facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 10:20
Денис Батурин

Денис Батурин

политолог, член Общественной палаты Республики Крым

Тема следующих президентских выборов все больше захватывает украинское информационное пространство. Строятся версии о возможных стратегиях вероятных кандидатов,  публикуются инсайды из администрации президента Украины. Кто бы ни стал президентом этой страны, как его личные взгляды, так и система социально-политических отношений в Украине будут определять внешнеполитический курс.

Список тех, кто будет участвовать в избирательной гонке, уже сформирован, и вряд ли изменится, несмотря на ряд странных заявлений и медийных вбросов. Например, недавно интересное заявление сделал военный прокурор Украины Анатолий Матиос: «В этом государстве есть здоровые силы, которые еще не объединились и не определились со своим Аугусто Пиночетом, но он уже стучит в дверь или ищет стадион» (regnum.ru) Весьма интересно слышать подобные заявления от военного прокурора страны, одного из высших должностных лиц государства. Если только он не подразумевает под «Аугусто Пиночетом» самого себя, и мы не являемся свидетелями начала его избирательной кампании.

Возвращаясь к персоналиям, в настоящее время предполагается, что в кампании будут участвовать и при этом имеют следующие текущие рейтинги:

Ю.Тимошенко  (лидер партии «Батькивщина») -  16%

А.Гриценко  (экс-министр обороны) - 11,7%,

Ю.Бойко  – (лидер партии «Оппозиционный блок») - 10,5%,

В.Зеленский (шоумен, актер) – 9,3%,

С.Вакарчук (певец) - 8,6%,

О.Ляшко (лидер «Радикальной партии Украины») - 8,6%,

П.Порошенко (президент Украины) – 8,6%,

В.Рабинович (лидер партии «За жизнь) – 7,6%,

А.Садовой (лидер партии «Самопомощь», мэр Львова) – 3,4%,

О.Тягнибок  (лидер партии «Свобода») – 2,8%.  

В.Наливайченко (экс-глава украинской спецслужбы СБУ) – 2,0%,

С.Тарута (экс-губернатор Донецкой области, владелец корпорации «ИСД»)  – 1,1%,

А.Яценюк (экс-премьер-министр, лидер партии «Народный фронт») – 1,1%.

(ratinggroup.ua)

Первое, что бросается в глаза – лидерство Тимошенко, которое наблюдается с апреля текущего года, с рейтингом вдвое большим, чем у президента Порошенко, и второе – Порошенко имеет поддержку равную рейтингам Ляшко (популист, политик не первого ранга), и певца Вакарчука (у которого складывается имидж морального авторитета, пацифиста).

Особый интерес в социологической оценке политиков составляет «темная сторона» их рейтинга – антирейтинг (за кого граждане не проголосовали бы ни в каком случае):

За П.Порошенко - 52%

За А.Яценюка - 30%,

За О.Ляшко – 23,8%,

За Ю.Бойко – 23%,

За Ю.Тимошенко – 20,8%,

За В.Рабиновича – 16,0%,

За О.Тягнибока – 14,7%.

Политики при должностях, и не важно в исполнительной или представительной власти, имеют и наибольший антирейтинг – сюрприза в этом нет. Судя по всему, есть вызовы, проблемы, которые, как считает общество, наиболее значимые политики сегодняшней Украины решить не в состоянии.

При этом украинские политики поработали за несколько последних лет с некоторым результатом – их популизм и пропаганда сработали, о чем говорят данные опроса, согласно которым в сложной ситуации в стране граждане до сих пор считают виновными: экс-президента Украины В.Януковича (две трети опрошенных),  П.Порошенко - 53%, экс-премьер-министра Украины Н.Азарова – 51%, действующего премьер-министра – В.Гройсмана – 40%. Россию однозначно считают виновной в ситуации в Украине 52% опрошенных, США – 21%». (ratinggroup.ua)

Эти цифры, украинские политики считают весьма обнадеживающими: пусть общество возлагает вину за ситуацию и на них, но оно возлагает еще большую ответственность на бывших руководителей страны, которых нет на территории Украины уже четыре года. Внешнеполитический вектор в антироссийском ключе также удалось за эти годы отработать – до 52%, «виновата» в украинских проблемах и Россия. 

Исходя из этого, любой кандидат может (и будет) строить свою программу на обвинениях давно ушедшей власти и антироссийской риторике. А кто не сможет, как, например, лидер «Оппозиционного блока» Ю.Бойко  – у него шансов победить конкурентов гораздо меньше.  В качестве небольшого отступления стоит отметить, что партийные перспективы для борьбы за парламент у «Оппозиционного блока» - хорошие.

Ориентиром для программ кандидатов может служить и рейтинг требований к будущему главе государства: «Прекращение военных действий на Востоке – доминирующее требование граждан к следующему Президенту Украины (63%). Усиление борьбы с коррупцией ожидают 49% респондентов, возрождение промышленности – 40%, повышение социальных стандартов – 30%. Повышение качества медицины, уменьшение влияния олигархов на политику, возрождение аграрного сектора, укрепление обороноспособности страны и стимулирования развития бизнеса ожидают от 11% до 19%. Повышение международного имиджа Украины, реформирования образования и науки, защиты украинского языка и культуры – от 4% до 8% респондентов».

Вопрос, который имеет значение – какой путь выберут кандидаты, а еще точнее, те кандидаты, которые имеют возможность влиять на принятие решений, на социальное настроение.

Тимошенко может нарастить свой рейтинг популизмом, как это делала ни один раз, показывая бешеную активность в медиа, в регионах, в консультациях с местными элитами и политиками национального уровня. Ее тезисы преимущественно касаются вопросов экономики и социальной сферы, однако не может она обойтись и без политики, поэтому уже заявила, что «сразу же после победы проведет референдум по изменению формы правления в стране» (парламентская республика, не будет президента, но будет премьер, или канцлер). Тимошенко уже начала свою кампанию, проведя 15 июня масштабный форум и представив на нем программу «Новый курс Украины» (lb.ua)

Остальные ниши будет эксплуатировать Порошенко, который прекрасно понимает, что в социально-экономической сфере достижений у него фактически нет. В одной из предыдущих публикаций уже предлагалась версия, как это может быть: «Задача для Порошенко и его режима назвать виновника дезинтеграции Украины и попытаться ввести действия постмайданной власти, даже постфактум, в рамки легитимности. При этом Порошенко не ставит перед собой задачу - изменить ситуацию на юго-востоке. Для него есть внешнеполитическая задача – по мере сил способствовать противостоянию России и Запада, получить благодаря этому курсу поддержку, и внутриполитическая задача – представить некие успехи, пусть даже они будут из области виртуальной легитимации и декларируемых успехов».(https://interaffairs.ru/news/show/19885)

У Порошенко есть начатая и не законченная война на юго-востоке, запущенная проблема неформальных структур, радикальных организаций, используемых для решения сиюминутных политических задач, проблема радикалов во власти, которые отнюдь не являются послушными союзниками и инструментами. Это «бешеные псы украинской демократии», которые хотят все больше власти, хотят иметь ресурсы для обеспечения своего существования, хотят проводить презентационные акции, напоминая о себе (и с этим связаны погромы ромов на западе Украины). Эту ситуацию жестко сформулировал эксперт Ростислав Ищенко: «любому, кто придёт или сохранится у власти на Украине придётся решать  кого зачистить: остатки безоружного Русского мира при помощи вооружённых нацистов или самих вооружённых нацистов, опираясь на силовые структуры, которые сами состоят на 70% из таких же нацистов». (ukraina.ru)

 Что чувствуют украинские политики, Порошенко и Тимошенко, почему в их штабах работают в одном направлении – конституционная реформа, переход к парламентской республике? Институт президента в Украине себя изживает, нужна определенная смена декораций на фоне явных провалов и неуспехов. Куда приятнее нести меньше ответственности  и быть фактически главой государства на должности премьера-канцлера, избранного коалицией в парламенте. (lb.ua)

В этой связи интересны и нужны партийные рейтинги накануне президентской кампании. Один из рассматриваемых  сценариев (по крайней мере, так сообщает источник одного из популярных сетевых изданий), в администрации Порошенко – досрочные парламентские выборы с целью поддержки кампании Порошенко в Верховной Раде с прицелом на конституционную реформу - введения парламентской республики.  «Партийный рейтинг возглавляет «Батькивщина» (Ю.Тимошенко), которую готовы поддержать 17% тех, кто намерен прийти на выборы и определился. Вторую позицию разделяют Оппозиционный блок, Гражданская позиция и партия «Слуга народа», за которые готовы проголосовать около 10,5%. За партию «За жизнь» намерены отдать голоса 9,6%, Радикальную партию – 8,2%, БПП Солидарность – 7,4%, Самопомощь – 5,1%, ВО Свобода – 3,8%.  (ratinggroup.ua)

Партии, их фракции в Верховной Раде, партийные коалиции – будут серьезными точками опоры в случае конституционной реформы, считают кандидаты в президенты, и уже сейчас могут оценивать свой стартовый партийный потенциал. И здесь Тимошенко, как видно, опережает Порошенко, кроме того, достаточно серьезная партийная основа наблюдается у «Оппозиционного блока», который может уже сейчас договариваться  с основными кандидатами о составе будущего правительства, позициях конституционной  реформы. Поэтому партийные рейтинги в президентской кампании серьезный аргумент и инструмент в политической борьбе и переговорах.

Социологический срез ожиданий и требований общества к будущему президенту Украины ставит перед высшим должностным лицом «нереальные цели».

Печально для Украины то, что даже обладающие властью политики не в состоянии мобилизовать внутренние ресурсы, властные возможности, ради реальных действий по улучшению жизни в Украине, они будут скатываться в популизм, не имея ни политической воли, ни политической поддержки в элите, ни поддержки в обществе для осуществления реальных масштабных реформ. Потому что, делать что-то реальное для украинских политиков означает не наращивание рейтинга, а его снижение, так как нужно будет многое признать и быть откровенным с народом, жестким с элитой, а это равно политической смерти. Не понимают украинские политики одного – они уже мертвы. Они не заметили своей политической смерти, но сделали ради ее прихода все, и прежде всего  – не оценили политических последствий своих действий ради выгоды сегодняшнего дня.

Такая политическая «беспечность» привела к тому, что обществу все украинские политики почти одинаково условно «интересны»,  потому что оно не верит в их возможности по решению насущных проблем.  В свою очередь, общество для украинских политиков – это электоральная масса, которая их не любит, но все равно будет играть с ними в игру «выборы». Но и это не печалит украинских политиков, расстраивает их то, что за пределами государства к ним также потерян интерес, и несмотря на все усилия (антироссийская внешняя и внутренняя политика и риторика), ощутимую поддержку Запада вряд ли кто-то получит.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

На фоне громких международных событий – Чемпионата мира по футболу 2018, визита Владимира Путина в Китай, саммита G7, встречи Дональда Трампа и Ким Чен Ына встреча «нормандской четверки» заслужила меньшего внимания медиа. Однако, уровень встречи и ее итоги имеют важное значение для продолжения международных усилий над прекращением конфликта на юго-востоке Украины.

11 июня в Берлине завершились переговоры в «нормандском формате» на уровне глав МИД России, Украины, Германии и Франции, на которых министры обсудили гуманитарные проблемы Донбасса, вопрос освобождения заключенных и параметры возможного размещения миссии ООН на востоке Украины. Значимость события подчеркивается тем фактом, что эта встреча первая с февраля 2017 года. 

Высказывания высших должностных лиц России и Украины до встречи и после определили основные острые моменты и дальнейшие намерения сторон. 

18 мая Президент России Владимир Путин по итогам переговоров с канцлером ФРГ Ангелой Меркель заявил, что «минские соглашения остаются безальтернативной основой урегулирования». (tass.ru) Именно эта встреча глав России и Германии определила дату и повестку встречи на Вилле Борзиг 11 июня.

Однако, накануне встречи президент Украины Петр Порошенко заявил: «Минского формата переговоров нет. (…) Существует один формат - нормандский", - сказал он. Он напомнил, что в нормандском формате, помимо него, принимают участие канцлер ФРГ Ангела Меркель, президент Франции Эмманюэль Макрон и президент РФ Владимир Путин. «Если вы найдете другой формат [переговоров], где будет Путин, я готов его рассматривать, но заверяю, таких форматов нет», - добавил Порошенко. (tass.ru) Но такой формат есть – минский.

Пытаясь полностью разрушить Минские договоренности, украинская сторона упорно продолжает действия по исключению республик Донбасса из участников переговоров, при этом заявляя о готовности участвовать в любых форматах, в которых будет участвовать Россия. Киев всеми силами старается вывести этот конфликт из внутренней плоскости и перевести его международную систему координат, заявляя, что Донбасс «оккупирован» Россией.

Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров после встречи в Берлине сообщил, что шаги по выполнению Минских договоренностей будут обсуждаться и далее: «Разговор о том, как синхронизировать действия по выполнению Минских договоренностей, идет не только в рамках внешнеполитических ведомств, но и по линии внешнеполитических советников президентов трех стран и канцлера Германии. Эти контакты продолжатся, мы их активно поддержали». (…) Решающее значение имеет подтверждение всеми участниками сегодняшней встречи незыблемости Минских договоренностей, хотя, конечно, у нас есть вопросы о том, как наши украинские коллеги к этим договоренностям относятся». (tass.ru)

Российский министр дипломатично высказался о позиции Украины в отношении минского формата, в котором непосредственно участвуют представители ДНР и ЛНР. При этом невольно возникает вопрос к Киеву - тогда о чем вы в свое время договаривались в Минске?

Еще один аспект - глава МИД Украины Павел Климкин после встречи глав МИД стран «нормандской четверки» в Берлине заявил, что миротворцы должны получить мандат по разоружению: ««Наша позиция заключается в том, что миротворцы должны прийти сразу на всю оккупированную территорию. Конечно, они не могут сразу разместиться во всех местах с самого начала. Это будет стадийный подход. Они должны получить реальный мандат, мандат влияния, мандат по разоружению, мандат по общему контролю с ОБСЕ над отводом тяжелого оружия, над поиском тяжелого вооружения, которое скрыто» (ukraina.ru)

Такая точка зрения неприемлема, потому что опять же полностью разрушает Минские договоренности, заявил Сергей Лавров: «Мы объяснили, что идеи, выдвигаемые и украинскими коллегами, и американскими представителями о том, чтобы эту миротворческую миссию превратить в некую военно-политическую комендатуру, которая возьмет под контроль всю территорию провозглашенных республик — Донецкой и Луганской — и сама уже будет решать, кого избирать и как избирать, что это предложение полностью разрушает минские договоренности». (ukraina.ru)

Глава российского внешнеполитического ведомства вновь напомнил позицию России по миротворцам, которая с момента официального обнародования не изменилась: «Российская позиция предельно ясная. У нас есть предложение, которое было внесено в сентябре прошлого года в Совет Безопасности ООН и которое направлено на обеспечение ооновской охраны наблюдателей, которые работают по линии ОБСЕ». (tass.ru)

Помимо этого есть «формула Штайнмайера», по поводу которой Украина не спорит и спорить не решается, упор на которую сделал Сергей Лавров, и которая возвращает переговоры к минскому процессу. Как заявил российский министр по итогам встречи в Берлине:«До сих пор наши украинские коллеги не позволяют этой формуле [Штайнмайера], этой договоренности лидеров лечь на бумагу и обрести какую-то юридическую значимость. Сегодня мы об этом тоже говорили, и наши французские и германские коллеги нас в этом поддержали. (…) Речь о том, о чем договорились наши лидеры - разведение сил и средств в трех пилотных районах, которые лидеры четырех стран лично обозначили на карте, и выполнение «формулы Штайнмайера»». (tass.ru)

Министр Лавров также сообщил, что Германия и Франция поддержали позицию России о необходимости юридического закрепления «формулы Штайнмайера», предполагающей введение в действие закона об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей. (tass.ru)

Заявление главы внешнеполитического ведомства Франции Жан-Ив Ле Дриана также ближе к позиции России, чем к позиции Украины, так как содержит прямую ссылку на минские договоренности: «Мы готовы работать над параметрами возможной миссии ООН на востоке Украины. Как только выполнение Минских соглашений позволит, политдиректора должны встретиться быстро» (iz.ru)

Но Украина вновь играет вопросом площадок – минский или нормандский формат, а также продолжает продвигать свое видение формата миротворческой миссии. Аргументами в отношении невозможности реализации минских соглашений являются: отказ Киева признавать ЛНР и ДНР сторонами переговоров и противоречие соглашений украинскому законодательству. При этом Киев упорно принимает и намерен принимать законы, которые затрудняют реализацию Минских соглашений, либо напрямую им противоречат. В этих своих действиях Украина ориентируется на США, которые, стоит отметить, не являются участником ни минского, ни нормандского формата.

Эту ситуацию министр иностранных дел РФ Сергей Лавров также прокомментировал, заявив, что американские коллеги выдвигают «некие абстрактные идеи, которые не ложатся на бумагу». «И когда спецпредставитель [Госдепа] США по Украине Курт Волкер заявляет, что мяч на российской стороне . Наверное, он не очень искушен в дипломатии, потому что мяч, как раз, на стороне тех, кто пытается оспорить нашу концепцию ооновской миссии в поддержку ОБСЕ и минского комплекса мер». «Пока нам не представят конкретные поправки к конкретному проекту резолюции, который мы распространили, мы будем из этого исходить». (tass.ru)

Одним словом, Украина делает заявления о своем видении мандата миротворцев ООН, спецпредставитель США по Украине выдвигает абстрактные идеи, а Россия представила проект резолюции ООН с концепцией миротворческой миссии. Так что пока - разговоры и заявления против документа.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

В одной из предыдущих публикаций - "Крымский рубеж" (https://interaffairs.ru/news/show/19757) была сделана попытка анализа угроз для  «периметра» российского Крыма. Наряду с ними существуют угрозы, проявление которых возможно на территории полуострова.

Инфраструктурные успехи и достижения Крыма создают возможности нанесении максимального урона Крыму на территории полуострова непосредственно, так как возможности экономического и инфраструктурного воздействия на Крым извне были исчерпаны Украиной после продовольственной, энергетической, водной и экономической блокады 2014-2015 годов. Чем более обустроен будет Крым, тем более радикальными могут быть акции (диверсии), попытки разрушения стабильности и социального комфорта граждан.

При этом, вопрос ответственности украинской стороны  представлен по выработанной с 2014 года и в ходе блокады Крыма схеме – государство не несет ответственности за действия отдельных лиц и организованных групп радикалов, за противоправную деятельность их не наказывает, а видя в указанных действиях политическую целесообразность, одобряет их негласно, де факто.

Насколько вероятен диверсионный сценарий воздействия на Крым, можно судить исходя из трех позиций:

1. Крым уже пережил несколько попыток совершения диверсий. Август 2016 года – попытка прорыва диверсионной группы (https://interaffairs.ru/news/show/15794); ноябрь 2016 г. – задержание группы, в состав которой входили служащие Главного управления разведки МО Украины, которые выполняли задачи подбора «объектов для совершения диверсий, а также сбор разведданных о дислокации, организационно-штатной структуре военных частей в Крыму и о проведении учений на полуострове» (rg.ru); ноябрь 2017 года – диверсии на газопроводе и ЛЭП (crimea.ria.ru); май 2018 года – задержана группа, нацеленная на дестабилизацию межнациональной ситуации в Крыму (rg.ru). Таким образом, набирается значительное количество эпизодов, которые говорят о попытках системной деятельности по организации диверсий в Крыму.

 

2. Фактор радикальных политических организаций. Организации украинских национал-радикалов не только занимают заметное место в нынешнем политическом поле страны, но и имеют представительство в официальных органах власти, как представительных, так и исполнительных. Радикалы регулярно напоминают о себе различными акциями – факельные шествия, погромы, акции давления на СМИ и др. Важной характеристикой украинских радикалов является наличие у них боевого опыта: начиная с майдана 2014 года, когда было вооруженное противостояние с правоохранительными органами, затем участие в АТО, когда радикалы создавали целые вооруженные формирования (добровольные батальоны), которые не прекратили своего существования до сих пор. Это и запрещенный в России «Правый сектор», и батальон «Азов» и другие. Кроме того, мы наблюдаем признаки некого пассионарного всплеска в лице радикалов, этим организациям и их амбициозным лидерам, почувствовавшим вкус власти необходимо поле деятельности и поддержка.  И здесь их расчет верен - в условиях культивируемого Западом антироссийского тренда, спецслужбам для различного рода акций нужны «рабочие руки» и «пушечное мясо», тем более радикалы мотивированы на антироссийские действия.  

 

3. Политическая целесообразность для Киева. Эта целесообразность касается и внутренней политики, и внешней. Во внешней политике это вопрос перманентного желания доказывать Западу свою «полезность», и доказывать не только на словах, но и на деле. Это и конфликт на Донбассе, который по версии Украины является не гражданской войной, а отражением «российской агрессии», и готовность на любые действия антироссийской направленности. Киев стал городом, в котором с подозрительной регулярностью убивают российских граждан (Павел Шеремет, Денис Вороненков),  по тем или иным причинам покинувших Россию. При этом итогом этих смертей всегда становится не реальные факты расследования, а информационная кампания с попытками возложить ответственность на спецслужбы России. В отношении Крыма действует тот же механизм. Диверсии, и для Киева на самом деле не важно успешны ли они будут, это опосредованная демонстрация борьбы против России в авангарде одного из основных трендов политики Запада. С точки зрения внутриполитической целесообразности для Киева – приближаются выборы президента Украины, кандидатам необходимы программы и свершения. И с тем, и с другим есть сложности – для экономики и граждан Украины после 2014 года не сделано ничего, кроме введения безвизового режима с ЕС. Но президент Петр Порошенко уже начал свою избирательную кампанию, переформатировав АТО (антитеррористическую операцию) против ДНР  и ЛНР в ООС (операцию объединенных сил). Благодаря смене формата операции на юго-востоке и закону «О реинтеграции» (в котором Россия названа «страной агрессором»), Петр Порошенко нарастил свои полномочия. Под его прямым командованием теперь все силовики, находящиеся в состоянии боевой готовности на линии соприкосновения.  (https://interaffairs.ru/news/show/19848) Следующей «находкой» политтехнологов Порошенко стала спецоперация с участием Аркадия Бабченко. Чем больше «подробностей» раскрывают об этой «блестящей операции», тем яснее становится, что это, помимо всего, и элемент избирательной кампании: «Президент Украины Петр Порошенко поздравил СБУ с успешным проведением спецоперации по спасению российского журналиста Аркадия Бабченко и поручил обеспечить его безопасность. (…) «Украинские правоохранительные органы с каждым днем становятся все сильней в противодействии российской агрессии», — заявил он». (rbc.ru)

Эта технология может показаться Киеву весьма эффективной, а главное - не затратной, ни с точки материальных ресурсов, ни с точки зрения репутационных рисков. Нынешней киевской администрации в рамках кампании Порошенко нужно  закрывать теми или иными способами наиболее значимые темы социально-политической повестки. С помощью Бабченко сделана попытка актуализировать тему «российской агрессии» с целью отвлечения внимания от насущных внутренних проблем. Далее, можно с уверенностью предположить, Порошенко будет актуализировать тему Донбасса, что может быть сделано путем обострения ситуации, новыми демаршами в отношении  реализации Минских соглашений. Вариант действий по установлению мира и дальнейшим переговорам с ДНР и ЛНР – самый маловероятный, так как политических очков Порошенко не принесет.

Наконец, Киеву необходимо актуализировать и тему Крыма. То, какие методы политической деятельности выбраны по другим направлениям, свидетельствует, что подобные технологии могут быть реализованы и на крымском направлении – провокации с целью дестабилизации ситуации, показательное покровительство антикрымским политикам (прежде всего, в лице т.н. «меджлиса крымскотатарского народа»).

 

Нужно сказать, что диверсионные акты, попытки осуществления которых в Крыму уже были, имели многоцелевой характер. Так, попытка прорыва диверсионной группы в августе 2016 года происходила накануне значимых переговоров в рамках Минского процесса и встречи президентов России и Турции. Последняя попытка теракта, направленная на дестабилизации межнациональной ситуации в Крыму, была накануне заседания Совета безопасности ООН по ситуации на юго-востоке Украины 30 мая.

Действия украинской стороны в отношении Крыма, как в рамках государственной политики, так и в рамках президентской избирательной кампании, имеют следующие пропагандистские задачи: в Крыму должны быть проблемы для граждан, от Крыма должна исходить угроза, Крым должен быть опасен для Украины так же как ДНР и ЛНР.

Свои успехи на крымском направлении официальный Киев пытается демонстрировать с помощью создания и работы фейковых государственных структур, а именно – органов власти «Автономной Республики Крым». Уже давно существуют «Прокуратура АРК», «Постоянное представительство Президента Украины в АРК». В мае этого года начал действовать «отдел патрульной полиции Крыма», сотрудники которого должны патрулировать районы Херсонской области на границе с Крымом. Понятно, что офицеры патруля будут работать с жителями Крыма, которые выезжают с территории полуострова, жителями Украины, посетившими Крым. То есть, полицейский патруль – еще один элемент контроля (наряду с пограничной службой и СБУ) за миграцией через границу Крыма и Украины. (russian.rt.com) «Полиция АРК», а также структуры «Прокуратуры АРК» и «Представительства Президента Украины в АРК» выполняют не только функцию демонстрации того, что «Крым – это Украина», но и фильтрационные функции персонального контроля за миграцией через границу  Крыма и Украины. Это понятно из недавних событий, когда на границе была задержана крымчанка: «Украинская прокуратура официально вручила уведомление о подозрении в госизмене "лицу, которое принимало участие в организации и проведении" президентских выборов в России 18 марта». (ria.ru)

Согласно изложенной выше логике украинского политического процесса можно сделать выводы о том, что попытки давления на крымчан, дестабилизации общественно-политической и межнациональной ситуации, а также попытки разрушения инфраструктурных  объектов буду продолжаться. Поэтому, можно считать все потенциальные угрозы для Крыма угрозами реальными, которые потребуют особого внимания в близкой перспективе.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

Выборы Президента Украины не за горами. Традиционно к ним готовятся как минимум за год – стягивают ресурсы (финансовые и кадровые) договариваются о союзах, ищут поддержку за рубежом, придумывают основные идеи и начинают реализовывать избирательные стратегии.

Уже сейчас очевидно, что президентская избирательная кампания идеологически и тематически со стороны власти будет строиться на дальнейшем расколе Украины, на риторике разделения - на определении правильной и неправильной истории, правильной и неправильной церкви и т.д.

Риторика разделения страны - географически, по национальному признаку, религиозной принадлежности, приносила стабильные дивиденды в виде голосов избирателей всю четвертьвековую историю независимой Украины. На первых выборах победил Леонид Кравчук, олицетворявший партийную, но национальную номенклатуру, а националисты в лице Вячеслава Черновола еще только становились на ноги. Вторые выборы - 1994 года, уже проходили при наметившимся пророссийском векторе украинской политики, победил «красный директор» днепропетровского «Южмаша» Леонид Кучма, на третьих выборах (1999 год), Леонид Кучма был представляющим украинскую буржуазию и бюрократию пророссийским кандидатом, но уже тогда противостоял он с каждым годом все укрепляющимся «национал-демократам», под давлением которых в 2004 году отступил. Тогда президентом стал национал-демократ Виктор Ющенко, которого поддерживал Запад. Годы его правления сопровождались постоянными скандалами - политическими, финансовыми, коррупционными, имиджевыми - в национально-патриотическом лагере. На выборах 2010 года «национал-патриоты-демократы» не смогли выдвинуть единого кандидата, выборы выиграл лидер Партии регионов Виктор Янукович, технологи которого сделали ставку на пояс городов-миллионников – Одесса-Запорожье-Днепропетровск-Донецк-Харьков, избиратели в которых имели  преимущественно пророссийские настроения, поддерживали антинатовскую риторику и негативно относились к проявлениям украинского национализма. От выборов к выборам противостояние идеологий и ориентаций в Украине становилось все жестче, выборы все больше напоминали гражданскую войну мирными средствами, пока в 2014 году не превратились в настоящую гражданскую войну сначала на улицах Киева, а потом на Донбассе.  2014 год стал печальным итогом политической капитализации лидеров и партий на основе риторики разделения – Украина потеряла Крым, получила конфликт на юго-востоке.

Этот урок истории не был усвоен ни украинскими политиками, ни, что еще печальнее, украинским обществом. Сейчас в Украине, получившей прозападный вектор в политике, безвизовые отношения с Европейским Союзом, нет объединяющего идеологического тренда, но есть отработанная технология разделения, которую политики, похоже, и будут использовать на выборах и в борьбе в межвыборный период.

К сожалению, это порочный круг украинской истории, чтобы из него выбраться, необходимы такие усилия и поступки, на которые не способен в нынешней Украине ни один политический деятель. Проще идти не естественным путем сотворения истории, а путем ее уничтожения и искажения, путем потакания мнению новосозданных радикалов и националистов, тех, кто теперь в Украине называет себя патриотами. Идея прекращения войны на юго-востоке, признания ошибок, наказания виновных в преступлениях на майдане и в постмайданный период и работы ради общества, судя по всему,  не входит в избирательную стратегию  Киева. Вот что говорят социологи.

С точки зрения восприятия украинских политиков гражданами весьма показательны результаты социологического опроса, проведенного в марте 2018 года Центром социологических исследований «София»: «…три четверти (78,8%) опрошенных в той или иной мере не одобряют работу президента Петра Порошенко. Но позитивно оценивают («полностью одобряют» или «скорее одобряют») 15,9% респондентов, тогда как в декабре 2017 года этот показатель составлял 19,5%. При этом «полностью одобряют» работу президента лишь 1,7% опрошенных… По результатам опроса, подавляющее большинство (70,8%) респондентов с той или иной степенью уверенности считают, что власть ведет страну в неправильном направлении. (…) Если бы на момент опроса проводились президентские выборы, то шансы выйти во второй тур имели бы лидер «Батькивщины» Юлия Тимошенко (за нее отдали бы голоса 14,3% опрошенных, намеренных голосовать), ныне действующий президент Петр Порошенко (9,5%), один из руководителей «Оппозиционного блока» Юрий Бойко (9,3%)».  (ukraina.ru) И это печальные цифры для действующей власти, в целом, и в лице президента Порошенко, в частности. Такой уровень поддержки вполне объясним. Масштабность свершений нынешнего президента Украины и основного или первого (как наверняка считает он сам и его окружение) претендента на пост главы государства впечатляет. Так, 15 мая, в день, когда Президент России Владимир Путин открыл Крымский мост, а Президент США Дональд Трамп открыл посольство в Иерусалиме, Петр Порошенко открыл в одном из сел Киевской области фельдшерско-акушерский пункт.

Рейтинги конкурентов Порошенко и потенциал их роста с помощью политических технологий также не должны вводить в заблуждение, среди перечисленных в опросе центра «София» четырех политиков пока не все кандидаты, которые будут выдвигаться в президенты Украины в следующем году. Выдвинутся и другие, и будут получать свои проценты в ходе избирательной гонки и по ее итогам. Тренд дробления украинского политического пространства очевиден. И чем дальше, тем чаще будет возникать вопрос о легитимности украинской власти – как исполнительной, так и представительной.

Кроме практики и риторики разделения, есть еще одна традиция в украинской политике: каждый из президентов выигрывал с поддержкой почти половины избирателей – и обязательно хотел быть переизбранным на второй срок. Но к концу срока президентства уровень его поддержки был, как правило,  меньше 10%.  Так общество оценивало итоги деятельности глав государств, рейтинги которых для победы накачивались финансами, демагогией, политтехнологическими находками, социальными проектами с кратковременным эффектом. 

По сути, разные кандидаты будут предлагать украинцам голосовать: за продолжение войны на юго-востоке, за продолжение превращения страны в буферную зону, за дальнейший развал экономики и социальной сферы, за негласное стимулирование трудовой миграции для снижения социальной ответственности государства за доходы граждан.

Уже сейчас можно определить, какие темы будут составлять избирательные программы всех кандидатов: возвращение/реинтеграция Крыма (подтемы – крымские татары, Крымский мост), реинтеграция Донбасса (вопрос Минских соглашений), сближение с НАТО и вступление в альянс, экономика и социальная сфера, коррупция, религиозная политика.

Каждая из этих тем будет радикализована – для большей яркости заявлений, а возможно, и действий, а если так, то избирательная кампания может стать поводом для провокаций в отношении Крыма и Донбасса, как минимум в формате заявлений, как максимум, в формате действий. Это же будет касаться и религиозной сферы, когда адепты Украинской православной церкви Киевского патриархата (УПЦ КП), во главе с раскольником Филаретом и при поддержке национал-радикалов продолжат, еще более активно, рейдерские захваты приходов УПЦ Московского патриархата.

Кандидаты без внешней политики обойтись в своих кампаниях не смогут, тем более Порошенко. Уже сейчас можно себе представить картинки кампании Порошенко: кредиты для украинской экономики и противотанковые комплексы Javelin, фотосессии рядом с Трампом (Меркель, Мэй, Макроном, Эрдоганом), горячие дискуссии о Минских соглашениях и миротворцах на Донбассе... Ситуация парадоксальная – выгоду будут искать там, где есть очевидные провалы.

Играть на внешнеполитическом фронте будет не только действующий президент, но и его конкуренты. Для каждого из кандидатов это будет игра в двух направлениях: поиск и обозначение врагов и "борьба" с ними (ресурсов для каких-либо реальных действий ни у политиков, ни у государства в целом - нет), поиск поддержки и ресурсов кандидатами за рубежом. 

И все же, предстоящие выборы могут иметь уникальную особенность: никто из кандидатов в президенты не получит поддержки ни от России, ни, скорее всего,  от Запада. Россия когда-то сделал ставку на Януковича, а Запад проиграл дважды – сначала поддержав Ющенко, потом поддержав Порошенко. Предполагаю, влиятельные геополитические игроки будут ждать исхода выборов, а потом работать с тем, кто победит.

Смыслом и лозунгом кампании-2019 будет – «разделяй и побеждай». Но именно на этой черте и остановится будущий украинский президент, кто бы им ни стал. Эта грань традиционно является непреодолимым Рубиконом украинской политики. Украинские политики  останавливаются на завоевании власти, а дальше идти не могут. Даже классический принцип маккиавелизма никто из них не может исполнить – они разделяют и побеждают, но не властвуют. 

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

Страница 1 из 23