facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 10:55
Дмитрий Седов

Дмитрий Седов

публицист

 

В преддверии российских президентских выборов США предпринимают новую серию информационных атак на Россию. Сначала главы американских разведывательных ведомств выступили 13 февраля с совместным заявлением, в котором предупредили комитет Сената по делам разведки о том, что Россия снова замышляет против Америки: во время промежуточных выборов 2018 года в Конгресс США она обрушит на самую безупречную демократию в мире весь свой арсенал запрещенных средств: хакерские атаки, утечки, манипуляции в соцсетях и, возможно, еще что-то.

Затем 16 февраля специальный прокурор Роберт Мюллер (Robert Mueller) опубликовал обвинительное заключение о русском вмешательстве в американские выборы. Оказывается, 13 российских граждан и некие три фирмы три года (!) проводили подрывную операцию против кандидата в президенты Хиллари Клинтон и сеяли «раздоры в США». Дар предвидения этих русских вызывает оторопь: за три года до начала избирательного марафона они знали, что Демократическая партия выдвинет своим кандидатом Хиллари Клинтон, и направили против нее всю свою подрывную работу. 

Правда, у Мюллера ничего не сказано о том, что в ходе последней президентской кампании в США при загадочных обстоятельствах нашли смерть пять американских журналистов и политиков из числа политических противников Клинтон. Тут ведь русских не обвинишь, а заподозрить в таких преступлениях Хиллари язык не поворачивается. Так что в Америке эти убийства останутся нераскрытыми.

Однако главное не в этом. Доклад Мюллера шокировал Америку другим: какая-то дюжина русских обыграла могущественные службы безопасности США, взломала шифры и коды американских компьютерных сетей, подвигла большинство избирателей поддержать Трампа и, в конце концов, обеспечила ему победу.

Как жить дальше, леди и джентльмены?

И передовую американскую общественность стал занимать вопрос: ну хорошо, мы проиграли русским на своей площадке, а сами-то мы в состоянии влиять на их выборы? Как по команде, целая компания экспертов разведсообщества США стала делиться на этот счет своими откровениями. Да, американские спецслужбы, бывает, тоже вмешиваются во внутренние дела других государств, но делают это так трепетно, что охватывает умиление. Отставник ЦРУ Стивен Холл (Steven L. Hall), 30 лет проработавший в этом ведомстве, заявляет: «В последние несколько десятилетий вмешательства России и Америки в выборы иностранных государств не были равносильными в нравственном отношении. Вмешательства Америки в основном были направлены на оказание помощи неавторитарным кандидатам, которые выступали против диктаторов, и на поддержку демократии. Россия же гораздо чаще вмешивалась для того, чтобы подорвать основы демократии или поддержать авторитарный режим». Ставить Америку и Россию в один ряд – «это как утверждать, что копы и бандиты одинаковы, потому что и у тех, и у других есть оружие». 

Короче, не сравнивайте чистых (американцев) и нечистых (русских). 

Кто бы сомневался, что «Америка занимается тем же самым». Любая «цветная революция», любая вспышка «арабской весны» носит признаки вмешательства американских спецслужб. Правда, в отличие от поисков «русского следа в деле Трампа» никакие специальные прокуроры Мюллеры здесь не нужны – все очевидно. Организация государственного переворота на Украине четыре года назад – один из самых ярких примеров. Идеологическая работа с целевыми группами населения и организация массовых беспорядков – товарный знак деятельности ЦРУ и Госдепа. А когда «цветные революции» не получаются мирными, в дело вступают вооруженные силы. 

Кровавый мятеж чилийской армии против правительства Альенде
в 1973 году был подготовлен ЦРУ, и последующий террор, устроенный Пиночетом, тоже осуществлялся под руководством этого ведомства. 

В Сербии последовательность проведения операции была изменена; сначала была развязана война против Югославии, потом организована «цветная революция» по свержению Слободана Милошевича. Между прочим, как свидетельствует Вэнс Хоутон (Vince Houghton), служивший по линии ЦРУ на Балканах, США направили в Сербию миллионы экземпляров агитационных материалов на сербском языке с лозунгом «С ним покончено!», одновременно финансируя молодежное движение «Отпор».

Еще нагляднее «нравственный» характер американского вмешательства проявился в устранении ливийского лидера Муаммара Каддафи. И хотя в официальном изложении этой истории инициаторами агрессии против Ливии значились европейские союзники США, никто из них и пальцем бы не пошевелил без благословения Вашингтона. Притчей во языцех стали подготовленные Соединенными Штатами перевороты в Иране и Гватемале, замешанные на крови эксперименты в Афганистане и так далее. 

Обвиняя Россию в том, что она расшатывает консенсус элит в США, американские СМИ рассказывают, что Америка, хотя и занимается в других странах «тем же самым», но делает это ко благу – борется с авторитарным злом, то есть действует в лучших намерениях. 

Вот и подготовку к президентским выборам в России спецслужбы США ведут «в лучших намерениях». Например, в попытках дискредитации основного кандидата в президенты Российской Федерации Владимира Путина есть важный функциональный момент. Главное – дискредитировать внешнюю политику РФ. В условиях, когда информационное пространство планеты едино, манипуляции в западных СМИ так или иначе перекочевывают в российское информационное пространство; и навязывается тезис о том, что раз экономические санкции против России эффективны, значит, снижение уровня жизни в РФ является следствием внешней политики «кремлевского режима».

Сильная сторона американских спецслужб заключается в том, что они имеют влияние на ньюсмейкеров в других частях света. Это позволяет проводить широкие информационные операции. Многое отрабатывается на Сирии, когда подготовленные противниками Дамаска постановочные сцены вроде химических атак или обстрелов сирийской армией «мирного населения» выдаются за реальные события.

Отдельным направлением в дискредитации международной деятельности России является использование Вашингтоном возможностей европейских союзников. Например, немецкой разведки БНД, британских, испанских спецслужб, разрабатывающих мифологию «русского шпионажа». Перед предстоящими 4 марта 2018 года парламентскими выборами в Италии Джо Байден твердит, что «есть риск влияния Кремля на выбор итальянцев».
В Таллине действует Прибалтийский центр совершенствования медиа (The Baltic Centre for Media Exellence), главной задачей которого является «достойный ответ доминированию прокремлевских СМИ».

И непрерывно ведется поиск новых методов подрыва внутриполитической стабильности в России. Сейчас делается упор на попытках расколоть российскую элиту. Об этом свидетельствуют опубликованные в США «запретные списки» крупных российских политиков и бизнесменов с целью вызвать политические скандалы перед президентскими выборами. 

Задумка, правда, результатов не дает, но машина запущена. И поиск американскими спецслужбами слабых мест в российской «защите» будет продолжаться.

www.fondsk.ru

 

 

О новой законодательной инициативе правительства Венгрии

Правительство Венгрии внесло в парламент пакет из трех законопроектов против нелегальной миграции под общим названием «Остановить Сороса» (Stop Soros), сообщило 21 февраля венгерское информагентство МТИ. Инициатива Будапешта уже вызвала обеспокоенность в европейских правительственных кругах. Общий смысл этой обеспокоенности выразила немецкая Frankfurter Allgemeine Zeitung: «Венгерский премьер Виктор Орбан выдает себя за последний бастион Европы перед победным шествием ислама». 

В законопроектах предполагается усиление контроля государства над неправительственными организациями с иностранным финансированием, получающими деньги из-за рубежа на сумму более 24 тысяч евро. Такие НПО, согласно документу, должны зарегистрироваться в качестве «организаций, получающих иностранное финансирование», и каждый год предоставлять подробную отчетность о движении своих средств. В случае невыполнения этих требований организации подлежат закрытию. 

В большинстве случаев речь идет об НПО, оказывающих помощь беженцам с Ближнего Востока и из Северной Африки или агитирующих за облегчение режима их въезда в Венгрию. Новые правила предусматривают 25%-ный налог на все дотации для НПО, поступающие из-за границы. Их сотрудники не будут допускаться в пограничную зону ближе чем на 8 км от границы. Временно вводимое ограничение предусматривает получение для такого допуска специального разрешения, которое будет выдаваться после проверки заявителя венгерскими спецслужбами. 

По мнению премьер-министра Венгрии Виктора Орбана, Джордж Сорос осуществляет подкуп местных НПО с тем, чтобы они расшатывали внутреннюю ситуацию в стране (и других странах Европы) через приток иммигрантов из стран ислама. Хотя в действительности речь идет далеко не только о деятельности этого престарелого миллиардера.

Ранее в Венгрии был принят закон, регулирующий иностранное финансирование национальных университетов. Данный документ обязывает иностранные учебные заведения иметь учебные площадки в стране их регистрации. В результате может быть закрыт Центрально-Европейский университет в Будапеште, созданный и существующий на средства Сороса. Будучи зарегистрированным в США, он не осуществляет там учебный процесс. 

«Право-националистический премьер-министр Виктор Орбан хочет получить на парламентских выборах 8 апреля большинство в две трети для своей партии «Венгерский гражданский союз», – пишет Frankfurter Allgemeine Zeitung, дающая понять, что в политическом отношении Венгрия с каждым днем отдаляется от «европейских ценностей». – Именно в этих целях он раскручивает истерию о якобы победном шествии ислама по Европе». 

В случае если пакет законопроектов, внесенных правительством, будет принят, Еврокомиссия, скорее всего, начнет расследование против Венгрии по признаку нарушения европейского законодательства. Однако Виктора Орбана это, кажется, мало волнует, несмотря на то что расследование может закончиться лишением Венгрии права голоса в Совете Европейского союза. Аналогичный процесс против Польши в связи с ее судебной реформой уже начат. Предваряя позицию Брюсселя,Franfurter Allgemeine Zeitung откровенно замечает, что «привести в разум таких нарушителей [как Виктор Орбан. – Ред.] можно только одним способом – перекрыть им финансовую помощь». 

Вместе с тем венгерский премьер имеет поддержку в обществе, и его влияние не ограничивается сегодня Венгрией. На прошлой неделе на конференции христианско-демократических партий в Будапеште он изложил свои взгляды делегатам разных стран и получил их поддержку. Ему пожелали удачи на выборах 8 апреля крупные политики из числа руководителей христианских демократов Испании, Сербии, Колумбии и других стран.

Совсем иной была реакция из Брюсселя. Министр иностранных дел Люксембурга Жан Ассельборн назвал Орбана «диктатором» и потребовал начать расследования против Венгрии. Уполномоченный по правам человека Совета Европы и представитель верховного комиссара ООН по правам человека изложили в адрес Будапешта стандартный набор обвинений в нарушении прав человека.

Сам Виктор Орбан, выступая с ежегодным отчетом о положении страны, обрисовал ситуацию с притоком мигрантов из мусульманских стран в мрачных красках: «Черные облака покрывают Европу. Страны перестанут существовать, Запад падет, а Европа даже не поймет, что это вторжение». Он предсказал также появление в Европе мусульманского большинства и обвинил правительства европейских стран в слепоте и оторванности от реального положения дел. «Опасность, с которой мы сталкиваемся, пришла с Запада, от политиков в Брюсселе, Берлине и Париже. Они хотят, чтобы мы приняли политику, которая превратила их страны в мусульманские гнезда и проложила путь для упадка христианства и распространения ислама». 

«Мы думаем, что последняя надежда Европы – христианство», – заявил Орбан, назвав Венгрию последней опорой в борьбе против исламизации. И добавил, что «иммиграция способствует развитию страны так же, как грипп способствует здоровью организма».

Первые жесткие меры против иммигрантов, включая строительство заграждений из колючей проволоки на венгерской границе, правительство Венгрии приняло еще в разгар кризиса с беженцами. В декабре 2017 года Еврокомиссия подала в суд ЕС иск против Венгрии, Польши и Чехии за отказ принять беженцев в рамках программы по расселению мигрантов. Однако протесты усиливаются не только в этих странах. В Италии, где вскоре предстоят парламентские выборы, также постоянно звучит критика миграционной политики ЕС. Особые отношения связывают Виктора Орбана и руководителей баварского ХСС. Недавно он в очередной раз посетил Мюнхен, где ему был оказан теплый прием, а его критика в адрес Ангелы Меркель осталась «не замеченной». Между тем против Орбана не прекращается кампания в западных СМИ, ему приклеивают образ диктатора, называют могильщиком демократии. 

Скорого решения проблем, вызванных иммиграцией в Европу, не видно. И в этом смысле будущее Старого Света покрыто туманом. Консервативная часть европейских политических кругов принципиально не согласна с неограниченным вливанием в Европу инородного, инокультурного и инокофессионального элемента, который потенциально несет угрозу столкновения цивилизаций. И ведущий отряд сопротивления либеральным подходам к иммиграции начинает формироваться, прежде всего, в странах, где сильны позиции католической церкви – в Польше, Венгрии, Словакии, Италии, Испании.

 

www.fondsk.ru

 

 

В немецких СМИ намечаются перемены. Информационное доминирование ведущих СМИ, следующих в фарватере атлантизма и зараженных русофобией, все чаще нарушается выступлениями журналистов, которые мыслят беспристрастно и дорожат истиной. Об этом свидетельствует и интервью известной немецкой журналистки Габриеле Кроне-Шмальц, много лет проработавшей в телекомпании АРД, в том числе в России. Интервью дано немецкому сетевому журналу «Страницы для размышлений». Теперь Г. Кроне-Шмальц является независимым журналистом, занимается общественно-политической работой, преподает журналистику. 

– Госпожа Кроне-Шмальц, отношения между Западом и Россией можно назвать как угодно, только не хорошими. Что идет не так?

– Очень многое идет не так. В обществе преобладает мнение, что во всем виновата Россия, будь то поддержка диктатора Асада, будь то интервенция на Украину, будь то присоединение Крыма или модернизация армии. На самом деле все выглядит гораздо сложнее, а такой взгляд затеняет западную часть вины в эскалации напряженности, и это решающим образом влияет на вопрос: какую политику в отношении России следует проводить. 

– Вы можете пояснить подробнее?

– После разрушения СССР Запад перестал всерьез воспринимать российские интересы или даже незаконно их игнорировал. И при этом пытался втянуть В.Путина во время его первого президентского срока в более тесные отношения. Одновременно мы проводили в рамках НАТО собственную политику, расширяя альянс на Восток. Это расширение превратилось в серьезную проблему в отношениях с Россией так же, как ПРО в Польше и Румынии, направленные якобы против ракет Северной Кореи и Ирана. Москва опасается, что это системы, предназначенные для ограничения ее способности к нанесению ответного ядерного удара. Переворот на Украине в 2014 году, в результате которого к власти пришли политики, стремящиеся вступить в НАТО, переполнил чашу терпения России. Для Москвы Крым не мог стать территорией блока НАТО уже потому, что там в соответствии с договором дислоцировался Черноморский флот России. Россия начала действовать. Не должно было случиться так, чтобы после развала СССР Запад перестал считаться с Россией. Однако это произошло. И мы находимся теперь в классической фазе эскалации, когда один боится другого и предпринимает соответствующие шаги. Пора начинать новую разрядку. 

– Какова роль немецких СМИ, когда речь заходит о России?

– Я должна констатировать, что здесь наблюдается упрощенная черно-белая картина. Не важно, что рассматривается – Украина, Сирия, Крым, – всюду русские стоят на стороне зла. При этом сообщения о российских преступлениях базируются на предположениях или на недоказанных обвинениях, как, например, в случае с прибалтийскими республиками, устроившими истерику вокруг учений «Запад». Специалист по СМИ Уве Крюгер называет это явление «информация на основе подозрений». 

– В чем слабые места работы западных СМИ?

– Вместо политического анализа публике предлагаются моральные оценки и повсеместно применяются двойные стандарты. Вместо того чтобы выявлять невидимые механизмы и взаимосвязи, рисовать объективную картину и объяснять мотивацию сторон, СМИ пытаются сами «делать политику» и поворачивать граждан в «нужном направлении».

– Что еще кажется вам негативным?

– То, что через такие публикации создается постоянное давление на тех работников СМИ, которые могли бы проявлять объективность, но боятся сделать это. Они знают, что над ними могут устроить расправу. У нас идея о том, что кто-то может руководствоваться своим разумом и на основе фактов прийти к особому мнению, не допускается в принципе. В СМИ стоит перманентная истерия. В Германии это не так сильно выражено, но в США каждый контакт с Россией рассматривается как государственная измена. Так сказать, привет от сенатора Маккарти.

– Как случилось, что основные СМИ, располагающие весьма квалифицированными кадрами, предлагают журналистику такого низкого пошиба? 

– Я давно пытаюсь разобраться в этом вопросе. Конечно, здесь имеются и структурные причины. Например, технические возможности телевидения многократно улучшились. Мы в состоянии устроить передачу сразу по следам события. Конечно, быстрота – это одна из нужных сторон журналистики, но не тогда, когда она идет в ущерб качеству. В таком случае преимущество превращается в недостаток. Журналисты не должны превращаться в банальных репортеров, потому что у них не хватает времени на анализ и размышление. Кроме того, вымирание газет происходит во вред многообразию. Информация, которая распространяется повсеместно, исходит лишь из редакций нескольких крупных газет, на которых все полагаются. Конечно, остальным гораздо удобнее плыть по течению, это обеспечивает спокойную жизнь. Однако стоит отойти в сторону, как возникает потребность в глубокой проработке материала. Это непросто, но это тоже есть. Например, в популярной телевизионной передаче «Кабаре» политика блока НАТО порой подвергается ядовитой критике. И посмотрите – при этом ни слова о России.

– Летом состоится чемпионат мира по футболу в России. Что вы ожидаете от него в плане работы СМИ?

– Я предполагаю самое плохое. Хотя надеюсь, что этого не произойдет. Может быть, найдутся корреспонденты, которые возьмут пример с тренера немецкой сборной Йоахима Лева. В прошлом году он сказал в одном интервью: «Мы хотим играть с русскими футболистами, демонстрировать свой интерес к ним и быть с ними открытыми».

– Вы видите элементы пропаганды в работе наших СМИ, когда речь идет о России? 

– Я поддерживаю предложение Уве Крюгера уделить особое внимание феномену пропаганды и даже основать специальные учреждения для ее изучения, потому что это малоизученное явление. Например, наряду с официальной пропагандой государств существует массовая бессознательная пропаганда, автоматически распространяющаяся социализированными гражданами. Это так называемая горизонтальная пропаганда. 

– Вы обучаете будущих журналистов. Какой совет вы даете журналистам, которые замечают, что в информационной работе происходит подлог, но, несмотря на страх потерять доверие редакции, им следует иметь мужество указать на выявленные проблемы? 

– Я пытаюсь научить студентов умению верить в себя и приучаю их к независимому мышлению. Когда все говорят хором, это не значит, что все в порядке. Об этом свидетельствуют самые драматические примеры. Вспомним о лжи, которая стала основанием для войны против Ирака: ведь у Саддама Хусейна не было оружия массового уничтожения. Я пытаюсь привить студентам этические основы. Конечно, мы, журналисты, вынуждены продавать наш «товар», но это особый товар. Журналисты так же, как и врачи, нуждаются в «этическом компасе». Случаются ситуации, когда я должна спросить себя: могу ли я это делать, ведь это непозволительно? Я всегда должна помнить, что несу на себе ответственность. Короче говоря, я должна собрать максимальное количество информации и самостоятельно ее осмыслить. И еще я всегда говорю студентам: относитесь с подозрением к тем, кто нажимает на мораль в своих аргументах. Мораль важна, но она не заменяет политического анализа.

– Какие возможности вы видите для улучшения отношений между Германией и Россией? 

– Это звучит как банальность, но мы должны наполнять эти отношения жизнью – через меры доверия. Большинство немцев заинтересованы в добрых отношениях с Россией. Непременно настанет время, когда люди, принимающие решения, а также СМИ примут к сведению эту заинтересованность. Лучшая инвестиция в политику мира – это молодежный обмен на всех уровнях. Такой обмен играет роль прививок против ограниченности и враждебных стереотипов.

 

 

www.fondsk.ru

 

 

Внеочередной съезд Социал-демократической партии Германии 21 января принял решение о вступлении СДПГ в большую правительственную коалицию с «черными» (ХДС/ХСС). Решение принималось в обстановке острой внутрипартийной борьбы. Из 642 делегатов съезда только 362 проголосовали «за» и 279 «против». Раскол усугубился активными протестами молодежного крыла СДПГ во главе с Кевином Кюнертом (Kevin Kühnert). Молодые социал-демократы предостерегли от скорой деградации партии, выступили за то, чтобы уйти в оппозицию, обновиться и нарастить силы для новой борьбы, но их не услышали. 

Мнение о том, что социал-демократы новым союзом с ХДС/ХСС ослабляют влияние партии в массах, высказывается многими наблюдателями. Ведь, по сути, СДПГ согласилась продолжить сотрудничество со ставленниками олигархии, которое уже привело социал-демократов к неудаче на федеральных выборах осенью прошлого года. Опросы непосредственно перед съездом показали, что эту когда-то влиятельнейшую партию поддерживают сегодня не более 18% избирателей.

Характерно, что за большую коалицию выступали представители партийного руководства, а против – представители местных организаций. В конце концов, верхушке социал-демократов удалось убедить «низовых» в том, что в составе правительства партия обретет силы и выдавит из «черных» необходимые уступки. Хотя, скорее всего, это лишь обещание. 

В ходе предварительных переговоров с ХДС/ХСС не было достигнуто окончательного согласия по таким важным пунктам, как отмена «двухуровневой медицины» для бедных и богатых, как отмена закона о «временных трудовых соглашениях», ограничивающих права трудящихся. Не все ясно и по тому пункту, в котором руководство СДПГ настаивает на жестком регулировании въезда родственников беженцев, получивших право жить в Германии. В общем и целом во время предварительных переговоров ХДС/ХСС торговалась с будущим партнером по правительственной коалиции так, как богатый торгуется с бедняком, не особенно учитывая пожелания социал-демократов. Тем не менее председатель СДПГ Мартин Шульц горячо обещал делегатам включить эти пункты в коалиционный договор. Хотя данные проблемы не новы, разговоры о них социал-демократы вели еще в составе прежней коалиции с ХДС/ХСС и мало чего добились. Например, за так называемую солидарность – отмену закона о трудовых договорах об укороченном рабочем времени СДПГ «борется» уже многие годы и без всякого успеха. Поэтому за обещаниями Шульца, скорее всего, кроется повторение пройденного: СДПГ вернется на роль младшего партнера «черных» еще на четыре года без заметного изменения общей политической ситуации. 

Интересно, что в двух соседних столицах, Париже и Варшаве, восстановление в германских политических верхах прежнего статус-кво восприняли по-разному.

Во Франции решение СДПГ «соединиться» с ХДС/ХСС в одном правительстве встретили с удовлетворением. Теперь курс Эмманюэля Макрона на реформирование ЕС имеет шанс состояться. План Макрона охватывает европейский бюджет, совместную оборону, унификацию налогов и социального законодательства, интеграцию образования, а также предполагает дальнейшее развитие ЕС по пути «Европы двух скоростей». План получил поддержку А.Меркель и З.Габриэля, и тормозило его осуществление лишь отсутствие в Германии полноценного правительства. Теперь вроде бы этот вопрос уладился.

Другие настроения в Варшаве. Альянс Германии с Францией и задуманные реформы Евросоюза не радуют правящую в Польше партию «Право и справедливость». Принцип «Европы двух скоростей» обрекает Польшу на периферийное положение в ЕС. Кроме того, польская судебная реформа вызывает довольно жесткую критику Брюсселя, за которой могут последовать и санкции. А Польша из всех стран Центральной и Восточной Европы получает от Евросоюза наибольше дотации.

Помимо этого, Макрон намерен бороться с проникновением дешевой рабочей силы в ведущие страны ЕС, а это снова ударит по Польше, получающей значительную часть валютных поступлений от своих гастарбайтеров в Западной Европе.

И наконец против Польши могут обернуться ее трансатлантические связи. Министр иностранных дел Германии Зигмар Габриэль уже предупредил, что «таких трансатлантических отношений, как раньше не будет и после ухода Дональда Трампа». Эта линия будет укрепляться, что поставит Варшаву с ее безоговорочной ориентацией на Вашингтон в положение американского «прислужника» в глазах Берлина и Парижа. «В СДПГ не найдется ни одного человека, симпатизирующего Польше, зато полно тех, кто симпатизирует Москве», – говорит известный польский публицист Михал Куз (Michal Kuz). Варшаве будет непросто поддерживать антироссийские акции Вашингтона, сопротивляться российско-германскому проекту «Северный поток - 2» и не иметь проблем в Европейском союзе, обновляемом под эгидой Германии и Франции.

 

 

www.fondsk.ru

 

Страница 1 из 7