facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 4:21


Российско-японский диалог: измерение безопасности

Пятница, 29 Июнь 2018 12:26

Позитивная динамика в российско-японских отношениях, наметившаяся после визита Президента Путина в Японию в декабре 2016 г., открывает новые перспективы двустороннего сотрудничества в торгово-экономической и гуманитарной областях. При этом в Москве и Токио не забывают и о самых главных, самых трудных проблемах двусторонних отношений, связанных с разрешением т.н. территориального вопроса (по версии японской стороны) и заключением российско-японского Мирного договора.

Продвижение по указанным вопросам и их успешное разрешение вполне возможны в обозримой перспективе. Однако нельзя забывать о корневой причине этих проблем, непосредственно связанной с вопросами национальной и региональной безопасности.

Нестабильная ситуация в Северо-Восточной Азии и АТР, наличие неразрешенных территориальных споров и конфликтов, отсутствие региональных механизмов региональной безопасности и сотрудничества уходят корнями в события новейшей истории второй половины XX века и обусловлены связанными с ними историческими и геополитическими противоречиями.

Различная трактовка политического и международно-правового оформления окончания войны (противоречивые ссылки на Каирскую, Ялтинскую и Потсдамскую декларации держав-победительниц, Сан-Францисский мирный договор и пр.) во многом породили (и подпитывают сейчас) территориальные споры между КНР и Японией, Японией и Республикой Корея, японские территориальные претензии к России по Северным Курилам, и некоторые другие кризисные и конфликтные ситуации в регионе.

Япония, претендуя на южные острова Курильской гряды, ссылается на советско-японскую Декларацию от 19 октября 1956 г. «О прекращении состояния войны между двумя государствами и восстановлении дипломатических и консульских отношений», по которому СССР обязался передать о-ва Шикотан и Хабомаи. Но советской стороной выдвигались при этом определенные условия (которые не были соблюдены).

В частности, в Токийской декларации указывалось, что фактическая передача этих островов Японии будет произведена после заключения мирного договора между СССР и Японией. Советский Союз также не устраивало наличие американских военных баз на японской территории. При этом Япония оказалась под сильным дипломатическим нажимом со стороны США, которые убеждали Токио требовать от Советского Союза возврата всех четырех островов (заведомо зная о неприемлемости этого для Москвы), угрожая в противном случае отказаться от возврата Японии Окинавы.

И сегодня основным препятствием по достижению прогресса в вопросе об островах и о мирном договоре является неготовность японской стороны учитывать стратегическую озабоченность России по поводу статуса четырех островов Южнокурильской гряды в том гипотетическом случае, если они перейдут под контроль Японии.

В частности, Россия хотела бы получить гарантии нейтрального статуса этих территорий и неразмещения на них военных баз США. Ведь острова «запирают» выход из Охотского моря российских сил стратегического сдерживания морского базирования из баз на Камчатке в открытый океан. Тем самым создается угроза для поддержания глобальной стратегической стабильности.  Об этом нелишне помнить в контексте нового «Обзора ядерной политики США», в котором  говорится о необходимости сдерживания России (и Китая).

В Японии неоднократно заявляли, что правительство «страны восходящего солнца» готово дать обещание России, что в случае возврата четырех Курильских островов Японии на них не будут располагаться военные объекты и вооруженные силы США. Однако не стоит забывать, что дух и буква японо-американского Договора о безопасности не дают японской стороне практической возможности настоять в этом вопросе на своем (несмотря на продолжающиеся попытки парламента страны предложить новую интерпретацию Договора в пользу большей самостоятельности Японии).

В этих условиях российско-японский диалог по вопросам безопасности приобретает особую значимость. Его основными инструментами являются консультации секретарей Советов безопасности двух стран и, в особенности, формат «два плюс два» с участием глав внешнеполитических и оборонных ведомств.

После создания этого формата в 2013 г. основными темами для обсуждения сторон стали  меры по укреплению транспарентности и военно-политического доверия в Северо-Восточной Азии и АТР, расширение двустороннего военного сотрудничества, в частности, проведение совместных военно-морских учений, а также ситуация вокруг ядерной программы КНДР.

При этом российская сторона нацелена на предметный разговор с Токио по основным глобальным и региональным проблемам и исходит из принципиальных подходов России к формированию новой архитектуры безопасности в АТР, основанной на внеблоковых подходах и учете озабоченностей всех региональных участников.

Со своей стороны, Япония надеялась, что на «2 плюс 2» будет обсуждаться проблема так называемой «китайской военной угрозы» в регионе. Японская сторона надеялась найти понимание России в сдерживании Китая. Но еще  в 2013 г. министр иностранных дел России С. Лавров произнес фразу, ставшую крылатой: «Россия никогда не дружит с кем-то против кого-то».

Но это  не снижает актуальности диалога по вопросам многосторонних мер транспарентности и доверия, в рамках которых каждая из региональных держав, включая Японию Россию, США, Китай, оба корейских государства и пр. могла бы рассчитывать на учет своих национальных интересов в сфере безопасности.

Такой диалог становится все более необходимым в контексте усиления военной активности США в регионе, что ведет к географическому сближению «военных машин» США и Китая и увеличивает риск непреднамеренных инцидентов и военных столкновений. Возможно, в этой связи было бы уместно вспомнить об опыте Соглашения о предотвращении инцидентов в открытом море и в воздушном пространстве над ним, подписанном СССР и США еще в 1972 г. 

Недавняя встреча заместителя министра обороны России генерал-полковника А. Фомина с чрезвычайным и полномочным послом Японии в РФ Т. Кодзуки по вопросам развития отношений России и Японии в военной области позволяет надеяться на то, что эти проблемы будут конструктивно обсуждаться, - равно как и вопросы укрепления двустороннего военного сотрудничества, включая меры транспарентности и доверия в районе т.н. «спорных территорий» и в прилегающих акваториях, а также проведение совместных военно-морских учений по отработке противодействия общим угрозам на море (терроризм, пиратство, наркотрафик и пр.)

В своей совокупности двусторонний и многосторонний диалог по вопросам безопасности приблизит Россию и Японию к  разрешению проблем, доставшихся нам из прошлого.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

Оцените материал
(0 голосов)
Поделиться в соцсетях
Прочитано 171 раз