facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 4:01
Денис Батурин

Денис Батурин

политолог, член Общественной палаты Республики Крым

 

На улицах Киева снова скандируют «Банду геть!». Лозунг «Банду геть!» очень красноречив – его кричали и на первом и на втором майдане те, кто сейчас у власти и те, кто их поддерживал. Даже если принять во внимание версию о том, что нынешние акции носят заказной характер (при этом имея под собой реальные социально-экономические причины), лозунг этот остается рабочим.

Налицо и классические признаки революционной ситуации: верхи не могут управлять по-старому,  низы не хотят жить по-старому, значительное повышение активности народных масс. Две украинские революции – «оранжевая» 2004 г.  и «достоинства», или «Евромайдан» 2013-2014 гг. не привели к коренному изменению поведенческих моделей украинской политической элиты (коррупция, популизм, беспринципность), даже при значительном изменении персонального состава. Один из представителей новой политической элиты Украины, журналист, революционер, а в настоящее время депутат Верховной Рады Украины, член президентской фракции «Блок Петра Порошенко»  Мустафа Наейм четко определил эту ситуацию: «Нынешняя власть – это мародеры, которые с помощью старых схем удерживаются во власти». Как результат, украинским обществом овладевает состояние социального раздражения, что вновь  возбуждает активность масс. В сентябре социологические опросы показывали, что положение дел в стране считают в целом неправильным более 70% граждан.

Ситуация для политического режима становится тревожной, причины этого сформулировал уже упомянутый Найем: «Проблема в том, что они думают, что это – навечно, что они взяли власть и будут держать ее в руках. В действительности это не так. Именно Майдан доказал, что публичная легитимация и общественная поддержка – важнее всех полномочий. Они этого не поняли. Партнером власти стал не народ, который их привел, а старые методы, за которыми пришли старые люди». (http://nv.ua/publications/ljudi-kotorye-vorujut-v-tylu-budut-nam-rasskazyvat-chto-my-vojuem-protiv-sobstvennoj-strany-mustafa-najem-pro-oligarhov-dostizhenijah-majdana-i-dosrochnyh-vyborah-207479.html)

Популизм украинской власти на фоне проблем граждан приобретает причудливые формы – например, принято решение о финансировании из госбюджета крымских СМИ.  Или еще -  Кабинет министров Украины заподозрил, что компания «Киевэнерго» разослала в ноябре платежки с завышенными тарифами за отопление в рамках т.н. плана «Шатун». МВД поручено провести проверку, а министр информационной политики Юрий Стець заявил, что такие «ошибки» угрожают государственности Украины: «Согласно тому сценарию, о котором говорилось, после получения платежек люди должны были выйти на улицу. Поэтому это не ошибка, нужно провести расследование». («Шатун» - это «план дестабилизации социально-политической ситуации на Украине», который украинские хакеры получили, якобы взломав электронную почту помощника Президента РФ  Владислава Суркова).

После этого в украинских медиа прошла волна легитимации плана «Шатун» на основании того, что Служба безопасности Украины подтвердила «правдоподобность» плана, обратите внимание – правдоподобность. Хотя и очевидно, что этот документ - фейковый, и внимание на него никто, кроме  самой Украины не обратил,  в нем заложены интересные вещи, как, например, – «организация переговоров с оппозиционными партиями на предмет организации «Тарифного Майдана». Этот пассаж позволяет власти обвинить оппозиционные партии не в отстаивании интересов граждан Украины, а в «действиях в интересах Кремля».   

Так власть намерена блокировать оппозиционные настроения, основание которым - социально-экономическая ситуация в стране. А эти настроения действительно могут привести к третьему Майдану. В новой «революции» на текущий момент заинтересованы уже и  некоторые политические силы. Так Юлия Тимошенко давно заявляет о необходимости социального протеста и полной перезагрузке власти. По ее словам, людям «нужно признать, что они снова ошиблись, снова привели к власти жуликов и барыг. (…) Нужно понять, что все цивилизованные, демократичные страны мира идут путем досрочных выборов, если народ видит, что ошибся. А нам навязывают, что досрочные выборы – это дополнительные деньги из бюджета, что это недемократично……». (http://lb.ua/news/2016/11/11/350448_yuliya_timoshenko_za_rik_tsiiei_vladi.html)

Как организовывать досрочные выборы – Тимошенко знает, она уже делала это в 2007 году, была готова на них идти в начале 2016 года, если бы правительство Яценюка не ушло в отставку.

Нынешняя власть сама завела себя в нынешнюю ситуацию, и ей необходима  некая новая форма легитимации в глазах общества. Тем более,  это актуально после декларационной кампании, когда чиновники и депутаты задекларировали не только имущество и банковские вклады, но и сотни тысяч,  миллионы наличных в национальной и зарубежных валютах. И сейчас вариантов у власти немного – либо досрочные выборы в результате третьего Майдана, либо досрочные выборы без Майдана. Попытки нейтрализовать общественные настроения внешнеполитической повесткой («козни Кремля», «агрессор Россия»,  «мы на пороге Евросоюза») остаются неудачными, экономика падает, требования МВФ Украина выполнять не решается.  Более того,  вопреки  соглашениям с этим международным институтом правительство повысило минимальную заработную плату, а значит - в этом году очередной транш может не поступить.  И это при том, что проблема финансирования дефицита госбюджета для Украины остается основополагающей для выживания государства как такового.  

Бывший президент Украины Леонид Кучма дал тревожный прогноз в случае третьего Майдана: «Мы не выдержим Майдан. Это не будет первый и второй Майдан, это будет что-то страшнее. Давайте подумаем, сколько на руках оружия. А если оружие на руках есть, оно обязательно стреляет». (https://lenta.ru/news/2016/11/16/kuchma/)

Самое поразительное, что, диагностируя проблемы правящего украинского класса, его же представители остаются в плену разрушительного для страны мышления, продолжают оперировать теми понятиями, которые привели людей на майдан и разожгли пламя «коктейлей Молотова» на улицах Киева.

В этой связи  досрочные выборы действительно могут выглядеть весьма угрожающим действом. Украинская избирательная система смешанная, половина депутатов Верховной Рады избирается по спискам, половина в мажоритарных округах – 225+225. В условиях этого закона, напряженного общества и оружия на руках, при только-только ставших депутатами участниках АТО и других «детях революции достоинства», которые уже почувствовали вкус власти и хотят в ней остаться – в этих условиях 225 мажоритарных кампаний могут превратиться в 225 маленьких войн.

Стороны политического процесса сейчас пытаются определить, возглавить и склонить на свою сторону основные движущие силы. По мнению наблюдателей это выглядит так: «И власть, и оппозиция (во всем многообразии штаммов) присматриваются (первые с тревогой, вторые — с надеждой) к потенциальной движущей силе возможной революции (восстания, путча, погрома, как кому угодно) - ветеранам АТО.  "Дембеля" часто были ударной силой в политических волнениях - цементировали отряды ихэтуаней во время "восстания боксеров" в Китае, служили силовой подпоркой партии большевиков в 1917-м, немецкие окопники Первой мировой транзитом через фрайкорпс перекочевали в штурмовые отряды нацистских СА,  французские ветераны Вьетнама и Алжира стали авангардом мятежа в 1961-м…

 Те, кто считает ветеранов войны на Востоке однородной средой, легко поддающейся влиянию, заблуждаются.  Те, кто недооценивает их возможную роль в политических процессах, заблуждаются еще больше. Большинство представителей этого неимоверного пестрого сообщества отличают три особенности:  «у них обостренное восприятие несправедливости,  они приучены к упрощенному делению на своих и чужих, звук выстрела не вызывает у них паники и  готовность выстрелить у них  выше, чем у невоевавшего».  (http://gazeta.zn.ua/internal/maydan-0-0-_.html)

 

В ситуации слабой власти и экономических проблем, неконтролируемого оборота оружия, наличия  участников майданов и АТО, готовых протестовать и стрелять, власть может прийти к выводу, что досрочные выборы – не самый худший вариант сброса социального напряжения. Но при этом остается главный вопрос – выдержит ли Украина третий Майдан, который почти неизбежно будет сопровождать эти выборы?

 

 

В ночь на 8 ноября Украина заснула спокойным сном – тогда казалось, потихоньку побеждала Клинтон. Утром некоторые украинские политики еще писали обличающие Трампа посты в Facebook, а потом в украинском сегменте социальных сетей наступила гробовая тишина. И политики начали удалять или смягчать свои посты в отношении Трампа.

Интересно было послушать, что говорили украинские политики еще вечером 7 ноября. Например, народный депутат Оксана Корчинская, жена вечного украинского оппозиционера-революционера Дмитрия Корчинского заявила в телеэфире,  что  «Обама был самым слабым президентом США -  он ни разу не приехал в Украину, но скоро все измениться, и первый зарубежный визит президент Хилари Клинтон нанесет в Украину».  Клинтон может вскоре приехать на Украину, но не в качестве президента.

Что интересно, поддержка Клинтон это и поддержка ее внешнеполитического курса – продвижение американских интересов во всех регионах и блокирование интересов российских.  Этой поддержки оказалось недостаточно для победы. Но ведь программа кандидата от демократов состояла не только из внешнеполитического курса, там были и вопросы экономики, социальной политики и т.д. Те есть везде недобор и по некоторым позициям недобор катастрофический. Впрочем, многое сделали не только программа, но и харизма Трампа, его жизненные и политические принципы, ставшие в глазах американцев его программой.

Возвращаясь к внешней политике, нельзя сказать, что тренд изоляционизма однозначно победил, об этом придется судить не по программным заявлениям кандидата, а по реальным действиям президента. Но Трамп вряд ли нанесет один из своих первых зарубежных визитов на Украину.

Почему Украина так пристально следила за американскими выборами и ставила на Хилари Клинтон? Спектр ответов - от идеологии до банальной выгоды. Даже намек на дружбу с Россией, готовность к сотрудничеству – повод для неприятия  Украиной любого политика. Если говорить о банальной выгоде, то с «ястребом» Клинтон Украина связывала поставки из США летального оружия. Произойдет ли это теперь? Это было бы большим вопросом и при президенте Клинтон. Насколько это нужно США, ведь риторика риторикой, а поставки оружия будут означать фактически прямое участие США в конфликте на Юго-Востоке. Готова ли была Клинтон пойти на это в статусе президента, а не в статусе кандидата?

Почему на Украине боятся Трампа? Главные страхи такие – он хочет дружить с Путиным («Я, вероятно, хорошо бы поладил с Путиным»), он хочет изолировать Америку от глобальных процессов. Одна из публикаций так и начинается: «Даже виртуальные сценарии развития будущей после выборов ситуации, основанные на предвыборных обещаниях, говорят о желании Трампа изолировать Америку от глобальных процессов».

Еще на Украине убеждены, что американцы сами не знали, что творили, что администрация Обамы виновата в том, что Трамп был допущен до участия в выборах. Но, думается, все прекрасно все понимали и понимают. С одной стороны Трамп оказался сильным кандидатом, настолько сильным, что испугал даже самих республиканцев. Его сила в харизме, которая подняла голоса тех самых «неучтенных избирателей» и обитателей «ржавого пояса», и тех, для кого цинизм в сочетании с политкорректностью уже давно поперек горла, и которым эти выборы стали вдруг  интересны. Эта сила и стала его слабостью, он был объявлен популистом,  расистом, «путинистом». Но слабость эта, как оказалось, была мнимой - то, что считали слабостью истэблишмент, эксперты, социологи, ориентированные на политкорректность, стало силой – «неучтенной силой».  Силой многих людей, и подтверждает это, например, такой факт -  доля мелких взносов (до $200) в бюджете кампании Трампа была больше 50%, доля таких взносов в бюджете Клинтон на порядок меньше.

Вернемся к Украине. Во всех рассуждения украинских экспертов и политиков о том, что будет, когда президентом станет Клинтон, было ощущение, что выборы в США это что-то вроде украинской «революции достоинства». Политическая элита этой страны будет пожинать плоды своей некорректности в отношении Трампа, которого называли не только «агентом Кремля» но и заокеанским «ватником». Теперь «агент Кремля» президент США,  а Украина теперь скорее теряет надежды на активную помощь и поставки летального оружия от этой страны, потому. Так формируется новый страх Украины: «Если мы сами не определим свое место и стратегию во все больше изоляционистском и равнодушном внешнем окружении, то в один прекрасный день окажемся в реальной изоляции». (http://uifuture.org/uk/news/cogo-cekati-vid-prezidenta-trampa_21) Парадоксально, но политики изоляционизма боится не та страна, которая находится под санкциями, а страна-причина и горячий сторонник этих санкций. 

Предлагаются контуры новой стратегии: «Основные усилия Украины в такой ситуации должны быть направлены на развитие внутренней стойкости (то, что в стратегиях ЕС и НАТО последних лет обозначается термином resilience) и на развитие региональных инициатив безопасности».

Эти же идеи высказал и бывший посол США в России Майкл Макфол, который, комментируя победу Трампа написал в Twitter: «Самый большой проигравший в мире этим вечером - Украина. Ваша единственная надежда - провести серьезные реформы и поддержка Европы».

Здесь и начинаются серьезные противоречия.  Вопрос «внутренней стойкости» для страны, живущей надеждой на экономическую, политическую и военную помощь из-за океана – вопрос довольно оригинальный. Тем более, что страна эта трещит по швам – экономическим, региональным, политическим, социальным, и при этом она продолжает конфликт на Юго-Востоке… Столь же проблемным является и направление «региональных инициатив безопасности», которые могут потерять опору в лице НАТО, так как от политики Трампа ждут существенного ослабления связей в сфере безопасности с Европой, уменьшения, ослабления и переформатирования активности НАТО в регионе.

Сейчас именно НАТО касаются главные прогнозы, учитывающие заявления о внешнеполитической стратегии нового президента США. Обескураженность лидеров Европы говорит о степени  зависимости Старого Света от США и связано это чувство с опасениями о судьбе НАТО. Немецкий политолог Александр Рар очертил контуры  новой европейской проблемы: «Главные спорные моменты, которые встанут во главу угла на переговорах между Европой и США, будут касаться НАТО. Трамп не раз заявлял о том, что он намерен финансировать нужды американского населения, а большинство задач НАТО и различного рода военные операции альянса на Ближнем Востоке пусть оплачивают сами европейцы. До сих пор страны-члены альянса предпочитали сваливать финансовую ответственность на Америку. Теперь все изменится. И именно вопрос дальнейшего финансирования НАТО станет самой большой проблемой в американо-европейских отношениях». (https://rg.ru/2016/11/09/aleksandr-rar-pobeda-trampa-izmenit-mir.html)

Европе, похоже, придется столкнуться с ростом поддержки право-популистов, (например, Мари Ле Пен во Франции, которая готовится к президентским выборам весной 2017 г.), а это, в свою очередь, будет менять риторику и действия европейских лидеров в отношении Украины, ее действий по выполнению Минских соглашений.

Как прогнозирует Рар, сложнее всего придется восточноевропейским странам: «До сих пор эти восточноевропейские государства чувствовали защиту Америки. Но теперь США заинтересованы в решении совсем других вопросов и в этих условиях полякам и прибалтам придется поджать хвосты и подстраиваться к новой ситуации».

В этой логике «украинский вопрос» для США уходит на задний план, надежды Киева на поставки оружия администрацией Клинтон растаяли, нужна новая политика отношений с США. В настоящее время коридор возможностей для Украины резко сузился: «Киеву придется выполнять минские соглашения в полном объеме и проводить мирную политику на Донбассе».

Интереснейший план отношений формирует тот факт, что Трампа консультирует Пол Манафорт, долгое время консультировавший Виктора Януковича и Партию регионов, представители которой составили «Оппозиционный блок» и есть информация, что они продолжают поддерживать отношения с политтехнологом Трампа. В этом ключе интересно заявление консультанта «Оппозиционного блока» Константина Бондаренко: «… в европейских столицах резко заинтересовались украинской оппозицией и людьми, которые выехали из Киева. Мои клиенты в ЕС заказывают аналитику по Донбассу и по вероятности моделей, при которых бывшую власть и оппозицию можно привлечь к работе в правительстве». (http://vesti-ukr.com/politika/209611-pochemu-caakashvili-v-damkakh-).

Не лишним было бы учесть и личное отношение Манафорта к ситуации на Украине, и вопрос Крыма, который Трамп готов признать, наверняка, он возник не без участия бывшего политтехнолога «регионалов». Все это может стать основанием для усиления поддержки нынешней оппозиции на Украине со стороны новой американской администрации.

 

С определенной уверенностью можно говорить о том, что тренд изоляционизма в той или иной степени администрацией Трампа реализован будет. Это одна из ключевых позиций его программы. Однако, США не откажутся о реализации своих интересов на международной арене, но это будут более прагматичные и менее идеологизированные действия. При этом стоит помнить о том, что линейные выводы и прогнозы о стратегии Трампа могут быть ошибкой, так как сама победа Трампа вышла за пределы линейной логики. 

 

Саакашвили и система

Вторник, 08 Ноябрь 2016 14:30

 

7 ноября легионер в корпусе украинских чиновников Михаил Саакашвили подал в отставку с поста губернатора Одесской области. Официально отставка состоится после разговора с Петром Порошенко – это пока единственная информация о позиции украинского президента в отношении отставки Саакашвили. То, что президент отставку примет, сомнений не вызывает. И  не только по причине того, что Саакашвили на пресс-конференции заявил, что президент покрывает одесские преступные кланы, которые «разрывают область».

Говорят, Саакашвили обладает хорошим чутьем. И, наверное, это так: в отставку он уходит накануне отопительного сезона и в то время, когда вновь начинают говорить о досрочных парламентских выборах, как способе разрядки общественно-политической ситуации. Отопительный сезон на Украине, в целом, и в Одесской области, в частности,  пройдет сложно, с имиджевыми потерями для власти, и прежде всего местной и региональной, непосредственно отвечающей за котельные, трубы и т.д.

Это еще и личная стратегия сохранения имиджа и остатков рейтинга бывшего президента Грузии, который в начале губернаторства имел 40% доверия, а по последним данным уровень его поддержки - 10%. Ведь мало что из заявленного ему удалось сделать в области. Дороги не достроены, несмотря на личное участие премьера Гройсмана в выделении на это бюджетных средств, новый терминал аэропорта также не был открыт. Слагаемые этих неуспехов вполне объяснимы – в Грузии под Саакашвили была вся вертикаль власти, а в Одессе он поссорился со всеми: с областным советом, местными олигархами, мэром города.  Нажил он себе врагов и на  высшем уровне — открытая вражда с министром МВД Украины Арсеном Аваковым, которая стала одним из катализаторов отставки с поста премьера Арсения Яценюка. Сейчас становится очевидным, что Порошенко использовал Саакашвили как инструмент в борьбе за влияние с Яценюком. Тот ушел с поста премьера, но сохранил в парламенте фракцию «Народный фронт», и новое правительство тогда формировалось не без его партийных интересов. Но при этом  без интересов Саакашвили, питавшего надежды как максимум стать премьером, как минимум, на волне отставки и вероятного развала коалиции запустить свой партийный проект и принять участие в досрочных парламентских выборах. Порошенко тогда сыграл красиво – отправив Яценюка в отставку, договорился с ним же о сохранении коалиции  составе нового правительства, а про интересы одесского губернатора забыл.

Стоит признать, что момент и повод для отставки Саакашвили выбрал правильный. Всю первую неделю ноября Украину сотрясали скандалы, связанные с подачей высшими чиновниками, народными депутатами электронных деклараций с перечнем своей собственности и активов.  Украинцы узнали, что государственные служащие владеют элитной недвижимостью, произведениями искусства, имеют, порой, огромное количество наличности. Про свою борьбу со всем этим «беспределом» и рассказал Саакашвили на пресс-конференции, объясняя причины своего ухода.

Уже прорабатываются «красивые» версии отставки. «Система не принимает людей, которые хотят ее разрушить», - заявил народный депутат, член фракции «Блок Петра Порошенко» (БПП) Сергей Лещенко.  По его мнению, уже подали в отставку почти все, кто приехал на Украину, в том числе из Грузии: «Это системное наступление на людей, которые приехали спасать эту страну от коррупции. Этим могут заниматься только коррупционеры».  Саакашвили, по словам Лещенко, отказался быть частью коррупционного консенсуса.(http//ru.golos.ua/politika/saakashvili_otkazalsya_vozglavit_bpp__nardep_9614)

Какие перспективы есть теперь  у экс-президента Грузии на Украине? Они весьма  туманны. Принимать участие в парламентских выборах он не может, так как согласно украинским законам для этого 5 последних лет необходимо проживать в стране. После сказанных в отношении президента обвинений («президент поддерживает два бандитских клана в области»), новой  должности от Порошенко пока ждать не стоит. Однако, участвовать в строительстве партии «Хвиля» и даже возглавить ее ничего не мешает, как и колесить потом по стране с антикоррупционными акциями. В этой роли его функционал будет ограничен.  Но в сочетании (не в союзе) с другими недовольными нынешней украинской властью,  Саакашвили может стать инициатором досрочных выборов. Похоже, он отстраняется от тонущей в коррупционных скандалах власти, чтобы не утонуть с ней и сохранить свой капитал популиста, так как проект «Саакашвили» еще нужен не только ему самому, но и отдельным силам внутри Украины и, главное, его зарубежным патронам.

Партия «Хвиля» уже давно должна была стать заметным проектом на украинском политическом ландшафте, но как губернаторская деятельность Саакашвили натыкалась во всех сферах на частокол личных интересов, так и партийное строительство буксовало.  А время работало против нарождающейся партии, ее могли бы и могут спасти досрочные парламентские выборы. Понимая, что как губернатору ему представить нечего, что досрочные выборы могут не состояться, и сам он может остаться и без партии и без рейтинга, Саакашвили и хлопнул дверью, намереваясь как минимум сохранить какой-то рейтинг, как максимум стать катализатором проведения досрочных выборов.

Отставка Саакашвили это очередной сигнал украинской власти. Терпение может лопнуть и у его заокеанских патронов, которые увязли в борьбе за так называемую демократизацию Украины. Конечно, под демократизацией понимается новая национальная идея, помощь в переписывании истории, разрыв экономических, человеческих, исторических и культурных связей с Россией, и, чтоб не быть при этом в убытке – получение контроля над самыми лакомыми экономическими активами. А вот последнему  украинские олигархи и их лобби на всех уровнях власти сопротивляются. Одной из задач Саакашвили было обеспечить приватизацию одного из крупнейших украинских предприятий – Одесского припортового завода, где присутствуют интересы олигарха Игоря Коломойского. Видя, что ситуация разворачивается не в сторону западных интересантов, Саакашвили блокировал проведение приватизационных конкурсов. 

Теперь Саакашвили орудие, которое нацелено на дискредитацию действующей украинской власти, цель – новая перезагрузка, и как следствие новая волна радикализации общества. Идея остается прежней – все из-за коррупционеров, с которыми надо бороться, все из-за России «аннексировавшей Крым и поддерживающей террористов на Юго-Востоке». Каждая перезагрузка все четче рисует образ как внутреннего, так и внешнего врага, четкость образа означает простоту восприятия окружающей действительности обществом, а таким обществом легко управлять.

 

К моменту добровольной отставки Саакашвили не только показал свою губернаторскую неэффективность в Одессе, но его партия проиграла выборы в Грузии, итого - ноль плюс ноль.  Идеальным в этих условиях для него становится выход на международную арену уже не в качестве «варяга»-проводника интересов США на постсоветском пространстве, а в качестве претендента на какую-нибудь синекуру в международных организациях, и его  уход – это демонстрация новой американской администрации этой своей готовности. Но при этом можно предположить, что сначала его патроны потребуют от него определенной работы в направлении «перезагрузки» украинской власти с целью обеспечения управляемости политическими и экономическими  процессами на Украине. 

 

 

19 октября парламентский комитет по вопросам национальной безопасности и обороны одобрил  законопроектом №5111 «О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно военно-гражданских администраций», которым предусмотрено введение военно-гражданских администраций (ВГА) в Херсонской области, то есть, вблизи границы с Крымом: «ВГА могут быть созданы не только в районе проведения АТО, но и на территориях, прилегающих к району проведения АТО и Автономной Республике Крым». Инициатор законопроекта, член президентской фракции «Блок Петра Порошенко» Иван Винник,  обосновал необходимость данной меры в пояснительной записке. Народный депутат считает, что существует угроза сепаратизма на Херсонщине: «Последние сообщения, которые появляются в украинском информационном пространстве, свидетельствуют об активизации в пределах этих территорий подрывной деятельности апологетов "русского мира", которые распространяют антиукраинские идеи и культивируют российскую имперскую парадигму мышления». (http://112.ua/statji/voennye-administracii-vmesto-mirnyh-ili-chto-est-obshhego-u-hersonskoy-obl-i-donbassa-347950.html)

Обращает на себя внимание, что государственный деятель ссылается не на информацию Министерства внутренних дел или Службы безопасности Украины (СБУ), а на сообщения СМИ, по которым и дает оценку социально-политической ситуации. Отсюда, видимо, и такие интересные выводы о ключевой угрозе для Украины в Херсонщине, основанные на сообщениях СМИ: «… малейшие проявления сепаратизма в прилегающей к полуострову Херсонской обл. Москва воспримет как сигнал к наступлению для создания заветного сухопутного коридора из Ростовской области в Крым». Вот такие мифы и легенды рождаются в Киеве на основании сообщений СМИ.

Стоит отметить, что ВГА – это неотъемлемый атрибут АТО на Юго-Востоке Украины.  По определению в соответствующем законе, ВГА это «временные государственные органы в селах, поселках, городах, районах и областях, действующие в составе Антитеррористического центра (АТЦ) при Службе безопасности Украины и предназначенные для обеспечения действия Конституции и законов Украины, обеспечения безопасности и нормализации жизнедеятельности населения, правопорядка, участия в противодействии диверсионным проявлениям и террористическим актам, недопущения гуманитарной катастрофы в районе проведения АТО. ВГА создаются в случае необходимости по решению президента Украины». (http://zakon3.rada.gov.ua/laws/show/141-19?test=4/UMfPEGznhh/m8.ZisT24nBHI4xYs80msh8Ie6)

Если анализировать ситуацию с ВГА в привязке к конкретной территории Херсонской области, то можно выделить две версии. Первая:  эту систему управления хотят ввести потому, что официальная власть все больше теряет контроль над социально-экономической ситуацией на Херсонщине, где продолжают находиться «активисты» «Гражданской блокады Крыма». Помимо этого, эта территория рассматривается «меджлисом» как минимум - местом организации некой «Автономной Республики Крым»,  как максимум - «плацдармом для деоккупации Крыма». Еще в мае главный «активист-блокадник» Крыма Ленур Ислямов заявлял о необходимости введения ВГА на Херсонщине, где,  по его мнению, проходит «граница, которую необходимо укрепить, настроения в обществе, с которыми нужно работать. (…) антиукраинские настроения в регионе чрезвычайно сильны, однако власть предпочитает закрывать на это глаза». (http://ru.slovoidilo.ua/2016/05/14/novost/bezopasnost/v-xersonskoj-oblasti-nuzhno-vvesti-voenno-grazhdanskuyu-administraciyu-islyamov)

Вторая версия:  ВГА в Херсонской области для Украины - составная часть «дорожной карты» по введению Крыма в рамки нового переговорного формата, который она инициирует и называет «Женева плюс».

ВГА на границе с Крымом – весьма удобная для Киева ситуация для организации контролируемого локального хаоса. Чем не мини модель Ближнего Востока!  Судя по всему, местные адепты «теории хаоса» мечтают вязать узлы конфликтов в этом регионе – между «меджлисом», населением и властями Херсонщины (читай – ВГА) и залетными активистами из добровольческих батальонов и националистических партий. И хаос этот будет действительно управляемым – ВГА, согласно закону, - это временные государственные органы, действующие в составе Антитеррористического центра при СБУ, которая давно наводнена инструкторами и советниками из-за океана. При ВГА будет легче и эффективнее контролировать информационное поле региона. Таким образом, есть все условия для создания зоны напряженности на границе Крыма уже не силами неких «активистов» и призрачного «крымскотатарского батальона по натовскому стандарту», а силами гражданской и военных властей, СБУ и прикомандированных к ней иностранных советников.

При этом в Киеве понимают, что чем больше ВГА, тем меньше голосующих на выборах территорий. Последние  выборы в местные органы власти и Верховную Раду не проводились на территории отдельных районов Донецкой и Луганской областей (ОРДЛО). А это территории, которые могли бы дать голоса «Оппозиционному блоку». Теперь есть желание  «вынести за скобки» Херсонскую область. Такая выборная инженерия  позволяет манипулировать результатами выборов, реализовывать схему «выборочной демократии» под прикрытием сложной ситуации и  «риска террористических актов и вооруженной агрессии».  И это весьма ярко иллюстрирует ситуацию с демократией на Украине.

Надо сказать, что эту ситуацию считает сомнительной даже Главное научно-экспертное управление Верховной Рады Украины. Эксперты в целом сомневаются в конституционности создания ВГА, так как Конституцией Украины такие органы власти не предусмотрены и полномочий по их созданию у президента, согласно Конституции, нет. В своем заключении от 13 октября 2016 года парламентские эксперты также заявили, что считают «нецелесообразным и неправомерным» создавать ВГА на территориях, где существуют органы государственной власти и местного самоуправления, которые могут самостоятельно осуществлять свои полномочия,  и что борьбу с сепаратистами и террористами должны вести правоохранительные органы, а не ВГА.

Но вопреки всему, ВГА могут быть созданы по решению президента Украины, для этого необходимо  лишь принять закон, предусматривающий возможность появления ВГА в Херсонской области.  И тогда это станет дополнительным инструментом для украинского президента, который может быть использован в рамках подготовки к следующей встрече «Нормандской четверки». По сути, это инструмент для обострения ситуации на границе с Крымом и его затягивания в Минский процесс с последующим выходом на формат «Женева плюс», куда Украина хотела бы  включить Турцию и США. Украине очень нужно выйти за рамки Минского процесса, расширяя его тематику и состав, потому что выполнять Минские соглашения нет ни желания, ни политической воли, ни ресурсов. Это продемонстрировала встреча «Нормандской четверки», которая в очередной раз потребовала от Порошенко выполнения этих соглашений.  

Глава Российской Федерации Владимир Путин заявил на дискуссионном клубе «Валдай», что не против расширения «нормандской группы» по урегулированию ситуации на Украине, в том числе за счет США, однако, по договоренности со всеми «нормандскими» партнерами.  При этом он добавил, что работа с Вашингтоном и так ведется - в формате параллельных консультаций.  Еще Владимир Путин был жестко прагматичен: «Несмотря на то, что дискуссия в «нормандском формате» идет сложно и не очень эффективно, нужно оставаться в рамках этого формата, чтобы чего-то добиться».

 

Примечательно, что законопроект касательно ВГА был внесен в Верховную Раду еще в сентябре и, вдруг, одобрен - 19 октября, как раз в день последней, на настоящее время, встречи «Нормандской четверки». Вряд ли это случайность. У Порошенко есть острая необходимость ввести в рамки переговорного процесса Крым - отсюда и замысел о введении ВГА на Херсонщине с целью предотвращения мифической  «угрозы создания сухопутного коридора Ростовская область – Крым». Похоже, что именно так Украина намерена обосновать свои внешнеполитические устремления к новым переговорным форматам в свете  невыполнения  Минских соглашений. 

 

Страница 11 из 23