facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 9:17
Денис Батурин

Денис Батурин

политолог, член Общественной палаты Республики Крым

 

Черноморский регион вновь становится точкой нарастающей напряженности, провоцируемой  США и Украиной, координация усилий между которыми носит признаки синергии.

Первый, наиболее заметный фактор – попытки военно-политического давления на Россию. 18 февраля в Черное море вошел эскадренный миноносец ВМС США «Карни», который присоединился к уже находившемуся  там эсминцу «Росс».

Американская сторона объясняет присутствие своих кораблей в регионе двумя тезисами: 1. противостояние наращиванию российских сил в регионе; 2. усилия по «уменьшению чувствительности» Москвы в связи с присутствием американских ВМС в регионе. Второй тезис достаточно прямолинейно разъяснил источник из Пентагона: «…Россия стала более чувствительна к нахождению там американских сил, опасаясь, что военный потенциал США может подорвать ее преимущества». (http://crimea.ria.ru/world/20180220/1113877220.html?inj=1)

Это разъяснение вскрывает старые комплексы Вашингтона. Во время Карибского кризиса, когда неожиданно обнаружилось присутствие советских ракет на Кубе,  это было расценено как «подрыв военного преимущества США». Теперь, судя по всему,  США пытаются сыграть в старую игру, забыв о тяжело давшемся разрешении прошлого кризиса.

А вот еще одна интересная формулировка американских военных: «Решение использовать сразу два корабля в Черном море демонстрирует нашу приверженность региональной стабильности и безопасности», – объявил вице-адмирал Грэди. (http://crimea.ria.ru/politics/20180219/1113875942.html?inj=1)

Это чистой воды иезуитство, так как именно присутствие американских эсминцев и создает в регионе военную напряженность. Причем, как обычно, весьма далеко от американских границ.

Наличие на кораблях США современных систем ПВО «Иджис», ракет «Томагавк» и «Гарпун» - это фактор военной угрозы. Развернутые в Крыму системы ПВО С-400, и береговые противокорабельные комплексы «Бастион» - довольно прозрачный ответ на эту угрозу. При этом в скором времени приверженцам «региональной стабильности и безопасности», придется покинуть Черное море -  по конвенции Монтре военные суда нечерноморских государств не имеют права находиться там дольше трех недель.   Контролирующая проливы Турция, «даже будучи членом НАТО, стремится четко придерживаться положений конвенции, прекрасно понимая, что она гарантирует сохранение турецкого влияния в регионе, делая его закрытым. И в этом объективно совпадают российские и турецкие интересы». (http://crimea.ria.ru/opinions/20180226/1113911584.html) Из Черного моря эсминцы ВМС США уйдут в рамках соблюдения конвенции по истечении 21 дня пребывания, но затем корабли американского флота могут вернуться, действуя по ротационной схеме.

Как отмечает эксперт Александр Бедрицкий, вынужденное ротационное присутствие своих ВМС в Черном море США намерены компенсировать через сотрудничество в рамках НАТО. Он пишет, что Соединенные Штаты «…размещают противолодочные самолеты "Орион" и "Посейдон", ведут разведку с помощью беспилотных аппаратов вдоль черноморского побережья России, включая Крым, отрабатывают вопросы взаимодействия своих кораблей с союзниками по НАТО, создают условия для использования румынских и болгарских портов в интересах шестого флота, корабли которого все чаще появляются у российских границ в Черном море». (http://crimea.ria.ru/opinions/20180226/1113911584.html)

Увеличение  уровня своего военного присутствия в регионе не является единственной целью США. Как точно отметил военный эксперт Игорь Коротченко: присутствие эсминцев США в Черном море оказывает провокационное влияние на Украину. (http://crimea.ria.ru/opinions/20180220/1113879169.html?inj=1) Недавно принятый  Киевом закон о «реинтеграции Донбасса» тому свидетельство.

К тому же конец февраля и март – это события Крымской весны, открывшей новую главу новейшей истории. Как в Украине, так и в США эти события помнят и отмечают по-своему. У Киева - фантомные боли после потери Крыма, у США уязвленное самолюбие «геополитического гегемона», не рассчитавшего не только силу своего геополитического воздействия  на Россию через Украину, но и не предусмотревшего фактор национальной и исторической памяти, в результате чего Крым вошел в состав Российской Федерации. И если история с Донбассом входит в русло Минского процесса, по крайней мере, пока это направление признано безальтернативным, то вопрос Крыма, который, как сказал Владимир Путин, для России закрыт, остается для Запада более сложным по известным причинам.

Нет сомнений, что в Киеве дефиле эсминцев рассматривают как некое обеспечение и поддержку своей борьбы за ресурсы Черного моря.      Межгосударственный спор между Россией и Украиной в международном арбитраже может привести к остановке добычи газа на шельфе Крыма. СМИ уже растиражировали сообщение о том, что Госпредприятие Крыма «Черноморнефтегаз» летом остановит деятельность на Одесском газовом месторождении, которое  обеспечивает полуостров почти половиной собственной добычи газа. (http://tass.ru/ekonomika/4963365)

Однако, министр энергетики РФ Александр Новак, отвечая на вопрос, действительно ли Россия собирается заморозить добычу на Одесском газовом месторождении на шельфе Крыма из-за иска Киева к Москве в международный арбитраж о защите морских прав, ответил: «Я думаю, пока не отвечу на вопрос, принято ли окончательное решение об этом. Всё будет зависеть от юридических оснований». (https://iz.ru/709162/2018-02-15/rossiia-poka-ne-reshila-vopros-ob-ostanovke-dobychi-gaza-na-shelfe-v-krymu)

Киев всеми силами старается повлиять на обеспечение Крыма ресурсами. Иск в международный арбитраж вполне сравним с продолжением «экономической и ресурсной блокады  Крыма» другими средствами. Потому что все, что можно, между Крымом и Украиной уже  заблокировано. Но при этом во многом уже восполнено из России. Часть энергетических ресурсов поставляется через Керченский пролив с материка (газ, электроэнергия), часть вырабатывается и добывается в Крыму и на шельфе. Учитывая, что в  ближайшее время  в Крыму заработают две новые газовые электростанции, которые обеспечат Крым электроэнергией собственной генерации полностью,  вырастет и потребление газа. И, скорее всего, именно этим можно объяснить появление этого иска в арбитраже.

В целом, поиск формулы ослабления России в Черноморском регионе – остается важной геополитической задачей Вашингтона. Военно-политическое давление играет здесь самую заметную роль на фоне не менее значимых попыток экономического давления, к которому Крым, по своим географическим особенностям и испытывая определенный недостаток ресурсов, пока чувствителен.

Очевидно, что США, обеспечивая присутствие своих военных кораблей в Черном море, задались целью дополнить экономическое давление на Россию давлением военным. При этом можно предположить, что такое расширение морской группировки США не нужно Турции, которая контролирует и соблюдает конвенцию Монтре и имеет свои интересы в Черноморском регионе и на Ближнем Востоке, по поводу которых у Анкары регулярно возникают разногласия с Вашингтоном. Учитывая этот фактор, а также не раз подтвержденное совпадение интересов России и Турции по многим проблемам в регионе, можно выстраивать достаточно эффективные ответные меры по разным направлениям.

 

Мюнхен-2018: Украину почти не слышно

Вторник, 20 Февраль 2018 12:04

Конференция по безопасности в Мюнхене могла бы стать поводом и площадкой для разрешения конфликта на юго-востоке Украины. Тем более, конференции предшествовала встреча спецпредставителей России и США, Владислава Суркова и Курта Волкера в Дубаи. (https://interaffairs.ru/news/show/19270) Можно было ожидать, что Украина, уязвленная ситуацией, когда значимые решения в отношении ситуации на Донбассе принимаются без ее участия, будет использовать Мюнхен для активизации площадки «норманнского формата».  Но политических ресурсов для этого у президента Петра Порошенко нет, хотя он ищет любые возможности.

Ограниченность маневра Порошенко демонстрирует его телефонный разговор с Президентом России Владимиром Путиным, состоявшийся 12 февраля, но официально подтвержденный Москвой только 14 февраля. Украинский политолог Дмитрий Корнейчук высказал  предположения, зачем Порошенко звонил президенту России:  «1) Вашингтон загоняет Порошенко в формат прямого общения с Россией для ввода миротворцев на Донбасс и "перезапуска" Минских соглашений…. Все мирные инициативы по Донбассу, как бы они не били по рейтингу Порошенко, должны, по мнению США, исходить от Украины, как участницы "нормандского формата" и страны, где идет война. 2) Порошенко подтвердил Путину, что Украина готова выполнять все договоренности Вашингтона и Москвы по Донбассу. И как доказательство — сразу же в СМИ появился "план Расмуссена" по вводу миротворцев на Донбасс, который, естественно, поддержит Украина. В частности — на Мюнхенской конференции и в рамках планировавшейся там встречи глав МИД «нормандской четверки»». (rian.com.ua) Нужно сказать, что все почти так и произошло, кроме встречи глав МИД «нормандской четверки».

В Мюнхене Порошенко показывал Европе простреленный на Донбассе флаг ЕС, говорил о «российской агрессии» и призывал ввести на Донбасс миротворцев. Собственно, украинская тематика Мюнхена-2018  - это отрицание американского протектората и влияния Москвы и антироссийская риторика, и при этом - фокус на миротворцах и вопросах формата, состава и полномочий  миротворческой миссии.

Как заявил Порошенко, «участники конференции в Мюнхене понимают необходимость введения миротворческой миссии как ключевой составляющей мирного урегулирования конфликта на Донбассе» с правами разоружать «незаконные вооруженные формирования», присутствовать  на  участке украино-российской границы и т.д. (lb.ua)

Довольно странные предложения прозвучали и в докладе бывшего генсека НАТО Андерса Фог Расмуссена, ныне советника президента Порошенко. Доклад «Сможет ли ООН объединить Украину» был подготовлен американским Институтом Хадсона совместно с Rasmussen Global Foundation. Основные положения доклада касались  общей численности контингента – до 30 000 человек и 4000 человек полицейского контингента. В нем также говорится о том, что командование миссии будет осуществляться либо непосредственно ООН, либо представителем независимого Международного контингента. Участниками миссии могут быть миротворцы из стран, не входящих в НАТО, приемлемые как для Украины, так и для России. Почему-то говорилось и о том, что  России необходимо будет обеспечить прекращение огня, а властям самопровозглашенных республик  принять условия работы миротворцев, про гуманитарные учреждения, группы юристов и экспертов в области государственного управления и посредников для работы с местными общинами. (strana.ua) Короче, в докладе пространно говорится о  формате миротворческой миссии и  ответственности России за ситуацию на Донбассе. Но при этом за бортом обсуждения остаются самые существенные вопросы - как и когда Украина будет выполнять политическую часть Минских соглашений: принимать закон об особом статусе и изменения в конституции.  

И это еще одно подтверждение того, что политическая часть соглашений – «Рубикон» для режима Порошенко. Если он будет перейден, режим перестанет существовать. Очень похоже, что все, что делает президент Украины, фокусируется на том, что Минские соглашения на Украине реализовать невозможно – их не провести через парламент, народ их, якобы, тоже не поймет, страна войдет в новую острую фазу политического кризиса, а далее - досрочные парламентские и президентские выборы с неясным исходом. Это новая стратегия шантажа со стороны  Порошенко, который в Мюнхене, по сути, сделал коллективному Западу следующее предложение: «или я, какой есть, или новый бардак в Украине, при сохранении и усугублении проблем нынешних».

Интересы самосохранения украинского президента диктуют не вариант разрешения конфликта на юго-востоке, а замораживания украинского кризиса в целом, сохранение его нынешнего, весьма неприглядного состояния и содержания. Личное меню предложений Порошенко таково:

  • Национализм - как составляющая политической системы и политического процесса.

  • Националисты -  как «цепные псы» и «пушечное мясо».   

  • Антироссийская внутренняя и внешняя политика, как в интересах внутреннего политического курса, так и основание для дальнейшей санкционной политики Запада против России. 

  • Украина в глубоком кризисе, но президент Порошенко – гарант ее антироссийской политики.

Меню для Запада во многом привлекательное,  и одновременно - неполиткорректное. При этом в Европе накопилось множество вопросов к самой Украине.  Венгрию и Румынию не устраивает  языковая и национальная политика Киева, Польшу  культурно-исторические и политические оценки недавнего прошлого. У Германии есть свои претензии и предложения по  поводу газового транзита через Украину: «На организованном немецким бизнесом завтраке министр иностранных дел ФРГ Зигмар Габриэль сообщил, что Германия может предложить инвестиции для Донбасса при условии установления перемирия и отвода тяжелого вооружения. Также он отметил, что Берлин хочет гарантировать транзит российского газа через Украину. "Мы хотим гарантировать транзит газа по трубопроводу через Украину", - сказал Габриэль». (rian.com.ua)

Эксперты были откровенны в своих оценках выступления Петра Порошенко. Так обозреватель немецкого издания Die Zeit Михаэль Туманн написал: «На предыдущих конференциях Порошенко слушали гораздо больше людей. Более того, даже в перерывах продолжались обсуждения ситуации в Донбассе и «мнимого российского вторжения» на украинскую территорию, отмечает Туманн. (…) Порошенко произнес в адрес России «очередную дребезжащую обвинительную речь». Его выступление оказалось «печальным и даже опасным» как для самой Украины, так и для Европы. Дело в том, что теперь интерес к обстановке в Донбассе почти полностью потерян — он остался лишь у экспертов». (regnum.ru)

Предварительные выводы по итогам Мюнхена, где украинская тема, несмотря на титанические усилия Киева, не стала главной, можно сделать такие. Миротворческая миссия, видимо, - вопрос решенный. Формат и состав миссии активно прорабатывается, при этом значительную часть ответственности за ситуацию на Донбассе для ввода и работы миротворцев пытаются возложить на Россию. За всеми разговорами о миссии сквозит намерение Украины зачистить Донбасс руками миротворцев. Доклад Расмуссена был нужен для того, чтобы в нынешнем положении придать позиции Украины по миротворцам хоть какой-то вес. Реализация политической части Минских соглашений, даже при условии согласования и введения миссии – под большим вопросом, так как режим Порошенко будет сметен националистами и его политическими  противниками. Это значит, что президент Украины не намерен выполнять эту часть соглашений. Поэтому, если конфигурация договоренностей по мировым проблемам грандов мировой политики будет включать полную реализацию Минских соглашений, то режиму Порошенко осталось недолго. Его шансы на переизбрание, и так незавидные, уже сейчас стремятся к нулю.

 

18 января украинская власть приняла «закон о реинтеграции» и получила реакцию в виде резолюции ПАСЕ с требованием пересмотреть закон. 24 января спецпредставитель Госдепартамента США Курт Волкер  прибыл в Киев на встречу с Президентом Петром Порошенко. Итогом этой встречи стал пространный и странный пресс-релиз администрации президента Украины: «Президент Украины Петр Порошенко провел встречу со Специальным посланником Президента США по Украине Куртом Волкером. Было высказано серьезное беспокойство в связи с отсутствием прогресса в выполнении Россией безопасности положений Минских договоренностей. …..Было уделено внимание принятию Закона Украины о реинтеграции оккупированных территорий как элемента общей стратегии по восстановлению суверенитета и территориальной целостности Украины. Стороны подчеркнули приоритетность мирного, политико-дипломатического пути урегулирования ситуации на Донбассе». (http://www.president.gov.ua/news/prezident-ukrayini-i-specialnij-poslannik-prezidenta-ssha-po-45574)

Пространность вполне объяснима дипломатическим протоколом и нежеланием украинской стороны сообщать реальные подробности встречи. Странность, как минимум, в том, что «закон о реинтеграции» назван «элементом общей стратегии по восстановлению суверенитета и территориальной целостности Украины».  При этом очевидно, и об этом говорят не только российские политики и эксперты, но и украинские, что положения упомянутого закона направлены на разрушение архитектуры Минских соглашений. В пресс-релизе вновь повторяются строки закона об «оккупации», заявляется о необходимости реализации миротворческой миссии в формате, который отстаивает Киев. 

Очевидно, что Киев старается представить свою версию итогов переговоров. Тем более, после резолюции ПАСЕ о гуманитарных последствиях войны в Украине, которая была принята с учетом «закона о реинтеграции», ставит перед Украиной много вопросов и дает прямой намек на необходимость выполнения Минских соглашений в том виде, в котором они существуют.

Единственное, что, вероятно,  удовлетворило украинскую сторону в принятой резолюции, так это призыв к России «прекратить агрессию против Украины», о чем заявил народный депутат Алексей Гончаренко. (https://lb.ua/news/2018/01/23/388014_pase_prinyala_rezolyutsiyu.html). Но оставим это на совести депутата.

 Вернемся к американскому представителю. В ходе визита Волкер успел встретиться с начальником Генштаба украинской армии Виктором Муженко и министром по делам АТО и оккупированных территорий Вадимом Чернышом. Почему Волкер встречался с украинскими силовиками? Здесь стоит вспомнить, что «закон о реинтеграции» расширил полномочия президента в военной сфере и в управлении силовиками. Представителю страны-патрона, видимо, было интересно, насколько силовики готовы  выполнять распоряжения Порошенко в рамках его новых полномочий. Могу предположить, что в Вашингтоне не исключают сценарии обострения ситуации на востоке Украины в период таких значимых событий как выборы президента РФ и Чемпионата мира по футболу.  

Перед январской встречей с Сурковым, Волкер заявил: «Посмотрим, будет ли позиция России оставаться неизменной. Не могу сказать, что я настроен оптимистично». (http://www.dw.com/uk/волкер-росія-має-припинити-конфлікт-на-донбасі/a-42295816)

Судя по всему, российская сторона также не ожидала прорыва от этой встречи.  Как заявил пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков: «…это сверка часов и обмен мнениями по текущим вопросам, зависшим вопросам по ситуации на Юго-Востоке Украины. Ожидать каких-то результатов от этой встречи вряд ли возможно, и не следует, наверное».(http://tass.ru/politika/4905487)

Как стало известно, камнем преткновения стал украинский «закон о реинтеграции». «Помощник президента РФ Владислав Сурков и спецпредставитель Госдепартамента США по Украине Курт Волкер не пришли на встрече в Дубае к единой позиции по закону о «реинтеграции» Донбасса, сообщил "Интерфаксу" источник, знакомый с ходом переговоров. «Ключевым вопросом стал закон реинтеграции Донбасса. Однако стороны по-прежнему демонстрируют разные подходы в этом вопросе. Добиться единого взгляда пока не удалось", - сказал источник. Он отметил, что конкретных решений по итогам встречи не принято, но "стороны договорились продолжить диалог». (http://www.interfax.ru/russia/597307)

 

Такой итог можно было ожидать, так как после предыдущей встречи в Белграде, в ноябре прошлого года, США выделили Украине грант на закупку летального оружия, комплексов «Джавелин», а Порошенко провел через парламент с помощью большинства «закон о реинтеграции», за который Киев пожурили и Брюссель и Вашингтон.  

Однако, первичная информация об итогах встречи в Дубаи оказалась не полной. Как Россия, так и США выдержали паузу, перед тем, как обнародовать итоги встречи.

Владислав Сурков: «Основной темой переговоров вновь стало обсуждение российской инициативы по развертыванию на юго-востоке Украины миссии ООН. Американцы на этот раз привезли гораздо более конструктивные предложения. "Дубайский пакет" американских наработок, в отличие от "белградского", в целом выглядит вполне реализуемым. По крайней мере, на первый взгляд. (..) Главное в нем - довольно подробный план поэтапного развертывания миссии в увязке с реализацией политических пунктов минских соглашений. Это сбалансированный подход, которого мы все время добиваемся. Мы его внимательно изучим и своевременно дадим ответ. После чего пригласим Курта и его коллег на новую встречу». (http://tass.ru/politika/4907699)

Курт Волкер: «Представитель Госдепа подчеркнул, что цели США касательно ситуации на Украине остаются прежними - это "восстановление территориальной целостности" и обеспечение безопасности ее граждан вне зависимости от их национальности и вероисповедания. При этом в Вашингтоне согласны с тем, что путь к этому лежит через выполнение Киевом Минских соглашений, в том числе их политической части». "Украинская сторона должна выполнить минские соглашения, - заявил Волкер. - В числе вопросов - статус Донбасса, проведение местных выборов в регионе". Волкер особо отметил, что США согласны с тем, что "решение политических вопросов должно предшествовать установлению контроля над российско-украинской границей".

(…)"США хотят, чтобы мандат миссии ООН предполагал больше, чем защиту [сотрудников ОБСЕ], чтобы зона размещения миссии была на всей территории конфликта, в том числе на границе с РФ". В то же время Волкер отметил, что "размещение миссии ООН может начаться с линии разграничения, а затем мандат [миссии] может быть расширен". Что касается целей размещения миссии ООН, то она призвана "обеспечить мир и безопасность в регионе".  … «Для этого они должны быть на всей территории. Чтобы провести выборы, нужна атмосфера безопасности. Нужна безопасность для проведения предвыборной кампании, агитации, деятельности избирательных участков".

При этом представитель Госдепартамента признал, что "Киев должен выполнить свои политические обязательства в рамках "Минска". "Согласно известной "формуле Штайнмайера"… особый статус должен вступить в действие в день выборов. И мы должны быть уверены в том, что это [вступление в силу особого статуса] произойдет. Поэтому мы должны позаботиться об этом заранее," - сказал он.

(http://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/4912326)

То, что не сказали официальные лица, сказали эксперты. Они сочли, что встречи Суркова и Волкера стали параллельным работающим механизмом в дополнение к Минскому процессу. По их мнению, это, во многом,  выводит из игры Киев, и даже Германию и Францию. Поэтому более понятными становятся и мотивы Киева, ведущего игру на обострение ситуации.  Это попытка не только решить внутриполитические проблемы киевской власти, но и отчаянная демонстрация своей «воли к победе» любой ценой, которая, видимо, должна была вызывать уважительное внимание Вашингтона. Но этого не произошло.

Еще раз стоит сказать об итоговой ситуации, сложившейся вокруг встречи спецпредставителей. Итоги встречи в Дубае, судя по  молчанию Киева, были для него оглушительны. Если Минск не работает, его поддерживают встречами спецпредставителей, и даже Вашингтон не имеет желания разрушать Минский процесс - единственную работающую международную площадку по разрешению кризиса на юго-востоке Украины. Так, по мнению экспертов, можно ожидать активизацию работы Контактной группы по Украин. "Получается, - отметил директор Центра политической конъюнктуры Алексей Чеснаков, - что предложения, озвученные Штатами (США) в Дубае, которые Сурков назвал "дубайским пакетом", идут вразрез с твердолобой риторикой Киева и с прежним подходом самих американцев". "Фактически, Америка приняла концепцию России, которая выступает за синхронизацию поэтапного выполнения задач безопасности и политики в Донбассе"». (http://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/4916783)

Похожие выводы делают и украинские эксперты, говоря о том, что «лед тронулся» в переговорах США и России по Донбассу, а именно - приближается введение миротворцев в регионе. Так, Павел Рудяков, считает возможным, что «к концу весны, будет принята резолюция Совета Безопасности ООН и осенью начнется развертывание миротворческой миссии ООН в Донбассе». Эксперт видит следующий сценарий: «Первоначально принимается решение по "русскому варианту" – размещение на линии разграничения первого эшелона миротворческой миссии ООН в Донбассе. И затем, по мере выполнения каждого последующего пункта политической части соглашений Киевом, миссия ООН продвигается к государственной границе Украины и России в Донбассе». (https://rian.com.ua/analytics/20180201/1031876179/tri-scenariya-dlia-donbassa.html)

На мой взгляд, значимость встречи в Дубае в том, что это некая новая точка отсчета, некий Рубикон. Теперь и внутреннюю политику Киеву придется выстраивать с оглядкой на итоги встречи Суркова и Волкера. При этом  украинская оппозиция получила новое окно возможностей, после того, как официальный Киев получил оплеуху от ПАСЕ и Вашингтона, если отбросить дипломатические формулировки. А между тем президенту Порошенко при вхождении в  избирательный период нужны не оплеухи, а внятное одобрение его политики. И теперь не исключено, что ради этого ему придется заняться Минскими соглашениями. Но тогда под угрозой оказывается с таким трудом выстроенная агрессивно националистическая  конструкция  режима Порошенко в стране.

 

 

Украина входит в 2018 год с объемным багажом проблем, которые проблемами не считает, а считает своими ресурсами, успехами и достижениями. При этом сторонников именно такого взгляда на Украину, на то, что происходит в стране, на то, как она ведет себя на международной арене все меньше и меньше как в стране, так и среди ее зарубежных партнеров. Основные тренды политического процесса формировались в трех сферах: конфликт на юго-востоке, военная сфера, экономика и политика.

Сосредоточим внимание на конфликте на юго-востоке. Сохранение ситуации воюющей страны выгодно Украине как государству, избравшему евроатлантическую ориентацию, выгодно украинским политическим кругам разного политического спектра и разной степени приближенности к власти, а также зарубежным партнерам и менторам этой страны, разыгрывающим одну из антироссийских карт.  

Вопрос поставок оружия из-за рубежа. Этот вопрос имеет военный аспект, но все больше приобретает политическую окраску, а это значит, что придется вновь придавать процессу поставок идеологический  смысл.  При этом возникает ряд вопросов.  В денежном выражении сумма поставок – 47 млн. долл. США, а это около 200 зарядов и 30 пусковых установок комплекса Javelin.  Когда реальные объемы поставок становятся понятны, возникает вопрос – что решает это оружие? Какую-то военную задачу? Имеет политическую ценность? Выгодный оружейный бизнес? Военную задачу такой объем поставок не решает, сумма для американских военных компаний тоже незначительная, то есть, наибольшая польза – политический эффект от этого контракта.

При всем том, что «поставки оружия» - звучит  громко, за этим кроется скорее символический жест. И это подтверждает информация о том, что расширять поставки оружия Пентагон не намерен: «США не планируют поставлять в Украину противотанковые комплексы TOW (…). Планов по продаже или передаче TOW в Украину нет", — сказал представитель пресс-службы Пентагона Джонни Майкл. При этом ранее в генштабе Украины заявляли, что рассчитывают на поставки TOW из США уже в 2018 году. (…)  (https://rian.com.ua/politics/20180110/1031192558/usa-ukraine-protivotankovie-kompleksi.html).

То есть, при всей неприглядности ситуации с поставками оружия, США осторожничают.

Вашингтон понимает, что конфликт на юго-востоке не имеет военного решения. И поставки оружия в нынешней ситуации – символическая возможность для него сохранить верность патронируемому партнеру.

Но понимание этой ситуации не значит, что обострение конфликта не рассматривается как один из сценариев в рамках антироссийской политики.   

Очевидно, что в будущем любое возможное военное обострение конфликта будет иметь более еще ситуативную политическую подоплеку, чем в предыдущие годы конфликта на юго-востоке Украины.

 

Международный аспект конфликта на юго-востоке по итогам 2017 года зафиксировал две ключевые ситуации:

1. Минский процесс зашел в тупик;

2.  Вопрос о миротворческой миссии завис в воздухе.

Предложение Владимира Путина о введение миротворцев на линию разграничения (https://interaffairs.ru/news/show/18248), это предложение, которое является вариантом выхода из тупиковой ситуации, однако, оно было воспринято в штыки. 

Последние новости по этому поводу с украинской стороны – Посол Украины в ООН Владимир Ельченко заявил, что подвижек в отношении введения миротворцев в ближайшее время не будет. При этом посол отметил, что миротворцы должны стоять на государственной границе между Украиной и Россией». (https://strana.ua/news/116309-podvizhek-v-dele-mirotvortsev-na-donbasse-ne-budet-posol-ukrainy-v-oon.html)

Интересна в этом контексте позиция США, озвученная спецпредставителем Госдепартамента США Куртом Волкером в предновогоднем интервью радиостанции Эхо Москвы: «Я все еще очень обнадежен в отношении Украины и хотел бы увидеть мир в Украине в 2018 году. ….Нужно время и безопасное пространство, чтобы можно было выполнить требования Минских соглашений: провести местные выборы, провести избирательную кампанию, в конце концов, чтобы Верховная Рада начала процесс амнистии, чтобы специальный статус регионов, за который Рада уже проголосовала, был приведен в исполнение после выборов. Для всего этого и нужны миротворческие силы на Донбассе. И я все равно надеюсь, что мы сможем этого достичь, и что Россия хочет разрешить все эти вопросы и восстановить принадлежность территории Донбасса за Украиной». (https://echo.msk.ru/programs/beseda/2119648-echo/ )

Вроде бы все верно – видна даже озабоченность выполнением Минских соглашений. Но, как говорят, дьявол – в деталях.

Американо-украинский вариант – отсутствие российских представителей в составе корпуса миротворцев, размещение контингента на российско-украинской границе, на линии разграничения, и на всей территории ДНР и ЛНР. Этот вариант рассчитан на силовое решение и  во многом близок к позиции США.

Россия вполне объяснимо блокирует этот вариант, основной смысл которого – с помощью миротворцев, под их прикрытием уничтожить ДНР и ЛНР, а заодно и всех несогласных.

Российское предложение – миротворцы на линии разграничения, миротворцы в качестве охраны наблюдателей ОБСЕ отвергнуто. А ведь именно такое предложение могло бы обеспечить в современных реалиях выполнение политической части Минских соглашений: проведение выборов, амнистия, автономия.   

Помимо этого российский вариант отвергнут Украиной - по причине приближения выборов Президента Украины в 2019 году.

Поэтому конфликт на юго-востоке Украины будет тлеть и дальше, его эскалация вполне возможна как мобилизующий внутриполитический фактор накануне президентских выборов, то есть, в конце 2018 г.- начале 2019 г. Это наиболее очевидный и прогнозируемый период военного обострения ситуации, но до этого, в угоду сиюминутной внутриполитической или внешнеполитической выгоде, Киев может не раз найти повод ввести конфликт в острую стадию.

Конфликт на юго-востоке длится уже три года, руководство Украины ошибается, считая, что это мобилизует страну, дает ей экономические драйверы и исторические смыслы. Этот конфликт страну отравляет. Ложные смыслы породили этот конфликт и продолжают его питать, без этих ложных смыслов нынешний  политический режим не сможет существовать.  Но Киеву не кажется, что это замкнутый круг, поэтому он продолжает выстраивать токсичную для своего народа внутреннюю и внешнюю политику.

 

Страница 3 из 23