facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 6:47


Поле битвы – Каспий

Понедельник, 29 Декабрь 2014 17:06

 

Не успело прозвучать   громкое заявление Президента России В. Путина об отказе России от строительства «Южного потока», как Европейский союз по результатам экстренной встречи всех 28 министров энергетики ЕС сообщил: альтернативы российскому газу имеются. Устами заместителя председателя Европейской комиссии по вопросам энергетического союза М.Шефчовича официальный Брюссель обозначил сразу три вектора энергетической политики ЕС.

В основе первого лежит концепция так называемого Южного газового коридора, то есть сети локальных трубопроводов из Каспийского региона в сторону Южной Европы. Второй и третий варианты связаны со строительством дополнительных терминалов сжиженного газа и разработкой шельфов Черного и Средиземного морей.

Любопытно, что громкий резонанс вызвал только сам факт наличия гипотетических альтернатив «Южному потоку». А между тем влиятельный европейский чиновник в том же заявлении фактически расписался в бессилии что-либо поделать с возникшей перед ЕС проблемой. В частности, еврокомиссар обмолвился, что министры рассмотрели «возможности упрощения политических и бюрократических проблем при реализации этого европейского энергетического проекта», то есть Брюссель постарается поддержать, вопреки принципам, «Южный газовый коридор». Более того, по словам М.Шефчовича, ЕС уже получил заверения Азербайджана и Турции в приверженности реализации проектов в рамках «Южного коридора», что, конечно, выглядит очень внушительно, если забыть, что Баку и Анкара получат основную выгоду от этой новой старой задумки ЕС.

Министры энергетики ЕС очень хорошо понимают этот нюанс, поэтому сразу следом за воинственной речью зампреда Европейской комиссии по энергетическому союзу последовало заявление европейских министров, в котором страны было высказано предположение, что решение российской стороны по «Южному потоку» могло носить «неофициальный (читай — неокончательный) характер», и уполномочили М.Шефчовича «прояснить ситуацию с российской стороной».

Что же вызвало такое беспокойство со стороны европейских министров? Для ответа на этот вопрос рассмотрим все три представленных энергетических направления более подробно.

Возьмем для примера тезис о разработке шельфов Черного и Средиземного морей. На первый взгляд, намерение более чем здравое, поскольку до Европы рукой подать и трубопроводы в случае их строительства не должны стать особенно затратными. Однако есть и ряд проблем. Кроме того,  на шельфе Средиземного моря были обнаружены крупные запасы газа: например, очень перспективным еще с 2011 года считается месторождение Левиафан, признанное одним из крупнейших. Но трудность в том, что расположено оно на границе ливанского и израильского секторов Средиземного моря. А поскольку демаркации морских границ не проводилось,  совершенно непонятно, кому в конечном счете этот газ принадлежит.

Похожая ситуация сложилась  и с кипрскими запасами. Как известно, Кипр еще в 1974 году был разделен на три части: греческую, турецкую и контролируемую британскими войсками. Поэтому разобраться, в чьем секторе находятся неразведанные запасы газа и с чьего согласия их можно разведать, невозможно в принципе, если, конечно, не возникнут военные действия,  которые сразу же перекинутся на Грецию и Турцию. Похожей степенью достоверности обладает и черноморский вариант Европейского союза, поскольку шельф акватории еще не исследован должным образом.

Еще менее реалистично на современном этапе строительство терминалов сжиженного газа. И главный вопрос, в который подобное строительство неизбежно упрется, связан с поиском ресурсной базы  для подобных хранилищ. США уже много лет выражают готовность снабжать Европу дешевым сжиженным газом. Однако на деле, даже если абстрагироваться от дискуссии по этому вопросу в самих Штатах, топливо, поставляемое с другого континента через океан, вряд ли будет намного дешевле российского газа. Кроме того, в открытом доступе нет никакой информации о мощных американских терминалах, способных обеспечить хотя бы одно государство Европы сжиженным газом.

В итоге из трех предложенных проектов по обеспечению Европы газом лишь один выглядит довольно реалистично. Это «Южный газовый коридор», который должен пройти по территории Казахстана, Туркмении, Азербайджана, Грузии и Турции. Но и он вызывает при детальном изучении довольно много вопросов.

Ресурсную основу данного проекта призваны обеспечивать два государства Прикаспийского региона: Туркмения и Азербайджан. Причем даже если «Южный газовый коридор» начнет действовать (то есть важные аспекты согласований и строительства трубопроводов мы в статье не затрагиваем, но держим тему на карандаше), речь все равно будет идти о двух этих республиках. Значит, если строительство состоится, никакой диверсификации не произойдет. Европа просто поменяет одну зависимость на другую: вместо России и стабильного газопровода Брюссель получит Туркмению и сеть из не очень понятных локальных трубопроводов, причем часть транспортной сети будет постоянно политизировать свое участие в маршруте.

По данным азербайджанских специалистов, их страна в среднесрочной перспективе сможет обеспечить  около 10 миллиардов (то есть всего шестую часть от годовых потребностей Европы) кубических метров газа к 2018 году. Других ресурсных баз, присоединенных к трубопроводам, у Евросоюза на сегодня нет. Тем не менее, чиновники надеются, что эти маршрутные направления возникнут в ближайшие годы. В частности, они имеют в виду Транскаспийский трубопровод, который свяжет Туркмению и Азербайджан и подключит имеющиеся трубы к еще одной крупной ресурсной базе.

Несколько лучше, чем в Азербайджане, положение в Туркмении. Ашхабад уже поставляет Китаю порядка 65 миллиардов кубометров газа в год и вместе с тем разрабатывает гигантское месторождение Галкыныш, которое может теоретически занять второе место в мире по своим запасам. Однако, чтобы оценить запасы Туркмении, необходимо провести аудит месторождений с геологическими изысканиями и юридическим анализом договоров — сколько и кому пообещал Ашхабад, то есть у кого есть преимущественное право на выкуп объемов газа в будущем. И это очень важно, поскольку известно, что в начале сентября 2013 года Ашхабад посетил с первым визитом Председатель КНР Си Цзиньпин. Он подписал ряд контрактов с руководством республики, согласно которым львиная доля газа будет поставляться в Китай, получивший к тому же приоритетное право на газ даже самых крупных месторождений Туркмении, поскольку является их разработчиком.

Главным непроясненным моментом проекта остается транспортировка.Ну и самый главный непонятный момент — это транспортировка.  Ключевым звеном всего проекта является так называемый называемый Транскаспийский газопровод (ТКГ), который пройдет через территорию Казахстана и Туркмении в сторону Азербайджана по дну Каспия. Но,  если даже оставить в стороне вопрос правового определения статуса акватории, строительство газопровода легко могут заблокировать Россия и Иран. Причин найдется множество — хотя бы риск колоссального экологического ущерба Каспийскому морю.

Не менее важно и то, что и эксперты относятся к проекту ТКГ с огромным скепсисом, правда, указывают на другие обстоятельства: По мнению старшего научного сотрудника Казахстанского института стратегических исследований (КИСИ), специалиста по Каспию Л.Тимофеенко, «чтобы Транскаспийский проект обрел реальные очертания, необходимо разрешить ситуацию с его основными инвесторами». «Поскольку Туркменистан не намерен расходовать бюджетные средства на строительство газопровода (Ашхабад придерживается политики продажи сырья на границе, что освобождает его от необходимости тратиться на создание трансграничных трубопроводов), реализация ТКГ будет зависеть также и от готовности стран Европы покрыть все необходимые издержки по строительству морской газовой магистрали через Каспий», — полагает Л.Тимофеенко.

— По оценке  научного сотрудника Центра изучения Центральной Азии, Кавказа и Урало-Поволжья Института востоковедения РАН С.Притчина, Транскаспийский газопровод будет значительно увеличивать мощности Трансанаталийского проекта и участка Азербайджан — Грузия — Турция. Эта задача, по мнению специалиста, в ближайшее время неразрешима, поскольку большая часть «Южного газового коридора» соткана из противоречий. Например,  как минимум одна его часть — Nabucco — является в чистом виде политической и уже недействительна в связи с отсутствием нужных объемов топлива.

Последнее, о чем необходимо сказать и что необходимо учитывать — это центральная роль Турции во всех газовых контрактах. Прежде, откуда бы ни шла газовая труба, «Южный поток» был самым оптимальным с точки зрения логистики проектом для Европейского союза. Теперь, после отказа от доставки топлива по этому маршруту, Брюссель обрел в лице Анкары крайне сложного партнера по переговорам. Конечно, Турция согласится со всеми европейскими доводами и маршрутами, но не важно, о каком проекте трубы идет речь, — средиземноморском, черноморском или каспийском, — Турция так или иначе выступает транзитной территорией ввиду своего географического расположения. И будет ли она заинтересована в дополнительных мощностях, идущих через ее территорию, — большой вопрос.

 

В попытке диверсифицировать поставки газа Брюссель в итоге создал транзитного монополиста, актуализировав глобальные амбиции Анкары. Похоже,  именно на них рассчитывал В.Путин, рассчитывал на глобальные амбиции Анкары, предложив назвать новую ветку из России «Турецким потоком». И вряд ли ошибся: именно «Турецкий поток» имеет все шансы стать стратегически важным проектом, при помощи которого Анкара будет решать все свои геополитические задачи с оглядкой на Россию.

 

Последнее изменение Понедельник, 29 Декабрь 2014 17:09
Оцените материал
(0 голосов)
Поделиться в соцсетях
Прочитано 914 раз