facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 4:00


Ближний Восток: противостояние Ирана и Израиля

Вторник, 29 Май 2018 11:24

В последние недели усиливается напряженность в отношениях Израиля с Ираном.

Политологи всего мира с беспокойством следят за развитием конфронтации, теперь уже не только идеологической и пропагандистской, но и военной. Наблюдатели задаются вопросом: удастся ли добиться, чтобы эти столкновения не вышли за пределы Сирии, - или насильственные действия могут перекинуться на израильскую, иранскую территорию и разжечь войну регионального масштаба? Тем более что официальные лица Израиля не раз заявляли, что они не исключают возможности применения военной силы в противостоянии с Ираном. Иран отвечает не менее воинственной риторикой.

Не секрет, что позиция Израиля находит понимание у суннитских монархий и, прежде всего, у Саудовской Аравии, а также у США, которые считают давление на Иран важнейшим направлением своей ближневосточной политики.

Именно это стало причиной решения президента Трампа выйти из СВПД - ядерной сделки с ИРИ. А это чревато серьезным обострением обстановки вокруг Ирана и теперь уже не только в Сирии. Ведь после полного коллапса СВПД (если усилия Группы 5+1, а теперь – минус США, не приведут к хотя бы к формальному сохранению сделки)  ИРИ возобновит свою ядерную программу, и скорее всего,  ее военную составляющую, ужесточит и радикализирует свою внешнюю политику.

В этом случае никто не даст гарантию, что ирано-израильское военное противостояние не распространится и на территорию самого Ирана и, возможно, Израиля.

Всё это дает повод военным и политическим аналитикам прогнозировать варианты гипотетической ирано-израильской войны (не дай бог!) и сравнивать боевую мощь Ирана и Израиля. Попытаемся и мы это сделать, основываясь на данных издания Global Fire Power, которое опирается на сведения ЦРУ[1].

Итак, население: Иран – 82 млн. человек, Израиль – 8,3 млн. Военный бюджет Ирана – примерно 6.3 млрд. долларов, Израиля – примерно 20 млрд. Военные расходы на душу населения – Иран – 77 доллара, Израиль – 2410 доллара, долл. Количество действующего личного состава вооруженных сил: Иран 534 тыс., Израиль – 170 тыс. Резерв ВС: Иран – 400 тыс. человек, Израиль – 445 тыс. Количество танков: Иран – 1650, Израиль - 2760. Количество боевых самолетов: Иран – 505, Израиль - 596, количество боевых кораблей: Иран -398, Израиль – 65.

Данные цифры, особенно по количественному составу вооружения и боевой техники, не всегда сопоставимы, поскольку по качественным характеристикам они несравнимы.

Здесь следует сразу отметить, что в случае гипотетической войны вряд ли возможно какое-либо участие сухопутных сил Израиля на территории Ирана (смотри соотношение населения двух стран). Поэтому боевые действия Израиля против Ирана, считают военные эксперты,  ограничатся ракетными и авиационными ударами ВВС и, возможно, ВМС.

С другой стороны, Ирану также будет сложно применять свои сухопутные войска на израильском театре боевых действий. Слишком уж велико расстояние между иранским тылом и возможным ирано-израильским фронтом на сирийской территории. Тегерану крайне тяжело осуществлять стратегическое перебрасывание своих войск, боевой техники и средств обеспечения из Ирана в Сирию. Остается одно –  ракетные удары по Израилю с иранской территории и инициирование боевых действий против еврейского государства «Хезболлы» и «ХАМАС».

В любом из самых худших вариантов развития возможной военной конфронтации Ирана и Израиля свою главную роль сыграет качество вооружений и боевой техники. И здесь - явное преимущество у Израиля.

Военно-воздушные силы.

Парк боевых самолетов ВВС ИРИ чрезвычайно устарел: F-4, F-5 (американские разработки 50-х годов ХХ века), F-7 (китайский аналог старого советского самолета МиГ-21 производства 50-60-х годов), F-14, Су-20, Су-24, Су-25, МиГ-29 (разработки 70 - 80-х годов). Более того, многие из находящихся на вооружении ВВС ИРИ машин небоеспособны.

Но даже действующие экземпляры в боевых условиях могут стать легкой добычей современных боевых самолетов и ПВО потенциального противника. Да, иранский военно-промышленный комплекс производит ряд образцов военной техники, в том числе и боевые самолеты (Azarakhsh, Saeqeh, Tazarv). Однако они сделаны на основе морально устаревших иностранных первоисточников.

Вот что ответил на вопрос об иранских ВВС израильский бригадный генерал авиации в отставке Исраэль Бахарав: «Их ВВС состоят, в основном, из старых американских самолетов и того, что иранцам удалось раздобыть позднее. Мне кажется, что иранские ВВС надо учитывать лишь в случае, если нам придется действовать в иранском небе. Вряд ли иранская авиация попытается атаковать нас в Израиле. Тут и слишком большое расстояние, и другие факторы играют свою роль. Они, конечно, могут попытаться, но возможности их самолетов крайне ограничены в случае решения такой задачи. Большую угрозу, чем авиация, для нас представляют их ракеты»[2].

Израиль самостоятельно не строит боевые самолеты. Имеющиеся на вооружении ВВС Израиля различные модификации F-15, F-16, а также F-35 (суперсовременный истребитель пятого поколения, выполненный в технологии Стелс) созданы в США при непосредственном участии израильских ученых и специалистов. Они устанавливали на эти самолеты собственную авионику (то есть внутреннюю бортовую электронную «начинку»), приспособив самолеты для действий на ближневосточном театре войны в интересах Израиля. По мнению авиационных экспертов, ВВС Израиля входят в пятерку сильнейших военно-воздушных сил мира. Это - США, Россия, Китай, Израиль и Великобритания. (National Interest, 21.07.2016[3], 24.04.2018[4]).

Военно-морские силы.

Иран, имея превосходство в количестве боевых кораблей, уступает своему потенциальному противнику в их качестве. Один пример. На вооружении ВМС Израиля находятся шесть новейших подводных лодок класса «Долфин» германского производства, оснащённых крылатыми ракетами, которые способны нести ядерные боеголовки. Это существенно увеличивает стратегический потенциал Израиля и значительно расширяет оперативные возможности израильских ВМС, закрепляя его превосходство над военно-морскими силами исламских государств Ближнего и Среднего Востока.

Они также могут обеспечивать  доктрину гарантированного возмездия в случае нападения на Израиль с использованием оружия массового поражения.

Напомним, что Израиль – ядерная держава. Ещё в июле 1998 г. Шимон Перес, бывший тогда премьер-министром Израиля, впервые публично признал (без подробной детализации), что Израиль обладает ядерным оружием. По разным оценкам, Израиль потенциально может иметь к настоящему времени от ста до пятисот ядерных боезарядов, совокупный тротиловый эквивалент которых может составлять до пятидесяти мегатонн.

Начиная с 1963 г. в Израиле создаются баллистические ракетные системы, способные нести ядерные боеголовки. Еще в 1989 г. успешные испытания прошла баллистическая ракета «Иерихо-2Б», способная поражать цели, в том числе и на всей территории Ирана. Вооруженные силы Израиля располагают также и авиационными средствами доставки ядерного оружия (в том числе самолетами F-16, A-4N «Скай Хок»). Израиль — единственная на Ближнем Востоке страна, с высокой степенью вероятности имеющая ядерные системы оружия наземного, морского и воздушного базирования. (Электронная еврейская энциклопедия[5])

Что касается иранского ракетного удара, о котором упоминал генерал Бахарав, то он возможен, но Израиль обладает многоуровневой системой противоракетной обороны «Железный купол», которая показала достаточную эффективность в борьбе против ракет «Хезболлы» и «ХАМАС». На учениях эта система противостояла и более мощным ракетным ударам.

Подводя итог, можно констатировать, что израильская военная мощь превосходит иранскую по многим параметрам, прежде всего, в качестве и высоких технологиях.

Но всё это теоретические изыски. Хочется надеяться, что, несмотря на усиливающуюся напряженность между Ираном и Израилем, в Тегеране и Иерусалиме сидят умные люди, прагматики и реалисты. И, конечно же, они не стремятся решать сложные, порой антагонистические противоречия военным путем, ввязываясь в широкомасштабную войну.

Но обмен ударами в Сирии может быть продолжен:  Израиль бьет по военным объектам Ирана и его военизированных шиитских подразделений,  Иран – по израильским объектам на Голанах, именно по этим высотам, которые, как считают, являются сирийской территорией. Тем самым Тегеран демонстрирует, что не покушается собственно на Израиль. Примечательно, что стороны действуют очень осторожно, с оглядкой и нежеланием обострять и так острую ситуацию.

Поэтому, пожалуй, следует согласиться с Рейчел Бранденбург, главе Инициативы по безопасности на Ближнем Востоке Atlantic Council [6]. «И Израиль, и Иран признают, что цена войны для каждой страны будет высокой. В случае Ирана — и для его подконтрольных сил в Сирии и Ливане. Я ожидаю, что обе стороны предпочтут избежать такого развития событий: это, своего рода, взаимное сдерживание. Однако это не означает, что столкновения, которые мы наблюдаем последние месяцы, прекратятся или будут менее рискованными. Израиль продолжит следить за иранскими военными силами и объектами в Сирии. Иран может найти асимметричные способы отмщения Израилю: будь то через Газу или другие территории. Напряженность продолжает расти. И это все в условиях полной неопределенности. Возможность того, что обе стороны сделают ошибки, остается невероятно высокой».

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

Последнее изменение Вторник, 29 Май 2018 15:03
Оцените материал
(1 Голосовать)
Поделиться в соцсетях
Прочитано 904 раз