facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 2:35


Сингапурский саммит: начало долгого пути

Понедельник, 18 Июнь 2018 10:14

Оценки недавнего американо-северокорейского саммита в Сингапуре, как и ожидалось, были полярными: одни назвали его «саммитом фотосессий», другие посчитали встречу Дональда Трампа и Ким Чен Ына чуть ли не знаком окончательного разрешения северокорейской ядерной проблемы. Истина, как водится, лежит посередине.

Сам факт встречи, учитывая многолетнюю историю взаимного отчуждения и враждебности, стал безусловным достижением для ее организаторов и участников. Как ни относись к нынешнему американскому президенту и северокорейскому вождю, оба проявили достойные лидерские качества, и вряд ли кто-либо на их месте смог бы сделать больше в сложившихся обстоятельствах.

Однако излишняя эйфория неуместна. Окончательное разрешение ракетно-ядерной проблемы КНДР потребует долгого времени, поиска сложных решений, последовательных усилий и взаимного терпения. Причем с участием не только американской и северокорейской сторон, но и других ядерных держав (КНР, Россия, Великобритания, Франция), которые как депозитарии Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) и постоянные члены Совета безопасности ООН несут особую ответственность за сохранение и укрепление международного режима ядерного нераспространения.

Об этом напомнил своим собеседникам министр иностранных дел России С. Лавров, находясь недавно с визитом в Пхеньяне.

Опыт последних десятилетий показывает, что страны, которые обзавелись ядерным потенциалом в обход принципов, норм и правил режима нераспространения (Индия, Пакистан) или «пороговые» страны (Иран, Израиль), не намерены от него отказываться, либо рассматривают его как «товар», который следует продать подороже. Статус ядерной державы стоит немалых усилий и средств, и, похоже, является в современном мире единственной гарантией безопасности.

КНДР, конечно, не является исключением. Тем более что у северокорейского руководства перед глазами пример Ливии, которая пошла на полную сдачу своей ядерной программы Западу. Все помнят, какая судьба постигла М. Каддафи – достаточно пересмотреть душераздирающий ролик в Интернете.

Главный вопрос заключается в том, возможна ли «новая формула» режима ядерного нераспространения, в том числе применительно к КНДР, которая привела бы к позитивному результату. Помимо наличия политической воли со стороны официальных ядерных держав, проблема в том, что имеющаяся сегодня правовая база по обеспечению ядерной безопасности не смогла предотвратить расширение «ядерного клуба держав» в конце 20-го века.

Опыт Индии и Пакистана, которые отказались подписать ДНЯО, но установили двусторонние меры транспарентности и доверия в ракетно-ядерной сфере, может быть пригоден для выработки новой формулы режима ядерного нераспространения применительно к Северной Корее.

Опыт Ирана с его непростой «нераспространенческой» историей также интересен. По сути дела, Иран, выполняя требования ДНЯО и МАГАТЭ, был вынужден пойти на существенные дополнительные меры ограничения своей ядерной программы, чтобы развеять подозрения относительно ее истинной направленности. Это иллюстрирует современный тренд в укреплении режима ядерного нераспространения: любые работы и программы потен­циально двойного назначения для неядерных стран - членов ДНЯО должны иметь убедительное обоснование мирными нуждами.

Как заявил в этой связи на специальном заседании Совета безопасности ООН по вопросам нераспространения оружия массового уничтожения (ОМУ) Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев (Казахстан сейчас председательствует в Совбезе), укрепление режима нераспространения, основанного на ДНЯО, требует «глубоких ментальных изменений, новых многосторонних политических решений». В качестве укрепления доверия в сфере нераспространения Президент Республики Казахстан предложил, в частности, следующие меры:

  • Усложнить выход из ДНЯО. Не подвергая сомнению ДНЯО, рассмотреть возможность разработки специальной резолюции СБ ООН, определяющей четкие последствия для тех стран, которые нарушают Договор, включая санкционные меры и меры принуждения.

  • Выработать реально работающий механизм применения жестких мер против приобретения и распространения ОМУ. Такие многосторонние соглашения следует утверждать отдельными резолюциями Совета безопасности ООН. В качестве главной меры по устранению стимулов для обладания ОМУ, развивать юридически обязывающую систему гарантий ядерных держав государствам, добровольно отказавшимся от обладания атомным оружием, а также имеющим безъядерный статус. 

  • Вернуть в международную жизнь политическое доверие и системный диалог. Официальная «ядерная пятерка» могла бы предложить гарантии безопасности КНДР как важное условие для создания атмосферы доверия и возвращения Пхеньяна за стол переговоров. Их частью мог бы стать постепенный отказ от санкций Совбеза ООН против Пхеньяна, в зависимости от его прогресса на пути продвижения к безъядерному статусу.

При всем этом решение северокорейской ракетно-ядерной проблемы – лишь часть «корейского паззла», который не сложить в одиночку, и который является частью межкорейского диалога. Пхеньян, выражая готовность поэтапного отказа от своего ракетно-ядерного потенциала, наверняка потребует ответных уступок взамен: поэтапной же отмены санкций Совбеза ООН, гарантий безопасности со стороны США, заключения Мирного между КНДР и РК, и пр.

И здесь уже точно не обойтись безучастия других заинтересованных держав, прежде всего Китая. Ведь именно он подписывал Соглашение о перемирии по итогам Корейской войны 1950-1953 гг., на смену которого придет Мирный договор.

И роль России в межкорейском процессе, конечно, отнюдь нельзя недооценивать. Уместно вспомнить о консолидированной позиции РФ и КНР по этому вопросу, которая была отражена в Совместном заявлении МИД КНР и РФ по проблемам Корейского полуострова» от 4 июля 2017 г. В этом документе стороны выдвинули совместную инициативу, основанную на предложенных китайской стороной идеях «двойного замораживания» (ракетно-ядерной деятельности КНДР и крупномасштабных совместных учений США и Республики Корея) и «параллельного продвижения» к денуклеаризации Корейского полуострова и формированию на полуострове механизма мира, а также на российском поэтапном плане корейского урегулирования.

Любые другие инициативы заинтересованных сторон, будь то предложение о возобновлении шестисторонних переговоров по Северной Корее, или идея Японии о создании международного фонда денуклеаризации КНДР, следует только приветствовать.

Поэтому оптимистичным исходом саммита в Сингапуре может стать формула: «Двое начинают – участвуют и выигрывают все!»

Оцените материал
(0 голосов)
Поделиться в соцсетях
Прочитано 81 раз