facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 7:30
Денис Батурин

Денис Батурин

политолог, член Общественной палаты Республики Крым

 

Первая встреча последнего визита Джозефа Байдена в Киев началась 16 января в 7.30 утра. Такое время и готовность премьер-министра Украины Владимира Гройсмана встречаться с Байденом в это время говорит о степени самоуважения украинской власти в отношениях с заокеанскими партнерами. Впрочем, визиты Байдена всегда свидетельствовали о системе подчиненности в отношениях США и Украины. Визит в декабре 2015 года заслужил такую оценку:  он вызван бессилием и несостоятельностью украинской власти, указывает на маргинальность украинской политической элиты, которая не верит в свои силы и свою страну, надеется на поддержку внешних сил. Тогда, в конце 2015 года, целью визита вице-президента была ориентация украинской власти в отношении Минских соглашений и модерация конфликта внутри украинской власти, который привел к отставке премьера Арсения Яценюка. То есть, американский гость был нужен как для принятия  решений по внешнеполитическим вопросам, так и для решения проблем сугубо внутриполитических.   

Цели последнего визита Байдена можно разделить на явные, которые сформулированы в официальных заявлениях, и неявные, которые не обозначались, но могут нести более серьезные последствия для украинской стороны, чем заявленные цели визита.

За явными целями кроется некая попытка программирования действий будущей администрации в отношении позиции по Украине и связанными с этим вопросов санкций, Крыма, Донбасса и Минских соглашений. Так, Байден уже в который раз заявил, что антироссийские санкции должны оставаться в силе, пока Крым не будет возвращён Украине (https://eadaily.com/ru/news/2017/01/16/bayden-sankcii-sohranyatsya-poka-rossiya-ne-vernet-krym-ukraine) Вероятно, он обещал поддержку этого курса со стороны США. Однако, любые обещания Байдена, данные Порошенко через несколько дней станут пустым звуком.  Тем не менее, это визит вежливости и знак, что уходящая администрация, то есть демократы, будут и дальше поддерживать Украину, а также готовы консультировать украинскую власть. Что интересно, это скорее будут консультации не по поводу отношений Вашингтон – Киев, а по поводу того, как должна будет себя вести Украина в контексте отношений Вашингтон – Москва.

Что должно смущать украинскую сторону, так это то, что в ходе визита Джо Байден ни разу не упомянул о стратегическом партнерстве между Киевом и Вашингтоном, хотя Президент Украины  Петр Порошенко несколько раз об этом напомнил. «Забыл» Байден и о Хартии о стратегическом партнерстве - программе партнерства между Пентагоном Министерством обороны Украины. Обо всем этом не было сказано ни слова, что ставит под сомнение государственную эффективность визита Байдена в Киев и превращает его в политический шаг уходящей администрации президента Обамы.  

Президент Украины также остался в прежней системе отношений и взглядов, согласованных с уходящей администрацией. На пресс-конференции по случаю приезда Байдена  Петр Порошенко заявил, что Украина — «не единственный враг для Москвы». «Все, кто исповедует демократические ценности, — враги Кремля. Поэтому сегодня защита Украины — защита ценностей свободного мира», — заявил Порошенко. Он также добавил уже не раз произнесенные слова о том, что Россия, «чтобы компенсировать военные неудачи, пытается дестабилизировать внутреннюю ситуацию в Украине, спровоцировать беспорядок, стремится расколоть трансатлантическое и европейское единство».  (http://rian.com.ua/analytics/20170116/1020540239.html)

Вряд ли эти слова Порошенко направлены администрации Трампа, да и Меркель с Оландом готовятся к осенним и весенним выборам соответственно. В таком случае адресатом этих заявлений является администрация Обамы и граждане Украины. Так президент Украины усложняет отношения с Трампом и ухудшает будущее своей страны.

А Байден, не исключено, привез Порошенко инструкции о том, как «сделать Трампу неудобно», чтобы он отказался от намерений нормализовать отношения с Россией. Для Трампа именно Украина – одна из наиболее удобных площадок для компромисса с Россией, интересов идеологических, как у демократов, у него там нет, как нет и личных интересов, в отличие от того же Байдена, сын которого владеет на паях с украинской бизнесменами нефтедобывающей компанией. Вот эту площадку своим визитом и попытался  уничтожить Байден.  Эксперты рисуют весьма мрачные сценарии на этот счет: «Торговать Украиной на переговорах с Россией США могут лишь до тех пор, пока ситуация в Киеве управляема,  а Украина выступает как пусть предельно ослабленное и почти разрушенное, но всё же единое государство — субъект международного права. Если легитимность киевской власти будет в очередной раз прервана, если киевский центр окончательно потеряет средства контроля над регионами, если скрытый, не признаваемый официально государственный террор перейдет в открытый террор неофициальных нацистских «эскадронов смерти», пытающихся кровью скрепить расползающееся лоскутное одеяло украинской государственности, — выставлять на торги будет нечего».  (http://izvestia.ru/news/657842#ixzz4W15J2IPc)  Позволяет строить такие сценарии «боевое прошлое» Байдена в украинском вопросе: «осталось только вспомнить, что сразу после первого визита Байдена в постмайданную Украину, еще до избрания Порошенко президентом, началась карательная операция Киева в Донбассе. Киевские политики тогда и не скрывали, что старт горячего этапа гражданской войны санкционировал именно Байден». ( http://izvestia.ru/news/657842#ixzz4W16LzI12)

 

Сделать Украину «токсичной» для Трампа  – это и намерение «отравить» украинскую власть, которая поставлена перед выбором идеологической верности уходящей администрации демократов, с надеждой переждать президентский срок Трампа, и жизненной необходимостью наладить отношения с новой администрации президента США.  Если визит Байдена и лишен геополитического смысла, то он явно имел смысл для будущего сохранения договоренностей с Киевом и позиционирования демократов и оппонентов президента Дональда Трампа. Намерение сделать Украину «токсичной» для нового американского президента с «неправильными» взглядами очевидно. Исходя из этого, можно предположить, что решение именно этой задачи было неявной целью визита Джо Байлена.

 

Президент Украины Петр Порошенко поедет на Всемирный экономический форум в Давосе (Швейцария), который пройдет 17-20 января, но не посетит традиционный «украинский ланч», который организует фонд Пинчука. Украинский олигарх Виктор Пинчук расстроил Порошенко своей статьей в Wall Street Journal. (http://www.wsj.com/articles/ukraine-must-make-painful-compromises-for-peace-with-russia-1483053902). В статье Пинчук предложил пойти на «болезненные компромиссы» с Россией – ради «деоккупации Донбасса» и восстановления экономических отношений он предложил Украине отказаться от вступления в НАТО и ЕС, а также снять с повестки дня вопрос Крыма.

Вот «болезненные компромиссы», которые предлагает Пинчук:

  • Украине стоит снять с повестки дня вопрос вступления в Европейский союз и  строить европейскую страну, не вступая в ЕС, но оставаясь при этом его привилегированным партнером.

  • Украина не поднимает вопрос принадлежности Крыма во время мирных переговоров по Донбассу, «он не должен стать на пути сделки Россией», которая положит конец войне на востоке страны. Пинчук считает, что «…со временем жители Крыма сами захотят вернуться в состав Украины – лет через 15-20, когда Украина сгенерирует «достаточный экономический рост, стабилизирует инфраструктуру, систему социальной защиты и финансовую систему, каждый человек в Крыму захочет жить в этой Украине будущего, также как жители Восточной Германии захотели стать частью Западной Германии».

  • Местные выборы на Донбассе, возможно, придется провести до восстановления Украиной контроля над оккупированными районами. Такой компромисс покажет, что Украина хочет мирной  реинтеграции Донбасса.

  • Украина не сможет вступить в НАТО в краткосрочной и среднесрочной перспективе. Альянс не приглашал Украину, а если бы и пригласил, то это могло бы привести к масштабному международному кризису. В ближайшее время Украине стоит придерживаться нейтралитета.

По сути, Пинчук предлагает полную ревизию реальной внешней политики Киева, которая будет возможна только при соответствующей подготовке и пропагандисткой обработке украинского общества, а также при согласии политических игроков. Пинчук предлагает стране не бежать прямо в стену – это может быть больно и бесперспективно. Однако, пока Украина не ударилась с разбегу о стену, перспектива резко остановиться, подумать о темпе и направлении перспективного движения – не соответствует взглядам разогретого «майданами» украинского общества и сделавшей на «майданах» и АТО свой политический капитал элиты. Это и постарался донести читателям Wall Street Journal  заместитель главы Администрации Президента Украины Константин Елисеев (http://www.wsj.com/articles/respect-for-ukraine-vital-for-a-lasting-peace-1483548255) в ответной статье. Представитель администрации Порошенко в ответ на «болезненные компромиссы» Пинчука описал «три красные линии, которые Украина не пересечет»:

  • «Не будет разворота в европейской и евроатлантической интеграции Украины. Это было бы сдачей независимости, суверенитета и территориальной целостности Украины. Это было бы как возвращение в советское прошлое в Украине - то, что даже господин Пинчук не приветствовал бы. Отказ от европейской интеграции был бы политическим самоубийством для любого украинского политика, который бы осмелился призвать к такому резкому развороту, особенно после «революции достоинства»  и ее требований к модернизации и реформам».

  • «Не будет никакой торговли территориями Украины, будь то Донбасс или Крым. Эти территории не могут быть частью компромисса ради мира. Они принадлежат Украине, и это подтверждено на международном уровне…».

  • «Не  будет никаких выборов на Донбассе... Украина  выступает  за  проведение местных выборов  там,   но  только  на основе  украинского   законодательства    и стандартов ОБСЕ». (http://lb.ua/news/2017/01/05/355237_poroshenko_otvetili_pinchuku.html)

Одним словом, официальный Киев против «болезненных компромиссов» Пинчука и  намерен сохранить статус-кво, что по сути означает - не делать ничего для выполнения Минских соглашений.

Украинские политики уже сделали ни одно заявление о том, что Пинчук с помощью своей статьи пытается «засветиться» перед Дональдом Трампом и его администрацией. И это действительно так. По мнению российского политического консультанта Евгения Минченко: «Пинчук делал ставку на то, что Хиллари Клинтон станет президентом, и, соответственно, это будет гарантией защиты его активов внутри Украины. Когда неожиданно выиграл Трамп, с ним Пинчук никаких отношений не имел, поскольку его команда исходила из того, что победа Хиллари Клинтон неизбежна, соответственно, «об Трампа мараться не надо» — это дословная цитата от некоторых людей, близких к Пинчуку. Но выяснилось, что Трамп выиграл, и что-то надо делать. Соответственно, они заметались и начали зондировать почву на тему того, а нельзя ли как-то просигнализировать России и Трампу о том, «что он готов к коммуникациям». (https://www.bfm.ru/news/343195)

Внутри Украины сохраняется инерция процессов, запущенных администрацией Обамы в надежде на победу Клинтон. Евгений Минченко пишет о том, что СМИ, которые принадлежат Пинчуку, всю свою идеологическую линию вели исключительно жестко с позиции радикального отрицания компромиссов.  «Поэтому я думаю, что эта статья Пинчука — это один из маневров человека, для которого важны исключительно его деньги и его активы, и остатки политического влияния его и его семьи», считает он. (https://www.bfm.ru/news/343195)

На фоне Brexit, победы Трампа на выборах, назревающих и происходящих изменений в ЕС, Украина намерена сохранять прежнюю политическую позицию: продолжение АТО в формате экономической блокады и обстрелов Донбасса, саботирование Минских соглашений, обвинение России во всех бедах Украины. Но эта стратегия имела бы смысл и поддержку в случае выигрыша Клинтон. Едва ли она так прямолинейно сыграет на руку Киеву в теперешней международной ситуации.

Несмотря на рост гражданской активности во время и после «революции достоинства», появления новых политических игроков, в лице притихшего сейчас «Правого сектора», ветеранов АТО, ставших народными депутатами и создающих на базе своих добровольных батальонов (или параллельно) политические структуры, олигархи остаются основными игроками в украинской политической системе. Сам президент Порошенко представитель этого социального класса. Олигархи являются собственниками крупнейших предприятий и занимают доминирующие позиции в целых секторах экономики, они владеют СМИ, политическими партиями, контролируют парламентские фракции, имеют лоббистов в правительстве и своих губернаторов. Их влияние значимо и масштабно, а потому договоренности между ними и договоренности с ними – это значимые позиции для влияния  на ситуацию  в стране. От того у Порошенко и портиться настроение, что реальные значимые игроки считают внутренние договоренности в настоящий момент несостоятельными, и поэтому приступили к созданию новой архитектуры системы страхования рисков, отдав приоритет внешним коммуникациям. Стоит также вспомнить конфликты Порошенко с олигархами – тихие с Ринатом Ахметовым, громкие с Игорем Коломойским, которые закончились выдавливанием последнего из менеджмента госкомпаний и национализацией его банка (крупнейшего на Украине). Каждый из украинских олигархов выстраивает свои коммуникации внутри страны и за ее пределами,  как правило, непублично. Пинчук же сделал это в одном из самых известных изданий мира. Этот факт говорит о том, что олигархический консенсус внутри Украины себя изжил по разным причинам, и олигархи начинают выстраивать новый, с учетом влияния внешних факторов. 

 

Свободный радикал украинской политики Надежда Савченко вновь вышла на тропу активности.  12 декабря стало известно, что народный депутат Савченко посетила столицу Белоруссии, где встретилась с главами самопровозглашенных ДНР и ЛНР Александром Захарченко и Игорем Плотницким.

Президент Украины Петр Порошенко заявил, что «переговоры народного депутата от фракции "Батькивщина" Надежды Савченко с лидерами самопровозглашенных ДНР и ЛНР — Александром Захарченко и Игорем Плотницким — не несут пользы ни самой Савченко, ни Украине в целом». 

Савченко называют человеком, привыкшим жить на грани фола, отсюда и резкие движения в политической деятельности, называют ее и «консервой ФСБ»... Украинская и европейская пресса заявляют от имени украинцев, что: «За полгода после возвращения в Украину она удивительным образом успела растерять народное доверие. Реверансы в сторону лидеров ДНР и ЛНР, заявления о всепрощении, попытки наладить диалог с боевиками вызывали и продолжают вызывать недоумение у украинцев». (http://rian.com.ua/analytics/20161213/1019608264.html)

Однако не меньшее недоумение украинцев вызывает и то, что власть не делает того, что пытается делать Савченко. Сама она так определила цели несанкционированной встречи и свою программу на ближайшее время: усилить минский формат и сделать его более действенным в ближайшее время, интенсифицировать переговоры по обмену пленными и далее встречаться «с кем нужно и сколько нужно, если нужно — с самим чертом».

Внешний вид Савченко на брифинге по итогам несанкционированных переговоров у большинства украинских комментаторов вызвал язвительные комментарии, а зря. Савченко продолжает работать над имиджем, и шапка, весьма напоминающая гетманскую, была подобрана не случайно. К тому же, наблюдая активность Савченко, можно видеть в ее действиях определенную систему, а значит и работу политических консультантов, заказчиками которых вряд ли является сама Савченко.

Это видят и чувствуют украинские политики, которые в очередной раз объявили Савченко «агентом Кремля», но их беспокоит не только ее действия, но и ее рейтинги. Так, Савченко исключили из партии «Батькивщина»,  одной  из «фронтвумен» которой наряду с Юлией Тимошенко она была на прошедших парламентских выборах. Напомним, что Савченко стала членом избирательного списка еще до освобождения, и из тюремной камеры сразу переместилась в кресло нардепа Украины.

Конечно, основной причиной исключения Савченко из «Батькивщины» являются ее «неординарные поступки, как политика». Однако  политиков скорее волнуют последствия такого поведения Савченко. Тимошенко не нужен конкурент в рядах ее же партии и фракции. Савченко, конечно, далеко по политическому чутью, связям, финансовым и другим ресурсам до Юлии Тимошенко, которая в следующем году отметит двадцатилетие в большой украинской политике. Но мешать своей непрогнозируемой активностью, которая превращается в мощные информационные поводы, Савченко лидеру и основателю «Батькивщины» будет, тем более с началом избирательной кампании.  

Чего хотели политики от Савченко? Можно вспомнить, как Тимошенко встречала освобожденную после суда Савченко у трапа самолета, как президент Порошенко в эти же дни и часы стремился постоять рядом, а когда стоял, то натужно улыбался от неудобных слов бывшей военнослужащей. Отношение украинского политикума с момента возвращения Савченко качнулось от поголовного желания постоять  рядом до подчеркнутой дистанции от «агента Кремля». Сейчас украинский политикум не знает, что с ней делать, героя из нее лепили несколько лет, но герой оказался уж больно колючий, неуправляемый, герой режет правду-матку на фоне опутавших украинский истеблишмент  интриг, политесов и обязательств. Сейчас украинские политики хотят, чтобы политик Савченко перестал существовать. 

Чего хочет Савченко? Это более интересный вопрос. Украинский политолог Михаил Погребинский так оценил этого политика: «Она… уникальный политик: ей можно верить. Даже в ее глупостях или наоборот – позитивных элементах, она вызывает доверие. Никто больше не вызывает доверия – ни один человек из украинской политической тусовки. Это можно было бы использовать. И я удивляюсь, что до сих пор не нашлись пара-тройка олигархов, которые сказали бы, что "мы дадим тебе деньги, вот, хотели бы, чтобы ты в каких-то определенных рамках оставалась – таких-то и таких-то. Если готова – мы готовы тоже". Мне кажется, что ставка на нее – перспективная». (http://rian.com.ua/columnist/20161213/1019613262.html) Но я не уверен, что Савченко  захочет играть по чьим-то правилам. В этом ее коренное отличие от других, более гибких, украинских политиков.

Она опасна для Тимошенко и как член фракции, и как самостоятельный проект, который откусит от ее, Тимошенко, проекта значительную часть имиджа и электората. Она опасна для всех остальных украинских политиков и политических структур, как особый проект, который формирует новую электоральную ситуацию для старых политических сил. Украинские избиратели отдадут гораздо меньше голосов существующим политическим партиям и блокам, по причине их очевидного политического провала. Например, рейтинг «Народного фронта» экс-премьера Арсения Яценюка за два года обвалился более чем в 55 (!) раз (22,14% поддержки на выборах в 2014 г., а сегодня за «Народный фронт» готовы проголосовать лишь 0,4% респондентов, согласно одному из последних соцопросов). Не лучше дела у президентского «Блока Петра Порошенко», лидеры которого замешаны в коррупционных схемах, успешно позаимствованных у ненавистной прежней власти периода Виктора Януковича. «Успехи» нынешней украинской власти и правящей коалиции (насколько условной она бы ни была), внутриполитические и внешнеполитические вызовы, на которые власть отвечать не готова, либо отвечает неадекватно  - все это сформировало значительную часть свободного электората.  Нынешним  политическим силам теперь придется завоевывать сердца избирателей вновь, создавая новые партийные оболочки старым политическим группам, пытаться отвоевать электорат у «Оппозиционного блока» и националистов, новых неконтролируемых проектов, таких, как ожидаемый партийный проект Савченко,  что почти бесперспективно. Это вполне возможный сценарий недалекого будущего. Сейчас же эксперты уже дают вероятному самостоятельному проекту Савченко «не больше 5%», что означает прохождение процентного барьера. Народный депутат своей неконтролируемой активностью буквально «выдалбливает» для себя электоральную нишу радикального миротворца, эта ниша достаточно компактна, так как может привлечь преимущественно тех, кто поддерживает любые переговоры и действия в рамках минского либо в рамках любого другого формата, лишь бы закончилась война, и состоялся обмен пленными.

 

Различные политические силы, как и власть,  оказались в результате действий Савченко в сложной ситуации. Уход  Савченко из «Батькивщины» не приносит этой политической силе и ее лидеру Тимошенко никакой выгоды, противодействие и дискредитация Савченко не приносят политических очков замешанным в коррупции политикам, власти, которая ввергла Украину в войну и экономический кризис. Получается, что дружить с Савченко невыгодно, и воевать с ней не имеет смысла. И в этом смысле украинская элита вновь завела себя в тупик. Такая ситуация, когда  активисты берут на себя полномочия власти, говорит о многом. Вот так запросто один человек смешал многие карты в украинской политике, что говорит о ее несостоятельности на фоне бесконечных противоречий и внутриполитической «махновщины», царящих в Киеве.

 

 

Украина ищет союзников. Это процесс болезненный, и он постоянно сопровождается разочарованием. Украина пытается зафиксировать нужную ей конфигурацию отношений с разными странами. Это возможно, например, с такими странами как Латвия, Литва и Эстония. Со странами, не имеющими  значимого регионального влияния. С Польшей уже сложнее, при всем совпадении ряда ключевых интересов этих стран (антироссийский вектор), существуют и неискоренимые противоречия - оценка ряда исторических событий, территориальные и имущественные вопросы, которые очень аккуратно обходят молчанием. Пока антироссийский вектор поглощает все остальные проблемы. 

Еще сложнее с Турцией, во-первых, потому, что страна претендует на лидерство в Черноморском регионе. Она готова и работать на перспективу – связывая соседей экономическими отношениями, занимая экономические ниши (сельхозпродукция, комплектующие), осуществляя экспансию в ряд отраслей (строительство), но одновременно готова к резким действиям (сбитый российский Су-24), которые ставят ее на грань конфликта с соседями. Во-вторых, потому, что Турция откровенно преследует цель регионального лидерства. 

После «оранжевой революции» Украина с каждым годом теряла внешнеполитическую гибкость, уходя от прагматичной политики многовекторности  (или динамического равновесия сил),  идеологизируя свою дипломатию и перенося этот дипломатический стиль на отношения с другими странами. Тем более, что по сложившейся со времен «революции достоинства» традиции во всех сферах деятельности государства действуют «активисты». На турецком направлении украинской дипломатии действуют активисты «меджлиса крымскотатарского народа».

21 ноября состоялся визит спикера Верховной Рады Украины Андрея Парубия в Турцию. Среди членов делегации – Мустафа Джемилев, главный идеолог «меджлиса». Украинская делегация отправилась в Стамбул для участия в заседании Парламентской ассамблеи НАТО. По словам Парубия президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган в своем выступлении «заявил о дальнейшей поддержке в решении вопроса освобождения украинской территории от российских агрессоров и о недопустимости замалчивания оккупации Крыма» (http://rada.gov.ua/news/Top-novyna/137655.html). По словам Парубия на встрече с Эрдоганом обговаривались вопросы сотрудничества в оборонно-промышленном комплексе, президент Турции также «полностью поддержал позицию Украины в отношении важности сохранения блокады Крыма», «засвидетельствовал свою поддержку крымским татарам, в том числе и материальную, чтобы Украина могла чувствовать поддержку в адаптации беженцев-крымских татар, которые были вынуждены покинуть Крым ….». 

Параллельно 23 ноября в Крым прибыла делегация из Турции (более 20 человек), в составе которой - вице-мэр Анкары Ахмет Тунч, представитель президента Турции Ибрагим Ерилли и др. (http://crimea.ria.ru/politics/20161123/1108132709.html)  Этот визит вызвал сильнейшее раздражение в Киеве и у лидеров «меджлиса». Объяснить такую реакцию можно двумя факторами. «Меджлис» понимает, что высказывать претензии к Турции по поводу ее политики сохранения разновекторных интересов - не с руки. При этом «меджлис» боится потери определенной  монополии на контакты с турецкой стороной, а также того, что  представители крымских татар, проживающих в Крыму, предложат альтернативный взгляд на ситуацию, что и случилось. 
Турция ведет двойную игру – поддерживает на официальном международном уровне в формате НАТО Украину в ее претензии. А в Крым отправляет делегации, официальный статус которых затем опровергает. (https://regnum.ru/news/economy/2210294.html) Однако делегация посещает знаковые места (Ханский дворец в Бахчисарае, место строительства Соборной мечети), делает резонансные заявления об экономических и транспортных связях Турции и Крыма. В дополнение к этому в составе т.н. «неофициальной» делегации - депутат Великого национального собрания Турции от правящей Партии справедливости и развития (ПСР), советник и двоюродный брат президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана Мехмет Мутлу. (http://crimea.ria.ru/politics/20161123/1108132709.html)

 
Этот визит турецкой делегации в Крым вызвал у лидеров «меджлиса» не просто раздражение, а настоящую истерику. Его глава  Рефат Чубаров 24 ноября опубликовал в сети Facebook (официальных заявлений не последовало) заявление, в котором, в частности, сказано: «В Меджлисе  крымскотатарского народа спланированная и осуществленная под контролем российских спецслужб поездка на территорию временно оккупированного Крыма группы граждан Турции характеризуется как очередная попытка Российской Федерации дезинформировать международную общественность и спровоцировать недоверие между украинским и турецкими народами. В Меджлисе крымскотатарского народа высоко оценивается последовательная и неизменная позиция Республики Турция, которая состоит в подтверждении суверенитета и территориальной целостности Украины в ее международно  признанных границах».

Такие заявления превратились в дежурную банальность. Вот уже не первый год все силы "меджлиса" направлены на дискредитацию  представителей любых стран, пытающихся заниматься проблематикой крымских татар. Но настоящей проблемой для "меджлиса", в частности, и Украины, в целом, станет реализация любого экономического или гуманитарного проекта с участием турецкой стороны в Крыму. Это покажет де-факто реальное отношение Турции к статусу Крыма и обозначит место и значимость "меджлиса" в этом вопросе. 

Состоявшийся 28 ноября визит украинского спикера Парубия в Литву освещался на Украине также широко. (http://rada.gov.ua/news/Top-novyna/137826.html) Основной смысл этого визита - формирование некоего «Союза стран Балто-Черноморского региона с потенциалом в вопросах транзита, инфраструктуры, экономики и безопасности». По сути, это максимальное сближение с соседями, которые входят в НАТО или ближе к альянсу, чем Украина. Это продолжение Украиной попыток создания структуры  безопасности что называется «под себя» и с опорой на устаревший инструмент НАТО.  

При этом в Киеве понимают, что прямое влияние на все внешнеполитические усилия Украины оказывает разворачивающийся европейски кризис, связанный с различными проблемами  в ключевых странах ЕС – Франции и Германии, которые входят в период избирательных кампаний. Все это вкупе с накопившейся усталостью от бездействия украинской власти естественным образом отодвигает украинский вопрос для Европы на задний план. Уходящие европейские лидеры наверняка думают о своем украинском наследии, но думают, скорее всего, как о неудавшемся проекте, который, в случае проигрыша на предстоящих выборах можно оставить на следующий срок преемникам.  Помимо этого,  мир замер в ожидании – какой будет политика администрации нового президента США Дональда Трампа.  

 

Ответ на вопрос – почему разочарования преследуют украинскую внешнюю политику? - прост. Страна имеет слишком много внутренних противоречий, в ней нет народного единства и последовательности в действиях власти. Реальный залог сохранения государства и безопасности для Украины – внутри страны, и все это нужно строить, укреплять и содержать. Пункт «содержать» означает - за свой счет, а не превращая «поставки летального оружия» из-за рубежа в панацею разрешения гражданского конфликта. По меткому замечанию одного украинского журналиста по поводу еще «оранжевой революции»: украинцы «завоевали свободу, а потом бросили ее мерзнуть на центральной площади столицы нашей страны». А все, что «плохо лежит» в политике подбирают, как правило, нечистоплотные «борцы за свободу», что и произошло на Украине.

 

Страница 10 из 23