facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 9:57
Дмитрий Седов

Дмитрий Седов

публицист

 

Всё ли так однозначно в разгоревшемся скандале между Турцией и странами ЕС? Если верить официальной версии немецких, голландских, швейцарских, шведских и датских властей, они не захотели пускать на свою территорию турецких министров, потому что эта территория - не место для турецких предвыборных баталий. Премьер-министр Нидерландов Марк Рютте даже указал, как это должно выглядеть: «Хотите агитировать, агитируйте на территории посольства. Это ваша земля».

Однако за официальной позицией просматривается позиция неофициальная: европейцам не просто не нравится идея турецкого референдума и его цели. Референдум, по их мнению, направлен на дальнейшее укрепление режима личной власти Эрдогана, а это не отвечает нормам политической культуры Европы. Европа давно уже с обеспокоенностью следит за ужесточением политических нравов в Турции после попытки государственного переворота и требует от Эрдогана смягчения репрессий. Однако в ответ получает лишь проклятия и поэтому воспользовалась случаем, чтобы ударить президента Турции по рукам. Запрет турецким министрам выступать в Европе (за исключением Франции) – это перчатка, брошенная Эрдогану в лицо: нам не нравится такой партнёр.

Позиция Анкары тоже понятна: если вы считаете себя демократами, то не смеете запрещать поездки наших министров к вам, потому что они имеют дипломатические паспорта, а значит, право свободного въезда. Своими запретами вы нарушаете международное право, и мы этого не потерпим. Эту позицию Эрдоган в свойственной ему манере «украшает» угрозами и оскорблениями. Он уже обещал голландцам суровую месть за то, что те не разрешили посадку самолёта турецкого министра иностранных дел Мевлюта Чавушоглу и практически выдворили из страны министра по делам семьи Фатму Бетюль Сайян Кайю.

Скандал перед проведением референдума об изменениях в конституции на руку Эрдогану. Он видит в этом скандале надёжный способ повысить свой рейтинг. Немецкая «Франкфуртер альгемайне» считает, что всё происходящее было спланировано турецким президентом именно в этих целях и стало ловушкой для голландцев, невольно ему подыгрывающих.

Хотя и руководитель голландской праволиберальной Народной партии за свободу и демократию премьер-министр Марк Рютте тоже отвоёвывает таким образом у Партии свободы Герта Вилдерса часть голосов перед выборами в парламент 15 марта. А всё-таки у этой истории, наряду с явно предвыборными, есть и другие аспекты. 

Министр финансов Германии Вольфганг Шойбле, выступая в воскресной передаче центрального немецкого телевидения, заявил: «Я обсуждал с моим турецким коллегой целый ряд возможностей, но разговор имел место до ареста немецкого журналиста Дениза Юсела. После ареста я сообщил своему турецкому партнеру, что в таких условиях было бы исключительно тяжело продолжать сотрудничество. Я надеюсь, что у них возобладает разум, потому что то, что они сейчас делают с нами, с Голландией, с Данией, абсолютно не соответствует интересам Турции».

Одновременно депутат бундестага от СДПГ и специалист по вопросам обороны Ханс-Петер Бартельс поднял вопрос о выводе немецких военнослужащих с турецкой военной базы Инжерлик. «У этой базы имеются альтернативы. Борьба с ИГ может вестись нами из Иордании или с Крита», - заявил он. 

Если к этому добавить стройный хор «возмущения» всего немецкого истеблишмента, который ставит крест на перспективах вступления Турции в ЕС, вероятность существенного понижения уровня отношений между Турцией и Евросоюзом становится очень высокой.

С точки зрения европейцев, турецкий enfant terrible с его авторитарными замашками заигрался в свои игры и его пора ставить на место. В глазах европейцев это будет полезно ещё и потому, что позволит ужесточить контроль за въездом беженцев с территории Турции без оглядки на Эрдогана.

Конечно, позволять себе крайне жёсткие меры в отношении государства - члена НАТО другие государства - члены НАТО не посмеют, но в отношениях Европейского союза и Турции после апрельского референдума в этой стране следует ожидать ледникового периода. 

 

www.fondsk.ru

 

 

В начавшейся избирательной гонке в Германии СДПГ вырвалась вперёд, прибавила к своему рейтингу более 10% и достигла невероятного - опередила ХДС. Теперь соотношение их рейтингов выглядит как 32% к 31% .

Партия, ещё недавно заражённая депрессией, на глазах оживает. Главную роль в этом сыграла ставка на Мартина Шульца – нового человека на политической арене. По опросам ARD-Deutschlandtrend, Шульц уже вырвался в лидеры избирательной гонки. В прямых сопоставлениях со своей главной соперницей он далеко опережает Меркель. Ему отдают голоса 50% избирателей, в то время как фрау бундесканцлерин набирает сейчас только 34%.

Правление СДПГ отмечает ощутимый приток новых сил в партию. Среди молодёжи становится снова престижным быть социал-демократом.

На вопрос о своей неожиданной популярности М. Шульц солидно отвечает, что он является старейшим членом Президиума СДПГ, хотя фактически «сидел в засаде», постоянно находясь за рубежом. Эффект его появления многие сравнивают с эффектом Берни Сандерса, который также появился на американской политической сцене неожиданно и своей социалистической риторикой покорил молодых избирателей.

Так же как Сандерс отмежевался от Клинтон, Шульц сознательно пользуется имиджем аутсайдера среди социал-демократов. Мол, за бывших руководителей Габриэля и Штайнмайера отвечать не намерен, имею свои представления о будущем Германии.

Пожалуй, это главный приём, с помощью которого Мартин Шульц привлекает избирателей. Ностальгия по временам борьбы за социальную справедливость никуда не делась, и немцы традиционно видят в СДПГ партию, проводящую именно такую линию, хотя многолетнее сотрудничество СДПГ с ХДС/ХСС и размыло представление о социал-демократах как защитниках интересов простого человека. И вот новый вождь произнёс новые надежды на социал-демократию. Он начал отбирать голоса у ХДС как партии, ведущей сознательную антисоциальную политику. 

Другим резервуаром голосов для Шульца стала «Альтернатива для Германии» (АдГ). Главным объектом критики со стороны АдГ была политика Меркель в отношении беженцев. Требования этой партии «поставить границу на замок» привлекали симпатии населения, но теперь Меркель сама сделала несколько шагов в этом направлении и выбила из рук «Альтернативы» её главное оружие. К тому же некоторые идеи АдГ - выход из еврозоны и равнение на Трампа - многих избирателей настораживают и кажутся рискованными. В результате у СДПГ с её новым вождём появилась реальная возможность отобрать у «Альтернативы» часть избирателей. Рейтинг АдГ на фоне роста популярности М.Шульца снизился и сейчас находится в диапазоне 8-12%. Если ещё недавно эксперты предполагали, что АдГ войдёт в тройку сильнейших партий, то сейчас она переместилась в сегмент, где действуют силы второго эшелона - Левая партия и зелёные. 

Однако какие всё-таки идеи принёс Мартин Шульц? Для начала следует отметить, что он умело создаёт «простого парня», который не смог получить высшего образования и с молодости пристрастился к бутылке. А разве не здорово, что такой «простой парень» нашёл в себе силы покончить со спиртным и самостоятельно вырасти до крупного политика, который продолжает говорить по-немецки с сильным рейнским акцентом? Видимо, политический популизм неистребим. «Свой парень», выражающийся на «народном языке» и знающий, почём фунт лиха для простого немца, – это то, что сегодня востребовано. Избирателю надоели лакированные политики с их гладкими речами.

К другим сильным сторонам Шульца нужно отнести его ораторский дар. К своему 61 году он научился овладевать аудиторией. Он умеет говорить о жизни простых людей на примерах из их жизненного опыта. Шульц, по мнению экспертов, лучше владеет риторическими приёмами, чем Меркель.

Играют ему на руку и некоторые причины международного характера. Немцев беспокоят перспективы развала ЕС, который до недавнего времени вполне отвечал их представлениям о мире и благополучии. Брекзит, рост влияния «Национального фронта» во Франции и размашистые заявления Дональда Трампа о будущем американо-германских отношений большинству из них не нравятся. И тут появляется Мартин Шульц – недавний председатель Европарламента.

Правда, конкурирующая фирма уже раскопала, что «свой парень», будучи председателем Европарламента не прочь был провернуть кое-какие финансовые махинации. По сообщению «Дойче велле», обвинение против него выдвинула глава комитета Европарламента по контролю за бюджетом Инге Грэсле, которая обвинила Шульца в сомнительных повышениях в должности и необоснованной выплате премий. Комитет отправил обширный опросник в управление делами Европарламента, ответы должны быть получены до 3 марта; в случае если будут не в пользу Шульца, против него может быть начато служебное расследование.

Что же касается главного избирательного лозунга, то его можно было предвидеть: «Время для справедливости!» В предыдущие годы борьбы за социальную справедливость избиратели от СДПГ не дождались. Так что лозунг воспринят с энтузиазмом.

Неужели возвращаются времена Вилли Брандта и Хельмута Шмидта?! 

Мартин Шульц смело начал с критики «Программы 2010», которую СДПГ разрабатывала совместно с ХДС/ХСС в рамках Большой коалиции. Эта программа предусматривает пересмотр федерального трудового законодательства, либерализацию рынка труда, смягчение регламентации найма, снижение степени социальной защищённости безработных, отказ от стимулирования полной занятости. «Программа 2010» воспринималась многими избирателями как отступление социал-демократов от своих главных принципов. И вот Шульц в своей программной речи в Билефельде раскритиковал ряд её положений, заявив о намерении их пересмотреть. Он говорит об усилении гарантий для рабочих, увеличении срока выплат пособий по безработице и лишении корпораций возможности уходить от уплаты налогов. Насколько эти предложения продуманы и обоснованы, станет ясно в ходе предвыборных дискуссий.

Есть в предвыборной риторике Шульца и уязвимые места. Так, ему ставят в вину манипуляцию фактическими данными. «В возрастной группе от 25 до 35 лет почти 40 % трудящихся находятся на временных договорах», - заявляет он. Однако, по данным статистики за 2015 год, таковых только 18%. Была ли это ошибка или намеренное искажение фактов, судить трудно, но Шульцу уже рекомендуют аккуратнее обходиться с фактами.

Шульц охотно пользуется «Твиттером», и сегодня его лента в этой сети имеет около 350 000 тыс. подписчиков. В сети Facebook у него около 300 тыс. друзей - на 100 тыс. больше, чем у лидера «Альтернативы для Германии» Фрауке Петри. Для СДПГ обращение к социальным сетям – новое слово, раньше руководители «солидных» немецких партий такими методами не пользовались.

Наблюдатели говорят, что перед осенними выборами в бундестаг Шульц выстраивает верную линию нападения. Никто не ожидает, что рост его популярности будет бесконечным, но избираемые им темы и методика работы создают хороший задел. И всё же насколько стабилен рост популярности СДПГ?

Всё будет зависеть от конкретного наполнения программы Шульца. Пока сделаны лишь общие заявления. В дальнейшем ему придётся защищать свою позицию в деталях, а это сложнее. 

Судя по всему, в руководящем звене СДПГ ещё не решён стратегический вопрос: следует ли «порвать с прошлым» и идти на выборы так же безоглядно, как это делали прежние вожди СДПГ? В таком случае возможности возврата в Большую коалицию может и не появиться. Ведь ХДС не собирается отказываться от «Программы 2010». Значит, придётся делать ставку на высокий результат на выборах, достаточный для того, чтобы сформировать правительство в союзе с зелёными. Здесь есть большой риск. 

Тяжело быть партией, растерявшей свои идейные принципы. Это чем-то напоминает состояние трансгендера – не поймёшь, кто ты такой. Трудно быть социал-демократом в наше время. Особенно в Германии.

 

www.fondsk.ru

 

 

Было бы наивно ожидать, что ежегодная Мюнхенская конференция по безопасности, состоявшаяся 17-19 февраля, будет на самом деле посвящена вопросам безопасности. С самого начала этот форум для таких задач не предназначался. Он был основан в 1962 году странами-членами НАТО, напуганными Карибским кризисом, и занимался исключительно военной политикой блока. Допускать на конференцию гостей из других государств начали только в 1990 году, но надо сказать, что далеко не все правительства проявляют к ней интерес. 

Вот и на сей раз наиболее крупные политики из числа «неблоковых» гостей получили великодушное согласие организаторов на краткое выступление, а в остальном им была предоставлена возможность наблюдать за внутренней дискуссией представителей государств-членов НАТО, озабоченных отнюдь не актуальными проблемами безопасности в Европе и мире. Даже содержательные выступления председателя КНР Си Цзиньпина и министра иностранных дел России Сергея Лаврова поводом для дискуссии не стали. 

Собравшихся больше всего волновали монолитность блока в связи с приходом новой администрации США, а также необходимость поддержания нескольких мифов, служащих оправданию существования такой архаичной организации, как Североатлантический альянс.

Альянс переживает уже не первый кризис. Как пишет известный немецкий политолог Альбрехт Мюллер, первая угроза атрофии его военных мускулов появилась после 1990 года, когда закончилась конфронтация между Западом и Востоком. В штаб-квартире блока и в компаниях – производителях вооружения для армий стран НАТО не на шутку встревожились. Выход был найден к 1999 году в войне против Югославии. Агрессия против этой страны послужила «пилотным проектом» НАТО в том, что касается выхода за пределы традиционной зоны ответственности этого блока. Тогда же была отработана схема фабрикации предлогов для серии новых зарубежных войн. И каждый раз, когда очередная война завершалась, в рядах альянса начинался поиск нового подходящего дела. «Вот доказательство того, что кое-кто у нас боится мира», - пишет Альбрехт Мюллер. 

Ещё в сентябре 2013 года во «Франкфуртер альгемайне цайтунг» появилась статья с очень характерным заголовком: «Назад к корням. НАТО думает о своем будущем после выхода из Афганистана». В Брюсселе действительно задумались: что делать без войны? Если по завершении операции в Афганистане нового большого дела для альянса не отыщется, то как поддерживать боеспособность армий, отведенных в казармы? Ответ оказался несколько неожиданным (для непосвящённых): надо тренироваться для большой войны против России. 

Далее, как известно, имело место странное стечение обстоятельств: завершение операции в Афганистане совпало с неонацистским государственным переворотом на Украине и появлением в натовском дискурсе обновлённой антироссийской риторики. На сегодня информационное пространство стран-членов НАТО буквально пропитано духом враждебности к России. Дошло до того, что уже разрешено размахивать боевыми топорами и говорить о ядерном вооружении Германии (!), а европейцы смотрят на всё это спокойно. 

Однако, чтобы достичь такой точки накала страстей, Брюсселю потребовалось провернуть с европейским общественным сознанием несколько трюков.

- Реплика нового президента США о том, что НАТО является «устаревшей» организацией (вообще говоря, она устарела ещё четверть века назад), искусственно интерпретируется как намерение Вашингтона оставить Европу без защиты перед лицом опасности, исходящей из Москвы. В головы европейцев крепко вбивается идея: Трамп может нас бросить, мы должны сами подумать о своём вооружении. С прошлого года в Германии началось раскручивание «проблемы А» (атомного оружия). В информационное пространство вброшена идея возможности вооружения бундесвера немецкой атомной бомбой. Об этом начали писать все ведущие СМИ, что уже вызвало множество протестов общественности. Цель данной информационной операции, однако, заключается не в обретении ядерного оружия – для этого Германии пришлось бы встать на путь его нелегального изготовления. Цель в другом: показать немцам, что Германия беззащитна и нуждается в усиленной обороне. 

- Развёрнута пропаганда гонки вооружений и участия Германии в военных миссиях за рубежом под лозунгом обеспечения безопасности. Немецкое правительство выдвинуло лозунг «Больше ответственности в мире для Германии». Германия уже готова увеличивать военные расходы, готова посылать бундесвер за рубеж. Похоже, в коллективном бессознательном немецкого правящего класса зашевелился призрак Четвертого рейха.

Раньше Мюнхенская конференция называлась «конференцией по военным вопросам», и это было более точно. Новое её название («по безопасности») скрывает её действительное содержание. На Мюнхенской конференции никто не ставит задач обеспечения глобальной безопасности. Более того, завершившаяся конференция прояснила ряд обстоятельств: 

1. Европейские участники НАТО панически боятся «дистрофии военных мускулов» - оттого такая высокая готовность повысить расходы на оборону до требуемых президентом США 2 % ВВП;

2. Европейские члены альянса не без оснований полагают, что избежать «дистрофии военных мускулов» можно, лишь обновив образ врага. Они готовы нагнетать в обществе атмосферу военного психоза, извращая реальность до неузнаваемости, и в первую очередь – реальность кризиса на Украине; 

3. Главный для европейских членов НАТО вопрос «Куда грядет Трамп?» на Мюнхенской конференции ответа не получил, но совмещению интересов европейских атлантистов и новой администрации США с её девизом «Америка превыше всего» ничто не мешает. Дело лишь за уточнением условий сделки между трансатлантическими партнёрами;

4. Мюнхенская конференция показала, что оснований надеяться на существенное улучшение положения в области международной безопасности пока нет. Более того: линия на подготовку к «большой войне»  будет поддержана военно-промышленным комплексом, обслуживающим НАТО и его военную рать.

Всё это сулит миру новое стратегическое противостояние.

 

www.fondsk.ru

 

 

Победителя президентских выборов в Австрии Александра ван дер Беллена в социальных сетях стали называть «зелёным дедушкой», имея в виду его прежнюю принадлежность к партии зелёных. Однако это не совсем справедливо, поскольку на сей раз он выступал как независимый кандидат. Тем не менее какая-то связь между его солидным возрастом (в следующем месяце ему должно исполниться 73 года), доброй улыбчивостью, политической умеренностью и прозвищем всё-таки просматривается.

Точно так же, как и то, что его приход на президентский пост ничего в Австрийской Республике не изменит. Ван дер Беллен уже заявил, что постарается быть одинаково мил каждому австрийцу или, другими словами, будет просто поддерживать сложившийся статус-кво. 

Между тем ситуация в Австрии давно требует решительных изменений, так как эта страна является членом Евросоюза, раздираемого противоречиями, и не может оставаться в блаженном бездействии на фоне надвигающегося кризиса ЕС.

Перед австрийским правящим классом уже во весь рост встал вопрос: с кем быть – с Ангелой Меркель, упорно цепляющейся за наднациональные модели, созданные в рамках Евросоюза, или с новыми консерваторами Франции, Нидерландов, Венгрии, ратующими за приоритет национального государства.

Сегодня правящая в Австрии большая коалиция, состоящая из Народной партии (НПА) и Социал-демократической партии (СДПА) ещё стоит на позициях Ангелы Меркель. Однако 8-миллионная Австрия – это не Германия, превосходящая её по численности населения и экономическому потенциалу в 10 раз. Здесь у правительства нет ресурсов и возможностей для копирования немецкой политики. Об этом свидетельствует, в частности, преждевременный уход в отставку австрийского канцлера социал-демократа Вернера Файмана весной сего года. Он открыто заявил, что не справляется с вызовами, возникающими перед страной и расколом в партии. А вызовы были всё те же, что и в других государствах Европейского союза, – волна мигрантов и политика санкций против России. Верные своим коалиционным обязательствам перед Народной партией (сестрой германской ХДС), социал-демократы намеревались поступать так же, как Германия, но в отличие от Ангелы Меркель Вернер Файман столкнулся с ожесточёнными протестами не только среди общественности, но и внутри собственной партии. В результате он ушёл с поста канцлера и председателя СДПА. Его «сменщик» Кристиан Керн, также представляющий СДПА, пока находится в раздумье. Идти по пути предшественника он не хочет, а свернуть означает поставить под вопрос большую коалицию. 

Поэтому борьба вокруг поста австрийского президента была больше похожа на спор гостей вокруг кандидата в «свадебные генералы». Сама свадьба будет иметь совсем другое содержание и начнётся довольно скоро. Парламентские выборы в Австрии по графику намечены на 2018 год, но некоторые наблюдатели поговаривают, что они могут стать досрочными и пройдут уже в следующем году. Причина тому вполне очевидна – правящая коалиция стоит на распутье и не знает, что делать. По общему мнению, Австрия, несмотря на неолиберальную экономическую политику, смогла сохранить больше остатков социального государства, чем Германия, но продолжение этой политики может сослужить ей плохую службу.

Продолжение заданного Брюсселем курса на дальнейшее социальное размежевание, рост безработицы, сокращения налогов для богатых, экономию на образовании и здравоохранении будет приводить к снижению популярности «народников» и социал-демократов и усиливать внутриполитические противоречия. Идти по этому пути вслед за Меркель им не хочется, так как за такую политику Австрии придётся платить по совершенно другому счёту. 

И в первую очередь потому, что влияние национально ориентированных правых сил в Австрии пропорционально гораздо сильнее, чем в Германии. На прошлых выборах в парламент, проходивших в 2013 году, Австрийская партия свободы, кандидат от которой в президенты Норберт Хофер сейчас уступил ван дер Беллену, почти настигла Народную партию и была близка к тому, чтобы войти в правящую коалицию. Не хватило полтора процента голосов. В сравнении с ней немецкие евроскептики из «Альтернативы для Германии» пока таких позиций не имеют. 

Для Австрийской партии свободы достаточно небольшого сдвига в настроениях избирателей, чтобы сравняться с социал-демократами и стать силой, которая начнёт определять конфигурацию правительственной власти.

Поэтому избрание ван дер Беллена едва ли может рассматриваться как поражение Партии свободы. Это, скорее, своеобразный тайм-брейк перед началом серьёзного политического поединка.

 

www.fondsk.ru

 

Страница 6 из 7