facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 8:51


Турция: между экономикой и политикой

Среда, 04 Июль 2018 11:31

Комментируя итоги недавних президентских выборов, обозреватель турецкого интернетресурса T24 Ялчын Доган пришел к выводу о том, что единственным соперником Эрдогана теперь является экономика. (t24.com.tr)

Но власти утверждают, что с экономикой все в полном порядке: в прошлом году она выросла на 7.4%. В недавнем интервью Bloomberg Реджеп Тайип Эрдоган напомнил, что за 16 лет его правления ВВП на душу населения вырос с $ 3,5 тысячи до $ 11 тысяч, а Турция в целом продемонстрировала миру «легендарный пример развития». (bbc.com)

В целом же, на наш взгляд, турецкая экономика являет собой довольно противоречивую картину. Наряду с несомненными достижениями, проблем более чем достаточно. Рекордно выросли проценты по гособлигациям, что говорит о нежелании инвесторов вкладывать деньги в экономику. В марте рейтинговое агентство Moody's понизило кредитный рейтинг страны, в мае то же сделало Standart & Poor’s. За четыре года, прошедшие с избрания Эрдогана президентом, безработица выросла до 10,9%, а среди молодежи – до 19%. Курс национальной валюты к доллару за пять месяцев 2018 года упал на 20%, и в результате в мае потребительские цены подскочили по году на 12,15%, тогда как в апреле - на 10,85%.

Текущий индекс доверия к экономике составил 90.4%, снизившись по сравнению с маем на 3,1% – переизбрание Эрдогана отнюдь не укрепило «уверенности в завтрашнем дне».

В мае журнал Foreign Policy опубликовал статью, в которой перечислил шесть главных, на его взгляд, ошибок, допущенный президентом Турции в экономической политике. (birgun.net)

И во главу списка издание поставило убеждение турецкого лидера в том, что все беды проистекают от высокой ставки рефинансирования и, следовательно, от завышенных процентов по кредитам. Хотя, считается, что такая политика Центробанка вполне оправдана в условиях падении курса национальной валюты и роста инфляции. Эрдоган же, по мнению журнала, «продолжает декларировать неортодоксальный подход к финансовому регулированию: чем ниже ставка, тем ниже инфляция». Причем он не только защищает свой «базовый» тезис, но и оказывает определенное административное давление на формально независимый в вопросах денежно-кредитной политики Центробанк. Кстати, после выборов Reuters попытался разузнать планы крупнейших мировых инвесторов в отношении Турции. Выяснилось, что инвесторы выжидают и, прежде всего, хотят понять, будет ли турецкий ЦБ реально независимым от властей. Здесь приходится констатировать, что вскоре после переизбрания Эрдоган обещал усилить свой личный контроль над ЦБ, который «при всей своей независимости не должен игнорировать сигналы, исходящие от президента». (gazeteemek.com)

Вторым пунктом списка значилось всестороннее обеспечение непрерывного роста экономики. В этой связи журнал предостерегает: такой рост ведет к рецесии и росту инфляция, которая «съедает» и доходы, и накопления населения.

Третье: Эрдоган уверен, что инвесторы в Турцию придут в любом случае. Тогда как падение национальной валюты заставляет их сомневаться в политической стабильности в стране, считает журнал.

Четвертое: проблемой является ысокое налогообложение городского и образованного среднего класса, как правило, оппозиционно настроенного, и перераспределение доходов (государственных подрядов) среди своих сторонников.

Пятое: убеждение власти в том, что экономические проблемы Турции – это следствие целенаправленного «вредительства» неких злонамеренных внешних сил. В этой связи турецкий президент не признает оценок международных рейтинговых агентств, что, в свою очередь, отпугивает зарубежных инвесторов.

Шестое: Укрепление государства в ущерб гражданскому обществу ведет (наряду с пунктом 4) к росту социальной и политической напряженности в стране.

Общий вывод состоит в том, что «поведение Эрдогана в вопросах экономической политики только усугубляет трудности в экономике».

При этом и кандидат в президенты от оппозиционной Народно-республиканской партии Мухаррем Индже на одном из предвыбоных митингов также предупреждал: «Кризис у порога, экономический кризис. Эрдоган не сможет справится с ним. Он вместо этого предпочитает вести борьбу со всем миром». (sozcu.com.tr) Кроме того, Индже пообещал тогда в случае победы на выборах положить «конец бессмысленным растратам государственных средств», намекнув на накачку экономики кредитами и госгарантиями ради увеличения инвестиций. В частности, на реализацию «мегапроектов». А это особый разговор.

«Планов громадье» (всего мегапроектов 140!) – новая «визитная карточка» Эрдогана.

Часть из них уже реализована:

-железнодородный и автомобильный тоннели под дном Босфора («Мармарай»). Власти утверждают, что «Мармарай» способен выдержать землетрясение до 9 баллов по шкале Рихтера (сильное землетрясение по расчетам сейсмологов ожидается в Стамбуле в близком будущем).

-самая большая, по уверению властей, в мире мечеть на холме у Босфора, способная вместить до 38 тысяч человек.

-мост через Измитский залив Мраморного моря и третий мост через Босфор, предназначенные для облегчения дорожной ситуации в Стамбуле и на самой загруженной в стране трассе Анкара - Стамбул. Впрочем, турецкие автомобилисты не спешат массово осваивать эти маршруты из-за непомерных тарифов на проезд.

-новый президентский дворец в природоохраняемой зоне в Анкаре, в 30 раз превышающий по размерам Белый Дом и в 4 раза - Версаль. По мнению специалистов, такой огромной и роскошной резиденции нет ни у одного главы государства.

-рядом со Стамбулом близится к завершению строительство самого большого аэропорта на планете - его пассажиропоток должен составить 150 миллионов человек в год (сегодняшний рекордсмен - аэропорт Атланты - обслуживает 95 миллионов пассажиров). При этом расположенный в европейской части города вполне функциональный аэропорт имени Ататюрка будет закрыт. Новый находится в 63 километрах от города, метро туда не идет, и как десятки миллионов пассажиров будут добираться до воздушной гавани, пока не очень понятно.

-и, наконец, главный мегапроект - это «Стамбульский канал», который должен связать Черное и Мраморное моря, пройдя параллельно Босфору. Тендер на его сооружение власти планируют провести уже в этом году, а закончить строительство - в 2023-м, к 100-летнему юбилею Турецкой республики. Предполагается, что канал разгрузит Босфор, чья пропускная способность ограничена проходом 130 судов в день, а также снизит риски техногенных аварий в густонаселенном городе. Стоимость проекта официально оценивается в $15 млрд., но мало кто сомневается в том, что в итоге она вырастет в разы. Кстати, еше неизвестно, захотят ли судовладельцы платить за проход по новому каналу, когда, по условиям Конвенции Монтре, Турция должна пропускать иностранные суда через пролив бесплатно.

Многие ученые опасаются, что в результате строительства канала будет нарушен естественный природный баланс между теплым и соленым Мраморным морем и менее соленым и теплым Черным. Возможное цветение воды в Мраморном море может привести к катастрофическим последствиям для морской флоры и фауны, а Стамбул навсегда накроет запах сероводорода. Помимо этого, считают эксперты, неизбежная вырубка лесов и уничтожение источников пресной воды к западу от мегаполиса приведет к ухудшению экологической обстановки во всем регионе.

Власти утверждают, что львиная часть затрат на мегапроекты ложится на плечи частных инвесторов, но инвестиции обеспечиваются государственной собственностью (в основном, земельными участками), к тому же в случае нерентабельности эксплуатации новых объектов правительство обещает возместить затраты частного капитала. Так что, по мнению экспертов, вся затея может превратиться в мину замедленного действия под национальной экономикой. Недаром МВФ рекомендовал Турции более избирательно подходить к отбору мегапроектов.

Конечно, позитивный эффект от этих начинаний укрепляет авторитет правящего режима в глазах избирателей, но сомнения в том, что турецкая экономика выдержит эту нагрузку, более чем уместны. Общая предварительная (!) стоимость всех проектов равняется $ 325 млрд. при ВВП в 849 миллиардов (2017) в долларовом эквиваленте. В то же время, по данным турецкого Центра внешнеполитических и экономических исследований (EDAM), текущий дефицит торгового баланса страны составляет $ 40 млрд., консолидированный внешний долг приближается к полутриллиону долларов США, сумма краткосрочных долгов - $ 170 млрд., а необходимость в ежегодном внешнем финансирвания экономики достигает $200 млрд. (edam.org.tr). При этом гипотетическицй отказ от дорогостоящих обязательств может в свою очередь ухудшить имидж страны, став констатацией ее экономической несостоятельности.

Не самая позитивная экономическая ситуация неизбежно накладывает ограничения и на внешнюю политику Анкары. По мнению руководителя Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений Василия Колташова, главная проблема экспорториентированной турецкой экономики заключается в ее сравнительно небольшом масштабе, и без участия в интеграционных проектах она остается уязвимой к внешним и внутренним вызовам. «Спасение Турции в том, чтобы быть частью чего-то огромного», - считает он. (eadaily.com)

В рамках этого дискурса очевидным представляется выбор между западными (НАТО, ЕС) и восточными (ЕАЭС, ШОС) политико-экономическими объединениями. Но отказ от западного вектора во внешней политике, фактически провозглашенный Эрдоганом, пока не получает логического завершения в форме реального сближения с Востоком. Да и сама возможность дистанцирования от Запада и его союзников для Турции - проблематична. Как отмечает политолог и журналист Барыш Достер: «Внешнюю политику определят не количество набранных на выборах голосов, а мощь государства. Связь Турции с Западом является структурной, и завтра ее политика не изменится». (t24.com.tr) А в докладе, подготовленном Центром международных отношений и стратегического анализа (TÜRKSAM), утверждается, что дрейф Турции в сторону России, Ирана и Китая, ее фактический отказ от требования свержения Башара Асада, ведут к ухудшению отношений с Саудовской Аравией и Катаром – основными источниками «горячих денег», без которых турецкая экономика не может нормально функционировать. К тому же, учитывая тот факт, что половина турецкого экспорта идет в страны ЕС, кардинальных изменений во внешнеполитическом курсе ожидать не приходится. «Турция не имеет возможности перейти в другую лигу», - констатируют эксперты TÜRKSAM. (turksam.org)

При этом Турция в последние годы проводит ясно обозначенную многовекторную политику. И от того факта, что Россия является вторым торговым партнером Турции просто так тоже не отмахнешься - В прошлом году товарооборот двух стран увеличился на 37 % и достиг $ 21 млрд. Сотрудничество между странами укрепляется из года в год в самых разных областях, что вызывает откровенное раздражение США.

На этом фоне проблемы в экономике продолжают накапливаться. И победа на июньских выборах – это, в определенной мере, политический аванс, выданный Реджепу Тайипу Эрдогану избирателями. И следующие выборы покажут, насколько он справился с социально-экономическими проблемами страны.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

Оцените материал
(0 голосов)
Поделиться в соцсетях
Прочитано 175 раз