facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 9:36


Бей своих, чтобы… К итогам саммита НАТО

Пятница, 13 Июль 2018 11:33

11-12 июля в Брюсселе состоялась встреча высшего руководства стран-членов Организации североатлантического договора (НАТО)[i]. Официальная повестка включала вопросы усиления сдерживания и обороны, наращивания борьбы с терроризмом, достижения более справедливого распределения бремени военных расходов, политики открытых дверей для новых членов. Также в числе тем обсуждался т.н. «двухтрековый» подход НАТО по отношению к России – «сильное сдерживание и оборона в сочетании с содержательным диалогом»[ii]. Однако резкие публичные заявления президента США, сделанные как накануне, так и в ходе встречи, де-факто вывели на первый план вопрос о дальнейшей судьбе альянса, заставив многих сомневаться в его долгосрочных перспективах.

Дело в том, что уже полтора года во главе Соединенных Штатов – станового хребта НАТО, находится человек, не скрывающий своего скептического отношения к альянсу еще в 1980-е. И даже имеющее место периодическое «потепление» риторики нынешней администрации США в адрес организации, фактически сводится на нет возвращением Вашингтона к политике военно-стратегического унилатерализма, прямо зафиксированной в нынешней американской Стратегии национальной безопасности.

В ходе предыдущего саммита, прошедшего в мае 2017 года также в столице Бельгии, президент США шокировал западных политиков и наблюдателей, отказавшись подтвердить безусловную приверженность самого могущественного члена альянса 5-й статье Устава, постулирующей принцип коллективной обороны. Такое произошло впервые за все годы существования блока. В дальнейшем, Вашингтон всё же заявил о своей «приверженности» устами тогдашнего госсекретаря Тиллерсона. Однако в преддверие нынешней встречи Трамп вновь нанес удар по союзникам: он направил резкое письмо главам Германии, Италии, Испании, Португалии, Люксембурга, Нидерландов, Норвегии и Канады, в котором напомнил им об их обязательстве увеличить военные расходы. По данным The New-York Times, европейцам Трамп даже намекнул, что в случае их нежелания «сотрудничать», Вашингтон может частично свернуть военную поддержку Европы – вплоть до вывода американского контингента из ФРГ.

Неравномерность бремени военных расходов, которые несут государства-члены – главная  видимая причина  нынешних разногласий в НАТО. По итогам саммита 2014 года, страны альянса достигли соглашения о том, что в течение следующих 10 лет каждая из них поднимет свои военные расходы как минимум до 2% от ВВП. На сегодняшний день намеченным показателям соответствуют лишь шесть государств. Особый гнев Вашингтона вызывает Германия, расходы которой в прошлом году составили лишь 1,2% от ВВП. Как подчеркивает Трамп, несоблюдение своих обязательств перед альянсом со стороны ФРГ – лидера Евросоюза, подает дурной пример другим странам. В Вашингтоне сложилось твердое убеждены: затягивание вопроса с увеличением оборонных расходов – сознательная политика европейцев, рассматривающих США как безотказного спонсора своей безопасности.

В ходе нынешней встречи дискуссии достигли такого накала, что были отменены все ранее запланированные двусторонние встречи с участием президента США. 12 июля появились противоречивые сообщения о том, что в ходе экстренного утреннего заседания, Трамп якобы сказал, что США «могут пойти в одиночку», если союзники не справятся с расходами.  Но угрозу «выхода США из НАТО» опровергли главы ряда европейских государств. Трамп после встречи с удовлетворением заявил журналистам, что ее участники согласились увеличить военные расходы «как никогда прежде» - едва ли не выше прописанных в уставе 2% ВВП. Он также назвал приверженность США НАТО «очень сильной». При всем том, чуть позже, итальянский премьер Джузеппе Конте заявил, что Италия не давала согласия на «какие-либо дополнительные финансовые обязательства». Слова Трампа о достижении предварительного согласия на повышение военных расходов стран-членов выше 2% ВВП также опроверг и президент Франции Макрон[iii].

Противоречивость комментариев по итогам саммита придаёт новое дыхание опасениям членов НАТО относительно того, что, в лучшем случае, Трамп в дальнейшем предпочтет ситуативно взаимодействовать с отдельными  партнерами по организации в зависимости от тактических задач Вашингтона. И - тем самым - еще сильнее распалит ее внутренние противоречия. При наихудшем же развитии событий, нынешняя администрация и вовсе «отвернется от НАТО». После окончания холодной войны геополитические интересы США в Европе если и остаются, то заключаются вовсе не в защите континента от внешней агрессии, в которую Трамп, похоже, попросту не верит. В результате, Европе не стоит строить ни малейших иллюзий. Дональду Трампу «интересны власть и экономическая конкуренция, а не политические идеологии и соревнование экономических систем».[iv]

Таким образом, «почти предательские» противоречия в заявлениях президента США могут выступать симптомом более глубоких стратегических перемен: перенапряжение сил Америки достигло критической точки и  угрожает самому существованию США. Трамп и его окружение еще до победы на президентских выборах 2016 года рассуждали в том духе, что нынешние «правила игры» на международной арене ведут Америку к неминуемому поражению. Сегодня США ещё сохраняют за собой звание первой экономики мира, обладая четвертью мирового ВВП, и сохраняют лидерство в разработке передовых технологий. При этом  разрыв в экономическом и технологическом развитии с ЕС и Китаем последние годы стремительно сокращается. Перед Трампом стоит задача увеличить этот разрыв, что можно сделать двумя способами: подстегнуть американскую экономику и сдержать претензии ЕС и Китая на лидерство в передовых отраслях[v].

В таком случае, нападки Трампа на G7, ВТО, ЕС, а теперь, и НАТО, можно интерпретировать либо как стремление осуществить «коренную перестройку» Запада, буквально принуждая союзников адаптироваться к новой реальности «борьбы всех против всех», принять на себя «справедливую» с точки зрения Вашингтона долю расходов на оборону и безопасность, нарастить геополитические «мускулы». После чего «переформатированная» Трампом Америка будет вновь готова занять место в авангарде «золотого миллиарда». Либо – в самом радикальном сценарии - даже как попытку спасти Америку пусть и ценой краха «союзников», отныне всё больше воспринимаемых США как конкурентов. И тогда особенно острые нападки Трампа на Германию направлены, в конечном счете,  против самой идеи европейского единства. Что порождает подозрения в желании президента США реализовать в Европе классическую политику «разделяй и властвуй».

В первую легислатуру Дж. Буша-младшего Европа и НАТО уже сталкивались с американским «имперским высокомерием». Европейцам удалось адаптироваться к новой реальности буквально за несколько лет. В значительной мере вследствие того, что забуксовавшей в Афганистане и Ираке Америке понадобилась их помощь. Оптимисты на Западе полагают, что Трамп с его психологией бизнесмена тоже даст задний ход, как только поймет, что «многочисленные союзники» являются важным преимуществом США в стратегическом соперничестве с КНР и Россией. Однако тогда - «во время конфликта вокруг Ирака», напоминает председатель Мюнхенской конференции по безопасности Вольфганг Ишингер (Wolfgang Ischinger), «не оказывались под вопросом основополагающие принципы Запада». «То, что мы имеем сейчас, является намного более серьезным процессом, поскольку при этом в шатком положении оказываются сами основы Запада и западных ценностей»[vi].

НАТО в этих условиях предстоит, по-видимому, напряженная борьба с растущими сомнениями в жизнеспособности архитектуры и геополитической парадигмы альянса. Перед европейскими членами НАТО по-прежнему стоит трудная дилемма: выбор между ролью ведомого партнера США, подразумевающая, весьма вероятно, фактическое согласие на ослабление европейского единства в угоду новым внешнеполитическим интересам Вашингтона. Или продолжение сулящей значительную стратегическую неопределенность линии на усиление самостоятельности европейцев, в том числе, в вопросах коллективной обороны («европейской армии»).

В этом случае, сотрудничество с Россией видится для Европы возможно и вынужденным, но вполне естественным. При этом  европейцам пришлось бы отказаться от многих стереотипов в отношении  политики Москвы. А также громких, но далеких от реализма, дипломатических и идеологических фантомов последних лет.

Однако пока что Европа скорее самоустраняется от диалога, «автоматически» продлевая антироссийские санкции. Тем временем Москва и Вашингтон берут инициативу в свои руки. Большинство комментаторов полагает, что встреча президентов России и США, проведение которой намечено на 16 июля в Хельсинки, способна задать «новый вектор» международной политики. Даже «ястребы» начинают рассуждать как холодные реалисты: сотрудничество между Россией и США, не являясь «самоцелью», было бы ценным по ряду вопросов, в том числе по войне в Сирии.[vii]

НАТО уже пытается сохранить для себя максимальную свободу маневра. C одной стороны, один из итогов саммита — решение, согласно которому альянс с 2020 года будет на ротационной основе поддерживать в готовности к применению максимум за 30 суток 30 батальонов, 30 авиационных эскадрилий и 30 кораблей. Кроме того, согласовано решение о создании двух новых командований — в США и Германии, а также подразделений по киберобороне и борьбе с «гибридными угрозами»[viii]. Кроме того, генсек НАТО Йенс Столтенберг (Jens Stoltenberg) заявил, что Грузия «в будущем станет членом альянса». С другой стороны, Столтенберг почеркнул, что «...присоединение Крыма, не означает изоляции России».

В дальнейшем, можно ожидать всплеска политических и информационных усилий, призванных оправдать сохранение альянса по крайней мере в нынешнем формате. Новым вызовом для НАТО становится и растущее стремление ряда его европейских членов к расширению (в том числе, качественному) двустороннего военно-стратегического сотрудничества с США. Последнее обстоятельство может провоцировать такие страны к усилению демонстративной подозрительности по отношению к России, вплоть до попыток торпедировать её диалог с остальной Европой.

Наконец, в случае сохранения тенденции к ослаблению НАТО, на повестке дня возникнут как новые риски, так и новые возможности. С одной стороны, ослабление альянса сулит России появление у ее западных границ целого ряда вызовов, и даже потенциально конфликтных ситуаций, с которыми Москве, было бы непросто справляться в одиночку. С другой, если несостоятельность НАТО как института европейской безопасности будет становится всё более очевидной, откроется окно возможностей для новых проектов по формированию по-настоящему всеобъемлющей и устойчивой в долгосрочной перспективе модели безопасности для всей Европы.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции



[i] В целом в двухдневной встрече на высшем уровне участвовали не только главы государств и правительств 29 стран - союзниц по НАТО, но также и делегации 20 стран - партнеров Североатлантического альянса, ООН, ЕС, Всемирного банка и парламентской ассамблеи НАТО.

[vi] https://p.dw.com/p/2z0AA?tw (Deutsche Welle)

Оцените материал
(0 голосов)
Поделиться в соцсетях
Прочитано 269 раз
Другие материалы в этой категории: « Белоруссия в польской политике