новые экономические условия на практике означал проведение успешной модернизации, в которой по полной программе  используются возможности внутреннего рынка. Так, например, ранее  Белоруссия  закупала комплектующие иностранного производства, сейчас производит их сама.

Присутствуют в Беларуси и иностранные инвесторы, включая Индию и Китай.

Присутствуют  в Беларуси и  иностранные инвесторы. Так, с 2010 года китайский холдинг Midea Group выкупил контрольный пакет акций совместного общества с ограниченной ответственностью (СООО) «Мидеа-Горизонт». На предприятиях ОАО «Горизонт» выпускают не только собственную бытовую электронику, но и зарубежные бренды. В частности, ОАО «Горизонт» конкурирует с производителями Чехии, Польши и России.

Инвестиции идут и на развитие современной IT-индустрии. Создан и довольно успешно функционирует Парк высоких технологий в Минске. Строится  особая экономическая зона «Великий камень» (до июля 2014 года – китайско-белорусский технологический парк), начало которой положено на территории Смолевичского района Минской области близ аэропорта «Минск». Резидентом Парка высоких технологий выступила американская IT-компания EPAM Systems и её основатель и председатель совета директоров Аркадий Добкин.

Иностранные инвестиции за 2002-2012 годы  (до периода обострения российско-украинских отношений) возросли в 12 раз, объемы внешней торговли – в 4 раза. Для такой страны, как Беларусь, это довольно неплохие показатели. В стране за последние годы было создано около 4 тыс. предприятий с участием зарубежных инвесторов, в том числе 2 тыс. исключительно иностранных предприятий. Качественная работа наблюдается и на  предприятиях холдинге «Амкодор» - крупнейшего в СНГ производителя дорожно-строительной техники.  Доля государственного участия в ОАО «Амкодор» составляет всего 15%. Продукция холдинга  поставляется в 30 стран мира, среди которых Болгария, Молдавия, Бельгия, Дания, Венесуэла, ЮАР, Мозамбик и ряд других.  В целом  около 70% экспорта белорусской продукции до 2012 года составлял экспорт с высокой добавленной стоимостью.

В Беларуси в целом удалось сохранить принципы социального государства.

Наконец, в Беларуси, невзирая на сложную экономическую ситуацию, в целом удалось сохранить принципы социального государства и всю сопутствующую инфраструктуру  (от детских садов до санаториев-профилакториев и практики  строительства жилья для работников). Работает и программа предоставления жилья, рассчитанная на многодетные семьи.

Лукашенко – сложный партнер для переговоров, но в сложившихся внешнеполитических условиях альтернативой ему может стать рост национализма формирование враждебного России государства.

Подведем итоги. Мы считаем, что, при всей сложности российско-белорусских отношений, интересы России будут соблюдены на западных рубежах нашей страны, если у власти в Белоруссии будет продолжать находиться действующий глава государства. Разумеется, логика интеграции заставляет белорусского президента поступиться частью своих полномочий, а на подчиненную роль  А.Лукашенко не согласен. Однако  прозвучавшие на конференции выступления представителей оппозиции показали, что у них нет четкого представления о предварительных результатах задумываемых ими реформ, которые неизбежно ударят по самым социально незащищенным слоям и приведут к ограничению белорусского суверенитета. Поэтому, поддержав их требования, Россия рискует потерять все вложенные в развитие белорусской экономики  средства. Россия слишком долго  пыталась встроиться в постиндустриальный уклад, пренебрегая развитием  индустриального сектора экономики. Однако приход к власти  в Беларуси иной кандидатуры, чем А.Лукашенко способен в текущих условиях лишь усугубить ситуацию и в перспективе  привести к формированию на западных границах России еще одного враждебного России  и националистически настроенного государства[1].



[1] О причинах роста националистических настроений в белорусском обществе см.: Полунин А.Россия может потерять Белоруссию  http://svpressa.ru/politic/article/105392/

 

В Москве состоялся круглый стол на тему «Конфронтация Ирана и Саудовской Аравии: возможные последствия». В нем приняли участие известные российские востоковеды, представители дипломатического корпуса стран Ближнего Востока, а также СМИ.

К кризису в отношениях двух стран привела казнь 2 января с.г. в столице Саудовской Аравии Эр-Рияде 47 осужденных, среди которых был известный шиитский проповедник Нимр Бакер Амин ан-Нимр. В ответ иранское руководство сравнило действия Эр-Рияда с политикой так называемого «Исламского государства» (ИГ) и предложило сократить штат саудовского посольства в Тегеране. Нападениям подверглись Посольства Саудовской Аравии в Тегеране и консульство в Мешхеде. В ответ власти Королевства объявили о разрыве дипломатических отношений с Исламской Республикой Иран. Военно-воздушные силы Саудовской Аравии подвергли бомбардировке Посольство Ирана в столице Йемена Сане.

Ведущие российские эксперты попытались в ходе форума ответить на два вопроса: кому более всего выгоден разрыв отношений между двумя крупнейшими государствами Ближнего Востока и как скажется обострение ситуации в регионе на перспективах урегулирования сирийского конфликта?

Советник заместителя председателя Совета Федерации Федерального Собрания России, экс-посол России в Саудовской Аравии Андрей Бакланов считает, что российской дипломатии предстоит тяжелый год. «Ближневосточный регион дает нам новые импульсы для беспокойства, - заметил он. - Это тем более неприятно, что на январь-февраль была запланирована российско-саудовская встреча, на которой предполагалось обсудить перспективы сотрудничества в области сельскохозяйственного производства».

Еще в ноябре 2015 года Государственный инвестиционный фонд Саудовской Аравии выразил заинтересованность в подобном сотрудничестве с АФК «Система». А.Бакланов считает, что, при всех политических разногласиях между нашими странами, отворачиваться от перспектив такого сотрудничества было бы недальновидно. По его мнению, наряду с сырьевой продукцией и высокими технологиями, Россия должна занять свое место в производстве экологически чистой сельскохозяйственной продукции, пользующейся спросом на мировом рынке.

А.Бакланов считает, что «у каждой из сторон конфликта есть своя правда, к которой необходимо относиться с пониманием». Важнее ответить на вопрос: существует ли заинтересованность третьих стран в разжигании конфликта? Ведущие западные СМИ оценивают происходящее как соперничество двух стран в регионе. Впрочем, Саудовская Аравия не скрывает, что надеется на сохранение особого положения в исламском мире. Однако шиитский Иран вряд ли может претендовать на особый авторитет среди суннитов. По мнению эксперта, в провоцировании ситуации очень активно участвуют политические группировки, пользующиеся поддержкой Саудовской Аравии или Ираном, в том числе те из них, которые активно действуют на территории Йемена. Многие из них заинтересованы в необходимости финансовой поддержки, поэтому оказывают активное давление на позицию обеих стран. «На мировом нефтяном рынке в настоящее время сложилось два центра силы, - подчеркнул эксперт. - 40-45% от контроля за нефтяными компаниями находится в руках агентов, расположенных за пределами региона, прежде всего в США и Великобритании. Примерно столько же приходится на долю нефтедобывающих стран. При этом между нефтедобывающими странами растут противоречия, а ОПЕК снижает свой удельный вес в мировой политике. Сильно изменился и рынок вооружений. По оценке американских экспертов страны Ближнего Востока теряют свои позиции как государства – импортеры оружия, постепенно уступая место Азиатско-Тихоокеанскому региону. Этот факт также может быть одной из причин эскалации конфликта».

Старший научный сотрудник Центра изучения стран Ближнего и Среднего Востока Института востоковедения РАН Владимир Сажин отметил: «Накал во взаимоотношениях Эр-Рияда и Тегерана усиливался все последние годы. В основе конфликта лежат идеологические противоречия и экономические разногласия. Во всех недавних конфликтах эти страны находились по разные стороны баррикад. Это и Афганистан, и Ирак, и Йемен, и Ливан. Кульминацией стало прямое вооруженное противостояние в Сирии, где прежняя «война по доверенности», то есть скрытая поддержка союзников, сменилась прямым вооруженным столкновением. Еще в 2011 году глава иранской разведки совершил визит в Эр-Рияд, в ходе которого была достигнута договоренность о необходимости избегать прямых столкновений. Однако, как мы видим, это не спасло ситуацию».

Комментируя казнь шиитского проповедника и его единомышленников, В.Сажин напомнил, что арест ан-Нимра состоялся еще в 2012 году, а в 2014 году состоялся суд. Тем не менее, казнь состоялась лишь в начале 2016 года. По словам ученого, подобное решение объясняется подписанием Ираном соглашения по иранской ядерной программе и началом процесса выхода Тегерана из политической изоляции. Тем самым Иран становится лакомым куском для бизнеса разных масштабов. Идет активизация шиитских общин в различных странах региона, что не может не тревожить саудовскую монархию. Кроме того, иранское руководство устами министра нефтяной промышленности Бижана Намдара Зангане дало понять ОПЕК, что Тегеран будет поставлять нефть на мировой рынок по любой цене, чтобы вернуть партнеров, потерянных во время санкций. Все это никак не входит в планы Эр-Рияда.

По мнению В.Сажина, казнь шиитов стала провокацией, точно рассчитанной на иранский менталитет. Последовавший захват посольства Саудовской Аравии и разгром консульства в Мешхеде - не в интересах действующего президента ИРИ Хасана Роухани, который стремится проводить осторожную и взвешенную дипломатическую линию. Поэтому сейчас Тегеран делает все, чтобы разрядить сложившуюся ситуацию. В частности, снят с должности заместитель губернатора Тегерана и арестовано 60 человек, участвовавших в захвате саудовского посольства.

Старший научный сотрудник Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН Борис Долгов считает, что агрессивная политика Эр-Рияда пользуется поддержкой США, невзирая на откровенное нарушение этой страной международного права в Бахрейне, Йемене и Сирии. Эксперт выразил глубокое сомнение, что между Москвой и Эр-Риядом возможно взаимовыгодное экономическое сотрудничество. «Мы постоянно пытаемся развести по разные стороны политику и экономику, не понимая, что это две стороны одной и той же медали», - заметил он.

Заведующий отделом евразийской интеграции и развития ШОС Института стран СНГ, известный военный эксперт  Владимир Евсеев согласился с тем, что произошедшее событие – сознательная провокация Саудовской Аравии, связанная с тем, что Иран стал выходить из изоляции. С попыткой воспрепятствовать восстановлению дипломатических позиций Ирана связано и создание под эгидой Эр-Рияда так называемой «исламской коалиции». «Серьезного военного потенциала это объединение не имеет, - заметил В.Евсеев. – Многие участники этой коалиции вошли в ее состав задним числом, и готовы оказать королевству лишь политическую поддержку. В то же время в эскалации конфликта между Эр-Риядом и Тегераном заинтересованы внешние игроки, и прежде всего Вашингтон. США постепенно сокращает свое присутствие в регионе. Администрация Президента США Б.Обамы считает заключенное соглашение по иранской ядерной программе своим главным внешнеполитическим достижением, и на прямое обострение отношений с Тегераном не пойдёт. Долгосрочный конфликт между крупнейшими странами Ближнего Востока ей тоже не нужен. В то же время краткосрочный конфликт и взаимное ослабление Тегерана и Эр-Рияда их вполне устроит».

 

По словам В.Евсеева, отказываться от диалога с Саудовской Аравией в сложившихся условиях было бы недальновидно: «Саудовская Аравия не может положиться на поддержку США, как это было ранее, и активно ищет себе новых  партнеров в регионе. Предложение о сотрудничестве в области АПК можно рассматривать в этом ряду. Изолировать Иран в регионе невозможно, а перелом в Сирии может быть достигнут лишь при переходе к сухопутной операции на территории этой страны. В этих условиях Москва могла бы пойти на переговоры и, воспользовавшись противоречиями между основными участниками конфликта, укрепить свои позиции на Ближнем Востоке». 

 

Москва, Коминтерн: 95 лет спустя

Пятница, 06 Март 2015 22:17

Обложка журнала «Коммунистический Интернационал» - органа Исполнительного Комитета Коминтерна, издававшегося в 1919-1943 годах

 

5 марта  в Российском государственном архиве социально-политической истории (РГАСПИ) состоялась презентация электронного архива Коммунистического (Третьего) Интернационала. В настоящее время на сайте Росархива «Документы советской эпохи»  размещены более 1,5 млн архивных единиц, доступных для изучения.

Значение этого события, приуроченного к 95-летию со дня созыва в Москве учредительного конгресса крупнейшей международной коммунистической организации, трудно переоценить, и дело отнюдь не в идеологии, и даже не в том, что с деятельностью Коминтерна связаны  24 года в истории нашей страны. Третий Интернационал оказал серьёзное воздействие на внутриполитическую обстановку во многих странах мира, на изменение приоритетов во внешней политике и (в известной мере) на деятельность спецслужб. Многие функционеры Коминтерна стали крупными политическими фигурами в своих странах. Их биографии тесно связаны с историей нашей страны и её становления как крупнейшей политической державы со всеми сопутствовавшими этому процессу знаменательными событиями, как светлыми, так и трагическими.

Первая мировая война 1914-1918 года и вызванная ею революционная волна подтолкнули человечество к поиску цивилизационного выбора. События 1917 года в России для многих стали не только символом альтернативного мироустройства, но и своеобразным «открытием мира заново», когда лицом к лицу столкнулись народы Запада и Востока, которых крушение прежнего мироустройства заставило искать новые модели взаимодействия в глобализирующемся мире. Для наших соотечественников, долгое время воспринимавших послереволюционную действительность сквозь призму  различных идеологий, по-видимому, станет открытием тот факт, что отношения между союзными компартиями в рамках Коминтерна далеко не всегда складывались ровно и однозначно, исключительно под влиянием руководящих указаний Москвы.

Распад Советского Союза в свою очередь привёл к радикальному пересмотру многих страниц совместной истории, как в бывших республиках СССР, так и в странах, входивших ранее в состав социалистического лагеря. Не отрицая объективные причины подобной ревизии, будем помнить, что постоянно поддерживаемый диалог между Россией и её партнёрами должен идти с опорой на подлинные документы эпохи, а не  на вбрасываемые время от времени с политическими целями фальсификации, которых, к сожалению, за прошедшие десятилетия было немало.

 

Особняк С.П.Берга в Денежном переулке, дом 5. Ныне Посольство Италии в России. Выстроен по проекту архитектора С.П.Бойцова в 1897 году. Первый адрес Исполнительного комитета Коминтерна.  Фото Александра Иванова, 2013 год (um.mos.ru).

Состоявшаяся в РГАСПИ презентация стала очередным этапом долгой и кропотливой работы на международном уровне, которая велась российскими архивистами при поддержке архивных служб крупнейших стран Европы: Германии, Испании,  Италии, Франции, Швейцарии, Швеции. В проекте также принимала участие Библиотека Конгресса США.

Вряд ли стоит упоминать о том, что первым послереволюционным десятилетиям в отечественной и мировой историографии посвящено огромное количество научных трудов, монографий, сборников, статей в профильных изданиях. Тем не менее, на протяжении долгого времени перечень фундаментальных работ, посвящённых деятельности Коммунистического Интернационала, был крайне скуден. Первой ласточкой стала выпущенная в Политиздате в 1969 году коллективная монография «Коммунистический интернационал. Краткий исторический очерк», в которой  с точки зрения официальной историографии того времени освещался весь путь  Третьего Интернационала от его основания 4 марта 1919 года до  роспуска 15 мая 1943 года.

Ситуация изменилась после 1991 года, когда весь массив документов по данной теме,  засекреченный и находившийся после роспуска Коминтерна в архиве Общего отдела ЦК КПСС, был передан в РГАСПИ и стал доступен для исследователей. Большой вклад в освещение деятельности Коминтерна внесли такие исследователи как  Грант Адибеков, Кирилл Андерсон, Александр Ватлин, Аполлон Давидсон, Наталия Лебедева, Наталья Мамаева, Владимир Пятницкий, Кермит Маккензи, Фридрих Фирсов (начинавший освещение этой темы еще в советское время), Кирилл Шириня и многие другие. В трудах этих исследователей, помимо вопросов, в целом охотно освещавшихся в советское время (например, миссия М.Бородина в Китае 1923-1927 годов; участие деятелей Коминтерна в гражданской войне в Испании 1936-1939 годов), появились принципиально новые  аспекты, ранее слабо затрагивавшиеся в отечественных исследованиях. Одним из самых ярких примеров может служить издание сборника документов «Коминтерн и Африка», предпринятое издательством «Алетейя» в 2003 году и посвящённое связям  Третьего Интернационала в Тропической и Южной Африке.

Архив Коминтерна, ныне доступный в режиме онлайн, состоит из нескольких документальных комплексов: Конгрессы Коминтерна и Пленумы Исполкома Коминтерна; Исполком Коминтерна и его аппарат; Коммунистические партии (секции Коминтерна); международные революционные организации,  примыкавшие к Коминтерну (Коммунистический интернационал молодёжи, Красный интернационал профсоюзов,  Международная организация помощи борцам революции; Международная рабочая помощь; Крестьянский интернационал; Спортивный интернационал). Отдельный комплекс посвящён учебным заведениям Коминтерна, включая такие известные, как Коммунистический университет трудящихся Востока и Военно-политическую академию им. Н.Толмачёва, а также интербригадам, участвовавшим в событиях гражданской войны в Испании.

 

Обложка брошюры генерального секретаря Компартии США У.Фостера «The U.S.A. andtheU.S.S.R. WarAlliesandFriends» («США и СССР. Военные союзники и друзья») – посильного вклада в дело открытия второго фронта в Европе. Октябрь 1942 года.  РГАСПИ, ф.615, оп.1,д. 44, л.1 . Фото: http://sovdoc.rusarchives.ru

Исключительный интерес для исследователей представят личные фонды и коллекции документов, принадлежавшие известным политикам: одному из старейших социалистов, основателю Компартии Японии Сэн Катаяме; итальянским социалистам, а затем коммунистам  Джачинто Серрати и Пальмиро Тольятти; одному из основателей Итальянской коммунистической партии, автору знаменитых «Тюремных тетрадей» Антонио Грамши; голландскому инженеру-коммунисту, стоявшему у основ советской индустриализации Кузбасса, основателю общества дружбы «СССР-Нидерланды», члену редколлегии газеты «Moscow News» Себальду Рутгерсу; генеральному секретарю Компартии США Уильяму Фостеру.

Все эти документы позволяют не только прикоснуться к давним страницам истории, но и более отчётливо представить себе, как менялась из года в год внешнеполитическая линия советского руководства в 20-40-х годах прошлого века, как выстраивались сложные и не всегда однозначные отношения между руководством Коминтерна в Москве и его представителями на местах, как формировалась внешнеполитическая линия страны в условиях беспрецедентного взаимодействия с представителями большинства стран мира.

 

Подробно ознакомиться с электронным архивом Коминтерна можно по ссылке: http://sovdoc.rusarchives.ru/#!tematicsection&sectionId=233826

Поле битвы – Каспий

Понедельник, 29 Декабрь 2014 17:06

 

Не успело прозвучать   громкое заявление Президента России В. Путина об отказе России от строительства «Южного потока», как Европейский союз по результатам экстренной встречи всех 28 министров энергетики ЕС сообщил: альтернативы российскому газу имеются. Устами заместителя председателя Европейской комиссии по вопросам энергетического союза М.Шефчовича официальный Брюссель обозначил сразу три вектора энергетической политики ЕС.

В основе первого лежит концепция так называемого Южного газового коридора, то есть сети локальных трубопроводов из Каспийского региона в сторону Южной Европы. Второй и третий варианты связаны со строительством дополнительных терминалов сжиженного газа и разработкой шельфов Черного и Средиземного морей.

Любопытно, что громкий резонанс вызвал только сам факт наличия гипотетических альтернатив «Южному потоку». А между тем влиятельный европейский чиновник в том же заявлении фактически расписался в бессилии что-либо поделать с возникшей перед ЕС проблемой. В частности, еврокомиссар обмолвился, что министры рассмотрели «возможности упрощения политических и бюрократических проблем при реализации этого европейского энергетического проекта», то есть Брюссель постарается поддержать, вопреки принципам, «Южный газовый коридор». Более того, по словам М.Шефчовича, ЕС уже получил заверения Азербайджана и Турции в приверженности реализации проектов в рамках «Южного коридора», что, конечно, выглядит очень внушительно, если забыть, что Баку и Анкара получат основную выгоду от этой новой старой задумки ЕС.

Министры энергетики ЕС очень хорошо понимают этот нюанс, поэтому сразу следом за воинственной речью зампреда Европейской комиссии по энергетическому союзу последовало заявление европейских министров, в котором страны было высказано предположение, что решение российской стороны по «Южному потоку» могло носить «неофициальный (читай — неокончательный) характер», и уполномочили М.Шефчовича «прояснить ситуацию с российской стороной».

Что же вызвало такое беспокойство со стороны европейских министров? Для ответа на этот вопрос рассмотрим все три представленных энергетических направления более подробно.

Возьмем для примера тезис о разработке шельфов Черного и Средиземного морей. На первый взгляд, намерение более чем здравое, поскольку до Европы рукой подать и трубопроводы в случае их строительства не должны стать особенно затратными. Однако есть и ряд проблем. Кроме того,  на шельфе Средиземного моря были обнаружены крупные запасы газа: например, очень перспективным еще с 2011 года считается месторождение Левиафан, признанное одним из крупнейших. Но трудность в том, что расположено оно на границе ливанского и израильского секторов Средиземного моря. А поскольку демаркации морских границ не проводилось,  совершенно непонятно, кому в конечном счете этот газ принадлежит.

Похожая ситуация сложилась  и с кипрскими запасами. Как известно, Кипр еще в 1974 году был разделен на три части: греческую, турецкую и контролируемую британскими войсками. Поэтому разобраться, в чьем секторе находятся неразведанные запасы газа и с чьего согласия их можно разведать, невозможно в принципе, если, конечно, не возникнут военные действия,  которые сразу же перекинутся на Грецию и Турцию. Похожей степенью достоверности обладает и черноморский вариант Европейского союза, поскольку шельф акватории еще не исследован должным образом.

Еще менее реалистично на современном этапе строительство терминалов сжиженного газа. И главный вопрос, в который подобное строительство неизбежно упрется, связан с поиском ресурсной базы  для подобных хранилищ. США уже много лет выражают готовность снабжать Европу дешевым сжиженным газом. Однако на деле, даже если абстрагироваться от дискуссии по этому вопросу в самих Штатах, топливо, поставляемое с другого континента через океан, вряд ли будет намного дешевле российского газа. Кроме того, в открытом доступе нет никакой информации о мощных американских терминалах, способных обеспечить хотя бы одно государство Европы сжиженным газом.

В итоге из трех предложенных проектов по обеспечению Европы газом лишь один выглядит довольно реалистично. Это «Южный газовый коридор», который должен пройти по территории Казахстана, Туркмении, Азербайджана, Грузии и Турции. Но и он вызывает при детальном изучении довольно много вопросов.

Ресурсную основу данного проекта призваны обеспечивать два государства Прикаспийского региона: Туркмения и Азербайджан. Причем даже если «Южный газовый коридор» начнет действовать (то есть важные аспекты согласований и строительства трубопроводов мы в статье не затрагиваем, но держим тему на карандаше), речь все равно будет идти о двух этих республиках. Значит, если строительство состоится, никакой диверсификации не произойдет. Европа просто поменяет одну зависимость на другую: вместо России и стабильного газопровода Брюссель получит Туркмению и сеть из не очень понятных локальных трубопроводов, причем часть транспортной сети будет постоянно политизировать свое участие в маршруте.

По данным азербайджанских специалистов, их страна в среднесрочной перспективе сможет обеспечить  около 10 миллиардов (то есть всего шестую часть от годовых потребностей Европы) кубических метров газа к 2018 году. Других ресурсных баз, присоединенных к трубопроводам, у Евросоюза на сегодня нет. Тем не менее, чиновники надеются, что эти маршрутные направления возникнут в ближайшие годы. В частности, они имеют в виду Транскаспийский трубопровод, который свяжет Туркмению и Азербайджан и подключит имеющиеся трубы к еще одной крупной ресурсной базе.

Несколько лучше, чем в Азербайджане, положение в Туркмении. Ашхабад уже поставляет Китаю порядка 65 миллиардов кубометров газа в год и вместе с тем разрабатывает гигантское месторождение Галкыныш, которое может теоретически занять второе место в мире по своим запасам. Однако, чтобы оценить запасы Туркмении, необходимо провести аудит месторождений с геологическими изысканиями и юридическим анализом договоров — сколько и кому пообещал Ашхабад, то есть у кого есть преимущественное право на выкуп объемов газа в будущем. И это очень важно, поскольку известно, что в начале сентября 2013 года Ашхабад посетил с первым визитом Председатель КНР Си Цзиньпин. Он подписал ряд контрактов с руководством республики, согласно которым львиная доля газа будет поставляться в Китай, получивший к тому же приоритетное право на газ даже самых крупных месторождений Туркмении, поскольку является их разработчиком.

Главным непроясненным моментом проекта остается транспортировка.Ну и самый главный непонятный момент — это транспортировка.  Ключевым звеном всего проекта является так называемый называемый Транскаспийский газопровод (ТКГ), который пройдет через территорию Казахстана и Туркмении в сторону Азербайджана по дну Каспия. Но,  если даже оставить в стороне вопрос правового определения статуса акватории, строительство газопровода легко могут заблокировать Россия и Иран. Причин найдется множество — хотя бы риск колоссального экологического ущерба Каспийскому морю.

Не менее важно и то, что и эксперты относятся к проекту ТКГ с огромным скепсисом, правда, указывают на другие обстоятельства: По мнению старшего научного сотрудника Казахстанского института стратегических исследований (КИСИ), специалиста по Каспию Л.Тимофеенко, «чтобы Транскаспийский проект обрел реальные очертания, необходимо разрешить ситуацию с его основными инвесторами». «Поскольку Туркменистан не намерен расходовать бюджетные средства на строительство газопровода (Ашхабад придерживается политики продажи сырья на границе, что освобождает его от необходимости тратиться на создание трансграничных трубопроводов), реализация ТКГ будет зависеть также и от готовности стран Европы покрыть все необходимые издержки по строительству морской газовой магистрали через Каспий», — полагает Л.Тимофеенко.

— По оценке  научного сотрудника Центра изучения Центральной Азии, Кавказа и Урало-Поволжья Института востоковедения РАН С.Притчина, Транскаспийский газопровод будет значительно увеличивать мощности Трансанаталийского проекта и участка Азербайджан — Грузия — Турция. Эта задача, по мнению специалиста, в ближайшее время неразрешима, поскольку большая часть «Южного газового коридора» соткана из противоречий. Например,  как минимум одна его часть — Nabucco — является в чистом виде политической и уже недействительна в связи с отсутствием нужных объемов топлива.

Последнее, о чем необходимо сказать и что необходимо учитывать — это центральная роль Турции во всех газовых контрактах. Прежде, откуда бы ни шла газовая труба, «Южный поток» был самым оптимальным с точки зрения логистики проектом для Европейского союза. Теперь, после отказа от доставки топлива по этому маршруту, Брюссель обрел в лице Анкары крайне сложного партнера по переговорам. Конечно, Турция согласится со всеми европейскими доводами и маршрутами, но не важно, о каком проекте трубы идет речь, — средиземноморском, черноморском или каспийском, — Турция так или иначе выступает транзитной территорией ввиду своего географического расположения. И будет ли она заинтересована в дополнительных мощностях, идущих через ее территорию, — большой вопрос.

 

В попытке диверсифицировать поставки газа Брюссель в итоге создал транзитного монополиста, актуализировав глобальные амбиции Анкары. Похоже,  именно на них рассчитывал В.Путин, рассчитывал на глобальные амбиции Анкары, предложив назвать новую ветку из России «Турецким потоком». И вряд ли ошибся: именно «Турецкий поток» имеет все шансы стать стратегически важным проектом, при помощи которого Анкара будет решать все свои геополитические задачи с оглядкой на Россию.