facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 10:30
Александр Артамонов

Александр Артамонов

журналист-международник

 

В апреле и мае текущего года во Франции состоятся выборы Президента Франции. Результаты станут известны 7 мая. Уходящий от власти нынешний глава государства Франсуа Олланд в выборах участия принимать не будет. Это совсем неудивительно с учетом крайне низкого рейтинга уходящего Президента : по некоторым данным, популярность Франсуа Олланда не превышает 11% . Столь низкой оценки в глазах общественного мнения еще не «добивался» ни один президент страны за всю историю Пятой Республики.

Между тем, как известно, социалистам на политической арене противостоят право-центристы, которые, сменив несколько раз название, теперь именуются «Республиканцы». До осени прошлого 2016 года наиболее вероятным кандидатом на пост Президента от право-центристов считался бывший Президент Франции Николя Саркози. Но он достаточно быстро вышел из игры, убедившись, что проигрывает другому возможному кандидату от «Республиканцев» — мэру города Бордо Алэну Жюппе. Тот же уступил пальму первенства Франсуа Фийону, попавшему в скандал с подозрением на создание фиктивной должности для собственной супруги Пенелопы (так называемое дело «Пенелопа-Гейт»).

В настоящее время упавший в рейтингах (не более 17%) Франсуа Фийон сдает позиции Национальному Фронту, во главе которого стоит Марин Ле Пен. С другой стороны, у Фийона появился крупный конкурент в лице Эммануэля Макрона, бывшего министра экономики правительства Франсуа Олланда.

Похоже, что именно у него есть шансы стать во втором туре голосования 7-ого мая противником Марин Ле Пен.

Эммануэль Макрон не является политиком - он стал им совсем недавно, не более чем три года назад. До этого Эммануэль Макрон был министром экономики, промышленности и цифровых технологий, а по своей предыдущей карьере он — сотрудник инвестиционного банка Ротшильд. Сам по себе этот факт уже достаточно удивителен, так как Макрон — не финансист по образованию. Он окончил парижский Институт Международных Отношений, а потом престижную высшую Академию Управления (ENA) в 2004-ом г.

По профессии Макрон - скорее, политолог. Чтобы стать серьезным политиком он прошел через техническое поднятие рейтинга и выстраивание имиджа при помощи дружественных ему СМИ. Между тем, вопрос, кто оплачивал счета по этому проекту, остается открытым. Следует заметить, что «медиа-запуск» этого кандидата сопровождался небывалой шумихой и позволил ему разыграть резкий дебют в политических таблоидах.

Эммануэль Макрон настаивает, что не выступает ни за правых, ни за левых. Он позиционирует себя лидером движения «Вперед!» (En marche!). Тем не менее, свою политическую карьеру он начал в рядах социалистического президента Франсуа Олланда в 2012 г. Был он в течение трех лет и членом социалистической партии. Интересно отметить, что Макрон покинул ряды социалистов в 2009-ом г., но это не помешало ему стать фактически заместителем главы администрации Олланда в 2012, а потом и получить портфель одного из ключевых министерств опять-таки из рук социалистов.

Макрон - мастер политического эпатажа. Так, он неоднократно заявлял, что не нуждается в программе. Все же 2-ого февраля с.г. , вслед за изданной им предварительно программной книгой «Республика» (где на первых 50 страницах более 200 раз использовано личное местоимение «Я» и только один раз слово «Франция»), он все же стал делиться через прессу базовыми положениями предлагаемых им реформ. Итак, Макрон считает необходимым:

- жестко бороться с хулиганством и правонарушениями в предместьях;

- снизить налоги на крупный бизнес;

- освободить 80% французов от налога на жилье;

- повысить среднюю пенсию на 100 евро (без пересмотра возраста выхода на пенсию);

- отказаться от специального пенсионного режима для парламентариев;

- провести территориальную реформу, отказавшись от административных единиц некоторых департаментов в районах мегаполисов;

- смягчить режим применения так называемой 35-часовой недели (средняя продолжительность рабочей недели во Франции;

- аннулировать пособие по безработице кандидатам, два раза отказавшимся от мест, предоставленных биржей труда.

Отметим, что по основным положениям внешней политики позиции кандидата можно вполне охарактеризовать как жестко проамериканские при ярко-выраженном неприятии России и ее политики. В течение февраля и в начале марта Макрон дважды выступил с крайне резкими заявлениями против т.н. «пропаганды» со стороны Кремля и «попыток влиять на президентские выборы во Франции». Вероятно, поэтому многие политические обозреватели сравнивают его позицию с политикой Хиллари Клинтон.

Тем не менее, несмотря на такие аналогии, согласно опросу общественного мнения, Макрон вполне способен набрать до 30% голосов и пройти во второй тур президентских выборов. 

Между тем, некоторые обстоятельства жизни Эммануэля Макрона удивляют даже его сторонников. Так, согласно независимому экономисту Шарлю Санна (сайт INSOLENTIAE), за последние годы он приобрел квартиру площадью 98 квадратных метров, в дорогом квартале Парижа. Такая недвижимость явно не вписывается в возможности банковского служащего с зарплатой порядка двух-трех тысяч евро, или до вычета налогов, 3500-3600 евро. (Согласно французскому закону, Макрон имел право на займ или на кредит, не превышающий 30% его дохода, то есть приблизительно выплаты должны были составлять 1000 евро в месяц. Таким образом, Макрон будет должен платить по кредиту в течение 25-30 лет). Также кандидат поведал, что неизвестное широкой общественности лицо предоставило ему ссуду в размере 500 тысяч евро под непонятное обеспечение. Напомним, что это произошло в его бытность министром экономики, что, конечно, невольно бросает тень на безупречность профессиональной репутации.

В целом, большинство французов считают Эммануэля Макрона навязанным или искусственным кандидатом, законченным продуктом политтехнологий, ставленником крупного капитала и зависящей от него официальной прессы французской Пятой Республики. Достаточно упомянуть тот факт, что крупнейшие периодические издания Франции - Libération (Либерасьон), l’Obs (ОБС), le Monde (Ле Монд) и l’Express (Л‘Экспресс) - в период с января 2015-ого по январь 2017-ого гг. опубликовали совокупно около 8 тысяч статей с положительными отзывами по политической и административной деятельности Эммануэля Макрона. Другие дружественные главам этих изданий 3 политических лидера (Жан-Люк Меланшон, Арно Монтебур и Бенуа Амон) набрали за тот же период не более 7400 публикаций в тех же изданиях. Кроме того, опрос, проведенный 3-его марта организацией Odoxa по заказу телеканала France 2 показывает Макрона лидером президентской гонки (27%) относительно Марин Ле Пен (25,5%). Отметим, насколько невысоко в данном опросе котируется рейтинг главы Национального Фронта. Это тем более удивительно, что еще 20-ого февраля с.г., авторитетный источник - социологический международный центр Opinion Way провел рутинный опрос «Презитрак» по заказу СМИ Les Échos (Лез Эко), Radio classique (Радио Классик) и Orpi. По результатам этого опроса, Ле Пен набирала до 44% голосов в первом туре. Так, по последним опросам, которые цитирует РБК Dailу: « Во втором туре социологи отдают безоговорочную победу Макрону в споре с Ле Пен (65% против 35%). Если во второй тур выйдет Фийон, то и он победит Ле Пен (59% против 41%) ». Но шансы на победу у Франсуа Фийона сейчас минимальные.

В то же время, как указывает авторитетный французский источник BFMTV, Франсуа Олланд, хоть и отказался от участия в президентской гонке, все же сохранил возможность включиться в Большую Игру. Так, для участия в президентских выборах, ему необходимо заручиться согласованием своей кандидатуры со стороны, как минимум, 500 мэров муниципальных поселений. Как сообщается, нынешний президент Франции проделал необходимые демарши и обладает необходимыми голосами глав муниципалитетов. Его сторонники не исключают, что, в крайнем случае, Олланд проведет консолидацию всех левых и центристских сил, чтобы преградить дорогу Национальному Фронту.

 

Похоже, что ставки сделаны. И очень может быть, что во главе Франции скоро может оказаться сторонник американской политической линии в Европе Эммануэль Макрон.

 

Стефани Жибо возглавляет комитет общественной поддержки французской политической партии «Вставай, Франция!» (Debout la France!).

Эта политическая партия голлистского направления возникла в 1999-ом году на правах политического движения в составе голлистской партии RPR (СНР - Союз за Новую Республику), далее в составе мажоритарного право-центристского блока Франции UMP (СНД - Союз за народную демократию) под названием "Вставай, Республика!" (Debout la République!). Партия входит в общеевропейский альянс политических движений ЕС за прямую демократию в Европе.

Стефани Жибо стала известна во французском политическом бомонде своей борьбой с банковской коррупцией и утечкой капиталов, что и привело ее в большую политику. Ранее она работала в составе руководства одного из крупнейших швейцарских банков UBS (Союз Швейцарских Банков). Около 10 лет назад, она была вынуждена покинуть свою должность, отказавшись участвовать в банковских махинациях по перекачке денег из Франции в налоговый рай Швейцарии, то есть покрывать то, что можно банально определить, как «бегство капиталов». Стефани решила поделиться своим личным и профессиональным опытом и выпустила книгу под названием «Одна женщина, которая слишком много знала».

«Международная жизнь»: Стефани, расскажите, пожалуйста, что за история с Вами приключилась на самом Олимпе швейцарских банковских корпораций?

Стефани Жибо: Я рассказываю в этой книге долгую и запутанную историю тех лет, когда я отвечала за маркетинг и систему коммуникаций в составе Швейцарского Союза Банков  (UBS). В июне 2008-ого года, генеральный директор UBS France дал мне указание срочно стереть картотеку данных на привилегированных клиентов нашего банка, выводящих свои средства за границу через нашу сеть. Я тогда отказалась подчиниться, после чего начался 3-летний период жестоких преследований и остракизма со стороны руководства и коллег. Тогда-то я и поняла, что реально участвую в установлении отношений между филиалами банка за рубежом и клиентскими счетами во Франции. То есть на 90% речь шла об оффшорах. Поверенные в делах крупных клиентов нашего банка незаконно переводили счета, главным образом, в Швейцарию. Иными словами, я не хотела оказаться замешанной в том самом бегстве капиталов и отмывании средств по сговору нескольких лиц, так как ни одна из этих операций не была должным образом декларирована французским финансовым властям. У меня тогда и возник вопрос о моей личной ответственности. Я должна была представлять наш бренд потенциальным клиентам. Тогда я и решила в 2009-ом году подать в суд против UBS. Собственно, у моего бывшего работодателя, швейцарского банка, есть альтернатива: или ответить по всей строгости закона, либо согласиться на сотрудничество со следствием и заплатить штраф, формально не признав себя виновной стороной. То есть речь идет о полюбовном разрешении конфликта. Думаю, что если бы кто-нибудь снял фильм по моей истории, то его обвинили бы в нездоровом воображении.

МЖ: Мы знаем, что для того, чтобы добиться справедливости да и просто иметь средства к существованию, Вы были даже вынуждены продать свою квартиру в дорогом шестнадцатом квартале Парижа...

СЖ: Истории подобного рода разрушают вашу жизнь. Сначала мне показалось, что речь идет о некоем частном, моем, конфликте с работодателем и что мы сможем договориться. Но, в конечном счете, я поняла, что речь идет о государственном деле. Не могу не упомянуть по этому поводу бывшего министра бюджета Франции Жерома Каюзака (2012-2013), схваченного с поличным при переводе собственных средств в Швейцарию. Это том самый г-н Каюзак, который призывал наших сограждан потуже затянуть пояса из-за неблагоприятной финансовой конъюнктуры! Тот самый человек, который поднял на щит свою программу по борьбе с утечкой капиталов за рубеж! И вот этот человек открывает в моем банке собственные незаконные счета в Женеве! Вы понимаете, что масштабы этого расследования далеко выходят за пределы моей личной судьбы. Я была обыкновенной служащей, матерью семейства - не более того! И вот тут я столкнулась с машиной, не ведающей усталости и жалости, перемалывающей Вас... Когда я покинула мой банк, я была в депрессивном состоянии, и мне было сложно из него выйти. А потом я неожиданно оказалась в сфере внимания СМИ. Начиная с 2013-ого г. я стала известной персоной во Франции. Но в результате моей деятельности я получила волчий билет в профессии: ни один банк больше не желал иметь со мной дела!

МЖ:  Не хотелось бы задавать Вам навязчивые вопросы, но все же: почему Вы на это пошли, подставившись под удар, бросив в топку собственную карьеру, растратив все свое достояние и скомпрометировав собственное профессиональное будущее? Вы же понимаете, что Вы, в том числе, возможно, и жизнью рисковали!

СЖ: Можно по-разному ответить на этот вопрос... Сначала я думала, что столкнулась только с UBS. Мне казалось, что, соблюдая закон, следуя статьям Уголовного и Административного Кодексов, я смогу чувствовать себя под защитой. Но я поняла, что само государство и не соблюдает, в первую голову, собственные законы. Служащие же банка стали доказывать, что я все придумала. Мне пришлось столкнуться со сговором первых лиц ряда отраслей - банка, высшей администрации страны, СМИ... Ровно 3 года назад я узнаю, что г-н Московиси, министр финансов Франции (2012-2014), назначает в состав Счетной Палаты, занимающейся банковским аудитом, представителя французского филиала моего бывшего банка UBS. Так что с 2012-ого г. я без работы. Все мои накопления окончились. Мой бывший банк подал на меня в 2010-ом г. в суд за клевету, чтобы заткнуть мне рот. Они проиграли процесс. Я подала встречный иск, возбудив дело за преследования против меня. Я выиграла. Они были приговорены к небольшом штрафу - где-то 30 тысяч евро. Сами банкиры делают вид, что ни в чем особом они не замечены. Кстати, в 2007-ом году они уже были приговорены к миллиарду долларов штрафа за незаконные сделки в США. 2 года назад они оплатили штраф в Германии на общую сумму в 300 миллионов евро за аналогичный проступок. Самое интересное, что они каждый раз уходят от правосудия, идут на полюбовное решение вопроса и, согласно показаниям швейцарских граждан, банкиры всем рассказывают, что ни разу не были приговорены по решению суда. Так что если в первом квартале 2017-ого года во Франции состоится такой процесс, то это будет большая премьера! Но, к сожалению - и г-н Сапэн (министр финансов и государственных счетов с 2014-ого г.), сражающийся против утечек капитала, это хорошо знает - по нашим законам, банки могут идти на сделку и уплачивать штраф еще до передачи дела на рассмотрение суда и вынесения определения.

МЖ: И именно так Вы и пришли к политической карьере и стали одним из руководителей партии "Вставай, Франция!" Вы - глава комитета поддержки этой умеренной правой партии, входящей в Альянс за прямую демократию европейских партий. Мы помним, что президентом партии является Николя Дюпон-Эньян.

СЖ: Да, все именно так и есть. Только наша партия выступает за людей, желающих бороться с финансовыми преступлениями. Я удивлена сговором на уровне Парламента и Сената Франции. Иначе как объяснить деятельность таких господ, как Каюзак и Московоси? Только сейчас я поняла, насколько наша страна подвержена коррупции.

МЖ: Можно ли сказать, что в Вашей политической деятельности Вы, в какой-то степени, вдохновляетесь голлистскими идеями?

СЖ: Эти идеи я впитала с молоком матери. Часто говорят о политической идеологии. Но не это важно в моих глазах. Гораздо более страшно наблюдать за тем, как наша страна вошла в затяжное пике... Как постепенно пропадают наши ценности. Я - мать. Я вижу, как уходят, пропадают наши устои, как нам не удается передавать их новому поколению, как постепенно у нас воцарилось царство лжи...

МЖ: Один французский политик мне сказал, что самое страшное - это не узнавать себя в своих детях. Я понимаю, что Вам бы хотелось, чтобы молодые французы тоже были бы носителями тех идей, которые, в свое время, сделали Францию центром притяжения и великой страной.

СЖ: Мы в нашей партии пытаемся объединить всех разделяющих наши идеи. Мы хотим, чтобы наши сограждане более заинтересованно  относились к своему будущему и будущему своих детей. Николя Дюпон-Эньян интересуется проблемой коррупции на верхах, которую, в частности, вскрыла моя история с Швейцарским Союзом Банков (UBS). Наша партия "Вставай, Франция!" выступает за честных людей, пусть и не входящих в высшую политическую Лигу, за тех которым дорога наша страна.

Выпускник общевойсковой Военной Академии Франции Сен-Сир Кзавье Моро уже много лет живет и работает в России. Он – известный у себя на Родине политолог, писатель и член Торгово-Промышленной Палаты Франции. Кзавье также активно участвует в политической жизни своей страны. В частности, в ноябре с.г. он представлял кандидатов от правого блока французских партий, приехавших в Россию в рамках их избирательной кампании. Как человек, глубоко погруженный в дипломатическую и деловую составляющие франко-российских отношений, господин Моро имеет свой оригинальный взгляд на предстоящие Франции президентские гонки и на возможную политическую и экономическую программы реформ фаворита этой избирательной кампании Франсуа Фийона. В интервью Кзавье Моро дает также оценку возможному будущему франко-российских деловых отношений.

 

«МЖ»: что Вы думаете по поводу диалога между Владимиром Путиным и Франсуа Фийоном, победителя праймериз право-центристского блока и, возможно, будущего Президента Франции.

КМ: Надо подчеркнуть, что в эпоху 5-летнего президентского мандата Николя Саркози, Ф.Фийон был премьер-министром. Этот период был весьма плодотворным для франко-российских промышленных отношений. Достаточно вспомнить хотя бы о подписании договора по «Мистралям». Относительно последовавшего за ним периода правления Франсуа Олланда, это как день и ночь! Естественно, что произошло сближение Фийона с Путиным, хотя, конечно же, в международных делах о дружбе речи не идет. Ни Владимир Путин, ни Франсуа Фийон не выступают субъективно и лично от себя, как физические лица, но представляют страны, которые, исходя из их исторических отношений и их географического положения, должны найти общий язык, так как это крайне важно для безопасности Европы и ее процветания.

«МЖ»: Здесь у нас выступал недавно Дени Плювинаж, Ваш коллега. Он, в частности, выступал за сохранение Францией ее роли хранительницы равновесия, поддержания в Европе стабильности. Сегодня многие думают, что именно эту политическую линию и может воплотить Франсуа Фийон. Что Вы об этом думаете?

КМ: Согласен, но с небольшой оговоркой: думаю, что такова роль Франции не только относительно России, но и с США, и с Китаем. Теперь, например, когда Трамп стал президентом, возможно, Россия решит несколько изменить свою политику, полагая, что она будет иметь дело не с откровенным противником, как в эпоху Обамы или как было бы, в случае избрания Клинтон, но с более мирным политиком. А это может вызвать, в свою очередь, реакцию у Китая, который может быть обеспокоен сменой российского курса. Так что и в этом случае, и в других Франция должна будет поддерживать равновесие в мире. А Париж должен оставаться привилегированным местом проведения международных переговоров. Наша цель – избегать любых обострений международного положения, через которые мы уже прошли.

«МЖ»: Существует такая тенденция – представлять Францию, умаляя ее достоинство, подчеркивая определенную утрату ее суверенитета. Хотя Франция по-прежнему постоянный член СовБеза ООН, у нее сильнейшая в Западной Европе армия, сильный военно-морской флот, независимый ядерный щит, кстати, не переданный под объединенное командование НАТО. То есть речь идет о развитой стране, с собственной космической программой и собственной информатикой в отличие от других стран Западной Европы, где цифровые технологии отданы на откуп американцам. Возвращаясь к началу вопроса - сумеет ли, с Вашей точки зрения, Франсуа Фийон восстановить былое величие Франции, заставить другие народы вновь поверить в ее большой потенциал?

КМ: В Вашем вопросе содержится сразу несколько под-вопросов. Я считаю, что вхождение в объединенное военное командование НАТО не имеет такое уж самодовлеющее значение. Мы так или иначе были в НАТО! Думаю, что это стоило нам дорого – где-то около 12 миллиардов евро, потраченных впустую. Речь идет о необходимости для Франции вообще выйти из НАТО, как этого и хотел генерал Де Голль. Тогда, когда он это проделал в 1963-ем году, это имело большой смысл, так как на территории Франции на тот момент присутствовали 183, насколько мне помнится, американские военные базы. Мы их закрыли тогда и избавились от их ядерного оружия. Вопрос о том, чтобы просто покинуть организацию, окончательно изжившую себя. И не платить за наших генералов, шастающих со своей свитой по Норфолку. Нам надо построить европейскую систему обороны.

Удастся ли это сделать Франсуа Фийону? Надеюсь, что да! Надо надеяться! В его программе я этого не читал, но, возможно, он придет к тем же самым умозаключениям, что в свое время и генерал Де Голль. Вы знаете, когда генерал Де Голль пришел к власти, он вовсе невраждебно относился к НАТО. Он попытался даже реформировать Альянс до того, как принял решение о выходе Франции из него. Он пытался добиться передачи управления Югом Европы в рамках этого блока в руки Парижа. А потом, как он это и заявил в своей речи в момент выхода из НАТО, он понял, что американский авантюризм – опасная вещь, а также что НАТО нельзя реформировать. Он также заявил, что советская угроза значительно уменьшилась и что он более не видит смысла в агрессивном Альянсе. По тем же причинам, думается, нам надлежит выйти из этого блока сегодня. Я подтверждаю, что американский политический авантюризм опасен для Европы и что никакой русской угрозы на сегодня уже нет! Кроме того, НАТО нам обходится в копейку. Так что пора нам уже покинуть эту структуру, что позволит нам приступить, наконец, к строительству правильных отношений с Россией. Для меня НАТО – старая рухлядь! Кстати, все историки согласны с тем, что Первая Мировая война началась именно из-за автоматического включения в конфликт стран-участниц различных военных альянсов. Именно по этой причине министр Талейран враждебно относился к идее военных союзов, которые он считал дикостью. На самом деле, НАТО – это реликвия времен Холодной войны и даже более того, его корни уходят в XIX век. Так что, так или иначе, он обречен на исчезновение, хотя сейчас трудно точно предсказать, когда это произойдет. И я хотел бы, чтобы Франция стала первым государством, которое покинет его.

«МЖ»: Думаю, что Вы правы. Так как, согласно той информации, которой я располагаю, когда в Чехии провели опрос общественного мнения, пойдут ли граждане воевать в том случае, если в рамках НАТО будет атакована другая страна, то большинство населения ответило «нет». Во Франции результаты опросов были схожими: французы готовы воевать за свою территорию, но не за другие страны – не за Венгрию, не за Прибалтику и т.д.

КМ: Во всяком случае, 5-ая статья Устава НАТО мало сковывает страны-участницы. Согласно этому пункту соглашения, каждое государство самостоятельно выбирает, в каком виде оно будет оказывать помощь стране, подвергшейся агрессии. Можно даже ограничиться декларативными действиями. Но все же все это достаточно серьезно. Если, к примеру, завтра Эстония обвинит Россию в бомбежке своей территории, то мы автоматически окажемся ангажированными в этот альянс, хотя мы и знаем, что прибалтийские государства и Польша – политически нестабильные страны и что они готовы пойти на что угодно против России. В частности, это относится к Прибалтике, которая притесняет значительную часть собственных русскоязычных жителей, лишенных всех прав. Так что нам вовсе не улыбается мысль находиться в Альянсе с автоматическим запуском сценария при том, что в этом блоке находятся прибалтийские страны. Это может даже стать опасным для самой Франции! Если же Прибалтика решила повоевать с Россией – в добрый час! Но давайте вы это будете делать без нас! Нам это неинтересно!

«МЖ»: НАТО, кстати, также еще и хороший насос по выкачиванию средств из богатых западных стран в пользу бедных восточно-европейских родственников. В той же Прибалтике подавляющее большинство населения трудоспособного возраста выехало на заработки в ту же Западную Европу. Военные же базы служат источником жизненных доходов для многочисленных граждан этих государств. Так что российская угроза превращена в некий экономический фактор.

КМ: Да, все это гротескно!

«МЖ»: Но все же считаете ли Вы, что Фийон будет рассуждать, согласно Вашей логике?

КМ: Будущее покажет. Думаю, что если ему хватит смелости запустить свои экономические реформы, то сближение с Россией пройдет гораздо более гладко. Во всяком случае, мы уже выиграем в том смысле, что над нами более не будут довлеть американцы, как сейчас. Вот, например, наш банк «Париба» имел сделки с Ираном. Американцы наложили санкции. Мы – нет! Но нам пришлось заплатить штраф в размере 9 миллиардов долларов. Причем Манюэль Валльс никак не отреагировал на ситуацию. У нас отобрали крупнейший промышленный холдинг «Альстом Турбин», а французское правительство это молча проглотило! Когда болгары должны были построить «Южный поток», то МакКейн прогулялся в эту страну, сформулировал ряд угроз, и болгары отказались от проекта и т.д. Так что если мы избавимся от этого давления, то Франсуа Фийону будет гораздо удобнее править страной и применить свою программу во имя достижения суверенности, как он это и заявил в своей речи, при вступлении в избирательную кампанию.

И если США выйдут из игры, то противником Франции в Европе становится Германия. Так что если Парижу придется политически уравновесить Берлин, то история нас учит, что Россия представляет великолепную альтернативу для нас. Думаю, что Франсуа Фийон – реалист. Вы знаете, я не голосовал ни за Николя Саркози в 2007-ом, ни за Франсуа Олланда в 2012-ом. Но когда их избрали, я сказал: «Ладно! Они теперь облечены президентскими регалиями, так что посмотрим, что они будут делать!» Также я отношусь и к Франсуа Фийону, с той только разницей, что значительная часть его программы мне нравится.

«МЖ»: Получается, что Вы проявляете политический прагматизм, как и Иван Бло. Он считает, что французы по духу своему центристы. Они не любят крайности, экстремум, харизматических лидеров, указывающих им путь к вершинам коммунизма.

КМ: Соглашусь с этим высказыванием. Тем более, что Иван Бло знает, о чем говорит. Мне все же не нравится термин «центрист». Для меня это отдает левым направлением. Поставим тут точки над «и»! Но что правда то правда: французы – мирный народ, очень трудовой и думаю, что крайности нам не подойдут. Это очень хорошо видно хотя бы потому, что всякие там популисты с пеной у рта редко превышают во Франции 20%-ный барьер на президентских выборах. Мы старая нация и давно живем – много чего видели. Франсуа Фийон – умеренный буржуазный политический деятель. Хотя ничего плохого в этом нет.

«МЖ»: Вернемся к франко-российским отношениям. Вы хорошо знаете это измерение. Вы знаете деловые французские круги, присутствующие в России. Например, «Рено» сначала колебался, но в результате, все же стал мажоритарием в Тольятти. И предприятие стало возрождаться. Тот же СИФАЛЬ способствует развитию отношений между Францией и Россией в области мирного атома. Примеров множество. Ваш комментарий?

КМ. Прежде всего, мы должны вернуться к тому положению, которое было до прихода к власти социалистов. И для коммерческих отношений, и для военного сотрудничества это было бы идеальным решением вопроса. Но мы быстро убедимся в том, будут ли вещи развиваться по такому сценарию. Если Франсуа Фийон станет президентом в мае следующего года, то в январе 2018-ого г. наступит время возобновления санкций против России. У него будет чуть более полугода. Мы быстро увидим - способен ли он противостоять… думаю, прежде всего, Германии по этому вопросу. С учетом избрания Дональда Трампа, думаю, что Америка к этой ситуации интереса проявлять не будет. Думаю, что Фийон сумеет быть сильным лидером, но мы это скоро увидим собственными глазами.

«МЖ»: Переходя к менее политическим вещам и к более сокровенной ноте. Владимир Путин присутствует на официальных религиозных служениях по случаю Рождества и Пасхи, выстаивая 4-5 часов на ногах. Франсуа Фийон известен, как католик. Но способен ли он сделать из этого некий политический фактор своего правления?

КМ: Мы знаем, что он католик и что он, например, осуждает практику абортариев. Но он не собирается пересматривать закон Жискара Д’Эстэна, признавшего за женщинами право на прерывание беременности. В том, что касается права гомосексуалистов на заключение браков, он пока собирается хотя бы ограничить право таких пар на усыновление детей. Но, к сожалению, не собирается отменять само право таких индивидов на брак. Думаю, что его светскость все-таки более походит на систему взглядов, подобающую главе государства. В моих глазах, Россия – идеальная светская модель. Да, в западном христианском мире произошло разделение Церкви и Государства. Кстати, во Франции это относится к григорианской реформе, которой уже тысяча лет. То, что произошло в 1905-ом г. касалось только окончательного разграничения Церкви и Государства (прим.ред. До 1905-ого года приходские священники получали вспомоществование от государства). Там был ряд законов, принятых людьми, которые все были христианами. Речь шла о сведении счетов между различными политическими элитами и Церковью. У Вас произошло то же самое в эпоху большевистской революции. В дальнейшем вы опять стали православной державой. Для вас это также естественно, как для Франции быть католической страной. Франция - это не только вкусная колбаса, красное вино и Версальский замок. Франция – прежде всего, католическая страна. Каждый француз не обязан быть католиком, но дух страны – католический! Речь идет о нашей системе ценностей, о нашей международной системе отношений, о нашем обществе. Так было всегда вплоть до того момента, когда социалисты решили избавиться от всего нашего культурного и исторического наследия. Мы глубоко католическая страна, но с разделением духовного авторитета и светской власти, в лучшем духе «Князя» Макиавелли.

Мне кажется, в России та же форма светской власти. Безусловно, Церковь всегда может высказаться по тому или иному поводу, будь то по поводу социальных отношений или организации жизни общества в целом… Но в то же время Церковь не участвует в заседании Кабинета министров и не присутствует в международных государственных отношениях. Она также не занимается экономикой Государства Российского.

Думаю, что Франсуа Фийон – единственный кандидат со здоровым и мирным взглядом на отношения между Церковью и Государством во Франции. У Национального Фронта истеричный и агрессивный взгляд на эту проблему. Тот же Флориан Филиппо (Прим. ред.: заместитель Марин Ле Пен) заявил, что желает запретить ношение чадры, кипы и больших крестов поверх одежды. То есть он решил уравнять насильственно всех. Но мы-то знаем, что такие кресты носят панки и прочие маргиналы. В любом случае Национальный Фронт пытается уравнять все религии. Но это абсолютно ненормально, так как католицизм занимает совершенно особое место в нашей стране. Так что если бы кому-то взбрело в голову носить большой крест, то это должно рассматриваться, как абсолютно законная вещь! Но в отличие от России, в современной Франции существует религия атеизма. Это государственная воинствующая антихристианская религия. История с крестами достаточно хорошо вскрывает эту проблематику.

«МЖ»: Думаете ли Вы, что мы в скором времени увидим Франсуа Фийона в Москве?

КМ: Думаю, что это войдет в обязательную часть его программы - посещения великих столиц мира. Мы его должны увидеть в Пекине, Москве, Вашингтоне, возможно, Берлине, Лондоне в ходе его избирательной кампании, то есть еще до президентских выборов.

Франция хранит мировое равновесие

Четверг, 01 Декабрь 2016 14:50

 

Эймерик Шопрад - не только евродепутат, но и преподаватель ряда европейских вузов. Не так давно он подписал контракт о преподавании геополитики и геостратегии в Московском Государственном Университете им. Ломоносова. В качестве евродепутата, он считает, что, в отличие от Германии, Франция является естественным союзником России, так как не имеет с ней общих границ. Главное, это поддерживать многополярный мир и равновесие, считает Шопрад. Россия привлекает его, как континентальная держава, не практикующая насильственную политику, а лишь отвечающая на проявления американского империализма. Это некая константа, присущая политике Москвы. Шопрад верит в победу умеренных правых на следующих президентских выборах во Франции. Он убежден, что, к сожалению, Марин Ле  Пен не имеет ни команды, ни программы, чтобы править страной. А вот Франуса Фийон - мудрый политик, уже давно, в свою бытность премьер-министром в эпоху Николя Саркози, установивший доверительные отношения с российским руководством.

 

«Международная жизнь»: Почему Вас, евродепутата, заинтересовала Россия?

Эймерик Шопрад: Я занялся Россией еще до того, как пришел в политику. Я - специалист по геополитике. Ваша страна является центром великой цивилизации, породившей политиков, ученых, артистов… Кроме того, я - сторонник многополярного мира. Россия в нем занимает центральное место. Когда я стал геополитиком и преподавателем, я понял, что США давит на мир, а Россия помогает удерживать равновесие. Также я верю в то, что Франция поддерживает некий баланс между Западом и Востоком. И это крайне важно  в эпоху великих социальных потрясений.

Я хорошо знаю теорию немецкой геостратегии, изучал труды Карла Хаусхофера, который обосновал немецкий империализм. Сегодня мы видим его наследников, немецких депутатов в Европарламенте, которые поддерживают политику санкций, направленных против интересов России и Германии. На самом деле, экономика Европы теряет миллиарды евро в этой ненужной для обеих стран конфронтации.

 

МЖ: Вы присутствовали в качестве наблюдателя на крымском референдуме…

Э.М.: Да, я один из немногих, кто предвосхитил ход истории. Я отправился туда даже вопреки мнению моей партии - Национального Фронта. Я присутствовал там во время победы в Симферополе и помню счастье людей, их искреннюю реакцию. Убежден, что благодаря Путину, этот регион будет развит. Там полно секторов, которые надо развивать и инвестировать в них.

На сегодня я вижу, что не только правый блок у нас, во французском Парламенте, но и левые, да и за океаном, тот же Трамп сказал в ходе избирательной кампании готовы  признать нынешнее положение дел по Крыму.

 

МЖ:  После Вас там побывала французская делегация во главе с Тьерри Мариани, а также совместно с его коллегами Жаком Миаром и Клодом Гоасгэном. Что Вы думаете о делегации итальянских депутатов, посетивших Крым после французов и предложивших подписать ряд договоров между итальянскими регионами и Крымом.

Э.М.: Франция - унитарная страна, а у Италии федеративное устройство. У них преимущество. Рад за них. А Тьерри Мариани передаю через Вас привет. Он мой друг. Кстати. Вы знаете, что мы уже голосовали в Национальном Собрании вопрос о снятии санкций. Мы все делаем для улучшения взаимопонимания между Францией и Россией.

Ведь не обязательно быть навеки в дружбе с Россией - достаточно понимать здраво свои интересы.

 

МЖ:  Что для Вас, евродепутата, означают события в Молдавии и Болгарии?

Э.М. : Я был в Приднестровье еще в 2007-ом. Когда я изучил тот регион, то понял, что Молдавия имеет только один вектор развития - это работа с Россией. Ересью является появление в этом регионе НАТО. После провала политической линии предыдущего руководства молдаване поняли, что у них есть только один шанс - это работа с Россией, что соответствует их геополитическому положению.

В отношении Болгарии, считаю, что избрание нового президента позволит нам, евродепутатам, еще с большей уверенностью работать против санкций. Уверен, что теперь новый президент Болгарии будет консультировать руководство ряда западных стран по вопросу необходимости снятия санкций.

 

МЖ:  Что Вы думаете по поводу избрания Дональда Трампа в США? Мнения европейских политиков и нового президента США по поводу России разошлись?

Э.М.: Я радуюсь победе Трампа, хотя и не знаю его лично. Знаю одно: Хиллари была опасна для мирового согласия. Она пыталась «дьяволизировать» Россию. Вижу, что Трамп пытается искренне выработать совместный подход для решения ближневосточной проблемы. Как дальше что будет, покажет время. Трамп - не просто догматик или прагматик. Он имеет некое видение ситуации и стремится к умиротворению и к сглаживанию острых углов.

Он, конечно, будет вынужден считаться и с оппонентами России - хотя бы Джоном Мак Кейном.  Думаю, что у Америки есть в политике некая константа и вряд ли Трамп способен произвести революцию в их внешней политике, но компромиссы он будет искать. Даже если просто исчезнет антироссийский настрой, уже будет хорошо.

Мне не представляется, что Трамп подобен Путину. Так как президент Путин - бесстрастный человек. Он долго думает перед тем, как  что-то сказать. Трамп - популистская и импульсивная личность, но он свободен финансово, так как богат и он не настроен антироссийски. Так что отношусь к ситуации с умеренным оптимизмом.

Когда Клинтон шла к власти, я очень волновался. Все понимают, что Россия - великая держава. И мир вооружен до зубов, так что нужно избегать провокаций.

 

МЖ:  К Трампу плохо и грубо отнеслись немцы. А министр иностранных дел Великобритании вообще заявил, что не будет ходить по определенным районам, чтобы не столкнуться с Трампом… Французское же руководство заготовило только одно поздравительное письмо - в адрес Клинтон.

Э.М.: Президенту Франции не хватает, как и многим его коллегам, профессионализма. Не надо оскорблять США, когда ты - лакей США. Я говорю провокационно, но надо называть вещи своими именами. Францией правят люди, утратившие всяческое достоинство. Мы все помним, что Олланд заявил, что подумает принимать ли Путина. Кто он такой, чтобы так говорить, когда Путин более популярен во Франции, чем он сам! Все это недостойно нашей великой страны! Но ветер перемен уже подул: вспомним о Брекзите и о Трампе. Будем надеяться и на перемены во Франции. Для французских социалистов наступил «полный Аустерлиц».

 

МЖ:  Как Вам представляются перспективы следующих президентских выборов во Франции?

Э.М.: Олланд утратил и достоинство, и доверие со стороны партнеров. То же,  касается ЕС, то есть тех, кто стремится к федерализму Европы, и тех, кто стоит за США. Но у нас во Франции, умеренная правая оппозиция никак не может договориться между собой - Жюппе или Фийон. Кроме того, у левых вообще ничего не понятно. Со стороны же Национального Фронта, мы наблюдаем полное единство. Я покинул эту партию, но там люди имеют крепкую внутреннюю дисциплину. И тем не менее, я покинул эту партию, потому что она, эта партия, не готова к власти. Даже если Марин Ле Пен и выиграет президентские выборы - во что я не верю - она не сумеет получить большинство в парламенте, так что Национальный Фронт не сумеет реально править и менять положение в стране.

Я вижу будущее во Франсуа Фийоне, готовом работать с Россией. Он имеет свою программу. Мы сейчас понимаем, что придется многое менять и в миграционной политике. К сожалению, тут много плохого сделала наша соседка Ангела Меркель  с политикой открытых дверей.

Я все же думаю, прежде всего, о своей стране. Для  меня это важнее всего. Я - суверенист, выступаю за равновесие и верю, что Франция и Россия будут работать вместе. Наша роль - быть хранителями равновесия. Речь идет о том, что Франция обладает большой военной мощью - будь то ВМФ или другие роды войск. Мы также мощная ядерная держава, производящая свое электричество почти целиком за счет АЭС. Для нас наша независимость - первостепенная задача.

 

Верю в победу Франуса Фийона. Его рейтинг высок как ни у кого. У него есть энергия, знание международных дел и опыт работы с Россией. Я, кстати, с ним в очень хороших отношениях. Франсуа Олланд не может работать на таких высотах, и Алэн Жюппе тоже.

 

Страница 1 из 2