facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 10:00
Александр Мезяев

Александр Мезяев

кандидат юридических наук, доцент, заведующий кафедрой международного права Академии управления (г. Казань)

 

13 января в Южной Африке состоялись очередные торжества, посвящённые дню основания правящей партии «Африканский национальный конгресс», отметившей 106 лет своего существования. Впервые о планах партии докладывал новый глава АНК Сирил Рамапоса, избранный на этот пост в конце декабря прошлого года. 

Новизну момента подчёркивал тот факт, что Национальный исполнительный комитет (ЦК АНК) и TOP-6 – Верховный совет шести (Президиум ЦК) обновлены более чем на 80%, причём в новом составе ЦК и TOP-6 нет действующего президента ЮАР Джейкоба Зумы!

Выступление С.Рапмапосы показало, что новое руководство страны готовится предпринять решительные меры в области достижения Южной Африкой действительной экономической независимости. Важнейшими пунктами в планах радикального преобразования общества, провозглашённых С.Рамапосой, стали:

1) экспроприация земли без компенсации;

2) национализация Резервного (Центрального) банка страны.

Безземелье коренного населения Южной Африки возникло во время колонизации. Законы 1913 года, лишавшие африканцев права владения их собственными землями, юридически закрепили это положение. Позднее режим апартеида просто выселял африканцев с их земель, даже из городов.
В результате вся земля оказалась в руках белых колонизаторов. 

Под натиском национально-освободительной борьбы, которой руководил АНК, апартеид уступил политическую власть, но новая Конституция ЮАР сохранила привилегии белых в отношении владения землёй (конституция предусматривает возможность экспроприации земли только при условии её справедливой компенсации). После демократических выборов 1994 года АНК пытался выкупать землю у белых для распределения среди коренного безземельного населения, но за период почти в четверть века были выкуплены лишь 4% земель.

Что касается национализации Резервного банка, то этот вопрос является самым важным в экономической реформе, представленной в речи нового председателя АНК: «Африканский национальный конгресс вновь подтверждает роль, мандат и независимость Резервного банка, – заявил С.Рамапоса. – В соответствии с решением конференции, мы призываем правительство разработать предложения, отвечающие международной практике, и обеспечить, чтобы банк полностью принадлежал народу».

Данную формулировку, конечно, можно толковать по-разному, в том числе и в плане сохранения традиционной для центральных банков независимости от государства. Однако контекст, в котором заявление было сделано, всё же указывает на национализацию. «Обеспечение принадлежности банка народу» в условиях южноафриканской действительности трудно понять по-другому в связи с тем, что Резервный банк ЮАР – это частная контора. Обладая ключевыми функциями в области финансово-экономической и даже политической жизни страны, Резервный банк ЮАР является собственностью всего 650 человек (реальных собственников ещё меньше). Имена данных людей  не разглашаются, и именно эти анонимы решают такие вопросы, как разработка и проведение монетарной политики; выпуск банкнот и монет; наблюдение и контроль за банковской системой; управление золотовалютными резервами государства, а также предпринимают все необходимые действия, выступая в качестве «банкира правительства» (banker to the government).  

Вопрос о статусе Резервного (Центрального) банка – это вопрос о власти. Вспоминаются слова официального представителя Южно-Африканской коммунистической партии (ЮАКП) Алекса Машило: «АНК – это управляющая партия. Правящая партия – это элитные группировки монополистического капитала, держащие в своих руках реальную экономическую власть». А значит, сопротивление планам, который огласил в начале 2018 года Сирил Рамапоса, будет оказано самое жёсткое. Лидер партии «Фронт свободы плюс», объединяющей исключительно белое население, уже заявил, что в случае попытки реализации данных планов начнётся гражданская война. 

Ещё одним важным шагом по пути развития южноафриканского общества стало введение с 2018 года бесплатного высшего образования. Два года назад по стране прокатились массовые демонстрации протеста студенчества, которые часто выливались в беспорядки. Главным требованием студентов было обеспечить возможность высшего образования для всех слоёв населения, в том числе малоимущих. Нельзя сказать, что правительство ничего не делало в этом плане; в стране давно действовала система социальных грантов для тех студентов, которые не могли сами оплачивать высшее образование. Однако студенческие демонстрации выступили катализатором радикального решения проблемы. Правительство понимает всю важность поддержки со стороны молодёжи, доля которой в составе населения растёт. 

В заключение надо отметить ещё одну деталь программного выступления председателя АНК С.Рамапосы. Говоря об экономическом развитии страны, он заявил, что двигателями южноафриканской экономики страны должны стать государственные предприятия. С.Рамапоса назвал это вопросом первостепенной срочности.

 

 

www.fondsk.ru

 

 

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) – одно из старейших и до определенного времени авторитетнейших международных судебных учреждений мира. До тех пор пока он действовал в соответствии с положениями Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года, он действительно выполнял полезные функции.

В последние годы, однако, ЕСПЧ существенно изменил характер своей деятельности. Из суда международного он превратился в суд наднациональный: вместо функции надзора ЕСПЧ взял на себя явочным порядком функцию законодателя.

Разница между международным и наднациональным судом – весьма существенная.

Международный суд применяет право таким, какое оно есть. Яркий пример применения права международным судом – консультативное заключение Международного суда ООН по запросу о законности применения ядерного оружия. Несмотря на то, что ряд судей (их было ровно половина!) были готовы заявить, что ядерное оружие уже запрещено международным правом, суд все-таки постановил, что ответом на поставленный перед ним запрос является Non liquet! (Не ясно). В международном праве нет нормы, которая определенно отвечала бы на данный вопрос. И дело не в том, что в составе суда были люди, не понимавшие всю опасность применения ядерного оружия. Дело в другом: в составе суда возобладал подход, согласно которому суд не создает право, а применяет его, а в случае запроса о консультативном заключении выявляет состояние права и сообщает об этом. Именно в этом, а не в выводе по существу запроса состояло главное решение суда!

Наднациональные же суды сами творят право. Они выражают не интересы государств-участников, а интересы глобальной элиты. Захват Европейским судом по правам человека данной функции в условиях распространения идеологии глобализма не удивляет – удивительным является терпение России. ЕСПЧ уже давно не тот международный суд, в который Российская Федерация вступала в 1998 году.

В последние годы Европейский суд по правам человека оказывает России особое внимание. В 2012 году Россия вышла на первое место по числу постановлений ЕСПЧ относительно вынесенных против РФ жалоб и до сих пор удерживает это лидерство. Долгое время это пытались объяснить тем, что из России якобы поступает наибольшее количеством жалоб. Однако внимательный анализ не только того, что ЕСПЧ сделал, но и то, что он не сделал, показывает: особое внимание ЕСПЧ к России – целенаправленная политика. И по количеству решений, и по их качеству.

ЕСПЧ играет все более заметную роль в политической жизни стран-членов Совета Европы. Суд занимается политической селекцией жалоб и выбирает, на какие отвечать в первоочередном порядке. Так, в октябре
2017 года Европейский суд по правам человека вынес решение по жалобе российского оппозиционера А.Навального, точнее братьев Навальных, в котором признал их «жертвами» нарушения прав человека, присудив братьям компенсацию в восемьдесят тысяч евро. На рассмотрение этой жалобы у Европейского суда ушло всего-навсего пять месяцев, тогда как рассмотрение дел «простых» граждан России длится по семь-десять лет! … Для того чтобы объявить кассационную инстанцию российского права «неэффективным средством правовой защиты», суду потребовалось всего четыре месяца со дня подачи жалобы! А рассмотреть хотя бы одну из тысячи с лишним жалоб, поданных жителями Луганской и Донецкой народных республик (большинство этих жалоб касается защиты права на жизнь), у ЕСПЧ уже четвертый год нет времени…

Роль, которую присвоил себе в последние годы Европейский суд по правам человека, – это роль контролера и толкователя внутригосударственного права России. Так, Европейским судом приняты два фундаментальных решения о признании российских судов различного уровня либо неэффективным средством защиты, либо «нижестоящей» инстанцией, подлежащей прохождению до обращения в суд. Согласно решению ЕСПЧ в деле «Абрамян и другие против России», кассация в гражданском процессе в России была признана средством правовой защиты, подлежащим исчерпанию перед подачей жалобы в Европейский суд по правам человека. В решении же по делу «Тимур Иванович Кашлан против России» кассация в уголовном процессе не признана эффективным средством правовой защиты. Таким образом, по гражданским делам в ЕСПЧ теперь обратиться труднее, а по уголовным – легче.

А самое главное, что произошло в отношениях между Россией и Европейским судом по правам человека в истекшем году, – это принятие Конституционным судом РФ решения относительно решения ЕСПЧ по делу ЮКОСа. Конституционный суд России постановил, что исполнение решения ЕСПЧ по данному делу с выплатой компенсации ЮКОСу в размере почти двух миллиардов евро является «невозможным». Обратим внимание на правовую мотивацию Конституционного суда. Конечно, суд отметил беспрецедентный размер назначенной компенсации и подчеркнул, что это противоречит ряду правовых принципов, прежде всего принципам равенства и справедливости. Однако главное в другом: председатель Конституционного суда Валерий Зорькин заявил, что Россия может воздержаться от исполнения некоторых обязательств, которые устанавливает Европейская конвенция о защите прав человека, «если это единственный способ не нарушить Конституцию РФ».

Трансформацию Европейского суда по правам человека из органа международного во что-то иное отмечают многие специалисты. Так, в опубликованном несколько дней назад обзоре деятельности международных судов в 2107 году заведующий кафедрой международного права юридического факультета МГУ А. Исполиновподчеркивает, что Европейский суд по правам человека «на наших глазах трансформируется в конституционный суд для всей Европы». Это верное замечание, хотя и не в полной мере отражающее драматизм происходящей трансформации. Однако отметим пока именно этот аспект: ЕСПЧ превратился в толкователя не только Европейской конвенции, но конституций государств-членов Совета Европы.

Попытки подчинить Конституцию России Европейской конвенции Европейским судом по правам человека  предпринимались и ранее. Так, в 2015 году ЕСПЧ в решении по делу «Анчугов и Гладков против России» постановил, что Россия якобы нарушила права двух российских заключенных (они выступили заявителями в деле) на свободные выборы. ЕСПЧ заявил, что запрет на участие заключенных в выборах, закрепленный в статье 32 Конституции России, носит «абсолютный, автоматический и недифференцированный характер». ЕСПЧ «предложил» Российской Федерации «обеспечить участие заключенных в выборах посредством политического процесса или путем толкования норм конституции компетентными органами (в первую очередь Конституционным судом РФ) в гармонии с положениями конвенции». Пока что Конституционный суд РФ признал исполнение данного постановления Европейского суда «невозможным». Однако важнее другое: «предложение» ЕСПЧ является прямым покушением на Конституцию России, ибо никаких прав оценивать Основной закон Российской Федерации у этого судебного органа нет и быть не может. И уж тем более «рекомендовать» пересмотреть его! Да и само дело Анчугова и Гладкова – хорошо подготовленная провокация. О своих избирательных правах обеспокоились двое убийц, приговоренных к смертной казни, которую им заменили на пожизненное заключение. Теперь убийцы пытаются оспорить запрет на их участие в выборах...

Если соглашаться на правовую дискуссию, которую предлагает России ЕСПЧ, и обсуждать внесение изменений в Конституцию России, то стоит, прежде всего, подумать об изменении формулировок конституционной статьи 15, устанавливающей «приоритет» международного права над внутригосударственным правом Российской Федерации, и статьи 46, предоставляющей право обращения в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека.

А ведь Россия еще и платит за весь этот «банкет». Так, в 2017 году на расходы ЕСПЧ бюджет РФ отпустил 600 миллионов рублей. Только не надо путать это с тратами России на участие в суде. 600 млн. рублей – это выплаты гражданам России и другим лицам, в отношении которых судьи ЕСПЧ установят нарушение их прав в результате несоблюдения Россией норм Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Ну а господ из Совета Европы российские налогоплательщики оплачивают
(в размере 33 млн. евро) еще по одной статье бюджета, дополнительно.

 

www.fondsk.ru

 

 

В декабре официально завершилась деятельность Международного трибунала по бывшей Югославии (МТБЮ). 21 декабря состоялась церемония закрытия этого учреждения, на которой присутствовали Генеральный секретарь ООН, король Нидерландов, судейско-прокурорские кадры так называемого международного правосудия. На церемонии руководство трибунала расхваливало себя на все лады. Мол, МТБЮ «привлек к ответственности главных виновников военных преступлений на территории бывшей Югославии», «внес вклад в примирение сторон конфликта», «положил конец безнаказанности», «заложил основы высших стандартов осуществления правосудия» и т. п. 

А что на самом деле?

На самом деле Международный трибунал по бывшей Югославии – это учреждение, которое было создано незаконно. Основания этого трибунала судить граждан бывшей Югославии с точки зрения международного права равны нулю. Хотя МТБЮ был создан Советом Безопасности ООН, юридически резолюция Совбеза № 827 от 25 мая 1993 года ничтожна: в ней вообще отсутствует правовое обоснование такого необычного шага, как создание международного трибунала. Устав ООН вообще не предусматривает возможности создания каких-либо трибуналов. Суды могут создавать только на основании международного договора. Кроме того, ни СБ ООН, ни Организация Объединенных Наций в целом не имеют полномочий в отношении граждан государств-членов. ООН имеет полномочия только в отношении государств. Юрисдикция в отношении физических лиц находится в компетенции самих государств.

На сегодняшний день совершенно ясно, что МТБЮ не выполнил ни одной из поставленных перед ним задач. Так и остались ненаказанными «лица, несущие главную ответственность за нарушение норм международного гуманитарного права, совершенные на территории бывшей Югославии». И не потому, что трибунал плохо старался. А потому, что целью МТБЮ было вывести главных преступников из-под ответственности. Вдумаемся: трибунал был создан для наказания лиц, совершивших военные преступления, но кто начал войну, создателей трибунала не интересовало. И в этом есть логика: страны, продвигавшие создание МТБЮ, не только готовили разрушение Югославии задолго до смерти Тито, но и участвовали в военных действиях на стороне боснийских мусульман (босанцев). 

Все это отразилось в деятельности трибунала. Во-первых, подавляющее большинство судей трибунала были представителями стран-членов НАТО. От отдельных строптивцев (которых было ничтожно мало) быстро избавлялись. Во-вторых, трибунал практически не выдвигал обвинения в отношении босанцев, а немногие обвинения, которые были выдвинуты, должны были демонстрировать «объективность» трибунала и … укреплять позиции самих боснийских мусульман в той версии истории, которую писал МТБЮ. По обвинениям против небольшого количества босанцев обвиняемые были либо оправданы, либо получили демонстративно мягкие наказания. В частности, были оправданы наиболее кровавые «представители» боснийских мусульман в «этническом раскладе» МТБЮ – Сефер Халилович и Насер Орич. 

При оценке деятельности МТБЮ следует исходить не из официально провозглашенных, а реальных целей этого учреждения. На наш взгляд, Международный трибунал по бывшей Югославии имел две основные цели.

Первая цель МТБЮ – ликвидация высшего политического и военного руководства сербов в республиках бывшей Югославии. МТБЮ выдвинул обвинения против руководства сербов в Сербии, Союзной Республике Югославия, Хорватии, Боснии и Герцеговине… Именно сербы как народ стали главным объектом атаки со стороны Гаагского трибунала. Именно сербы стали главным препятствием к тотальному разрушению бывшей Югославии. Именно сербы в Сербии, Хорватии и Боснии оказали сопротивление Западу. Не случайно в деле генерала Младича двое судей – Альфонс Ори (Нидерланды) и Кристофф Флюгге (Германия) – в составе судебной палаты из трех человек представляли те самые страны-члены НАТО, авиация которых бомбила позиции боснийских сербов под командованием Ратко Младича. МТБЮ имел также целью ликвидировать и потенциальных будущих лидеров сербского народа. Так, выдвижение обвинения против главы Сербской радикальной партии Воислава Шешеля имело целью предотвратить его избрание президентом Сербии. Об этом достаточно откровенно рассказала в своих мемуарах «Охота. Я и военные преступления» бывший главный прокурор МТБЮ Карла дель Понте.

Вторая цель МТБЮ – разрушение международного права с подменой его так называемым глобальным правом. Постепенно стало ясно, что отдельные юридические «кульбиты» МТБЮ – не случайность. Гаагский трибунал приступил к систематическому изменению норм международного права. Некоторые международные конвенции МТБЮ переписывал так, как это его устраивало. Больше того, трибунал начал создавать собственные нормы, постепенно очерчивая контуры глобального права. И «глобальный» элемент здесь связан не с территориальным охватом, а с таким источником новых норм, как система глобального управления. Одной из «новых норм» является маниакальная идея МТБЮ и других международных судов о том, что главы государств и правительств «более не обладают иммунитетами в соответствии с норами международного права». Так последовательно воплощается в жизнь практика разрушения института государства. Ведь иммунитеты глав государств – это не личные привилегии, а выражение государственного иммунитета. 

Сегодня приходится сделать вывод о том, что реальные (не декларативные) цели МТБЮ успешно выполнены. Гаагский трибунал, действительно, уничтожил все высшее руководство сербов на территории бывшей Югославии и, нанеся серьезный ущерб международному праву, заложил первый кирпич в основу так называемого глобального права. Этот трибунал начал создавать систему уголовного правосудия, легализующую глобальное управление. Система, которую принялись выстраивать с МТБЮ, уже включает сегодня несколько десятков судов и трибуналов.

Восклицая «Трибунал умер!», приходится добавлять: «Да здравствует трибунал!» На смену МТБЮ приходит новое учреждение под кособоким названием «Международный остаточный механизм уголовных трибуналов» (МОМУТ). «Остаточный механизм» продолжит деятельность МТБЮ. И будет действовать до тех пор, пока не рассмотрит все дела, которые не успели рассмотреть МТБЮ и Международный трибунал по Руанде, закрытый в 2016 году. А чтобы эта работа продлилась многие годы, МТБЮ распорядился провести новый судебный процесс в отношении уже оправданных Й. Станишича и Ф.Симатовича, бывших руководителей службы безопасности в правительстве Слободана Милошевича. МОМУТ рассмотрит также поданные прокуратурой апелляции Радована Караджича, генерала Ратко Младича, Воислава Шешеля. И наконец, МОМУТ предусмотрительно не арестовал целый ряд обвиняемых трибунала по Руанде. Их пока «ищут». А как только кто-то попытается поставить вопрос о закрытии этого «механизма», их быстро найдут для очередного продления жизни бесславного и незаконного судилища…

 

 

www.fondsk.ru

 

 

К обострению ситуации в Камеруне

Разрушение национальных государств, наблюдаемое по всему миру, впервые испробовали в Африке. Первым опытом тотального разрушения государственности на континенте стала Республика Сомали. В 1991 году там произошел государственный переворот, страна была полностью лишена всех органов власти и как итог – около 40 процентов территории. Процесс «восстановления» государственности Сомали проходит мучительно долго и с малым эффектом. Признанное правительство имеет сомнительную легитимность. Более серьезной проблемой является отделение от основной территории Сомали нескольких ее частей (в частности, так называемых Пунтлэнда и Сомалилэнда). Причем «правительство» неспособно даже поставить вопрос о возвращении этих территорий в состав государства. 

Атакам с целью полного разрушения государственности подверглись также Гвинея-Биссау, Центрально-Африканская Республика, Республика Южный Судан. Полностью разрушена Ливийская Джамахирия. Просматривается тактика «вычленения» территорий, неподвластных государственному центру, в Мали, Нигере, Чаде, Нигерии…

На Африканском континенте действует несколько десятков сепаратистских организаций, ставящих целью создание независимых псевдогосударств. Среди таких «государств» можно назвать Республику Кабилия (в Алжире), Республику Лунда-Чокве и Республику Кабинда (в Анголе), Республику Бакасси и Республику Амбазония (в Камеруне)…. 

Вообще-то, список очень длинный: Республика Логоне (в ЦАР), Анжуан (на Коморах), Республика Южное Конго и Королевство Лоанго (в [Народной] Республике Конго), Королевство Конго, Республика Киву и Республика Катанга (в Демократической Республике Конго), остров Биоко (в Экваториальной Гвинее), Республики Гамбела, Огаден, Сидама, Оромия, и даже «Исламское государство» Афария (в Эфиопии), Республика Момбаса (в Кении), Киренаика и Тубуленд (в Ливии), Азавад (в Мали), Свободное государство Каприви/Итенге (в Намибии), Агадез и Республика Тенере (в Нигере), Республика Биафра (в Нигерии), Батваленд (в Руанде), Казаманс (в Сенегале), Фольштадт (в ЮАР), Нуэрлэнд (в Южном Судане), Дарфур (в Судане), Занзибар (в Танзании), королевство Буганда и Республика Йира (в Уганде), Баротселэнд (в Замбии), Матабелелэнд (в Зимбабве)… Далеко не каждый из этих проектов оказывает воздействие на политическую жизнь своей страны, но все они опасны – кто потенциально, а кто реально. 

Идеи сецессии распространяются сегодня по всем направлениям, в том числе с помощью культуры. Так, например, сегодня одним из самых почитаемых писателей в Африке становятся Чинуа Ачебе, Чимаманда Адичи, Чинело Окпаранта, Сефи Атта… Публикуются дополнительные тиражи уже, казалось бы, давно забытых произведений периода биафранской войны К. Саро-Вивы, Элечи Амади, Коле Омотосо, Воле Шойинки (лауреата Нобелевской премии по литературе 1986 года), Флора Нвапа, Бучи Эмечета, Чувумека Ике, Криса Абани… Их книги издаются и переиздаются миллионными тиражами, их произведения переводятся на другие языки, получают откровенно заказные рецензии, по ним снимаются кинофильмы, их удостаивают вниманием крупные СМИ, они получают международные призы… Причиной такого внимания являются не только очевидные литературные таланты этих авторов. Главное в этом шквале литературы – продвижение идеи независимости государства Биафра. 

Ярким примером пагубного влияния такой политики является Республика Камерун, которая дестабилизируется под лозунгом создания нового государства Амбазония.

С конца XIX века Камерун был колонией Германии, но в начале ХХ века его поделили между собой Франция и Британия. В 1961 году население «британского» Камеруна проголосовало за присоединение к «французской» части. После обретения независимости англоговорящее население оказалось в явном меньшинстве по сравнению с франкоговорящим (соотношение примерно 20% к 80%). Сепаратистские настроения в англоязычном Камеруне проявились в начале 1990-х годов, но до последнего времени они носили мирный характер. Началом серьезного осложнения ситуации стали демонстрации протеста, начавшиеся в англоязычной части Камеруна примерно год назад. 

Очередная мощная вспышка сепаратизма в Камеруне пришлась на ноябрь-декабрь 2017 года. Мирный этап протестов завершился. Сецессионисты перешли к убийствам. Как правило, жертвами становятся сотрудники силовых органов (армия, полиция, жандармерия). Правительство отвечает жестко, совершая военные рейды на территории англоговорящего Камеруна. Так, в начале ноября власти совершили рейд в Баменду – столицу юго-западного региона, где проживает преимущественно англоговорящее население. 

По некоторым сообщениям, правительственные войска якобы проводят массовые обстрелы районов, в которых предположительно находятся вооруженные сепаратисты, включая обстрелы с воздуха гражданских объектов, когда гибнут десятки мирных жителей. Сообщается также о массовых арестах демонстрантов в октябре, о пяти тысячах беженцев, перешедших границу с Нигерией.

Между тем говорить, что жизнь англоязычного населения Камеруна невыносима, было бы большим преувеличением. Правительство принимает значительные меры для обеспечения двуязычия. Оба языка являются официальными, все правительственные документы публикуются на двух языках. Шесть из восьми университетов страны – полностью двуязычные. При этом Камерун принадлежит к числу государств с самым богатым языковым разнообразием. 

Кстати, собственно языковые вопросы основанием для недовольства не являются. Главное требование сепаратистов – «равенство», но в чем оно должно заключаться, не всегда ясно. Более внимательное изучение требований англоязычной части Камеруна показывает, что речь идет исключительно о политических требованиях, язык – лишь повод. Например, выдвигается требование о том, что вице-президент страны должен быть англоязычным и т. д. 

Обострение ситуации произошло не из-за тех или иных действий правительства, оно было спровоцировано применением силы со стороны сепаратистов. Стоит заметить, что обострение началось практически одновременно с началом активной фазы войны против Камеруна «Боко Харам» (БХ). Данная террористическая организация рассматривается в качестве «нигерийской», но несколько лет назад она начала выходить за переделы Нигерии, распространяя свои операции на территории соседних стран, прежде всего Нигера и Чада. Камерун оказал самое решительное сопротивление нападениям БХ как своими силами, так и участием в многосторонней военной коалиции. Сдерживание камерунскими властями атак «Боко Харам» и «совпало» с активизацией внутренней оппозиции в Камеруне, разыгравшей сецессионистскую карту.

 

 

www.fondsk.ru

 

Страница 1 из 5