facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 4:09

Ассоциация Украины с ЕС: расплата Киева

Среда, 13 Январь 2016 00:55 Опубликовано в События

В конце прошлого - начале нынешнего года Россия и Украина обменялись вполне ожидаемыми экономическими ударами в виде торговых ограничений, санкций и эмбарго. Только, если Россия пошла на эти шаги, защищая собственные интересы, то действия Киева сильно напоминают схему «назло родителям отморожу себе уши». Напомним, 1 января вступила в силу часть соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС, предполагающая создание зоны свободной торговли. 16 декабря 2015 года президент России Владимир Путин своим указом приостановил действие Договора о зоне свободной торговли между Россией и Украиной. Документ перестал действовать с 1 января 2016 года, когда свободная торговля стала возможной между ЕС и Украиной. publication.pravo.gov.ru В президентском указе говорится, что действие договора решено было прекратить "в связи с исключительными обстоятельствами, затрагивающими интересы и экономическую безопасность Российской Федерации". Российское правительство ранее неоднократно предупреждало, что соглашение Украины и ЕС несовместимо с режимом свободной торговли между Украиной и Россией. Президент Украины Петр Порошенко отреагировал на решение Москвы, заявив, что украинская экономика понесет значительные убытки из-за приостановки Россией договора о зоне свободной торговли. "Очень жаль, что сегодня президент Путин подписал указ о том, что Россия уходит от преференциального режима торговли в рамках СНГ. Украина понимает, что значат эти ограничения со стороны РФ, и ожидает вреда для украинской экономики, но мы готовы платить эту цену для того, чтобы быть свободными и независимыми", - с пафосом резюмировал украинский лидер.

Впрочем, Петр Порошенко откровенно лукавит. Здесь он говорит лишь о тех потерях, которые понесет его страна в результате свертывания торговых отношений с Москвой. И ничего не говорит об угрозах, которые несет для его страны вхождение в зону свободной торговли (ЗСТ) с ЕС. А они есть, и немалые. Во-первых, после внедрения углубленной и всеобъемлющей зоны свободной торговли (ЗСТ) с ЕС европейские товары могут вытеснить с украинского рынка национального производителя. Такой прогноз делает лидер Общественного движения «Украинский выбор» Виктор Медведчук. По мнению эксперта, ЗСТ с Евросоюзом работает не в интересах украинского товаропроизводителя. Судите сами: промышленное производство в марте 2015 года снизилось на 21,1% по сравнению с аналогичным периодом 2014-го. Президент Петр Порошенко признал, что в Украине остановилось каждое четвертое промпредприятие. Оптовая, розничная торговля, грузоперевозки демонстрируют спад. По итогам 2014 года украинский экспорт упал на 14%. Однако это была только прелюдия: уже в январе ― феврале 2015-го экспорт в Россию снизился на 62,3%, в Беларусь — на 54,5%, в страны ЕС (!) — на 33,3%. Мечта о великой украинской аграрной революции на необъятных европейских просторах развеялась как дым. А фермеры, которые еще год назад экспортировали львиную долю своей продукции в Россию, оказались у разбитого корыта: российский рынок для них потерян, европейский ― завоевать не удалось. Киев не смог нарастить поставки в ЕС даже в условиях действия автономных преференций для украинского экспорта. Поставки растениеводческой продукции, которая действительно могла бы конкурировать на европейском рынке, ограничены смехотворными квотами. Например, уже на начало марта 2015 года Украина исчерпала годовые квоты Евросоюза на экспорт кукурузы, меда, а также яблочного и виноградного соков. О восстановлении былого потенциала высокотехнологичных отраслей речь даже не идет. Украина уверенно превращается в сырьевой придаток Запада, экспортируя за рубеж железную руду и металлопрокат, кукурузу и рапс. Авиация и судостроение, космическая инженерия и высокоточное приборостроение находятся в упадке, и без российских заказов у этих отраслей нет шансов на восстановление. Разрыв торгово-экономического сотрудничества с РФ стал стратегическим проигрышем Украины. vybor.ua Во-вторых, выбор Киева в пользу беспошлинной торговли с Европейским союзом лишает Украину как традиционных рынков СНГ, так и западных инвестиций, считает министр экономики в теневом правительстве «Оппозиционного блока» Евгений Мураев. По его словам, взаимоотношения с Европейским союзом не привели к получению каких-либо бонусов и преференций для украинской экономики. Кроме того, обещанные инвестиции так и остались на бумаге. Для модернизации национальной экономики, а также повышения конкурентоспособности товаров и приведения их в соответствие с европейскими стандартами необходимы сотни миллиардов евро. «Если учитывать ситуацию, сложившуюся в правовом поле, Киев не получит иностранные инвестиции долгие годы, поскольку ни один инвестор при такой системе налогообложения и отсутствии права на Украине как такового не будет вкладывать деньги в такое государство», — пояснил эксперт. ukraina.ru В-третьих, сейчас присоединение Украины к ЗСТ с ЕС обсуждается, как вполне свершившийся факт. Но, как говорится, есть нюанс. Под названием - Нидерланды. 6 апреля здесь состоится референдум относительно зоны свободной торговли с Украиной. Данный плебисцит носит консультативный, а не обязательный характер. Однако, в правительстве обещают учесть его в принятии окончательного решения. И этот референдум очень беспокоит власти ЕС. Президент Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер заявил, что негативные результаты нидерландского референдума по ассоциации Украина-ЕС, могут «вызвать кризис сообщества». Политик отметил, что Еврокомиссия не имеет права указывать голландцам, как им голосовать, а сама она не очень популярна в Нидерландах, но подчеркнул, что готовящийся референдум имеет европейское значение. «Я хочу, чтобы голландцы поняли, что этот вопрос выходит за рамки голландского интереса. Я искренне надеюсь, что они не скажут «нет» по причинам, которые не имеют ничего общего с Соглашением», – сказал Юнкер. «Я не верю, что голландцы скажут «нет», это откроет дверь для крупного континентального кризиса. Россия пожнет плоды легкой победы», – добавил глава Еврокомиссии. nrc.nl

И, наконец, главное. Ассоциацию с ЕС украинский президент Петр Порошенко преподносит как свою колоссальную победу и очередной шаг на пути евроинтеграции. Но вся шумиха рассчитана исключительно на внутреннюю, и, к сожалению, не самую понимающую суть происходящего аудиторию Украины. На ЗСТ с Украиной в Европе смотрят совсем по-другому. Премьер министр Голландии Марк Рютте объяснил это в интервью (по поводу председательства его страны в ЕС) «Евроньюс» с предельной прямотой и цинизмом: «… будучи торговой нацией, мы сможем заработать много денег, когда будет налажена свободная торговля с Украиной… Некоторые думают, что это первый шаг ко вступлению в ЕС, но это не так. У нас имеются Соглашения об ассоциации со странами Центральной Америки, Ближнего Востоке, и они не подают заявки на членство. Может быть, на вступление в песенный конкурс “Евровидения”, но не в Европейский Союз». ru.euronews.com

В общем, цена, которую Киев заплатит за реализацию амбиций ряда своих политиков, может оказаться не просто огромной, а непомерной и разрушительной.

В Германии пригрозили ввести санкции против Польши

Понедельник, 11 Январь 2016 13:49 Опубликовано в События

В рядах Европейского союза в первые же дни нового 2016-го года укрепилась тенденция углубления внутренних противоречий и увеличения числа линий противостояния и расколов. Наиболее показательным и одновременно опасным для единства ЕС представляется рост противоречий между Польшей и Германией. В данном контексте следует учитывать, во-первых, лидирующие финансово-экономические позиции Берлина, а во-вторых – традиционное стремление Варшавы играть руководящую политическую роль в регионе Центральной и Восточной Европы в рамках, в том числе, посредством таких инструментов, как «Вишеградская группа» и «Восточное партнерство».

Противоречия между Германией и Польшей вызревали последние годы медленно, но верно. Важной вехой в этом плане стала как раз инициированная Польшей и Швецией программа «Восточное партнерство». Она изначально рассматривалась в качестве альтернативы приему в ряды Евросоюза новых членов и одновременно как средство держать под контролем постсоветские государства на западных и юго-западных границах России. Проект программы был впервые представлен совместно польским и шведским внешнеполитическими ведомствами в мае 2008 года, а сама идея принадлежала лично министру иностранных дел Польши Радославу Сикорскому.

Германия (а также Франция) изначально отнеслись к данной программе весьма скептически, поскольку опасались, что ее участники будут трактовать ее формат расширительно. Иными словами – рассматривать «Восточное партнерство» как гарантии со стороны руководства Евросоюза и ведущих стран-членов ЕС на перспективный прием в ряды этой организации постсоветских республик – в первую очередь, Украины. В Берлине не скрывали, что германское руководство вполне устраивает ситуация, при которой шесть стран-участниц программы «Восточное партнерство» (Азербайджан, Армения, Белоруссия, Грузия, Молдавия и Украина), «у многих из которых сложные отношения с Москвой», не только не входили бы в Евросоюз, но и имели «мало шансов вступить в него в обозримом будущем» (bbc.co.uk).

Польша же изначально исходила из того, чтобы превратить данную программу в своеобразный «трамплин» для ускоренной реализации курса на расширение Евросоюза в восточном направлении. («Eastern Partnership» could lead to enlargement, Poland says // EU Observer, 27.05.2008)  В Варшаве в этой связи апеллировали, в частности, к немецким историческим проектам, в том числе к разработанной в начале XX века Фридрихом Науманом концепции так называемой «Срединной Европы». Последняя понималась как совокупность германских земель, призванных войти в «полную экономическую зависимость от Германии» и охватывала территорию тогдашней Австро-Венгрии и значительные части соседних государств. (Naumann F. Mitteleuropa. Berlin, 1915)

С развитием нынешнего кризиса на Украине различия в подходах Берлина и Варшавы к постсоветскому пространству и принципам взаимодействия с Россией не только не ослабли, но лишь углубились. А в последние недели на них «наложились» неоднозначные тенденции на польской внутриполитической сцене. Новый президент страны Анджей Дуда (избранный при поддержке правящей партии «Право и справедливость» Ярослава Качиньского) предпринял ряд шагов, которые в Берлине расценили как шаги в направлении авторитаризма. Речь идет о подписанных поправках в закон о средствах массовой информации, которые позволяют правительству снимать и назначать руководителей общественных вещателей по своему усмотрению. Кроме того, министр финансов Польши получает право назначать новый состав руководства того или иного издания «до внедрения новой организации государственных СМИ», и он же получает право «адаптировать» уставы государственных средств массовой информации для того, чтобы они соответствовали предполагаемой поправке.

Данные положения подвергли критике на только польские журналисты, но и Европейский вещательный союз, Европейская федерация журналистов и организация «Репортеры без границ», заявившие, что речь идет о неприемлемом для европейских ценностей усилении государственного контроля над средствами массовой информации.(ria.ru)

Кроме того, также подписанные президентом Дудой поправки к закону о Конституционном суде предусматривают, что данный орган, состоящий из 15 судей, будет принимать решения двумя третями голосов против обычного большинства, как ранее. Это способно полностью парализовать его работу – опять-таки в интересах исполнительной власти. Более того, Конституционный суд лишается права самостоятельно прекращать полномочия судей, и сможет отныне лишь направлять соответствующий запрос в Сейм (нижнюю палату парламента Польши).

В ответ на действия польских властей в Германии впервые в новейшей истории Евросоюза на высшем уровне заговорили о введении против Польши полномасштабных санкций. В частности, глава входящей в правящую коалицию фракции ХДС/ХСС в бундестаге Фолькер Каудер заявил, что страны ЕС должны «найти мужество для санкций, если будут установлены нарушения европейских ценностей». «Польское правительство должно знать, что в Европе нельзя нарушать некоторые фундаментальные ценности», - добавил он. Председатель блока ХДС/ХСС в Европарламенте Херберт Реуль также поддержал введение экономических мер против Польши, «если политический диалог не даст результатов».

Скандал уже вышел на уровень Европарламента – который намерен обсудить «польский вопрос» на пленарном заседании 19 января. Глава Европарламента Мартин Шульц заявил в этой связи, что политические преобразования в Польше «противоречат базовым европейским ценностям». Польские власти «рассматривают свою победу на выборах в качестве мандата на подчинение государственного благополучия воле победившей партии» - подчеркнул Шульц (к слову, также представляющий Германию). (ria.ru)

Однако у разгорающегося буквально на глазах германо-польского конфликта имеется еще одной измерение – и связано оно со стремлением польских властей создать блок центральноевропейских стран, а также Великобритании под лозунгами выработки общих подходов к решению проблемы беженцев.  По данным германской газеты Tagesspiegel, президент Венгрии Виктор Орбан и лидер партии «Право и справедливость» Ярослав Качиньский провели 6 января в городке Недзица на юге Польши шестичасовую закрытую встречу, посвященную «актуальной политической ситуации в Европе», а более конкретно – выработке общей линии «в борьбе против общеевропейских квот беженцев и позиции для переговоров с британским премьером Дэвидом Кэмероном». (tagesspiegel.de)

А в качестве ключевого элемента предстоящего торга может выступить согласие руководства Польши на размещение в стране на постоянной основе военной базы Североатлантического альянса. По словам министра обороны страны Антония Мачеревича, данный вопрос будет обсуждаться на предстоящем 8-9 июля саммите НАТО в Варшаве. В настоящее время в отношении Польши действует правило германского вето, позволяющее Берлину блокировать размещение на польской территории военных баз США и НАТО. «На саммите в Варшаве будет принято решение, является ли Польша нормальным, равноправным членом НАТО, и действуют ли по отношению к ней такие же нормы, как и по отношению к Германии, Франции, Бельгии, Нидерландам и другим странам, или же нас рассматривают как государство второй категории» - уже пообещал министр Мачеревич.

По имеющейся информации, в Берлине рассматривают вышеуказанные шаги Варшавы как попытку подорвать политику Германии в вопросах приема беженцев (в частности, систему квотирования), и объединить против Берлина различные страны и политические круги в том числе радикально-националистического толка. Это дает основание прогнозировать не только дальнейшее обострение противостояния по линии Берлин-Варшава, но и возможное смягчение позиции федерального канцлера Ангелы Меркель в отношении России и российской позиции по Украине и другим актуальным международным проблемам.

Безвизовый режим между Украиной и ЕС, скорее всего, станет жертвой антимиграционных настроений в европейских странах. Но даже если визы будут отменены, это вовсе не означает, что украинцы будут пользоваться неограниченной свободой передвижения.

Заявление Еврокомиссии о возможности введения безвизового режима между Украиной и ЕС вызвало немало вопросов у Deutsche Welle.

Еврокомиссия 18 декабря обнародовала окончательную версию доклада, в котором заявила о выполнении Украиной всех требований для перехода к безвизовому режиму с ЕС. В начале 2016 года она представит рекомендацию о внесении соответствующих изменений в визовый регламент Евросоюза.

Опрошенные DW эксперты полагают, что среди стран Евросоюза нет единства по этому вопросу и либерализация визового режима с Украиной будет приостановлена на уровне Совета ЕС. “Вопрос визовой либерализации с Украиной может стать заложником политических сил внутри ЕС, которые связывают его напрямую с миграционным кризисом”, — прокомментировал глава киевского отделения Фонда имени Фридриха Эберта Штефан Мойзер.

Так, недавно министр внутренних дел Баварии Иоахим Херманн резко раскритиковал намерение Еврокомиссии отменить визовый режим с Украиной. “Европа не должна повторять ошибки, совершенные с либерализацией визового режима для стран Западных Балкан, а, наконец, всерьез позаботиться о безопасности европейских границ”, — заявил он.

Глава брюссельского отделения исследовательского центра Open Europe Питер Клеппе полагает, что Еврокомиссия опережает события. “У нее нет безусловной поддержки со стороны населения или даже поддержки среди государств [ЕС], чтобы предоставить Украине безвизовый режим”, — сказал он.

Кроме того, как отмечается в еще одном материале Deutsche Welle, отмена виз не означает неограниченной свободы передвижения.

Так, жителям Молдавии, с которой Евросоюз установил безвизовый режим, необходимо иметь биометрический паспорт, который будет действителен не менее трех месяцев после окончания поездки. Такой паспорт стоит около 200 евро — приблизительно 25-40% средней зарплаты в Молдавии. При пересечении границы ЕС могут все равно потребоваться дополнительные документы: приглашение принимающей стороны, авиабилеты, доказательства финансовой состоятельности.

Трудовая деятельность без разрешения на работу в большинстве стран ЕС не допускается. Кроме того, не позволяется находиться на территории ЕС свыше 90 дней в каждом полугодии. А для поездки в некоторые европейские страны, например Великобританию или Ирландию, все равно придется получать визу.

При этом полагать, что безвизовый режим укрепит проевропейскую позицию Молдавии, — значит принимать желаемое за действительное, говорится в статье. Реформы в стране застопорились, страна находится в затяжном политическом и экономическом кризисе, а проевропейские партии уступают пророссийским.

http://www.pravda-tv.ru

Линии раскола в «единой Европе»

Понедельник, 21 Декабрь 2015 16:49 Опубликовано в Аналитика

Завершившийся в Брюсселе итоговый в 2015 году саммит Европейского союза был призван продемонстрировать единство этой организации перед лицом актуальных вызовов и угроз – в том числе проблемы беженцев и активизации международного терроризма. Однако демонстрации единства не получилось. Более того – явственно проявились прежние и обозначились новые линии противостояния как в самой «единой Европе», так и в плане взаимоотношений США и ЕС.

Ключевыми узлами противоречий остаются три тесно связанных друг с другом вопроса: пути решения проблемы беженцев, борьба против террористов из запрещенной в России организации «Исламское государство» и собственно политика Евросоюза на российском направлении. То, что все эти вопросы следует решать в комплексе при активном участии самой России, сомнений не вызывает. И Москва готова к подобному сотрудничеству. Как подтвердил в ходе своей большой пресс-конференции президент России Владимир Путин, «для того чтобы эффективно решать стоящие перед нами задачи в сфере борьбы с террором, мы должны объединять усилия, а не растаскивать имеющиеся у нас возможности». «Мы все должны объединить усилия в борьбе с террористическими организациями, как бы они ни назывались и какими бы лозунгами они ни прикрывали свою деятельность» - подчеркнул российский лидер. (kremlin.ru)

Однако на практике происходит иначе – и это касается не только действий США и новообразованной коалиции под неформальным лидерством Саудовской Аравии, но и политики европейских стран. Понадобились чудовищные теракты в сердце Парижа и еще несколько недель колебаний, чтобы французское руководство перешло к более внятной борьбе с ДАИШ –в частности, к нанесению ракетно-бомбовых ударов. Но что характерно – эти удары авиация Франции нанесла 15 декабря по позициям ДАИШ не в Сирии, а на западе Ирака в районе города Эль-Каим. «Рейд из десятка истребителей Rafale и Mirage 2000, несущих в том числе крылатые ракеты SCALP, был совершен с баз в ОАЭ и Иордании», - сообщило министерство обороны Франции. (defense.gouv.fr)

Нетрудно заметить, что активизация военных действий Франции в Ираке произошла на фоне информации о том, что власти Багдада заинтересованы в привлечении для борьбы с террористами ДАИШ российских ВКС. При этом другие европейские страны-члены НАТО не проявляют и подобной активности. Великобритания ограничивается скорее имитацией ударов, а Германия вообще не намерена выходить за рамки тылового обеспечения военно-воздушных операций. Понятно, что с неизбежным ростом террористической угрозы граждане европейских стран будут требовать от своих правительств более активных и слаженных антитеррористических действий. Однако те не могут пойти на это, поскольку преследуют в ближневосточном регионе собственные геополитические и экономические интересы, а кроме того, вынуждены считаться с Турцией – членом НАТО и плацдармом для новых сотен тысяч беженцев, направляющихся в Европу.

А здесь, в свою очередь, возникает вопрос к согласованному в середине октября Евросоюзом с Турцией так называемому совместному «плану действий» по сдерживанию потока мигрантов в Европу. Он, в частности, предполагает выделение Анкаре 3 млрд. евро на поддержание находящихся в Турции беженцев. Кроме того, Еврокомиссия предложила, чтобы корабли береговой охраны Греции и Турции совместно патрулировали восточную часть Эгейского моря. (faz.net)

Оба эти положения вызвали в рядах ЕС бурные дискуссии – учитывая финансовое положение дел в организации и нынешний «уровень доверия» в греко-турецких отношениях. Согласно имеющейся информации, ряд стран-членов ЕС выразили сомнения в обоснованности финансирования Турции, и руководству Евросоюза пришлось в кулуарах в ультимативном порядке потребовать от стран-членов принять совместный документ. Такой документ появился по итогам нынешнего саммита ЕС, и призвал ускорить разработку механизма предоставления Анкаре 3 млрд. евро на проекты по поддержке находящихся в Турции беженцев. (rbc.ru)

При этом вполне вероятно, что в самое ближайшее время Евросоюзу придется разговаривать с Анкарой не в категориях финансовой помощи, а языком санкций. Принятая 17 декабря (аккурат в первый день работы саммита ЕС) по инициативе России и США на уровне министров финансов (беспрецедентный случай в истории организации) резолюция Совета Безопасности ООН требует ввести санкции в отношении лиц или организаций, сотрудничающих с т.н. «Исламским государством», а также расширить «санкционные списки» в отношении ДАИШ и «Аль-Каиды». Помимо этого, Совбез ООН официально потребовал заморозки активов ДАИШ, а также запретил продавать группировке оружие. (un.org) Несмотря на все принимавшиеся ранее меры, террористы оказались «гораздо более успешными в получении ресурсов для осуществления своих отвратительных акций», – подчеркнул в своем выступлении перед членами Совета Безопасности генеральный секретарь ООН Па Ги Мун. (un.org)

По свидетельству постоянного представителя России при ООН Виталия Чуркина, принятая резолюция может привести к введению санкций против турецких компаний, замешанных в приобретении контрабандной нефти. (rbc.ru)

Если по Турции Евросоюзу пока удается сохранять хотя бы видимость внутреннего единства, то проблема квотирования приема беженцев уже перешла в судебные инстанции вследствие демарша Словакии. Премьер-министр этой страны Роберт Фицо вновь заявил, что считает квоты на мигрантов бессмысленными, а правительство направило в Европейский суд иск о признании недействительными соответствующих решений. В частности, речь идет об установленных в сентябре национальных квотах по приему и распределению между государствами-членами ЕС 120 тысяч беженцев. «Мы требуем, чтобы суд признал решение о введении обязательных квот недействительным… Я считаю эти квоты бессмысленными и технически невыполнимыми. Наши слова оправданы, квоты потерпели фиаско» - подчеркнул в этой связи словацкий премьер-министр. Помимо судебных процедур власти Словакии решили задействовать и чисто «заградительные» меры. Министр внутренних дел Роберт Калиняк заявил о намерении возвести стену на границе с Венгрией, чтобы помешать проникновению мигрантов на территорию страны. «Сюда не пройдет ни один беженец. Это я гарантирую», — подчеркнул он. (rbc.ru)

И здесь так же, как и в случае с французскими бомбардировками позиций ДАИШ в Ираке, присутствует скрытый смысл. Отношения между Словакией и Венгрией периодически обостряются вследствие стремления властей Будапешта оказывать поддержку венгерскому меньшинству, проживающему в Словакии. В частности, в августе 2009 года власти Словакии запретили въезд на территорию страны тогдашнему президенту Венгрии Ласло Шойому. Занимавший уже тогда пост премьера Словакии Роберт Фицо назвал планы лидера соседней страны «провокацией» и «нарушением международного права и суверенитета Словакии». А словацкий президент Иван Гашпарович намекнул, что венгерский президент «с удовольствием ездит по землям бывшего Венгерского королевства». Причиной нешуточного межгосударственного конфликта стало намерение президента Венгрии побывать в городке Комарно, расположенном на юге Словакии на границе с Венгрией. В этом районе компактно проживают этнические венгры, составляющие 10% населения 5,5-миллионной Словакии. Целью визита было участие в торжественной церемонии открытия памятника первому венгерскому королю Иштвану I, правившему в начале XI века. Венгерская историческая традиция считает его «собирателем венгерских земель» - территория «Короны Святого Иштвана» в средние века простиралась от Адриатики до Буковины и от Вены до Трансильвании. В итоге Шойом в последний момент решил отменить свой визит. И вот теперь Словакия решила построить на границе с Венгрией самый настоящий забор – который вполне может решать задачи не только защиты от беженцев.

На вышеуказанном фоне аналогичным образом сомнительным представляется выполнение Евросоюзом заявленного намерения до конца июня 2016 года решить вопрос о создании новых приграничных и береговых сил, которые должны будут сдерживать поток беженцев в Европу в дополнение к усилиям службы Frontex. Явно не рассчитывая на успех в перекрытии континентальных границ, премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон призвал своих коллег предпринять более радикальные меры и сделать «большой шаг вперед» в реформировании ЕС. Он, в частности, предложил пересмотреть положения относительно принципов перемещения рабочей силы внутри ЕС и доступа иностранцев к национальной системе социального обеспечения – и немедленно натолкнулся на противодействие. (independent.co.uk) Председатель Совета ЕС поляк Дональд Туск сразу же расставил акценты: «Консультации со странами-членами показали волю всех участников, но это не меняет того факта, что некоторые части британских предложений являются неприемлемыми». (tass.ru)

В этих условиях симптоматичные сигналы подают британские средства массовой информации, в которых стали появляться материалы с позитивными констатациями в адрес России – что казалось невозможным еще несколько недель назад. В частности, одно из ведущих изданий газета The Independent подчеркивает, что «в отличие от Саудовской Аравии, Россия не является столь большой угрозой для Великобритании и Запада» - которые столкнулись с угрозой исламского фундаментализма. А этот фундаментализм «по большому счету финансируется нашим главным союзником - Саудовской Аравией» - пишет газета, приводя при этом слова одного из лидеров Лейбористской партии, бывшего мэра Лондона Кена Ливингстона о том, что западная пресса «негативно настроена по отношению к России, демонизируя президента Владимира Путина». (independent.co.uk)

Очевидно, помимо разноплановых внутренних противоречий в ЕС, именно отношения между Лондоном с одной стороны и лидерами континентальной Европы с другой могут в ближайшее время стать одной из ключевых угроз европейскому единству – особенно с приближением референдума о месте Соединенного Королевства в ЕС.

Страница 1 из 12