facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 7:04


Евросоюз заманивает Западные Балканы

Пятница, 09 Февраль 2018 09:45

 

Возникшая в коридорах Европейского союза идея преобразования организации в «Европу двух скоростей» получила своеобразную реализацию на Балканах. Государства региона, стремящиеся стать членами ЕС, впервые четко ранжированы по степени своей пригодности. Соответствующая иерархия содержится в документе, обнародованном 6 февраля и определяющем стратегию расширения Евросоюза в отношении Западных Балкан. Согласно трактовке ЕС, западнобалканский регион включает в себя Албанию, четыре республики бывшей Югославии - Сербию, Черногорию, Македонию, Боснию и Герцеговину, - а также самопровозглашенную Республику Косово.

Основные положения стратегии озвучил на сессии Европарламента комиссар ЕС по вопросам расширения и политике добрососедства Йоханнес Хан. В документе подчеркивается, что по пути в Евросоюз дальше всех к настоящему времени продвинулись Сербия и Черногория. Сербия получила официальный статус кандидата в члены ЕС в 2012 году, Черногория - в 2010 году. Теперь Евросоюз констатировал, что данные государства могут быть «потенциально готовы» к вступлению в ЕС в 2025 году. Остальным четырем потенциальным кандидатам Брюссель обещает «дополнительную поддержку». «Вступление в ЕС - это нечто большее, чем технический процесс. Это выбор поколения, основанный на фундаментальных ценностях, которые каждая страна должна воспринимать еще более активно: начиная от внешнеполитического курса, заканчивая обучением школьников», - говорится в стратегии, подготовленной Еврокомиссией. «Страны Западных Балкан имеют сейчас историческое окно возможностей, чтобы крепко и недвусмысленно связать свое будущее с Евросоюзом. Им самим следует действовать решительно», - заявляют в ЕС.

(https://ec.europa.eu/commission/sites/beta-political/files/communication-credible-enlargement-perspective-western-balkans_en.pdf)

О том, что Евросоюз намерен придать новый импульс своему расширению в юго-восточном направлении, председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер объявил еще в сентябре 2017 года: «Если мы хотим стабильности вокруг своих границ, нужно сохранять убедительную перспективу вступления для Западных Балкан». Глава Еврокомиссии признал, что пока ни одна балканская страна-кандидат не готова к вступлению в ЕС, и новый этап расширения организации не наступит в рамках мандата действующего состава Еврокомиссии (истекающего в конце 2019 года). Однако, по его словам, «в будущем членов ЕС будет явно больше, чем 27».

Тогда же Еврокомиссия в специальном заявлении пояснила, что намерена подразделить шесть западнобалканских стран на три категории по степени их готовности к интеграции в ЕС: Сербия и Черногория продемонстрировали наибольший прогресс и уже выполнили часть требований для вступления, Албания и Македония находятся на стадии начала переговоров с Брюсселем, а Босния и Герцеговина и Косово были охарактеризованы в заявлении как «потенциальные кандидаты».

(https://www.rbc.ru/politics/06/02/2018/5a7976f39a794740fbc08a76)

При этом никаких обязательств относительно конкретных сроков приема балканских стран Евросоюз на себя не взял, указав, что все шесть претендентов по-прежнему не соответствуют необходимым критериям. В Брюсселе считают, что они все еще нуждаются в проведении глубоких политических и экономических реформ в области построения правового государства, развития конкурентной экономики, продвижения по пути развития регионального сотрудничества и примирения.

Принятие Евросоюзом новой стратегии на балканском направлении связано с несколькими ключевыми факторами.

Во-первых, ЕС стремится позиционировать себя как активная организация, сохраняющая динамику в международной сфере и не отказывающаяся от прежних обязательств. Это особенно актуально в условиях обострения дискуссий внутри самого Евросоюза по проблемам миграции и сохранения национально-государственной идентичности, а также процесса выхода из его состава Великобритании.

Во-вторых, стратегия ЕС в отношении Западных Балкан – это конкретный сигнал в адрес США, ранее принявших собственную стратегию национальной безопасности, в которой важное место уделяется укреплению военно-политических позиций в балканском регионе. Не пытаясь соперничать с Вашингтоном в военной области, Брюссель делает ставку на институциональное и политическое взаимодействие с тем, чтобы сохранить регион в сфере собственного влияния.

В-третьих, нынешняя инициатива Брюсселя хорошо вписывается в общую концепцию геополитического противостояния по линии Запад-Восток, в рамках которого западные державы отводят Балканскому полуострову роль полигона для отработки моделей укрепления собственного экономического и политического влияния. С этой точки зрения обнародование стратегии ЕС на западнобалканском направлении выступает в качестве важного элемента геополитической игры, ведущейся Брюсселем в целях противодействия России и ее интересам на Балканах. Это касается как политического взаимодействия Москвы с региональными столицами, так и реализации российских проектов – в том числе в энергетической сфере. Согласно имеющейся информации, одной из целей конкретизации стратегии для руководства ЕС выступает стремление «перетянуть» на свою сторону общественное мнение Сербии и Черногории как двух государств, имеющих с России наиболее тесные и глубокие исторические связи в сравнении с остальной западнобалканской «четверкой». И здесь важным элементом игры является попытка убедить балканские столицы в неактуальности и даже пагубности подключения к системе газопровода «Турецкий поток» и другим российским энергетическим и инфраструктурным проектам – в том числе в контексте необходимости следовать общему внешнеполитическому курсу Евросоюза.

Не следует недооценивать также и региональный лоббистский фактор в лице начавшегося 1 января председательства в Евросоюзе Болгарии как одного из ведущих балканских государств. В представленной Софией в середине января программе председательства в качестве одного из ключевых приоритетов прописано «предоставление осязаемой европейской перспективы для всех стран Западных Балкан». При этом министр иностранных дел Болгарии Екатерина Захариева выразила свое сожаление в связи с тем, что последний саммит ЕС - Западные Балканы состоялся еще 15 лет назад - в 2003 году. По ее словам, с тех пор интеграция западнобалканских стран в Евросоюз могла бы осуществляться более активно, однако этому помешали проблемы по обе стороны переговорного стола: финансовый и миграционный кризисы в ЕС и неспособность балканских правительств осуществить в своих государствах принципиальные экономические и правовые реформы. Болгария уже предложила организовать очередной саммит ЕС – Западные Балканы 17 мая в Софии, а в дальнейшем проводить их строго один раз в два года.

(https://www.politico.eu/article/europe-balkan-membership-new-strategy-tough-love/)

В своей политике расширения на Балканы Евросоюз фактически оказался в заложниках прежних действий и обещаний, относившихся к другой – более многообещающей – эпохе функционирования «единой Европы». «Еврокомиссия хочет ускорить вступление в ЕС шести государств Западных Балкан. Можно спорить о том, правильно ли было обещать в 2003 году этим государствам членство в ЕС. С сегодняшней точки зрения, это было ошибкой. Но тогда были другие времена. ЕС был полон сил. Он был в угаре от своего расширения и признавал только один лозунг: экспорт стабильности в результате расширения», - весьма справедливо отмечает в данной связи германская газета DieWelt. «Это было заблуждение. Надо было намного раньше путем интеллигентных форм ассоциации и экономической кооперации, например, через «таможенный союз плюс», привести к стабильным и демократическим реформам соседние государства ЕС», - подчеркивает издание.

(https://www.welt.de/debatte/kommentare/article173281086/Beitrittsgespraeche-EU-oder-Putin-wer-bekommt-den-Westbalkan.html)

В результате Балканы перестали быть сферой приоритетного внимания и интереса одного Евросоюза. «Западные Балканы являются скорее привлекательным регионом в геостратегическом и экономическом плане. Россия, Турция, Китай, Саудовская Аравия и Катар уже несколько лет расширяют там свое влияние. Европейцы соревнуются с этими государствами», - объясняет появление нынешней стратегии с новыми обязательствами Брюсселя газета DieWelt: «Европейцы должны как можно скорее обеспечить свое влияние - в крайнем случае, и в результате ускоренного приема в ЕС».

Однако даже в случае принятия принципиального решения о приеме в Евросоюз Сербии Брюсселю надо будет найти какую-то функциональную модель для Косово, учитывая тот факт, что самопровозглашенную независимость края не признают не только сербское руководство, но также пять государств-членов самого ЕС (Греция, Испания, Кипр, Румыния, Словакия). Если сама Сербия к тому времени не признает Косово (что пока представляется маловероятным), Еврокомиссия должна будет выработать соответствующую формулу для официальных документов. Согласно имеющейся информации, наиболее вероятным рассматривается задействование процедуры, которая принята в НАТО в отношении выстраивания отношений с Македонией. Она прописана в документах Североатлантического альянса как «бывшая югославская республика Македония», но при этом присутствует оговорка, что Турция признает ее под «конституционным названием» - а именно как «Республику Македония». Подобная ситуация сложилась в условиях исторического противостояния Греции и Турции, которые входят в НАТО, но по-разному видят проблему официального наименования Македонии. В случае с Сербией и Косово найти компромиссную формулу будет проще, учитывая, что Белград и Приштина ранее уже заключили между собой комплекс Брюссельских соглашений под эгидой ЕС, касающихся определенного уровня взаимодействия по ключевым балканским проблемам. Таким образом, Евросоюз сможет прописать в соглашении о приеме в свои ряды Сербии, что вышеперечисленные пять государств признают ее в международно-признанных границах (то есть, включая Косово).

Наконец, обнародование Еврокомиссией стратегии в отношении Западных Балкан не снимает с повестки дня вопрос о наличии серьезных противоречий по поводу дальнейших европерспектив данного региона в рядах самих европейцев. Наибольший интерес к Балканам в настоящее время проявляют в Великобритании – которая сама проголосовала за выход из ЕС. В обнародованном недавно докладе Палаты лордов британского парламента под показательным названием «Соединенное Королевство и будущее Западных Балкан» подчеркивается, что указанный регион имеет «большое и постоянное значение для Соединенного Королевства».

На другом полюсе дискуссий оказалась Германия. В принятых по итогам консультаций о воссоздании в этой стране «большой коалиции» христианских демократов и социал-демократов говорится о роли самого ЕС, однако никак не прописаны вопросы дальнейшего расширения этой организации. «А это значит, что в обозримом будущем никто всерьез не будет думать о вступлении новых членов, хотя это также не означает, что немцы и остальные европейцы откажутся от неубедительных публичных заявлений о том, что у нас есть перспектива в ЕС. Подобные слова уже ничего не значат и ни к чему их не обязывают», - весьма справедливо указывает в данной связи сербское издание «Печат».

(http://www.pecat.co.rs/2018/01/bitka-za-nas/)

В сложившейся ситуации Россия должна отнестись к обнародованной в Брюсселе стратегии ЕС в отношении Западных Балкан с должным вниманием, но без излишней драматизации. Как показывает имеющийся опыт, реализация крупных совместных проектов со странами-членами ЕС вполне возможна на двусторонней и многосторонней основе. Однако при этом российской стороне следует более активно предлагать балканским странам собственные инициативы в торгово-экономической, энергетической, инфраструктурной, инвестиционной и других сферах, в том числе, в целях соответствующего влияния на общественное мнение и национальные бизнес-структуры – особенно с учетом предстоящих в ближайшее время выборов в Сербии и других государствах региона.

 

Последнее изменение Суббота, 10 Февраль 2018 09:47
Оцените материал
(0 голосов)
Поделиться в соцсетях
Прочитано 96 раз