facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 2:56
Александр Мезяев

Александр Мезяев

кандидат юридических наук, доцент, заведующий кафедрой международного права Академии управления (г. Казань)

1 сентября Верховный суд Кении отменил итоги президентских выборов, состоявшихся тремя неделями раньше, и постановил провести новые выборы. Данное решение можно назвать историческим: впервые в истории Африки высший судебный орган страны отменил перевыборы действующего главы государства. Причина – серьёзные нарушения избирательного процесса. 

Президентские выборы в Кении прошли 8 августа. В них приняли участие восемь кандидатов, но главных претендентов было двое: действующий президент Ухуру Кениата и лидер оппозиции Раила Одинга. Действующий глава государства набрал 54 процента голосов, Р. Одинга – 44 процента. Остальные шесть кандидатов вместе не набрали и одного процента. Такая поляризация была достигнута объединением как оппозиции, так и проправительственных сил. Выборы стали точным повторением предыдущих выборов с теми же кандидатами. В 2013 году У. Кениата получил 50%, а Р. Одинга – 43%. Однако на этот раз оппозиция намерена идти до конца – до взятия власти.

Уже сейчас оппозиция говорит о невозможности проведения выборов с тем же составом Центральной избирательной комиссии, которая, согласно решению Верховного суда, и допустила нарушения на выборах… Имеются аргументы и у выигравшей стороны. Во-первых, наблюдательная миссия Африканского союза во главе с бывшим президентом ЮАР Табо Мбеки, хотя и отметила отдельные нарушения, но признала выборы свободными и честными. Во-вторых, решение Верховного суда было принято не единогласно, а четырьмя голосами против двух. Президент У. Кениата уже выступил по национальному телевидению, подвергнув сомнению юридическую сторону доводов четырёх судей и даже их статус: «А кто их избирал?»

В словах президента есть серьёзный резон: Верховный суд отменил результаты президентских выборов, основываясь на квалификации нарушений как «существенных», но это никак не повлияло на итоги парламентских и местных выборов, которые проходили одновременно с президентскими. Встаёт вопрос: если нарушения столь серьёзны, то почему в глазах судей это не сказалось на результатах остальных выборов? Уже здесь есть зародыш конституционного кризиса… 

Другой проблемой является устный характер провозглашённого решения. Письменный текст судьи обещали представить только… через 21 день! Это практически половина срока, отпущенного для проведения новых выборов. И готовить их придётся в условиях полной неопределённости в отношении того, почему всё-таки выборы признаны недействительными!

Не исключено вовлечение в ситуацию и внешних сил. Напомним, что в 2007 году насилие в стране после президентских выборов, на которых Р. Одинга проиграл Мваи Кибаки, стало поводом для вмешательства со стороны Международного уголовного суда (МУС). Как и сейчас, тогда Р. Одинга объявил себя победителем, что спровоцировало массовые беспорядки, гибель сотен людей и бегство из своих домов более полумиллиона человек. Тогдашний прокурор МУС Л. Морено Окампо оказывал на Кению самое жёсткое давление, чтобы под видом расследования насилия вывести с политической сцены страны ведущих политиков, включая У. Кениату. Однако кенийское дело в МУС провалилось с треском. Ни одно (!) дело в отношении шести обвиняемых не было доказано. В отношении одних дело было закрыто ещё на стадии утверждения обвинительного заключения, в отношении других – президента У. Кениаты и вице-президента С. Руто – пришлось бороться на уровне глав государств Африканского союза. А главным было то, что провалились абсолютно все дела! Свергнуть У. Кениату с помощью МУС не получилось. И вот Р. Одинге выпадает новый шанс. Тогда власти пришлось отступить и назначить Одингу премьер-министром, хотя этот пост был упразднён ещё в 1964 году! Как развернутся события сейчас, покажут новые выборы, которые, если они состоятся, должны пройти до 31 октября. 

Раила Одинга участвует в президентских выборах в пятый раз. За последние четверть века он в 2012 году проиграл У. Кениате, а в 2007 году – М. Кибаки. В 1997 году он занял третье место с 10% голосов и в 1992 году – четвёртое место с 17% голосов. Однако речь идёт не только о личных амбициях Раилы Одинги, а о клане, который он представляет. Этот клан имеет самые серьёзные намерения наконец-то утвердиться у власти. 

Нынешний президент страны Ухуру Кениата – сын первого президента Кении Джомо Кениаты. А Раила Одинга – сын первого вице-президента Кении Огинга Одинги. То есть через пятьдесят лет на политической сцене Кении хотя и новые лица, но старые кланы. Они представляют две крупнейшие этнические группы Кении – народы кикуйю и луо. Последние пятьдесят лет правит Кенией лишь один из кланов, и все попытки договориться о разделе власти (вице-президентство Огинги Одинги в 1964-1966 годах и премьер-министерство Раилы Одинги в 2008-2013 годах) заканчивались неудачей. И сейчас клан, представляемый Раилой Одингой, использует все средства, чтобы исправить «несправедливость» последнего полувека. Кроме того, силы глобального управления в лице Международного уголовного суда и бывшего госсекретаря США Дж. Керри уже давно заявили о своих интересах в Кении. Новый кризис в этой стране только разворачивается. 

www.fondsk.ru

17 августа президент ЮАР Дж. Зума торжественно открыл отделение Нового банка развития (New Development Bank), более известного как Банк БРИКС. Отделение в Йоханнесбурге стало первым региональным отделением Банка БРИКС в мире.

Президент отметил, что новый банк имеет целью кредитование инфраструктурных проектов не только в Южной Африке, но и на континенте в целом. При этом Дж. Зума выразил свою уверенность в том, что новыми странами - членами банка станут именно страны Африки. Региональное отделение Нового банка развития в Йоханнесбурге выступает «проводником» БРИКС в Африку.

ЮАР уже подала заявку на получение первого кредита от государственной энергетической компании ЭСКОМ.

Сам факт открытия отделения банка главой государства говорит о значении, которое придаётся данному событию. При этом открытие Южноафриканского отделения Банка БРИКС произошло на фоне двух примечательных событий.

Во-первых, открытие отделения состоялось на следующий день после начала там же, в Йоханнесбурге, совещания глав центральных банков стран Африки. Президент Дж. Зума выступил и перед главами центробанков, но это его выступление было больше похоже на вынужденный реверанс в отношении финансовых управляющих Африкой. ЮАР на этом совещании была представлена Резервным банком (РБ), борьба за который идёт уже многие годы. За названием «резервный» скрывается многое, в первую очередь неподконтрольность главного финансового регулятора страны государству. Да что главный банк: даже министерство финансов – это поле боя между правительством и реальными управляющими экономикой Южной Африки. 

Одним из крупнейших сражений за достижение финансовой независимости ЮАР стала недавняя попытка правящей партии «Африканский национальный конгресс» (АНК) если не поставить Резервный банк ЮАР под контроль государства, то хотя бы ограничить его надгосударственные полномочия. В июне Общественный защитник (омбудсмен) ЮАР М. Макебане, проводя расследование нарушений деятельности крупнейших банков страны, опубликовала доклад, в котором предложила изменить задачи, стоящие перед РБ, в частности вместо задачи «регулирования национальной валюты» поставить задачу «обеспечения сбалансированного и устойчивого экономического роста в стране, охраняя при этом социально-экономическое благосостояние населения».

Средства массовой информации ЮАР, надо сказать, вообще истеричны, но то, что произошло после предложения Общественного защитника, побило все рекорды! Такого уровня беспардонности мне не доводилось наблюдать давно. Ведь затронутым оказался ведущий нерв главного управляющего Южной Африкой – монополистического капитала! Резервный банк немедленно подал иск в Верховный суд страны, утверждая, что, сделав такую рекомендацию, Общественный защитник «превысила свои полномочия». 

И Верховный суд встал на сторону Резервного банка, а для пущей убедительности и возложил на омбудсмена обязанность выплаты расходов по рассмотрению дела. Идея, предполагающая, что главный банк страны должен заботиться не о «регулировании», а об экономическом росте и благополучии населения, была решительно отвергнута. В СМИ развернулась кампания дискредитации не только предложения Общественного защитника, но и её самой.  А предложение М. Макебане  было извращено. РБ стал изображать войну с омбудсменом как «борьбу за свою независимость», что никак не отвечает действительности. Предложение омбудсмена касалось вопроса общественного блага, и ссылка на «независимость» РБ здесь неуместна. Любой разговор о «независимости» требует продолжения: независимость от кого и для чего? Суть центральных банков –  в проведении политики, независимой от государства, то есть в обеспечении интересов глобальной власти. Соответственно, открытие отделения Банка развития на следующий день после совещания центробанков Африки – это открытый вызов президента Дж. Зумы силам глобального управления.

Во-вторых, также накануне открытия отделения Банка БРИКС, но перед другой аудиторией (на конгрессе АНК в провинции Free State) президент Дж. Зума сделал шокирующее заявление: он впервые публично признал, что его действительно пытались убить, причём неоднократно. Президент рассказал о трёх попытках отравить его. «Врачи до сих пор не могут  понять, как я сумел выжить», - сообщил собравшимся президент Дж. Зума. При этом телеканал ANN7 – единственный телеканал страны, обнародовавший информацию об этом заявлении президента, – задаётся вопросом: почему президент Зума вылетел для спасения от гибели из США в Россию? 

Такие заявления не делаются спонтанно. И время, которое было для данного заявления выбрано, очевидным образом связано с открытием Банка БРИКС в Йоханнесбурге. Ведь главный вопрос, который задают себе люди: «Для чего хотели убить главу государства?» Дж. Зума ответил на этот вопрос прямо: за проводимую его правительством политику радикальных экономических преобразований. И вступление Южной Африки в БРИКС, и открытие отделения Банка БРИКС в ЮАР – это крупные решения правительства Дж. Зумы в рамках данных преобразований. И важно, что население Южной Африки и остального мира услышало, чем приходится платить за попытки альтернативного развития тем, кто это развитие продвигает…

Открывая отделение Банка БРИКС в Йоханнесбурге, президент Дж. Зума подчеркнул, что рассчитывает на активное участие в деятельности Банка и других стран Африки. В отличие от западных («международных») банков, Новый банк развития готов выдавать кредиты в национальных валютах, и это действительно новое слово в международном финансовом праве, которое говорит о том, что целью нового банковского проекта является не обогащение банков и не раздувание показателей ВВП за счёт вывоза за рубеж полезных ископаемых, а финансирование социально-экономического развития.

www.fondsk.ru

ЮАР: социализм – наше будущее?

Понедельник, 07 Август 2017 14:51

11-15 июля в небольшом городке Боксбург близ Йоханнесбурга прошёл XIV съезд Южноафриканской коммунистической партии (ЮАКП).  Почти 2000 делегатов, представлявших более 7000  отделений компартии по всей стране, в течение пяти дней обсуждали её политику на ближайшее будущее. Автору статьи довелось принять участие в этом съезде.

Компартия ЮАР так же, как и АНК, является правящей: она входит в трёхсторонний правительственный альянс наряду с Африканским национальным конгрессом и Конгрессом южноафриканских профсоюзов (КОСАТУ). Ведущая роль в альянсе принадлежит АНК, но так было не всегда: долгие годы компартия выполняла функцию идеологического отдела Африканского национального конгресса… 

Чтобы оценить роль коммунистов в системе власти ЮАР, достаточно сказать, что членами компартии были все президенты Южноафриканской республики с 1994 года – Нельсон Мандела, Табо Мбеки, (1) Кхалема Монтланте, Джейкоб Зума. Генеральный секретарь Африканского национального конгресса Гведе Манташе – также член ЦК ЮАКП. Значительное число руководства АНК и членов правительства – члены компартии.

Свой политический доклад съезду генеральный секретарь ЮАКП Б. Нзиманде начал с предупреждения: «Национально-демократическая революция в ЮАР в опасности!»  Оценивая сложившуюся ситуацию, руководство ЮАКП говорит о «тихом перевороте» в стране и создании корпорациями «параллельного государства». При этом компартия выступила против президента страны Дж. Зумы, назвав его покровителем «захвата государства» (state capture). 

Съезд подтвердил позицию партии о необходимости проведения второй фазы национально-демократической революции как пути построения социализма в ЮАР.

Была принята специальная резолюция по национальному вопросу. Южноафриканское общество остаётся расово расколотым.  Как раз в эти дни в одном из районов Йоханнесбурга, где в основном проживают цветные (colored people), родители запретили своим детям ходить в школы, требуя отменить назначение директором одной из школ чёрного африканца. Более того, родители блокировали подходы к школам. Такая расистская выходка массового характера происходит, пожалуй, впервые за последние годы… 

Б.Нзиманде подчеркнул в политическом докладе, что национальный вопрос в Южной Африке должен решаться с позиций марксизма-ленинизма. Партия отказалась от термина «белый» применительно к монополистическому капиталу. «Мы прекрасно осведомлены, – заявил генсек ЮАКП, – что в настоящее время монополистический капитал в ЮАР находится в руках белого населения, но «чёрный» монополистический капитал не изменит положения рабочего класса Южной Африки». Сутью экономической программы партии остаётся демонополизация экономики ЮАР. Среди других вопросов, рассмотренных съездом, следует выделить реконфигурацию трехстороннего альянса и решение о самостоятельном участии партии на выборах 2019 года. «Если не предпринять шагов по реформированию альянса сегодня, – заявил председатель (National Chairperson) партии С. Зоквана, – это обязательно приведёт к его распаду с серьёзнейшими последствиями». Руководству партии удалось убедить делегатов в том, что реформа трехстороннего альянса необходима, поскольку альянс, как сказано в Декларации съезда, раздирают фракционализм, маргинализация и авторитаризм. Б. Нзиманде напомнил делегатам африканскую пословицу: «Если ты хочешь идти быстро – иди один, но если хочешь идти далеко – иди вместе с другими». Однако с кем идти, остаётся вопросом. И точно так же откладывается вопрос, справится ли АНК со своим нынешним кризисом.

Вопрос о самостоятельном участии партии в выборах 2019 года был для делегатов съезда одним из самых трудных. Мне уже много лет доводилось слышать о недовольстве рядовых (и не очень) членов ЮАКП тем, что «партия потеряла своё собственное лицо» и «растворилась в АНК». В этом есть правда. Компартия, действительно, многое теряла, вступая в коалицию с АНК и самоустраняясь от выборов. Теперь принято решение выступить на выборах самостоятельно. Правда,  съезд оговорил: если руководство ЮАКП решит, что в условиях, которые сложатся к 2019 году, самостоятельное участие коммунистов в выборах целесообразно. 

В любом случае самостоятельное участие в выборах позволит южноафриканским коммунистам проверить свой реальный мобилизационный потенциал. В последние пять лет численность членов компартии ЮАР выросла почти вдвое, достигнув без малого 300 тысяч человек (2),  при этом более 130 тысяч новых членов вступили в партию за последние пять лет, между XIII и XIV съездами. 

В самостоятельной политической роли ЮАКП есть и  риски. В силу участия в трёхстороннем альянсе многие члены компартии работают сегодня как государственные служащие под флагом Африканского национального конгресса и могут проголосовать за АНК, а не за ЮАКП. Хотя об этом не принято говорить, трения между членами АНК и ЮАКП вспыхивают в региональных отделениях регулярно. Порой доходит до рукопашной с трагическими последствиями. При этом руководство ЮАКП время от времени резко выступает с критикой руководства АНК. Так, в своё время позиция руководства ЮАКП и лично генсека Б. Нзиманде сыграла значительную роль в свержении президента Т. Мбеки. Сейчас руководство ЮАКП резко выступило против президента Дж. Зумы, требуя его отставки, а первый заместитель генсека компартии С. Мапаила подал иск против президента в Верховный суд ЮАР.

Результаты съезда следует оценивать и с точки зрения развернувшейся в АНК борьбы за власть: в декабре состоятся выборы нового главы Африканского национального конгресса, и роль компартии в этой борьбе значительна. Хотя АНК и ЮАКП – разные партии, но на идеологическом и персональном уровне их связь очень устойчива. Не случайно перед делегатами съезда выступил вице-президент ЮАР Сирил Рамапоса, который уже заручился поддержкой компартии на предстоящих выборах на пост президента АНК в декабре и президента страны в 2019 году.

Генеральным секретарём Коммунистической партии ЮАР вновь (в пятый раз) избран «товарищ Блейд» (Кинжал), в миру Бонгинкоси Нзиманде, нынешний министр высшего образования ЮАР. Ушёл в отставку первый заместитель генсека Джереми Кронин, занимавший свой пост почти четверть века. Заместителями генерального секретаря стали Солли Мапаила и бывший глава международного отдела партии Крис Матлако. Подтверждение лидерства Б. Нзиманде в компартии делает его позицию и позицию партии в отношении нового руководства АНК (и страны в целом) ещё более значимой. Шансы вице-президента С. Рамапосы на декабрьских выборах в АНК значительно увеличиваются.

 (1) Семья Мбеки имеет давние и особые связи с Коммунистической партией: мать президента Табо Мбеки стала первой женщиной – членом ЮАКП.

(2) Точное число членов Коммунистической партии ЮАР, названное на съезде, – 284 тысячи 554 человека.

 

www.fondsk.ru

 

В июне Главное статистическое управление ЮАР объявило, что в стране наступила рецессия. Если обратиться к цифрам, то увидим, что рецессия – это два последовательных квартала с негативным ростом. Если в последнем квартале прошлого года падение ВВП ЮАР составило 0,3 %, то в первом квартале текущего года достигло уже 0,7%. Главные потери понесла торговля и промышленность (минус 5,9 и 3,7 процента соответственно). Директор Главного статистического управления ЮАР П. Лехохла отметил, что в промышленности потери связаны в основном со снижением уровня производства в пищевой, химической и нефтяной отраслях; при этом ряд отраслей показали хороший рост. Так, горнодобывающая промышленность (прежде всего, за счёт увеличения добычи золота и платины) выросла на 12,8%, а сельское хозяйство – на 22,2%. Одна из крупнейших золотодобывающих компаний ЮАР Sibanye Gold получила от Standard&Poor отдельный от страны рейтинг – Ba2 (стабильный) – от Moody’s и В+ (позитивный).

Вступление в рецессию последовало за снижением рейтинга Южной Африки тремя главными мировыми рейтинговыми агентствами – Standard&Poor, Fitch и Moody’s. При этом два первых агентства «опустили» ЮАР до «мусорного» (junk) уровня. Формальной причиной такого понижения послужила смена министра финансов Р. Гордхана и его заместителя М. Джонаса. Оказывается, в случае с министром финансов это вопрос не внутренней, а внешней политики. Точнее, политики глобальной. Стоило президенту Дж. Зуме сообщить в начале апреля, что причиной смещения стал доклад разведслужб, обнаруживший сомнительные связи министра и его заместителя с западными правительствами, как сброс рейтинга ЮАР двумя рейтинговыми агентствами (S&P и Fitch) в «мусор» произошёл мгновенно. Решение было принято в считанные часы, ночью. Это был сигнал: «Не трогай наших!»

Смена верхушки Минфина стала второй за последнее время попыткой президента Дж. Зумы на этом пути. Первая попытка (декабрь 2015 г.) закончилась неудачей: после снятия министра финансов Н. Нене и назначения на этот пост Д. ван Руена оппозиция организовала такое давление, что президент вынужден был отступить и через три дня снять своего назначенца. 

Третье из большой тройки рейтинговых агентств – Moody’s – выдержало паузу, которая только усилила антиправительственный натиск местных СМИ, которые принялись писать, что это «лишь удлиняет агонию страны». Пауза была заполнена переговорами между Moody’s и правительством ЮАР. О содержании переговоров можно судить по тому обстоятельству, что, как выяснилось, рейтинговые агентства выставляют свои оценки стране … за её же деньги. О деталях этой торговли ничего не известно, но  в интервью газете The Star новый министр финансов ЮАР М. Гигаба признал, что правительство Южной Африки вынуждено платить за выставление стране того или иного рейтинга. При этом журналисту пришлось дважды повторить свой вопрос о том, сколько конкретно выплачено указанным агентствам; министр ответил, что проконсультируется с Государственным казначейством в отношении возможности назвать данную цифру публично…

Впрочем, добиться полной смены финансовой команды правительства президенту не удалось. После отставки главы Государственного казначейства (которая последовала сразу после снятия верхушки Минфина) президенту пришлось сделать назначение, которое было публично одобрено южноафриканским филиалом Фининтерна – Банковской ассоциацией ЮАР. Новым генеральным директором Госказначейства стал Д. Могаджане, имеющий «хороший послужной список» работы во Всемирном банке. И только после этого последовало сообщение о том, что Moody’s не понижает, а сохраняет рейтинг ЮАР. 

Джейкоба Зуму обвиняют в «захвате государства» (state capture); ему вменяют в вину связь с бизнес-империей братьями Гупта, выходцами из Индии, создателями бизнес-империи, включающей урановые рудники, угольные шахты, инжиниринговые компании и др. Однако если «захват государства» в ЮАР и произошёл, то это сделали не братья Гупта, а местные «жирные коты» с прочными связями на Западе. Не случайно министр финансов П. Гордхан и его заместитель были уволены во время их командировки в Британию; не случайно пресса замалчивает информацию о нелегальной деятельности казначейства. Если о «захвате страны братьями Гупта» южноафриканские СМИ трубят уже несколько месяцев подряд (кампания не утихает ни один день!), то о нарушениях в казначействе написала лишь одна газета The New Age, после чего либеральная пресса и оппозиционные партии призвали к закрытию газеты.

Наряду с рейтингом ЮАР в целом «переоценке» подверглись и отдельные субъекты экономической деятельности. Понижены в рейтинге крупнейшие государственные предприятия и, что особенно важно, пять крупнейших банков страны. Местная пресса объяснила эти действия рейтинговых агентств выдачей банками кредитов государственным предприятиям. То есть действует неприкрытая установка: «Госпредприятия не кредитовать!»

Ведущие международные рейтинговые агентства, по сути, являются американскими институтами. Они непосредственно влияют на финансовые рынки и на общее экономическое положение стран, которым выставляют оценки, причём функционируют вне сферы надлежащего регулирования и надзора. «Большая тройка» агентств контролируют сейчас более 90% рынка. Страны - члены группы БРИКС давно высказывают намерение создать общими усилиями новое рейтинговое агентство, которое составило бы конкуренцию большой тройке. Различные модели финансирования новой структуры изучаются, но окончательное решение будет принято политическими лидерами стран БРИКС. 

Йоханнесбург – Претория,

Южная Африка

 

 

www.fondsk.ru

 

Страница 3 из 5