facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 2:42


Итоги саммита «Большой семерки» в Ла Мальбе

Среда, 13 Июнь 2018 13:48

8-9 июня нынешнего года в канадском Ла Мальбе прошел очередной саммит «группы семи наиболее развитых стран» - «большой семерки» (G7). Продолжающие называть себя по привычке «лидерами мира»[i], участники встречи предполагали смягчить напряженность, растущую день ото дня в отношениях с ключевым членом группы – Соединенными Штатами.

В преддверии встречи комментаторы предполагали, что основные разногласия возникнут вокруг торговых тарифов. Президент США Дональд Трамп убежден, что нынешняя тарифная политика дает явное преимущество компаниям стран-союзниц Америки. С целью «выравнивания условий», Белый дом ввел пошлины на импортируемые сталь и алюминий, а также пригрозил новыми тарифными ограничениями, в частности, на европейские автомобили. Как сообщает Gazeta.ru, Канада «пообещала ввести зеркальные меры в ответ». Европейские страны уже неоднократно заявляли о намерении предпринять целый комплекс «ответных мер» в торговле, в случае отказа США изменить свою тарифную политику. В результате, Берлин еще до начала саммита давал понять, что на финальное заявление рассчитывать не стоит. Как заявил в интервью немецким СМИ глава МИД ФРГ Хайко Маас, среди  G7 существуют проблемы, «которые уже нельзя просто так спрятать под ковер». Вместе с тем, президент Франции Макрон, по итогам своей двусторонней встречи с Трампом, предварявшей саммит «семерки», увидел «готовность со всех сторон найти компромисс, чтобы получить беспроигрышный выход для наших народов»[ii].

Неожиданным для остальных участников G7 стало прозвучавшее накануне саммита заявление Трампа о желательности возвращения в состав группы России. Эксперты считают, такой «ход» президента США носил скорее тактический характер и был призван оказать психологическое давление на партнеров. Целью могло быть смещение акцента с попыток найти взаимовыгодное решение торговых разногласий, от которого Трамп отказался фактически с первых дней своего пребывания в Белом доме, на вопрос о сохранении стратегического единства Запада перед лицом «ревизионистской» (как это определено в нынешней Стратегии национальной безопасности США) Москвы. ….. «Уступка» Вашингтона отрицательному отношению большинства (за исключением Италии) остальных участников к вопросу возвращения России могла бы в этом случае быть представлена как готовность к «компромиссу».

По большинству остальных вопросов Трамп выступил с нападками на «страны, которые остаются основными союзниками США», а также стал угрожать еще более интенсивной торговой войной, отмечает Financial Times. США выступили за отмену всех торговых пошлин между странами, мотивируя это желанием раз и навсегда избавиться от взаимных обвинений в протекционизме. В результате, Трамп оказался в изоляции, «и превратил "Большую семерку" в "Большую шестерку+1". Форум, который еще недавно был оргкомитетом международной экономики, стал еще одной площадкой, на которой Трамп может дальше расширять свою вредоносную торговую войну».[iii]

Кульминацией американского унилатерализма стал отказ США подписать итоговое заявление[iv] встречи под предлогом того, что комментарии канадского премьера Джастина Трюдо о новых американских пошлинах носили «лживый» и «оскорбительный» характер. При этом президент США «обвинил своих партнеров в попытке нажиться на американском бизнесе». Причем, по сообщению The Economist, Трамп объявил об отзыве подписи США под финальным коммюнике спустя буквально десять минут после его публикации.  (Тем не менее, на следующий день Германия и Франция сообщили, что будут придерживаться положений итогового документа саммита, невзирая на позицию Вашингтона.)

Большинство комментаторов считают, что в целом саммит завершился расколом. Так, глава МИД Германии Маас - взяв на вооружение излюбленный прием Трампа, выразил свое разочарование итогами встречи в Twitter. Отказ президента США Дональда Трампа подписать итоговое коммюнике  саммита «Большой семерки» подрывает доверие, но не вызывает удивления, написал Маас. Дипломат также отметил, что Европе нужно сплотиться и активнее защищать собственные интересы[v].

Действительно, отмечает британская Guardian, США - краеугольный камень мирового порядка, созданного после окончания Второй мировой войны. Если Дональд Трамп решит, что Америка больше не будет подобным краеугольным камнем, то под угрозой окажутся все. Этого еще не произошло. Неблагодарное дело сглаживания трамповской дестабилизации международного порядка должно продолжаться. Но в рядах демократических стран уже появился раскол. После саммита в Квебеке этот раскол углубился. Без США у остальных членов "Большой семерки" не хватит сил, чтобы обеспечить бесперебойную работу существующего международного порядка[vi].

Вместе с тем, существует и другая точка зрения. Сетования о "безумце" в Белом доме лишь затемняют объективную картину, считает обозреватель австрийской Die Presse Герхард Хофер. «Европейские пошлины на американскую продукцию в среднем на 1,7 процентных пункта выше, чем по другую сторону Атлантики на европейскую продукцию». Нынешнее повышение тарифов американцами затрагивает продукцию из ЕС где-то на 5 млрд. евро в год. (При общем объеме экспорта из ЕС в США в 2017 году в 376 млрд. евро.[vii]) Таким образом, шумные «дебаты вокруг пошлин на сталь и алюминий» напоминают «политико-экономическую бурю в стакане воды». А вот в случае введения европейцами ответных санкций и ответной реакции Трампа на них – например, путем введения пошлин на европейские автомобили - «дело действительно дойдет до неприятного обострения торгового конфликта».

Шумиха о «расколе» выгодна обеим сторонам, уверен немецкий автор. «Дональд Трамп понимает, что не уменьшит торговый дефицит США, увеличив пошлины на европейскую сталь. Но в ноябре его ожидают важные промежуточные выборы: в таких штатах, как Огайо и Пенсильвания, будут выбирать губернаторов и сенаторов. Оба штата - оплоты сталелитейной отрасли промышленности. Это касается и Мичигана, колыбели автомобильной промышленности». В свою очередь, «в Европе популисты делают ставку на антиамериканский курс, тем более что непредсказуемость Трампа с удовольствием используется как аргумент» по целому ряду вопросов.[viii]

При всем том, важно понимать, что вопрос «о России» стал одним из немногих, где участники саммита проявили почти демонстративное единодушие. Текст итоговой декларации сохранил преемственность с решениями предыдущих саммитов. Речь идет о сохранении давления на Москву, с целью повлиять на ее позицию в украинском вопросе. Позиция G7 почти дословно повторяет текст коммюнике совещаний в Италии и Японии, включая готовность «ужесточить санкции» в случае необходимости. Кроме того, в заявлении G7 говорится о намерении стран «группы семи» сформировать механизм координированного реагирования на действия враждебных государств. Страны G7 намерены «предпринимать конкретные действия для защиты наших демократических систем от иностранных угроз».

При этом, ослабление сплоченности Запада, опасаются европейские и американские комментаторы, «сыграет на руку» Китаю и России. Официальная Москва заявляет, что возвращение в G7 больше не является ее политическим приоритетом.  На этом фоне применение ограничительных мер в отношении действующих на американском рынке европейских компаний привносит «в европейско-американские отношения совершенно новое и весьма отрицательное качество». Даже в наиболее «смягченном» виде, торговые баталии США и их ближайших союзников создают почву для сближения, по меньшей мере, Москвы и Брюсселя.

Итоги G7 лишь подтверждают опасения, что после прихода Трампа в Белый дом «никто [на Западе] точно не знает, в какую игру играть и по каким правилам. Господствует смятение». Критики внутри США уже характеризуют поведение Трампа на саммите как «подрыв» «большой семерки» изнутри. Трамп представляет собой «худший ночной кошмар» не для России[ix], но для западного мира. Он лишает дееспособности (cripple) НАТО, северо-атлантическое сообщество в целом, Европейский Союз, а теперь и «большую семерку»[x].

Вместе с тем, значение «большой семерки» для шести ее «малых» участников значительно выше, чем для США. Так, ВВП США составляет более половины общего ВВП  стран G7. Зависимость европейских участников и Японии от американских гарантий безопасности носит стратегический характер. Да, существует «большая двадцатка»; но ее членов объединяют сугубо прагматические интересы. В то же время, «большая семерка» для ее нынешних участников до сих пор являлась «клубом демократий», т.е. сообществом стран, связанных не только общими интересами, но и общими ценностями. Таким образом, в данный момент трудно представить в каком общем формате могли бы выступить «оставшиеся» шесть стран G7 даже не против США, а «вместо» Америки или «наравне» с ней. Не ясно также, способно ли что-то пробудить в нынешней администрации Белого дома интерес к многосторонним форматам сотрудничества.

Последнее обстоятельство вновь проявило себя в полной мере в Сингапуре, куда глава Белого дома отправился сразу после саммита «семерки». В ходе состоявшейся 12 июня встречи Трампа с лидером КНДР Ким Чен Ыном президент США не скупился на восторженные эпитеты в адрес главы Северной Кореи и подписанных с ним соглашений, которые назвал «историческими». Между тем, на главный вопрос, сочтет ли Ким Чен Ын американские гарантии безопасности достаточно надежными, чтобы отказаться от ядерного оружия, саммит ответа по сути не дал. Итоговое заявление, подписанное лидерами двух стран, не содержит четко кодифицированного перечня мер, направленных на ликвидацию ядерного и ракетного потенциала и снятие санкций.

Для традиционных союзников Америки самым неприятным итогом саммитов в Ла Мальбе и Сингапуре является сохраняющаяся приверженность Трампа политике пересмотра прежних обязательств, и – шире - к перезапуску международных отношений «с чистого листа». Готовы ли они к такому «новому мировому порядку»? Наиболее вероятным для остальных участников «семерки» представляется сценарий «выжидания», ориентированный как минимум на ноябрь нынешнего года, когда пройдут промежуточные выборы в конгресс США. В среднесрочной же перспективе, «старые» союзники Вашингтона будут, скорее всего, выстраивать политику на период после 2020 или 2024 года.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции



[i] В октябре 2014 года в докладе МВФ о перспективах развития мировой экономики констатировалось, что по объему валового внутреннего продукта (ВВП), исчисляемому по паритету покупательной способности (ППС), семь крупнейших развивающихся рынков обогнали «Большую семерку» промышленно развитых стран.

[iii] Перевод – русская служба BBC - https://www.bbc.com/russian/amp/features-44434474

[iv] «Самое беззубое» (timid) в истории, по определению западных наблюдателей.

[v] Перевод - dailystorm.ru.

[vi] Перевод – русская служба BBC - https://www.bbc.com/russian/amp/features-44434474

[ix] Так себя охарактеризовал сам президент США перед саммитом G7.

Оцените материал
(0 голосов)
Поделиться в соцсетях
Прочитано 180 раз