facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 3:36


Переформатирование АТО или новый круг ада

Понедельник, 19 Июнь 2017 14:35

Главной новостью политической жизни Украины последнего времени стало заявление Секретаря Совета национально безопасности и обороны Украины (СНБО) Александра Турчинова о том, что «в Украине нужно завершить антитеррористическую операцию и перейти к новому формату защиты страны от гибридной войны с РФ». (interfax.com.ua)

Так, в двух строках украинский чиновник связал внутриукраинский кризис и гражданский конфликт с международным трендом - обвинением России во всех смертных грехах. В США Россия повлияла на выборы, а Украина, оказывается, переживает «российскую агрессию». И страна-мировой лидер, и один из мировых аутсайдеров по-разному, но строят свою политику на мифе «российского вмешательства»,  или «российской угрозы и агрессии». Отсюда упорные заявления украинских чиновников и политиков, как для внутреннего, так и для внешнеполитического употребления с постоянными словосочетаниями: «российская оккупация», «российское вторжение, агрессия,  вмешательство и т.п». Одним словом, с Россией «воюют» те, с кем Россия не воюет. Поэтому все формулировки из уст украинских экспертов и должностных лиц стоит оценивать с этой позиции,  с позиции упорного желания украинской власти представлять конфликт на юго-востоке, как «гибридную войну России  против Украины».

Очевидно, что заявление Турчинова это поиск, либо заявление новой стратегии, так как нынешний курс уже давно зашел в тупик. АТО в том формате в котором есть - столкновение мелких групп на линии соприкосновения и обстрел из артиллерии промышленных объектов и жилого сектора - несет только личные и семейные трагедии, социальные проблемы и неустроенность. Кроме интересов тех, кому «война мать родна» АТО ничего для страны и ее руководства сейчас не решает. Это признает и сам Турчинов: «Военные действия продолжаются на востоке нашей страны уже три года и переросли как по продолжительности, так и по масштабам формат АТО. В то же время нужно отметить, что антитеррористическая операция выполнила очень много важных задач. Именно в рамках АТО мы остановили агрессора, смогли провести президентские, парламентские и местные выборы, а также освободили значительную часть оккупированной территории Украины... Пришло время перейти к новому формату защиты страны». (interfax.com.ua)

Интересна обозначенная секретарем СНБО связь политических процессов, в том числе электоральных, с АТО. Проведение выборов в период военных действий, и при этом лишение избирательного права избирателей ряда территорий (отдельные районы Донецкой и Луганской областей - ОРДЛО) представлено как достижение.

Рациональную версию заявления Турчинова (в рамках украинской внутриполитической логики) предложил эксперт Владимир Фесенко: «Турчинову надо было бы дать разъяснения, что он конкретно имеет в виду. А так в интервью он сказал, что есть только два варианта: АТО и война. И многих это сразу насторожило. Однако нужно понимать, что это был комментарий, а не официальное заявление. Думаю, такие высказывания Турчинова связаны с необходимостью разработки альтернативного законопроекта о деоккупации захваченных территорий. Потому что к имеющимся на данный момент законопроектам у президента и СНБО есть определенные претензии. И вот Турчинов дал понять, что нужно ускорить разработку законопроекта, который будет отражать видение ситуации со стороны властей». (gordonua.com) В этой версии расчет на перспективу, на длинную игру украинской власти, так как, по словам украинского политолога «сейчас нам большая война не нужна», поэтому единственный недостаток заявления Турчинова - это его резкость, законопроекты на будущее готовить надо, а «проведение деоккупации украинских территорий станет возможно, когда Россия будет ослаблена». В этой версии ориентация и на ближайшую перспективу, отмечает Фесенко: «Учитывая гибридный формат войны, президенту действительно нужно предоставить специальные полномочия для применения ВСУ в кризисных ситуациях. Это рациональная идея, в которой есть необходимость».

14 июня Петр Порошенко сделал заявление, в котором фактически подтвердил намерение переформатировать АТО, однако отмену АТО он не поддерживает, но подтвердил необходимость принятия нового закона о реинтеграции Донбасса: «Если мы отменим АТО и в то же время не предоставим военным права действовать адекватно в условиях агрессии - оставим Украину беззащитной. (...) По моему поручению был разработан проект законодательного акта, который называется «О реинтеграции оккупированных территорий Донбасса». Он охватывает целый ряд мероприятий и шагов, которые надо будет осуществить для обеспечения реинтеграции, для определения правового режима». (president.gov.ua)
Также президент Украины подчеркнул, что законопроект базируется на условиях, закрепленных в Минских договоренностях. Этот момент призван придать будущему закону соответствие базовому на настоящее время документу по урегулированию конфликта на юго-востоке.

После заявления Порошенко стало похоже на то, что Турчинов был авангардом, разведкой боем перед принятием нового законопроекта, либо секретарь СНБО сделал перед президентом этакий «силовой реверанс». Такой вариант развития ситуации не исключает и вариант позиционирования Турчинова, который в 2014 году и ввел режим АТО.

В целом ситуация также выглядит как попытка власти закрыть пока на информационном, затем, при удачном политическом раскладе, на законодательном уровне большую имиджевую брешь. Оппоненты Порошенко и национал-патриоты обвиняют украинскую власть в отсутствии стратегии возвращения юго-востока. Сделана попытка закрыть  эту брешь. Ради этого не жалеют ни слов, ни образов, например, говоря о том, что нынешней украинской армии все по плечу,  если… «Россия не применит авиацию».  Это  заявление сделано на полном серьезе народным депутатом Украины Иваном Винником (business.ua)

Ситуация для украинского политикума сложная и многоплановая, если говорить о позитивном сценарии дальнейшего развития событий, то начатый процесс может касаться определенной легализации отношений с ДНР и ЛНР. Лоббисты такого сценария в Киеве есть. Если говорить о негативном сценарии, то содержательный анализ заявлений Порошенко и Турчинова также говорит о том, что это может быть поиск технологии обхода согласования президентом Украины решений, касающихся таких вопросов, как введение военного положения на отдельных территориях и в масштабах государства. Военное положение открывает новые и более легитимные, чем в рамках АТО, способы и возможности управления территориями и государством с непосредственным участием Вооруженных сил Украины. Впереди у Порошенко электоральные кампании - и парламентская, и местные и президентская. Возможность введения военного положения в этом контексте открывает головокружительные перспективы для управления электоральными процессами.

Стоит учесть, что заявление Турчинова могло быть не согласованной позицией руководства, а сделано в рамках личной и партийной стратегии в рамках конкуренции политических групп. Тогда оно не было согласовано с президентом Петром Порошенко, и значит,  было принуждением президента к тому или иному решению. Порошенко фактически был поставлен перед выбором - радикализоваться, то есть идти на вариант, обозначенный Турчиновым, предложить свою стратегию, публично или непублично ответить Секретарю СНБО. Сам Турчинов, если заявление не было согласовано с Порошенко, пошел на этот шаг,  имея поддержку определенных политических кругов в стране, и поддержку за рубежом, со стороны тех сил, которым выгодна ситуация тлеющего конфликта, подъем национализма и кризисное состояние, в котором находится Украина. Все это ради того, чтобы Россия не стала империей, так как, по Бжезинскому, без Украины она империей не станет, а также ради того, чтобы иметь повод называть Россию агрессором.

В сухом остатке, исходя из заявлений президента и секретаря СНБО, стратегия Украины выглядит так: гибридная война с Россией, самопровозглашенные республики выведены за скобки (их в упор не видят в Киеве), и режим ожидания ослабления России для «деоккупации юго-востока». Однако, даже этот сценарий - оптимистичный.

Вся эта демагогия и арт-подготовка к принятию законопроекта связана и с неприятнейшей для украинской власти ситуацией: согласно конституции Вооруженные силы Украины не могут быть применены на территории Украины против украинского народа, если только не объявлено военное положение. Именно поэтому украинская власть пытается доказать,  что «против Украины совершена военная агрессия», установить это на законодательном уровне, с помощью закона «О восстановлении государственного суверенитета над оккупированными территориями», так как в этом случае применение армии на собственной территории не будет  нарушением конституции страны.

В заключение стоит отметить - очень символично, что заявление о «переформатировании АТО» сделал Турчинов, который в 2014 году, будучи в статусе исполняющего обязанности главы государства, начал АТО.

Оцените материал
(0 голосов)
Поделиться в соцсетях
Прочитано 88 раз