facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 4:17


Украина: возможность войны вместо выборов

Среда, 11 Октябрь 2017 21:30

Не слишком ли много на Украине и даже в России говорят о некоторых законодательных инициативах украинского парламента и президента? Нет, не много - эти законопроекты могут повлиять на жизни людей на юго-востоке Украины, сохранить напряженность в регионе, а также, по мнению инициаторов законопроекта, решить их частные политические проблемы.

Проект Закона «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях» был внесен в Верховную Раду президентом Петром Порошенко и определен им как неотложный. (http://w1.c1.rada.gov.ua/pls/zweb2/webproc4_1?pf3511=62641)

Может показаться, что анализ закона стоит закончить после прочтения его первой статьи, в которой «ДНР» и «ЛНР» обозначены как временно оккупированная территория, «где вооруженные силы России и оккупационная администрация РФ установили и осуществляют оккупационную власть и общий контроль Российской Федерации». А из генеральных внутриполитических и международных целей закона – закрепление в законе за Россией статуса «страны-агрессора».

Однако Украина не смогла в этом документе обойтись без реверансов в отношении согласованных решений, принятых на международном уровне: статья 7 законопроекта признает приоритетность Минских договоренностей в политико-дипломатических мероприятиях по восстановлению территориальной целостности Украины. Предполагаю, что это нелегко далось авторам, но куда деваться, если на этом настаивают даже патроны из ЕС.

Закон также пытается решить изначально неоднозначный с точки зрения даже украинского законодательства вопрос АТО («антитеррористическая операция»). Теперь термин АТО будет заменен во всех законопроектах и нормативных актах, в которых упоминается, на длинное определение: «мероприятия по обеспечению национальной безопасности и обороны, сдерживанию и отпору российской вооруженной агрессии в Донецкой и Луганской областях». В этой части законопроект решает задачи выведения термина АТО, а также, вновь, напоминает о несуществующей «российской агрессии».

Согласно закону управление «мероприятиями по обеспечению национальной безопасности и обороны» возлагается на Объединенный оперативный штаб Вооруженных Сил Украины. В этой части стоит вспомнить положения Конституции Украины, согласно которым главнокомандующим является Президент Украины.

Две позиции законопроекта – о приоритетности Минских соглашений и об Объединенном оперативном штабе ВСУ, которому должны подчиняться все силовики и который в свою очередь подчиняется президенту – вызвали волнения в украинском парламенте. От представителей одних фракций звучали обвинения в очередной «зраде» (измене), в связи с положением о «приоритетности Минских соглашений», других возмутили полномочия президента как главнокомандующего.

По указанным поводам шум в стенах украинского парламента и на информационных площадках поднялся знатный. Однако, итог этих политических баталий – обе позиции остались в законопроекте. Зачем вся эта суета вокруг данного закона?

Позиция о «приоритетности Минских соглашений» нужна Западу, другого документа в отношении ситуации на юго-востоке Украины сейчас нет.

7 октября в Белграде, столице Сербии состоялась встреча специального представителя Государственного департамента США Курта Волкера и помощника Президента РФ Владислава Суркова.

Когда появилась скупая информация о целях и содержании встречи в Белграде, стало понятно, ради чего были  законотворческие усилия Киева и почему закон был определен Порошенко как «неотложный». Переговоры Суркова и Волкера стали самыми закрытыми в истории встречи спецпредставителей по данному вопросу, да и о самом факте встречи стало известно чуть ли не случайно. Скорее всего, тема переговоров Киеву была известна, это и создавало нервозность и диктовало скороспешность всех действий.  4 октября – внесение законопроекта, 5 октября – правки, принятие закона и подписание его президентом Порошенко 7 октября – в день переговоров спецпредставителей в Белграде.

Как следует из официальных источников, темой переговоров была необходимость соблюдения Минских соглашений и миротворческая миссия ООН в Донбассе.  Курт Волкер отметил, что: «Позиция США заключается в том, чтобы Минские соглашения были выполнены, а не отвергнуты. Но, по правде говоря, прошло уже три года с тех пор, как начался этот конфликт, и минский процесс до сих пор не остановил боев. Люди гибнут там каждую неделю» (https://www.gazeta.ru/politics/2017/10/07_a_10921946.shtml)

Как бы упреждая эти переговоры, в своем законе Украина поставила вопрос выполнения Минских соглашений в зависимость от вывода «оккупационных войск», назвала Россию «страной-агрессором». Однако, вопросов миротворческой миссии не касалась, в законе миротворческой миссии нет, даже не было обсуждения этого вопроса в парламенте. И это четко указывает на цели, определенные для себя украинским властям.

Надо признать, сложная задача стояла перед Киевом – согласовать внутренние политические интересы и не войти в конфликт с зарубежными кураторами, которые, в свою очередь связаны переговорами с Россией. Предполагаю, что ощущение в Киеве было не из приятных – в очередной раз пришло понимание периферийности внутренних политических процессов своей страны и их подчиненности  внешней политике, понимание того, что все баталии текущего периода проходят без Украины на полях встречи специальных представителей Москвы и Вашингтона в Белграде.

Но при этом на фоне решения внешнеполитических вопросов, Петр Порошенко успел выторговать себе «пятачок политического маневра».  Речь о том, что на законодательном уровне удалось закрепить один из механизмов сохранения власти Порошенко по истечении его президентского срока. Закон усиливает полномочия Петра Порошенко, даёт больше возможностей для объявления военного положения на Донбассе и прилегающих областях. Таким образом, один из возможных сценариев будущих выборов – их отмена путем обострения ситуации на юго-востоке и введении военного положения, до окончания которого выборы проводиться не будут.  Ну а  ввести и отменить военное положение согласно конституции Украины  и свежепринятого закона может Президент Украины. Рейтинг президента низкий? Вероятность проигрыша велика? Вводим военное положение, отменяем выборы и торгуемся с зарубежными партнерами и конкурентами внутри страны, а для народа – героическая оборона украинских рубежей от «сепаратистов и агрессора». 

Однако, вернемся к более жизненным вопросам. Как упоминалось выше – вопрос миротворческой миссии в Киеве в ходе законодательных баталий не обсуждался, это было темой встречи Суркова и Волкера. А Киев старался хоть как-то ограничить (в свою пользу) действия своих патронов, которые принимают решения без Украины, а именно – решения о  полномочиях, дислокации и составе этой миссии. В этом смысле, законодательное определение России «страной-агрессором», по мнению Киева, исключает возможность участия россиян в составе миротворческой миссии. Но как сообщил по итогам встречи в Белграде Владислав Сурков: «Обсуждался предложенный Россией проект резолюции ООН по Донбассу (введение миротворцев для охраны миссии ОБСЕ). Найдено взаимопонимание по ряду позиций. Большинство выявленных разногласий признаны преодолимыми» (https://strana.ua/news/97322-vstrecha-volkera-i-surkova-7-oktjabrja-v-belhrade-o-chem-dohovorilis.html).

В контексте решения этой проблемы проявился главный конфликт интересов - миротворцы Киеву не нужны, они не нужны Порошенко на Донбассе, так как сделают весьма затруднительной реализацию варианта продления его полномочий через введение военного положения. Таким образом, можно предположить, что все будущие титанические усилия Порошенко и украинская дипломатия направят на замедление процесса формирования миротворческой миссии до 2019 года, на убеждение Запада в том, что Порошенко нужен Украине, что в его руках власть, что украинские внутриполитические процессы развиваются в интересах Вашингтона и Брюсселя. 

Оцените материал
(1 Голосовать)
Поделиться в соцсетях
Прочитано 66 раз