facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 3:37
Денис Батурин

Денис Батурин

политолог, член Общественной палаты Республики Крым

 

Вашингтон созрел на поставки летального оружия для Украины. В связи с этим интересно вспомнить событийный ряд последнего времени:

·        5 ноября резкое обострение ситуации на линии разграничения, украинские силовики открыли огонь по Донецку из РСЗО, по северу Донецка выпущено 90 реактивных ракет, шесть мин калибра 120 мм и 82 мм, сделано 29 выстрелов из гранатометов, а также два танковых выстрела. (https://vz.ru/news/2017/11/5/893984.html)

·        15 ноября Президент России Владимир Путин поддержал предложение лидера общественного движения «Украинский выбор-право народа» Виктора Медведчука об обмене пленными между Украиной, ДНР и ЛНР. (https://rg.ru/2017/11/15/putin-podderzhal-predlozhenie-medvedchuka-po-obmenu-plennymi.html)

·        17 ноября стало известно, что Совет национальной безопасности и Сенат США рекомендовали Президенту Дональду Трампу выделить Киеву грант в размере 47 млн. долл. на покупку американского вооружения. (http://fedpress.ru/news/northern-america/policy/1897427?utm_source=facebook.com&utm_medium=social&utm_campaign=ssha-planiruyut-vydelit-kievu-47-milliono)

О прямой связи между этими событиями было бы говорить не совсем верно, однако, связь здесь есть, это связь между политическими процессами разного уровня и разной степени значимости. Эти процессы самым тесным образом связаны с интересами тех, кто строит политику на антироссийской стратегии.

Иностранное оружие в Украине ждут с 2014 года, обращаются по этому поводу к США, к Турции. Особенно турецкой военной помощи ждали активисты «Гражданской (!) блокады Крыма», под предводительством лидеров запрещенного в России «Меджлиса крымскотатарского народа»,  которые устроили транспортную и энергетическую блокаду Крыма, намеревались создать мусульманский батальон по стандартам НАТО.

17 ноября Вашингтон выделил Киеву грант в 47 млн. долл.  на покупку американского оборонного оружия, включая мощные противотанковые ракеты Javelin. (http://hvylya.net/news/digest/sovet-natsbezopasnosti-ssha-odobril-predostavlenie-ukraine-protivotankovyih-raket-javelin.html) Теперь украинская администрация ждет одобрения этого решения Президентом Дональдом Трампом и Конгрессом США. На это понадобится несколько недель, но, думается, такое одобрение будет.

США не одиноки в поддержке украинской армии и антироссийской риторике. Вслед за Вашингтоном свою позицию поторопилась заявить Великобритания. 20 ноября заместитель руководителя посольства Великобритании в Киеве Хелен Фейзи сообщила: «…в отличие от Соединенных Штатов, мы сейчас не рассматриваем предоставление летального вооружения. Мы хотим сохранять нашу поддержку, которую предоставляем украинским военным, и мы считаем, что делаем это очень эффективно с помощью программ по подготовке и благодаря помощи, которую мы также предоставляем для реформы Министерства обороны….». (https://rian.com.ua/politics/20171120/1029595661/Britain-Ukraine-oruzhie.html)

Еще одна деталь в закупках Украиной оружия из США. Чтобы купить американское оружие Украина получает грант США. То есть, грант, вернее, деньги, возвращаются грантодателю. Этакий «гешефт», с налетом геополитики для производителей и продавцов «джавелинов». Каждая из сторон получает свою выгоду – США в лице государства с помощью этого гранта подтверждает политический курс на «вооруженное миротворчество», Украина получает оружие, производитель/продавец оружия из США получает прибыль.  Всего же оборонные расходы США на 2017-2018 гг.  предусматривают выделение Украине военной помощи в размере 350 миллионов долларов. Правда, для сохранения лица и политического маневра американские политики прописали, что половина предусмотренной для Украины суммы Киев сможет получить только по результатам реформ. С реформами на берегах Днепра туго, однако, это не смущает украинскую администрацию – в Киеве понимают, что в угоду политическим целям, решая попутно и вопрос поддержки своего ВПК, Вашингтон может согласиться назвать реформами все что угодно.

Странно, но сторонники накачивания Украины оружием не понимают или не считают важным то, что поставки летального оружия на Украину (помимо серьезного обострения внутреннего вооруженного конфликта) могут запустить процесс дестабилизации этой страны и заинтересованными внутренними силами. (https://ria.ru/world/20171119/1509105731.html)  Эти силы, их лидеры, свято верят в силу «украинского оружия», произведенного в США, и внедряют в умы своих сторонников следующие  безответственные и агрессивные идеи:

·        Депутат украинского парламента, экс-командир батальона «Азов» и лидер организации «Национальный корпус» Андрей Билецкий предложил властям страны напасть на Россию, при этом, «Российскую Федерацию надо предварительно ослабить изнутри, выждать момент и напасть на нее». (https://iz.ru/672877/2017-11-19/deputat-rady-predlozhil-ukraine-napast-na-rossiiu)

·        Украинский военный обозреватель Юрий Карин считает, что Россия боится «начала наступления украинских военных на Донбассе» и что победа украинских ВСУ несомненна. (https://narodna-pravda.ua/2017/11/20/vijskovyj-ekspert-rozpoviv-chogo-boyitsya-putin-na-donbasi-2/)

Не отстают от безответственных политиков и экспертов и украинские чиновники высшего ранга, так министр иностранных дел Павел Климкин заявил, что в обмен на американское вооружение Украина готова «передать свой опыт борьбы с россиянами».  (http://fedpress.ru/news/ukraine/policy/1897443) Трудно понять – какой опыт и почему с россиянами, но оставим это на совести Климкина.

Не секрет, что власть плохо контролирует ситуацию в стране, при этом существует силы, которые заинтересованы в обострении ситуации на юго-востоке для формирования своего политического капитала.

В Киеве понимают, что введение этого конфликта в острую фазу на относительное продолжительное время (несколько месяцев) не принесет Украине военных успехов, но станет источником социальной и политической напряженности в стране, которая позволяет решать внутриполитические и внешнеполитические задачи. Но из зоны конфликта после неудачной кампании вновь вернутся военные – озлобленные и неудовлетворенные, появятся новые «герои-комбаты»,  и они вместе со старыми «героями»  вновь ринутся на «политическую передовую» с одной целью – конвертировать свое «героическое» прошлое»  в политические высоты в своей карьере. И если для этого понадобится новый майдан – он возникнет, и это будет очень горячий майдан, на фоне которого митинги  Саакашвили покажутся детским спектаклем. 

 

Политический аспект поставок оружия Киеву пока обходят вниманием, а этот аспект весьма серьезен. Запад помогает украинской армии (кто советами и инструкторами, кто деньгами и  оружием) накануне чемпионата мира по футболу, который в 2018 году принимает Россия, и накануне выборов Президента России, которые также состоятся в 2018 году. Похоже, США это прекрасно понимают и открыто демонстрируют свои планы накачать Украину оружием, и это еще одна потенциальная  позиция для торга с российским руководством. Не будем исключать и версию имитации такого торга, принимая постулат Владимира Путина и российской дипломатии о том, что этот конфликт не имеет военного решения. Это понимают все, но только Украина и Запад по этому поводу молчат, а Россия предлагает – инициатива о введения миротворцев в зону конфликта, ставшая проектом резолюции ООН, исходит от Владимира Путина. К сожалению, ответом на эту инициативу  стало выделение денег  Украине на покупку летального оружия. Парадоксально, но факт.

 

 

Внешнеполитическая ситуация и внутриполитическое давление заставляет президента Петра Порошенко искать формулу сохранения власти. Эту формулу весьма трудно найти в стране,  переживающей регулярные перевороты с 2005 года, стране, которая живет под протекторатом интересов Запада, которая, сохраняя значительную часть старой политической элиты,  допустила рождение новой «элиты» - развращенной политической вседозволенностью, прикрывающейся либо делом революции (журналисты, пришедшие в политику), либо «окопной правдой» АТО и правом на ней основанном  (воевавшие добровольцы, «комбаты и прочие «атошники»).

Проблема украинского политического класса в том, что он, совершая политические перевороты или реставрацию прежнего режима, не извлекает никаких уроков ни из своей истории, ни из истории мировых переворотов. Что «оранжевая революция» (2005 г.),  что т.н. «революция достоинства» (2014 г.) революциями по своей сути не были. Это политические перевороты, когда за вопросами идеологии и массовыми выступлениями стояли интересы части политической элиты и внешнеполитических сил. Украинская элита, часть которой возвысилась, а другая часть потеряла позиции и ресурсы, сохранила  основные коррупционные схемы, которые во многом диктуют определенную логику политического процесса. Благодаря истории «оранжевой революции» и «революции достоинства» политическое мировоззрение элит покрылась толстым слоем национал-патриотизма  и  новой «государственной идеологии»  страны, стремящейся в Европу и  НАТО. 

Нынешний президент Украины Петр Порошенко по своему генезису – представитель старой политической элиты, который впитал за два десятилетия  правила старой школы украинской политики:

-без коррупционных схем нет ресурсов ни в политике, ни в бизнесе;

- без политической риторики не прикрыть эти схемы.

Перевороты 2005 и 2014 гг., резко ускорили политическое и историческое время на Украине. И для самых новых представителей политической элиты Украины, которые, не имея никаких ресурсов, кроме тех, что дала им в виде должностей и спонсорской помощи старая элита, а также нового инструмента -  митингового ресурса, это очень чувствительный фактор.  Они чувствуют, что теряют и эти ресурсы. Этой части элит нужна их срочная конвертация  в ресурсы властные и финансовые.

Единственный выход для этой новой фракции элиты – постоянная угроза власти и ресурсной части элиты, владеющей «заводами и пароходами» и контролирующей основные институты власти. Цели угрозы – сохранение своих политических позиций с помощью шантажа властной элиты для получения от нее ресурсов – власти и финансов.

Так и родился «майдан 3.0». (interaffairs.ru) Он родился из процесса разделения слоев элиты, когда новая элита вдруг почувствовала, что ее опять переиграли, что экономические схемы работают без них. Но без них  работают не только схемы, как оказалось, без них может работать и сама власть.  Последними действиями власть подтвердила, что она  не намерена идти на ту степень радикализации и демократизации, которая угрожает нынешней системе.

Индикатором этого процесса стали попытки разрыва отношений с Россией и принятия закона об изменении схемы назначений глав администраций и их заместителей.  Эти истории развиваются в контексте «майдана 3.0». Раздраженная митингующая часть элиты уже заявила о нарастании контрреволюции и курсе на импичмент президента Порошенко,  «импичмента народного», так как  понимает, что ресурсов влияния на институты власти для процедуры импичмента у митингующих нет.

О чем и говорят митингующие, избравшие своим знаменем Михаила Саакашвили, в том числе устами самого одесского экс-губернатора:  «…депутат Рады от партии «Свобода» Юрий Левченко, выступая на митинге, призвал к «свержению нынешней власти». «Ещё четыре года назад никто не думал, что мы будем собираться, чтобы прогнать эту власть», — сказал он.  «Мы собираемся сделать в стране переворот, но не государственный, а в сознании людей», — заявил Саакашвили. (…) Ранее Саакашвили сообщил о намерении начать процесс «народного импичмента» президента Порошенко в случае, если украинские власти «будут продолжать игнорировать» требования протестующих. «Если они будут продолжать игнорировать наши требования... то 3 декабря я предлагаю начать процесс народного импичмента. Пусть народ это сделает», — говорил он. (russian.rt.com)

«Пусть народ это сделает» - заявляет Саакашвили и его соратники по «майдану 3.0». Но это слабая позиция. Для нового переворота, для расшатывания парламента, органов власти и ситуации в регионах страны, финансирования «народных акций» нужна поддержка значимой части элиты. Парламент в лице большинства сейчас поддерживает президента, акцию протеста уже давно покинула партия Юлии Тимошенко («Батькивщина») и «Самопомощь» - политические организации, интегрированные в структуру власти и обладающие финансовыми ресурсами. А это говорит об усталости обладающих ресурсами игроков от майданов, их определенной неуверенности и нежелании, по крайней мере, в настоящий момент участвовать в  потенциальном перевороте и его финансировании.

Поэтому  пока Порошенко выигрывает. В то время как  Саакашвили митингует под зданием Верховной Рады, а ряд политиков и политических сил ратует за разрыв дипломатических отношений с Россией, президент Украины упорно не замечает Саакашвили и блокирует на стадии законопроекта  антироссийские инициативы. 8  ноября президент Порошенко на заседании фракции «Блок Петра Порошенко» выступил против разрыва дипломатических отношений с Россией. (lb.ua)

В чем причина такой позиции Порошенко, расходящейся с мейнстримом украинской политики?  Казалось бы – великолепная тема для переключения внимания СМИ и населения с проблем внутренней политики и экономики. На разрыв дипломатических отношений с Россией Порошенко не хочет идти, так как время для разрыва (в его интересах) давно прошло, а сейчас принятие такого решения будет означать серьезное ухудшение переговорных позиций Украины по Донбассу, новые проблемы для украинских граждан, работающих в России, а для самого Порошенко – ухудшение его внешнеполитических позиций. И все это на фоне предстоящих президентских выборов.

При этом изменена система назначения губернаторов. (rian.com.ua

Почему рада проголосовала за новую схему назначения губернаторов? Потому что лишние фильтры (конкурсные комиссии, конкурсы и т.п.) затрудняют высокие договоренности между финансово-политическими группами, которые всегда делят между собой регионы,  ведут торги за губернаторов.  А финансово-политические группы стоят за каждой из парламентских фракций. В то же время Порошенко укрепляет свою власть, свои позиции перед президентскими выборами. 

Президенту Порошенко и занявшим прочные политические позиции лидерам украинских партий сейчас митинговые политические инструменты не нужны. Они входят в период предвыборных договоренностей и альянсов, президенту выгодно договориться с сильными игроками и можно не обращать внимания на те персонажи и события, которые не несут серьезную угрозу.

 

Украинская власть на примере этой ситуации демонстрирует жесткую зависимость  от интересов правящего класса. Похоже, Порошенко принял решение использовать оставшееся  время  для политических маневров без оглядки на внешние силы и  зарубежных партнеров. Поэтому он укрепляет свои властные ресурсы, не обращая внимания на обвинения в «ползучей контрреволюции» и блокируя ненужные ему инициативы. И в эту схему борьбы за власть «майдан 3.0» никак не вписывается. 

 

 

25 октября заместители запрещенного в России так называемого «Меджлиса крымскотатарского народа» Ильми Умеров и Ахтем Чийгоз, осужденные в Крыму за организацию массовых беспорядков и сепаратизм были  доставлены в Турцию. Как стало известно, они были помилованы Президентом России Владимиром Путиным в результате договоренностей с Президентом Турецкой республики Реджепом Тайипом Эрдоганом. Основанием для помилования также стало ходатайство муфтия мусульман Крыма Эмирали Аблаева, о чем сообщили в пресс-службе Духовного управления мусульман Крыма: «Муфтий Крыма обращался к властям Крыма и России с первых дней, как только был заключён под стражу Чийгоз. Последнее обращение было в администрацию президента РФ на имя президента с просьбой о помиловании Чийгоза и Умерова. Вчера позвонили из администрации президента и сказали, что он подписал обращение (о помиловании)». (http://www.c-inform.info/news/id/58259) Эту информацию также подтвердил депутат Государственной Думы Руслан Бальбек: «Муфтий, как религиозный человек и духовный лидер, заботится обо всех мусульманах Крыма, в том числе о заблудших душах и преступниках». (https://www.kommersant.ru/doc/3449245)

Президент Украины Петр Порошенко поспешно заявил, что считает помилование Умерова и Чийгоза своей заслугой: «Я очень счастлив, что моя договоренность с Президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом (реализовалась – ред.). Мы тогда не могли обнародовать эту договоренность. Но я проинформировал и Мустафу Агу, и наших партнеров о том, что мы в ближайшие дни этого ждем (освобождение Ахтема Чийгоза и Ильми Умерова – ред.). И к счастью это произошло». (http://www.president.gov.ua/news/ostatochno-peremoga-bude-koli-mi-povernemo-krim-prezident-te-44122)

Основанием для этой убежденности являются встречи с Эрдоганом и традиционные заявления турецкого президента о непризнании Крыма российским. Слабые основания, под такими договоренностями должны быть существенные интересы и выгоды, пока они наиболее очевидны для Эрдогана, а не для Порошенко. Его попытки доказать свою субъектность в этом решении несостоятельны, реальными игроками, принимающими решения, являются Россия и Турция. 

Но Порошенко не одинок, у него есть конкуренты. В решающей роли в помиловании «своих» уверен еще один претендент - лидер меджлиса Рефат Чубаров, который на своей странице в Facebook заявил: «Освобождение Ильми Умерова и Ахтема Чийгоза произошло благодаря усилиям и помощи многих людей в разных странах – депутатов Европарламента, ПАСЕ, ПА ОБСЕ, других международных институтов, украинских дипломатов, ведущих политиков европейских стран, США, Канады и многочисленных организаций крымскотатарской и украинской диаспоры по всему миру».  Но множество событийных деталей 25 и 26 октября говорят о том, что помилование Чийгоза и Умерова, их транзит в Турцию  были неожиданностью как для их адвокатов, так и для лидеров меджлиса Рефата Чубарова и Мустафы Джемилева.

Какую же дальнейшую тактику по использованию своих коллег избрали лидеры меджлиса? Джемилев в интервью поздним вечером 25 октября говорил о том, что помилованные задержаться для лечения в Турции, а потом прилетят в Киев, и даже, может быть, вернутся в Крым. (https://www.facebook.com/atr.channel/videos/1654133021274593/)

Почти одновременно с Джемилевым на странице в социальной сети Чубаров анонсировал прилет коллег из Турции в Киев 26 октября и их пресс-конференцию сразу после прилета в аэропорту, через несколько часов он же перенес это событие на  27 октября.  

Первые публичные заявления освобожденных позволяют прогнозировать дальнейшую тактику действий мекджлиса. В Анкаре Ильми Умеров дал интервью, в котором рассказал о состоянии своего здоровья (он больной человек, с букетом серьезных заболеваний), намерении лететь в Киев, провести там ряд встреч, и вернуться в Крым. (http://qha.com.ua/ru/video/umerov-ya-gotov-prodoljat-borbu-za-vozvraschenie-krima/6217/)  О том, что Умеров может вернуться в Крым, говорил в своем интервью и Джемилев. Больной Умеров нужен меджлису в Крыму – как провоцирующий субъект, повод заявлять о преследовании крымских татар.

Таким образом, следующий этап борьбы меджлиса определен – это возвращение в Крым Умерова (с большой вероятностью), Чийгоза (с меньшей вероятностью).   (https://www.youtube.com/watch?v=CgLj_oGYZXY). Возвращение Умерова в Крым, если это произойдет, постараются максимально превратить в спектакль: больной человек возвращается на родину, к семье, он же помилован. Умеров может спокойно вернуться к семье, но такой результат меджлису не нужен, меджлису нужен мученик, больной человек, которого не пускают в Крым, к семье, на родную землю. 

Турция стала транзитной страной не случайно. Президент России показал актом помилования, что он слышит просьбы Президента Турции, как ближневосточного партнера России. Эрдоган получил значимый повод продемонстрировать мировому сообществу свои возможности и способность договариваться с Президентом России, готовность  отстаивать на международном уровне интересы крымскотатарской диаспоры. При этом Президенту Украины он продемонстрировал уровень своих возможностей и значимость в Черноморском регионе, и, фактически, сделал Порошенко своим должником.   У киевских властей в результате этого решения России возникли обязательства перед Эрдоганом, и чем возьмет этот долг Эрдоган - вопрос интересный.

Какие в связи с этой сделкой взял на себя обязательства перед Президентом России Президент Турции, пока можно только предполагать. Можно предположить, что речь идет о крымском векторе турецкой политики. Представ миротворцем-переговорщиком перед Украиной, Эрдоган мог взять на себя обязанности по сдерживанию меджлиса, освобождению членов которого способствовал. В этом контексте будет интересно наблюдать, как изменится риторика представителей меджлиса Чийгоза и Умерова после их встречи с президентом Эрдоганом, которая состоялась, по информации Чубарова, вечером 26 октября уже после ряда их интервью и брифинга.  

Для России данное решение имеет свои положительные стороны. Из Крыма убраны провоцирующие факторы в лице этих представителей меджлиса, более того, решением Президента России они помилованы, несмотря на серьезность статей (конституционные преступления – призывы к свержению государственного строя, организация массовых беспорядков). Решение руководства России содержит долю риска, который в том, что это решение могут интерпретировать как некую слабость позиции и готовность идти на уступки. Могу предположить, что в Москве этот риск прекрасно понимают. При этом можно ожидать, что, несмотря на возможные договоренности с Эрдоганом, лидеры меджлиса будут искать возможности продолжить игру в своих интересах.  Многое станет понятно по прошествии некоторого времени, когда представители меджлиса вернутся в Киев, а потом, не исключено, попытаются вернуться в Крым. Но как бы ни хотелось тем, кто считает решение о помиловании слабостью, им стоит вспомнить краткий тезис Владимира Путина: «Вопрос Крыма закрыт».  

Президент Турции получил небольшой политический подарок, которым он уже умело распоряжается как внутри страны, так и за ее пределами. И в этом так же присутствует  выгода России – это аванс ближневосточному партнеру, с которым работать и дальше, который имеет вес в Черноморском регионе, который втянут в сирийский конфликт. 

Турция сложный партнер, с которым трудно договориться о всеобъемлющем партнерстве, но всегда можно договариваться по отдельным вопросам и направлениям, даже если отношения заходят в глухой тупик, как это казалось после инцидента с сбитым самолетом российских ВКС.

 

Главное в этой локальной по политическим масштабам истории то, что Россия и Турция вновь сумели договориться и остались партнерами по решению гораздо более серьезных международных проблем и развитию совместных экономических проектов. 

 

Имитация майдана

Вторник, 24 Октябрь 2017 15:45

 

Происходящее в Киеве, «майдан 3.0», или как еще называют акцию ее участники «Большая политическая реформа», имеет много составляющих. Это и внутриполитический вектор, то есть политическая борьба, и борьба олигархов за ресурсы и влияние, и борьба старых и новых политиков, и составляющая, связанная с конфликтом на юго-востоке, это и геополитический вектор.  

Внутриполитическая составляющая. «Народный» протест или как уже окрестили массовую акцию в Киеве – «майдан 3.0» вызывает множество вопросов. Первое, что бросается в глаза – протест направлен против Президента Петра Порошенко, но протестующие собрались у здания Верховной Рады Украины, а не  администрации президента Украины на улице Банковая. 

Второе – «майдан 3.0» не выдвинул новой идеи, которая захватила бы массы так, как в 2013-2014 гг. (против коррупционного режима, за евроинтеграцию). Требования протестующих такие: принятия закона об Антикоррупционном суде, нового избирательного законодательства (переход к открытым партийным спискам, снижение проходного процентного барьера на выборах в парламент), снятие депутатской неприкосновенности.

Закон об Антикоррупционном суде – очевидная законодательная основа для развертывания уже легальной «охоты на ведьм», что создает новые политические стартовые позиции для всех причастных к процессу. Наверняка ряд политиков уже видели себя в роли украинского сенатора Маккарти с последующими возможностями взлета в кресло президента. 

Требование нового избирательного законодательства (открытые партийные списки, снижение процентного барьера и отказ от «мажоритарки») –  тоже в интересах новых политических сил и лидеров, например, таких, как партия «Движение новых сил Саакашвили».

Отмена депутатской неприкосновенности - старая ловушка для народа, спекулятивный, популистский лозунг, инструмент политической борьбы и ответ на вопрос – почему протест развернут под стенами парламента. Интересно то, что 19 октября Верховная Рада Украины направила в Конституционный суд два законопроекта о снятии депутатской неприкосновенности (для заключения о соответствии документов конституции). Один законопроект авторства группы депутатов, автор другого - президент. И еще интересная деталь - свой законопроект Петр Порошенко зарегистрировал в Раде 17 октября, в день начала протестной акции. Находясь с визитом на Мальте, Порошенко сделал заявление, после которого можно было бы сказать, что он «возглавил» движение протеста: «Я рад, что мои инициативы нашли такой отзыв и в сердцах людей, и у организаторов акции. Еще два года назад я внес проект изменений в Конституцию, которые предусматривали отмену депутатской неприкосновенности и судейской неприкосновенности. (…) Хочу подчеркнуть, что сам термин антикоррупционный суд появился в моем законопроекте о судебной реформе. Сегодня я ожидаю от парламента, чтобы они наработали тот законопроект, который будет приемлемым» (https://lb.ua/news/2017/10/17/379433_poroshenko_podderzhal_trebovaniya.html) Порошенко также сообщил, что в проекте бюджета на 2018 год предусмотрены расходы на антикоррупционный суд.

Порошенко старается играть на опережение и одновременно стремится возглавить движение протеста против власти, что выглядит, по сути, странно, но, похоже, укладывается в логику украинской политической борьбы: президент намерен использовать против оппонентов то же оружие, которое они намерены использовать против него. Одна из причин «майдана 3.0» - намерение противоборствующих групп «закрепить за собой» выгодные политические темы.

Поэтому требования продолжают формулировать на ходу потому, что перечень требований протестантов, приведенный выше – это скорее требования заинтересованных политических и финансово-политических групп, чем народа. Указанные требования для них – это способы и средства борьбы за власть. Но они не всем понятны, поэтому выдвинуто масштабное требование, в котором сплетены ностальгия, неудовлетворенность нынешней социально-политической ситуацией и недовольство властью: «добиться  от власти выполнить требования майдана (или «революции достоинства 2013-2014 гг.)». 

Анализ «жизненности» требований протестующих заставляет прийти к выводу – эти требования лишь повод давления на власть, не столько новый майдан, сколько новый этап политической борьбы в майданном формате.

Стоит обратить внимание на тот факт, что «Батькивщина» Юлии Тимошенко свернула свою активность в процессе «майдан 3.0». Это значит, что она решила занять выжидательную позицию, а также то, что она чувствует очевидную идеологическую слабость этого протеста. 

Роли в этом политическом противостоянии распределились весьма четко. С одной стороны президент и парламентская коалиция в лице «Блока Петра Порошенко» и «Народного фронта», с другой стороны – непарламентская оппозиция («Свобода», «Национальный корпус», «Движение новых сил», батальоны «Азов», «Донбасс» и др.) и часть неудовлетворенных парламентских сил («Самопомощь»), а также примкнувшие к ним радикалы, устроившие смотр на акции чествования УПА. Напомним, что 14 октября в Киеве отметили день создания ОУН-УПА   маршем националистов с вкраплениями нацистских символов (факельное шествие и зигующие националисты).

Такая расстановка сил еще раз доказывает, что этот протест не борьба за некие ценности, а лишь способ политической борьбы двух лагерей. Инициаторы протеста обладают меньшей властью, они представляют длинный список организаций, каждая из которых в отдельности политической силы не имеет, но им нужна власть, поэтому нужен низкий процентный барьер, новый избирательный закон, чтобы приблизить выборы, и антикоррупционный суд, как презентационная площадка и орудие борьбы с оппонентами.

Мы наблюдаем имитацию майдана, наблюдаем, как его адепты и организаторы сами же выхолащивают идею, уничтожают ее романтический флер, при этом они не в состоянии сгенерировать интересные большинству избирателей смыслы.

Задумки зарубежных режиссеров, сценаристов, идеологов и технологов этих событий также просматриваются весьма прозрачно – есть интерес сохранять Украину в том состоянии, когда с ней иметь дело невозможно, и прежде всего России. 

 

Внешнеполитический аспект происходящего выгоден тем, кто вбросил господина Саакашвили в украинское тесто, как щепотку дрожжей, тем, кого не устраивает развитие ситуации вокруг ЛНР и ДНР, когда ответственность за происходящее на юго-востоке ложится на Украину в полной мере, и когда за ярлыками «Россия – страна агрессор».  За этим «майданным туманом» украинской власти и ее зарубежным вдохновителям легче спрятаться и на международном уровне, и в стране. Но  эта ситуация совсем не устраивает ни радикалов, ни ветеранов АТО, уже создавших свои партии.  Они хотят власти, путь к власти для них – это серьезная, а не игрушечная политическая война  в стране. А вот эта составляющая для Порошенко совсем ненужная. Но джин выпущен из бутылки и теперь Киеву будет непросто загнать его обратно.

 

Страница 1 из 20