facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 4:30
Владимир Сажин

Владимир Сажин

политолог

Напряжение между Ираном и Израилем возрастает с каждым днем. На фоне проблем с Совместным всеобъемлющим планом действий (СВПД – ядерной сделкой), инициированных президентом США Дональдом Трампом и полностью поддержанных премьером Израиля Биньямином Нетаньяху, резко обострилась ситуация в Сирии, в том числе и в сфере ирано-израильского противостояния в этой стране.

Правда, сам фон, окрашенный ядерной сделкой, смотрится не совсем благоприятно для Тегерана. 30 апреля премьер Нетаньяху выступил с неподтвержденными сенсационными заявлениями. Он сказал, что израильская разведка Моссад провела «грандиозную операцию» по похищению из сверхсекретного иранского архива в Тегеране около полутонны документов, числом в 110 тысяч, доказывающих намерение Тегерана создать пять боеголовок мощностью 10 килотонн в тротиловом эквиваленте и испытать их. Израильская разведка, добавил премьер, указывает, что эти тайные разработки носили название «Проект Амад». Речь идет не о копиях. Все документы — оригиналы, подлинники.

Однако, по мнению специалистов, как заметил глава МИД РФ Сергей Лавров, доказательства, о которых говорит Израиль, вероятно, относятся к более раннему периоду выполнения ядерной программы ИРИ (до 2003 года) и уже были учтены МАГАТЭ. (ТАСС, 03.05.2018). Действительно, по всем данным, эти материалы однозначно доказывают, что Иран разрабатывал и готовился к производству ядерного оружия. Но это не был секрет для серьезных разведок мира. Просто, в 2003 году ИРИ по ряду причин свернула военную составляющую своей ядерной программы и при переговорах и разработке СВПД в 2013 – 2015 годах этот факт для достижения успеха был выведен за скобки. То есть, по сути, большой сенсации Нетаньяху не произвел. Но эффект от этого заявления для Израиля, безусловно, оказался положительным. Цели премьером Нетаньяху достигнуты по нескольким направлениям.

Так, исходя из создавшейся напряженности с Ираном и сразу же после объявления о прошлых ядерных грехах Ирана, израильский парламент (Кнессет) принял закон, предоставляющий премьер-министру после консультаций с министром обороны право объявлять войну и проводить боевые операции без какого-либо решения и надзора со стороны Кнессета (ИА MIGnews, 01.05.2018). То есть Израиль уже готов к войне.

Заявления Нетаньяху об иранском «Проекте Амад» имело также цель подтолкнуть президента Трампа на принятие окончательного решения по выводу США из СВПД, о чем всегда говорил Израиль. И эта цель достигнута. Трамп объявил о выходе США из СВПД. Данный акт американского президента вызвал шок даже у европейских союзников США. Великобритания, Франция и Германия выразили свое недовольство по этому поводу. Дело здесь не только в торгово-экономических причинах (Европа крайне заинтересована в бизнес-сотрудничестве с Ираном), но и в политических.

Ведь после полного коллапса СВПД (если усилия Группы 5+1, а теперь – минус США,  не приведут к хотя бы к формальному сохранению сделки) ИРИ возобновит свою ядерную программу, скорее всего, и ее военную составляющую, ужесточит и радикализирует свою внешнюю политику, тем самым Израиль получит моральную поддержку мирового сообщества на самые жесткие меры против Ирана.

Кроме того, операция Моссада, несомненно, нанесла чувствительный удар по имиджу Ирана и, в частности, его контрразведывательных служб. Израильские разведчики выкрали документы из тщательно охраняемого архива, о существовании и местонахождении которого знали, по словам Нетаньяху, всего несколько человек в Иране. По оценке Нетаньяху, это одна из самых успешных операций Моссада за все время его существования. Комментаторы утверждают, что и в мировой истории шпионажа такого не было.

Эту операцию Израиля можно рассматривать, как акцию устрашения и деморализации его главного противника – Ирана. Аналитики задаются вопросом: если Израиль в состоянии проникнуть в святая святых сверхсекретного ядерного проекта, каковы же его возможности в военных сферах, где технологическое преимущества израильской армии не вызывает сомнений.

И, пожалуй, именно этот морально-психологический удар сейчас более важен для Израиля, чем собственно судьба СВПД.

Как заявил российской газете «Коммерсантъ» (04.05.18) глава Израильского института региональной внешней политики Mitvim Нимрод Горен, «с точки зрения Израиля, иранское влияние в Сирии — самый насущный вопрос. Это в данный момент гораздо опаснее, чем ядерная программа Тегерана».

Как считают в Израиле (газета «Гаарец», 02.05.2018), подлинная угроза связана не с иранским ядерным проектом, а с обычными вооруженными силами, которые Тегеран разворачивает в Сирии. По мнению израильских политиков иранский режим переправляет на территорию соседнего с Израилем государства огромные запасы оружия, включая ракеты класса «земля-земля», формирует военные склады и базы. Израильские попытки просигнализировать о том, что он не допустит этого, отвергаются Тегераном.

Сегодня общая численность иранских (проиранских) сил в Сирии уже превышает 80 тысяч человек, среди них командиры и специалисты из КСИР, бойцы ливанской шиитской «Хезболлы», шиитские волонтеры-наемники из Афганистана, Пакистана, Ирака, других мусульманских стран. (The Times of Israel, 26.04.2018) Некоторые политологи полагают, что Тегеран якобы намерен в стратегической перспективе изменить этнорелигиозный состав населения, расселяя для этого в Сирии шиитов.

В этой связи израильтяне определили «красные линии», которые противники Израиля не должны переступать. Среди них – обстрел израильской территории со стороны Сирии, попадание в руки ливанской «Хезболлы» современных вооружений, строительство военных баз ИРИ, создание военно-промышленных предприятий для производства оружия (в Сирии и Ливане). Нарушать эти «линии» израильтяне не позволяли. Интенсивность израильских ударов по целям в Сирии возросла в 2017 г.

В последнее время действия Израиля на сирийской территории уже сложно называть просто ответами Ирану. Речь идет о военных операциях против иранских военных объектах в Сирии. Поэтому наблюдается резко усиливающееся напряжение между Ираном и Израилем и нарастающие по силе ракетно-бомбовые удары Армии обороны Израиля по  объектам и базам в Сирии.

В конце апреля израильские (по американским данным) самолеты осуществили уже второй налет на сирийскую базу ВВС, где расположены подразделения КСИР. Удар был такой силы, что сейсмические станции зафиксировали землетрясение в 2,5 балла. Говорят о применении противобункерных бомб, взорван склад с 200 ракетами повышенной мощности, погибло несколько десятков иранцев.

В этих условиях политологи и аналитики разных стран демонстрируют редкое единство мнений: Иран и Израиль на грани прямого военного столкновения. The Wall Street Journal (03.05.2018) констатирует: «Непосредственный военный конфликт между Израилем и Ираном уже начался: в последние недели была нанесена серия все более дерзких израильских ударов… . Теперь стоит вопрос, удастся ли добиться, чтобы эти столкновения не вышли за пределы Сирии, - или насильственные действия могут перекинуться на израильскую, иранскую и, возможно, ливанскую территорию и разжечь войну регионального масштаба?».

Возникает другой естественный вопрос: как избежать подобного катастрофического развития событий?

Директор программы по Ближнему Востоку и Северной Африке Международной кризисной группы Йост Хильтерман полагает, что «Россия идеально подходит для того, чтобы предотвратить прямую войну между Израилем и Ираном в горящей Сирии… . В отличие от Соединенных Штатов, Москва имеет прочные рабочие отношения почти со всеми: Тель-Авивом, а также Тегераном, Дамаском, а также Анкарой и Хезболлой. И Россия крайне заинтересована в том, чтобы предотвратить войну в Сирии между Израилем и Ираном, хотя бы для того, чтобы сохранить свои собственные достижения…..» (The New York Times, 03.05.2018)

Безусловно, Россия категорически против любой военной эскалации между Израилем и Ираном и тем более войны. Кроме всех ужасающих ее последствий, Москва не хотела бы делать невыгодный ей выбор между Тель-Авивом и Тегераном. Очень важный визит премьера Израиля Биньямина Нетаньяху в Москву на празднование Дня Победы и переговоры с президентом Владимиром Путиным свидетельствуют, что Москва если не поворачивается в сторону Тель-Авива, то, несомненно, стремится занять нейтральную позицию в ирано-израильском противостоянии, чтобы  попытаться сыграть роль посредника.

Но не всё зависит от Москвы и международного сообщества. Между Ираном и Израилем слишком уж глубокие противоречия.

Не успел израильский премьер покинуть российскую столицу, как   массированному ракетному обстрелу были подвергнуты израильские объекты на Голанских высотах.

Ответ Израиля был мгновенным. Практически сразу же после иранской атаки 28 самолетов ВВС Израиля нанесли удар по 50 иранским объектам в Сирии - по системам сирийских ПВО, действующих в интересах Ирана, по базам, штабам и разведывательным подразделениям Сил специального назначения «Кодс» иранского КСИР. Атаке подверглась расположенная к северу от Дамаска иранская военная база, уничтожены склады вооружений в международном аэропорту Дамаска и другие объекты. По данным сирийской стороны, погибло от 15 до 27 человек, в основном иранских военнослужащих. Судя по поступившей информации, урон иранскому военному присутствию на территории Сирии был нанесен значительный.

Следует отметить, что, пожалуй, впервые за 40 лет конфронтации Иран и Израиль вступили в непосредственное боевое соприкосновение. И впервые за все годы сирийского конфликта Израиль признал свои удары по иранским целям, хотя за последнее время израильская армия более 100 раз атаковала объекты в Сирии без комментариев со стороны Тель-Авива.

Москва последовательно стремится снизить накал ирано-израильского противостояния. 10 мая в Тегеран прибыл заместитель министра иностранных дел России Сергей Рябков и провел переговоры со своим коллегой, заместителем министра иностранных дел Ирана Аббасом Аракчи. По данным издающейся в Лондоне саудовской газете Asharq Al-Awsat (11.05.2018), Сергей Рябков проинформировал иранское руководство о результатах московских переговоров президента Путина и премьера Нетаньяху. При этом, по информации газеты, премьер-министр Израиля привел российскому президенту доказательства того, что Иран создает ракетные заводы в Сирии и готовится к ракетному нападению на Тель-Авив. Сергей Рябков, по словам саудовцев, предупредил иранское руководство, что власти Израиля намерены жестко ответить на любую военную провокацию.

Несмотря на чрезвычайно сложную ситуацию вокруг Ирана Россия пытается на базе личных отношений Путина с Нетаньяху и Хатами удержать Иран и Израиль от эскалации военного противостояния.

Действительно, лидеры России и Израиля хорошо понимают друг друга, также как лидеры России и Ирана, хотя, конечно, каждый имеет свои собственные взгляды и занимает позиции в соответствии с национальными интересами своей страны. Однако именно понимание президентом Путиным интересов Тель-Авива и Тегерана (к сожалению, прямо противоположных), возможно, послужит делу, если не сближению израильских и иранских позиций, то, по крайней мере, предотвратит переход политико-идеологического, а в последнее время и участившегося военного противостояния в большую войну.

Ближний Восток, да и весь мир, движутся к новым испытаниям. 12 мая президент США Дональд Трамп должен решить для себя вопрос – выйти из ядерной сделки с Ираном или подтвердить в ней американское участие.

Как известно, в июле 2015 года пять постоянных членов Совета Безопасности ООН — Россия, США, Франция, Великобритания, Китай — вместе с ФРГ пришли к соглашению об урегулировании ядерной проблемы Ирана, утвердив Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД). Сделка вступила в силу в январе 2016 года.

Однако летом того же 2016 года кандидат в президенты США Трамп в ходе своей предвыборной кампании неоднократно обрушивался на СВПД, заявляя, что он невыгоден США. Став президентом, Трамп перешел от слов к делу.

Сначала он нашел четыре главных «недостатка» сделки. Это: отсутствие возможности для международных инспекторов контролировать абсолютно все объекты, в том числе военные; отсутствие гарантий, что Иран никогда не сможет получить ядерное оружие; ограниченность срока действия СВПД 10-15 годами; отсутствие запрета на создание Ираном баллистических ракет, способных нести ядерное оружие. Плюс к этому Трамп обвинил Тегеран в экспансионистской активности на Ближнем Востоке.

Затем президент Трамп объявил, что в январе последний раз продлевает заморозку санкций против ИРИ, и 12 мая он выведет США из СВПД, если Франция, Германия и Великобритания не пойдут на «значительные изменения» в самой сделке.

В столицах этих европейских стран, которые чрезвычайно заинтересованы в развитии отношений, прежде всего бизнеса, с Тегераном, возникла паника. Срочно начались консультации с США. Было проведено пять раундов переговоров. В итоге, по данным СМИ, стороны договорились, что надо разделить ядерную сделку и «прегрешения» Тегерана, что Ирану следует угрожать новыми санкциями из-за его ракетных испытаний и агрессивной региональной политики, но ядерная сделка сохранится в неприкосновенности, хотя некоторые ее части будут интерпретироваться по-новому.

16 апреля глава европейской дипломатии Федерика Могерини заявила, что ЕС выполняет и будет в полном объеме выполнять ядерную сделку с Ираном.

24 апреля в Вашингтон прибыл президент Франции Эмманюэль Макрон. Одной из главных тем была судьба СВПД. Для сближения европейской и американской позиций Макрон предложил такой вариант: начать разрабатывать новый документ по ядерной проблеме ИРИ с учетом иранской ракетной программы и необходимости сдерживания Ирана на Ближнем Востоке, сохраняя при этом СВПД пока не достигнуто новое соглашение.

Но итоги встречи не обнадеживают. Как сообщает агентство Bloomberg,  в среду, 25 апреля, на пресс-конференции в Университете Джорджа Вашингтона в ходе своего официального визита он заявил буквально следущее: "Мое мнение - я не знаю, что решит ваш президент, - заключается в том, что он избавится от этой сделки по внутренним причинам".

27 апреля в американскую столицу прилетает канцлер ФРГ Ангела Меркель. Тема переговоров та же. Издание The Hill считает, что Меркель лучше пойти навстречу требованиям Трампа по Ирану. Если Меркель откажется от пересмотра ядерного соглашения, то немецкие компании, как и любые европейские фирмы, которые ведут бизнес с Ираном, столкнутся с вторичными санкциями на американском рынке. https://regnum.ru/news/polit/2409355.html

Аналитики гадают, будет ли встреча премьера Великобритании Терезы Мэй с Трампом или всё ограничится телефонным звонком. Но все уверены, что англо-американский разговор по иранской ядерной проблеме обязательно состоится.

Удастся ли европейцам уговорить американского президента не выходить из СВПД? Трудно сказать. Скорее всего, нет (хотя, будем откровенны, президент Трамп непредсказуем, и просчитать его ходы с помощью логики  невозможно). Но на сегодняшний день перспективы печальны. В администрации США дали понять, что Белый дом остаётся при своём мнении, и пересмотра негативной позиции Трампа по отношению к ядерной сделке не ожидается. Рассматривается лишь один вариант, дающий надежду того, что США останутся в СВПД: только в случае, если европейцы добьются уступок от Ирана.

Однако, увы, это практически невозможно. Так, любые интерпретации положений СВПД неприемлемы для ИРИ. Еще в ходе переговорного процесса в 2014 – 2015 годах иранская сторона обращала внимание на абсолютную однозначность трактовки любого слова готовящегося документа, скрупулезно следя за переводом текста на рабочие языки, и неоднократно заявляла о недопустимости полисемичности как отдельных слов, предложений, так и всего текста. Кстати, переговорщики потратили огромное количество времени и сил, чтобы привести содержание текста и отдельных слов документа к единому пониманию.

Тем более для Ирана неприемлемы изменения, дополнения, корректировки и редактирование СВПД. Глава МИД Ирана Мохаммад Джавад Зариф, поясняя иранскую позицию по корректировке текста СВПД, заявил: «Либо все, либо ничего. Европейские лидеры должны подтолкнуть президента Трампа не просто остаться в ядерной сделке, но, что более важно, добропорядочно ее выполнять». Поэтому надежды на смягчение позиций Тегерана нет.

Значит, усилия европейцев могут оказаться бесплодными. Трамп выведет США из СВПД.

Тегеран готов к такому негативному развитию событий. Президент ИРИ Хасан Роухани заявил: «Иран готов ко всем возможным ситуациям… . Я говорю этим в Белом доме, что, если они не оправдают своих обязательств, правительство Ирана решительно отреагирует… . Если кто-то нарушит соглашения, то они должны знать, что они столкнутся с серьезными последствиями».

Ранее министр иностранных дел ИРИ г-н Зариф заявил: «Нам приходится рассматривать ряд вариантов действий, эти опции готовы, в том числе те, что включают в себя возобновление нашей активности в ядерной сфере с еще большей интенсивностью». Он отметил, что Иран быстрыми темпами восстановит свои ядерные разработки, если США выйдут из соглашения по иранскому атому. Иранский министр предупредил, что Иран может довести обогащение урана до 20-процетного уровня в течение четырех дней. (СВПД предусматривает ограничения на обогащение урана на уровне ниже 4%).

Глава МИД ИРИ подчеркнул, что «у Ирана широкий круг возможных вариантов действий, как в рамках, так и за рамками СВПД. И, безусловно, реакция Ирана и мирового сообщества будет неприятной для США».

В свою очередь, руководитель Организации атомной энергии Ирана Али Акбар Салехи завил, что ответ иранской стороны Америке на ее выход из ядерной сделки будет «неожиданным».

Следует особо подчеркнуть, что ядерная инфраструктура Ирана, не успела (за прошедшие с принятия СВПД три года) быть подвергнута кардинальным изменениям, предусмотренным ядерной сделкой. Поэтому ядерный потенциал существует и готов превратиться в ядерную мощь Ирана. Конечно, в новой ситуации Иран восстановит те военные направления в ядерной программе, которые были заморожены в последние годы. Особенно это актуально сегодня, если рассматривать северокорейскую ядерную программу и реакцию на нее Трампа, который понял, что Ким Чен Ын с ядерной ракетой опасен, и с ним надо договариваться, лучше лично. Правда, после официального выхода США из СВПД имидж Трампа и его администрации как договороспособного партнера по переговорам упадет до нуля. Но это уже другая история, хотя и связанная с важнейшими вопросами нераспространения ядерного оружия.

Что же касается судьбы СВПД, то коллапс этой ядерной сделки, безусловно, приведет к новым военно-политическим кризисам вокруг Ирана и на Ближнем Востоке в целом. При этом есть большие сомнения, что Израиль, Саудовская Аравия, да и США будут спокойно смотреть на растущую ядерную опасность со стороны ИРИ. Если ядерная программа будет развиваться активно именно в военном плане, то не исключены мощные военные удары со стороны этих стран по иранским ядерным объектам, а это уже большая война на Ближнем Востоке.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

На днях Израиль официально признал, что 6 сентября 2007 года восемь израильских истребителей F-15 нанесли сверхсекретные авиаудары по объекту Аль-Кабур в Дейр-эль-Зоре примерно в 300 милях к северо-востоку от Дамаска и уничтожили ядерный реактор, который, якобы,  разрабатывался в течение многих лет и должен был вступить в строй в конце 2007 года.

Возникает вопрос: почему именно сейчас Израиль решил обнародовать информацию о столь давней и секретной операции. Ответ дал министр разведки Израиля Исраэль Кац в своем поздравлении тогдашнему премьер-министру страны Эхуду Ольмерту за «решение об уничтожении ядерного реактора в Сирии одиннадцать лет назад». «Операция, - подчеркнул Кац, - и ее успех дали понять, что Израиль никогда не позволит иметь ядерное оружие тем, кто угрожает его существованию». И продолжил: «Сирия тогда - Иран сегодня».

Исламская Республика Иран – этот вечный противник еврейского государства – уже давно стала причиной глубокой озабоченности Израиля. Повторяемый в Тегеране тезис о необходимости стереть с карты мира сионистское образование не улучшало политическое настроение в Тель-Авиве. Ядерная программа ИРИ, развивавшаяся практически без международного контроля в течение нескольких десятилетий, в свое время стала детонатором резкой эскалации ирано-израильского противостояния, чуть было не завершившегося в 2010 – 11 годах войной.

Ядерная сделка, то есть Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД), согласованный в июле 2015 года пятью постоянными членами Совета безопасности ООН, Германией с Ираном, несколько снизил накал страстей.

Ситуация вновь обострилась после начала гражданской войны в Сирии и активизации военно-политической деятельности Ирана в этой стране. Израиль встревожен усилением влияния Тегерана на режим Башара Асада, укреплением военных позиций Ирана в Сирии, особенно близ израильско-сирийских границ, расширением военного присутствия ИРИ и его шиитских формирований на сирийской территории.

Намекая на нынешние амбиции Ирана, министр обороны Авигдор Либерман отметил, что «мотивация наших врагов в последние годы возросла, но одновременно так же возросла и мощь Армии обороны Израиля... это уравнение должно быть понято всеми на Ближнем Востоке».

Несомненно, в последние годы Израиль развивал свой военный потенциал самым серьезным образом.

После начала сирийского конфликта Израиль нанес более 100 авиаударов по объектам в Сирии, которые, как он считает, были связаны с военной деятельностью ИРИ, с активностью шиитских боевиков, в первую очередь, с поддерживаемой Ираном ливанской группировки «Хезболла».

По сведениям кувейтского интернет-издания «Аль-Джарида», имеющего, как говорят достоверные источники, в том числе доступ к командованию американской группы войск на Ближнем Востоке, на днях два истребителя-бомбардировщика израильских ВВС F-35, пролетев незамеченными через Ирак и Сирию, вторглись в воздушное пространство Ирана. Они провели разведку в иранских районах Бандар-Аббас, Исфахан и Шираз. Израиль как не подтвердил, так и не опроверг этого сообщения в официальных источниках. Правда, военные специалисты сомневаются в достоверности данной акции израильских ВВС. Однако примечательно, что с 4 по 15 марта Израиль провел совместно с США военные учения «Можжевеловая кобра» (Juniper Cobra).

В целом сожалением можно констатировать, что ситуация вокруг Ирана накаляется. Это касается и деятельности ИРИ в Сирии,  и судьбы СВПД.

В этой связи примечательным является факт перестановок в администрации президента США Дональда Трампа. Как подчеркивают СМИ, президент Трамп формирует военный антииранский кабинет. Как хорошо известно, что сам Трамп является рьяным противником СВПД и грозится в мае разорвать ядерную сделку. Его новый советник по национальной безопасности Джон Болтон, написавший материал под названием «Остановить иранскую бомбу, разбомбить Иран», призвал к превентивным ударам и «смене режима».

Новый госсекретарь Майк Помпео называет Иран «деспотической теократией» и «авангардом губительной империи, которая расширяет свою власть и влияние на Ближнем Востоке», с коей следует бороться.

Трамп не только проводит реструктуризацию своей администрации, но и активно восстанавливает привилегированные отношения со своими ближневосточными союзниками, привлекая их к антииранской деятельности. Исходя из хронической аллергии Тель-Авива и Эр-Рияда на Тегеран, сделать это не трудно.

Как пишет пресса, любимый арабский правитель Трампа 32-летний саудовский принц Мохаммед бин Салман также выступает против СВПД. При этом он неоднократно заявлял, что, если не будет сделано всё для того, чтобы помешать Ирану создать ядерное оружие, его страна «как можно скорее» станет ядерной державой. «Если продолжающиеся усилия Саудовской Аравии по геополитическому сдерживанию Ирана и его ядерной программы не приведут к успеху, то, по всей вероятности, дело сведётся к войне с этой страной через 10−15 лет», - убежден принц.

Премьер Израиля Биньямин Нетаньяху также занимает непреклонную позицию по Ирану, назвав ядерное соглашение угрозой для выживания Израиля.

Можно не сомневаться, что официальное признание Израилем уничтожения ядерного реактора в Сирии в 2007 году является сигналом о решительности Тель-Авива не допустить упрочения позиций Тегерана в регионе и возможного создания условий в будущем для производства ядерного оружия. Что подтвердил израильский генерал Ядлин: «Это знак того, что, когда дело доходит до самого жизненно важного интереса или очень серьезной угрозы существованию Израиля, Израиль будет действовать - даже в одиночку».

Но судя по всему, действовать Израилю в одиночку не придется. Как мы видим, уже создана антииранская коалиция, к которой готовы присоединиться другие ближневосточные недруги ИРИ.

Важный вопрос: дойдет ли до реального столкновения? Большинство серьезных аналитиков полагают, что на сегодняшний день полномасштабная война против Ирана маловероятна по многим причинам. Но главное, что ни в Иерусалиме, ни в Тегеране «горячей войны» не хотят. Там, похоже, прагматично и с пользой для своих интересов активно продолжают «холодную войну». Не случайно заместитель министра иностранных дел ИРИ Аббас Араги недавно заявил: «Присутствие Ирана в Сирии - это не создание нового фронта против Израиля, а борьба с терроризмом».

Однако в сгущающейся ныне атмосфере антииранской (с одной стороны) и антиизраильской (с другой) истерии на Ближнем Востоке не исключено, что случайный и непредвиденный инцидент между вооруженными силами Ирана и Израиля может привести к самым серьезным последствиям.

На днях арабская газета Al-Arabi al-Jadid, издающаяся в Лондоне катарской компанией Fadaat Media, выступила с сенсационной новостью. Со ссылкой на неназванный египетский дипломатический источник газета сообщила, что в ходе трехдневного визита наследника саудовского престола принца Мухаммеда бин Салмана в Египет была достигнута договоренность между Каиром и Эр-Риядом по вопросу общеарабской сделки с Израилем по разрешению палестинского вопроса.

«Сделка века», как называют этот проект СМИ, должна привести к нормализации отношений между Израилем и палестинцами — и, в конечном счете, между Израилем и арабским миром в целом.

Как можно понять из материалов СМИ, предварительные основы этого плана примирения израильтян и палестинцев были сформированы американцами при консультациях с Израилем, Египтом и Саудовской Аравией. Подробности плана администрацией Трампа ещё не обнародованы. Но постоянный представитель США в ООН Никки Хейли загадочно заявила, что «этот план не понравится ни одной из сторон, но ни одна из сторон не будет его ненавидеть».

Застрельщиком этого проекта стал Мухаммед бин Салман. Он лично встречался с представителями высшего руководства Израиля, обсудил и договорился по вопросам будущего политического устройства израильско-палестинского региона. Так, предполагаемое соглашение предусматривает согласие Израиля на создание Палестинского государства, границы которого не будут привязаны к «границам 1967 года», передачу палестинцам 90% Западного берега реки Иордан. Столицей палестинского государства должны стать арабские районы Восточного Иерусалима. При этом палестинцы смогут не признавать Израиль исключительно еврейским государством, однако им придется отказаться от права беженцев на возвращение.

В обмен на урегулирование Израиль может быть подключен к строительству «города будущего» на островах Саудовской Аравии. Кроме того, сам принц Мухаммед бин Салман чрезвычайно заинтересован в израильском участии в гигантском экономическом проекте развития огромных территорий на побережье Красного моря, создании зоны свободной торговли между побережьем восточного Египта, Иордании и Саудовской Аравии.

В настоящее время наследный принц Салман и египетский президент Абдель Фаттах Сиси усиленно работают над тем, чтобы принудить к принятию условий сделки лидера Палестины Махмуда Аббаса.

Одновременно Каир оказывает давление на ХАМАС с тем, чтобы тот принял условия сделки. Сообщается, что именно об этом говорил глава египетской разведки Аббас Камель с шестью высокопоставленными сановниками ХАМАСа во время их недавнего визита в Каир.

Возможная сделка обсуждается и среди лидеров других арабских стран. Так, в январе на состоявшейся в кулуарах Давосского экономического форума встрече короля Иордании Абдаллы Второго с премьер-министром Ливана Саадом аль-Харири иорданский монарх ознакомил своего собеседника с планом палестино-израильского урегулирования.

Однако не всё так просто. Глава Палестины Махмуд Аббас уже назвал готовящееся соглашение «пощечиной века». Палестинские политики выражают беспокойство тем, что Саудовская Аравия, Египет, Иордания и некоторые страны Персидского залива находятся в сговоре с администрацией Трампа, чтобы навязать палестинцам мирный план, который, по их мнению, основан на позициях Израиля.

Палестинцы сопротивляются давлению большинства арабских стран и требуют от них отказа от этого «проекта века». Но инициаторы этой сделки неумолимы. В целом создается впечатление, что арабы за 70 лет устали от палестинского вопроса. У каждой из арабских стран в последнее время возникли и обострились собственные внутренние и внешние проблемы, которые требуют пристального внимания, сил и постоянного напряжения. Это, по всей вероятности, вытеснило из списка главных приоритетов арабских стран палестинский вопрос. Конечно, в арабских столицах продолжат пропагандистские заявления о поддержке борьбы палестинцев за их права и риторику об обещаниях различной помощи, но арабская реальная политика базируется и будет базироваться на обеспечении собственных интересов. Не в последнюю очередь эти интересы, прежде всего Саудовской Аравии, Египта и некоторых других арабских стран,  концентрируются на сближении с Израилем и на противостоянии с «главным другом и защитником палестинского народа – Ираном».  

По информации египетской газеты «Аш-Шурук», неназванный палестинский чиновник заявил, что потепление израильско-саудовских отношений негативно сказывается на положении Палестинской автономии, так как Саудовская Аравия больше не рассматривает Израиль как своего главного врага в регионе.

Давление на палестинцев усиливается. Появилась информация о том, что несколько арабских стран посоветовали Махмуду Аббасу принять этот план, «чтобы не пожалеть об этом позднее». У палестинцев есть все основания полагать, что арабские страны готовы поддержать план Трампа по урегулированию израильско-палестинской проблемы, даже с израильскими оттенками, чтобы, наконец, избавить себя от хронической «головной боли», этиология которой – палестинская проблема.

Сближение Эр-Рияда и Тель-Авива и в целом начало процесса возможного решения израильско-палестинской проблемы при поддержке и участии большинства арабских стран не может радовать Иран, у которого очень сложные отношения с арабо-суннитским миром, не говоря уж об Израиле.

В кулуарах научного семинара, проходившего недавно в Дохе – столице Катара в личной беседе с автором один из арабских политологов высказал мысль, что подлинного военно-политического союза между Израилем и Саудовской Аравии быть не может. Но ситуационный альянс, направленный, в первую очередь, против Ирана и его политики на Ближнем Востоке возможен. Конечно, арабские страны не могут формально одобрять подобный «неестественный» альянс. Но, если абстрагироваться от «неестественности» альянса и сконцентрироваться на его главной цели – ограничение возможностей ИРИ в регионе, то, в целом, это на руку арабам.

А какие последствия несет возможное разрешение израильско-палестинской проблемы по лекалам Вашингтона, Эр-Рияда, Каира, Тель-Авива? Если это произойдет даже в нескором будущем, если будет идти долгий процесс оформления этой сделки, то это, по сути, разрушение главной государственной идеологемы ИРИ – это подрыв одного из краеугольных камней внешнеполитической и идеологической доктрины ИРИ, коим является антиизраильская политика.

Более того, осуществление плана заметно снизит политические, идеологические и пропагандистские возможности Исламской Республики Иран в ближневосточном регионе, где в соответствии с планом произойдет разрядка напряженности между Израилем и арабами. Это создаст новые декорации, новые условия, новые ситуации на Ближнем Востоке, что явно затруднит действия  Тегерана.

Конечно, до полного осуществления плана (если он будет вообще выполняться) много воды утечет. Как отметил наследный принц Мухаммед бин Салман, осуществление этой сделки «займет не год-два, а лет тридцать». Но даже будучи оптимистом, сейчас в это очень трудно поверить.

Страница 1 из 6