facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 2:07

Переговоры с талибами - последняя надежда Кабула?

Пятница, 05 Февраль 2016 00:51 Опубликовано в Аналитика

Власти Афганистана пытаются реанимировать переговорный процесс с «Талибаном, прерванный после гибели общепризнанного лидера движения муллы Омара. Уже в январе 2016 года состоялись две встречи дипломатов четырех стран - Афганистана, Пакистана, Китая и США. «Я уверен, что встреча четырехсторонней группы позволит произвести конструктивное и значимое рассмотрение вопроса, сосредоточенное на всех сопутствующих вопросах и намечающее путь к продвижению нашей общей цели — достижению долговременного мира в Афганистане посредством политического соглашения, основанного на переговорах», — заявил в этой связи советник премьер-министра Пакистана Сартадж Азиз, непосредственно вовлеченный в этот процесс. (Цит. по: http://regnum.ru) Примечательно, что эти усилия предпринимаются на фоне участившихся атак и терактов талибов.

Со своей стороны «Талибан» сообщил о готовности рассмотреть возможность мирных переговоров с официальным Кабулом только после исключения группировки из списка террористических организаций Совета безопасности ООН, где она значится с 2003 года. Стратегическая цель движения состоит в возвращении к власти, и оно пытается приобрести легитимность в глазах мирового сообщества. При этом талибы отнюдь не выступают «единым фронтом». После смерти муллы Омара летом прошлого года «Талибан» раскололся на три фракции. Наиболее многочисленную группировку, объединяющую почти две трети боевиков, возглавляет Ахтар Мохаммад Мансур, провозглашенный новым лидером всего движения. Вторую, под руководством Мохаммада Расула, сформировало большинство тех, кто не согласился с избранием Мансура. И, наконец, ряд южных провинций контролирует группировка Каюма Закира. Несмотря на подчеркнуто пренебрежительную оценку возможностей афганского крыла ДАИШ (ИГ), талибы осознают опасность, которую представляет для них «всемирный халифат», и это вынуждает их искать пути к примирению между собой.

В последнее время в Афганистане активизировались группы, аффилированные с ДАИШ (ИГ), которые ведут боевые действия и против талибов, и против правительственных войск. Сообщалось даже, что «Исламское государство» и «Талибан» объявили друг другу джихад. Тем не менее многие специалисты считают, что в долгосрочной перспективе «воины халифата» не смогут закрепиться в Афганистане – их идеология не находит отклика среди афганцев, для которых родоплеменные связи важнее ваххабитского халифата. Это в полной мере относится к пуштунам, составляющих подавляющее большинство талибов, как афганских, так и пакистанских. Вытесненным в конце концов из Афганистана боевикам ДАИШ (ИГ), скорее всего, придется отступать в Среднюю Азию – со всеми вытекающими отсюда последствиями для России, особенно учитывая прозрачность наших границ со среднеазиатскими странами.

«Афганский вопрос» имеет и ярко выраженное международное измерение.

Исламабад давно использует талибов для достижения своих целей в соседней стране. Нынешний президент Афганистана Ашраф Гани с горечью признал: «Мы надеялись на мир, но получаем из Пакистана смертоносные послания». (http://www.business-standard.com)  Хотя, нужно отметить, что в последнее время Исламабад пошел на смягчение своей позиции, в частности, согласившись прекратить финансирование афганских талибов, базирующихся на пакистанской территории и пообещав пресечь их переселение в Афганистан (для участия  в войне с правительственными войсками). Кроме того, пакистанские власти обещали предоставить правительству Афганистана список лидеров талибов, готовых к участию в мирных переговорах.

Взрывоопасная ситуация в Афганистане представляет существенную угрозу стабильности в важном для Китая регионе Центральной Азии, не говоря уже о Синьцзян-Уйгурском автономном районе. Этим и обусловлена активность китайской дипломатии — неспроста КНР входит в состав «четверки» на переговорах по внутриафганскому урегулированию. В результате Ашраф Гани называет Китай «стратегическим партнером в краткосрочной, среднесрочной, долгосрочной и очень долгосрочной перспективе» (http://www.huffingtonpost.fr),  а эмиссары талибов посещают китайскую столицу для консультаций.

Какова при этом позиция США? Введя в 2001 году войска в Афганистан, американцы свергли власть талибов, но не покончили с ними. С тех пор «студенты» накапливают силы и ждут вывода американских войск из страны, понимая, что активизация боевых действий против «неверных» может повлечь за собой увеличение американского контингента. Со своей стороны Вашингтон опасается, что эвакуация баз будет означать «сдачу» Афганистана Китаю и в экономическом, и в политическом плане, а этого американцам очень не хочется. К тому же в последние годы в глобальной политике активизировалась Россия, заинтересованная в укреплении своего влияния в этом регионе, столь важном в плане обеспечения безопасности ее южных рубежей. Белый дом уже неоднократно сдвигал сроки полного вывода войск из Афганистана. Теперь он обещает  к 2017 году сократить их численность до пяти с половиной тысячи человек, хотя командующий ВС США в Афганистане Джон Кэмпбелл объявил, что будет добиваться сохранения максимально возможной численности своего экспедиционного корпуса.

Россия осторожно подходит к оценке перспектив межафганских переговоров: «Пока это разговоры о переговорах. Представители Афганистана, Пакистана, США и Китая говорят между собой о том, как они собираются говорить с талибами. Но никто не знает, будут ли с ними разговаривать сами талибы. А реакция от них поступает разная» — отмечает спецпредставитель президента РФ по Афганистану Замир Кабулов. – «Понятно, что афганскому правительству, да и всем остальным хочется запустить некий переговорный процесс: все понимают, что времени до начала весенне-летней военной кампании («Талибана»— А.И.) остается не так много. Желание как-то остановить это наступление понятно — с учетом плачевного состояния вооруженных сил Афганистана» (цит. по: http://www.kommersant.ru)  В то же время в интервью «Интерфаксу» дипломат  признал, что между Москвой и движением «Талибан» наметилось сближение - общий язык они нашли на почве борьбы с ДАИШ. В «Талибане» также не отрицают факта политических контактов с Москвой  (http://www.gazeta.ru) .

Вернемся к межафганским переговорам. Если они состоятся, т.е. если переговорный процесс не является для талибов лишь способом потянуть время до «начала весенне-летней военной кампании», что может ожидать Афганистан в случае достижения договоренностей?  Власти подпишут договоры о сотрудничестве с рядом полевых командиров «Талибана», которым, вероятно, будут обещаны высокие посты в центральной и местной администрации. В то же время вхождение лидеров талибов во власть будет расценено населением как признак слабости кабульского режима и успех «Талибана», и политические амбиции новых государственных мужей только возрастут. При этом в стране откроется новый, «внутриталибанский», фронт между «коллаборационистами» и «непримиримыми», что приведет к новой эскалации вооруженного противостояния.

В военном плане правительственные войска не в состоянии противостоять талибам. Низкая боеспособность афганской армии ведет к дальнейшему ухудшению внутриполитической обстановки в стране, - говорится в секретном докладе НАТО, который оказался в распоряжении немецкого журнала Spiegel. При преимуществе в живой силе и технике, правительственные ВС лишены мотивации, - отмечают аналитики альянса. Во многом благодаря тому, что представители основного этноса – пуштунов - составляют лишь 3% численности афганской армии. Остальные — это представители меньшинств, которые знают, что за участие в проведении операций на территории пуштунских племен им рано или поздно отомстят. К тому же для местного населения правительственные военнослужащие выглядят пособниками иностранных оккупантов. (http://regnum.ru)  Учитывая сказанное, приходится признать, что сегодня в Афганистане, помимо талибов, нет другой политической силы, реально претендующей на власть, и замирение с талибами – единственный путь физического выживания для правящего режима.

А талибов ничто не вынуждает идти на мировую с официальным Кабулом: они контролируют значительную часть территории страны, где создали квазигосударственные структуры, их сторонники освоились и в армейском, и в государственном руководстве Афганистана. Кроме того, в глазах населения «Талибан» приобрел устойчивый имидж «национально-освободительного движения». А для афганцев это важно, что продемонстрировала и череда войн с Британской империей, и кампания против советских войск.

Но талибы – это далеко не весь Афганистан. Большинство таджиков, хазарейцев, узбеков, туркмен и представителей других меньшинств относится к пуштунским «студентам» настороженно, если не враждебно. Пример – «Северный альянс», образованный лидерами ряда этно-конфессиональных групп вскоре после вывода из Афганистана советских войск. Нельзя, конечно, сбрасывать со счетов такой представительный орган как Лойя-джирга. Но ее способность примирить все этно-конфессиональные общины страны в нынешних условиях вызывает большое сомнение.

Весьма вероятно, что через несколько лет страну ждет распад на две части – преимущественно пуштунский «эмират Талибан» в центральных и южных районах Афганистана и противостоящий ему конгломерат областей, подконтрольных различным племенным и этническим группировкам на севере. Именно последние могут стать источником дестабилизации и в среднеазиатских странах, и в китайском Синьцзяне. Что, собственно, и определяет активность российской и китайской дипломатии на «талибанском» направлении.

А пока талибы могут позволить себе выжидать: рано или поздно американские солдаты из их страны все равно уйдут, и миру придется иметь дело с несколько иным Афганистаном. 

Сайт  Фонда стратегической культуры опубликовал аналитический материал по проблемам миграции жителей африканских и азиатских государств в страны Западной Европы. Речь идет не только об описании феномена, с которым Европа столкнулась недавно: сотни тысяч беженцев, как пострадавшие от невзгод гражданских войн, по суше и морю вторгаются на Балканы, а дальше правдами и неправдами пытаются пробраться в более богатые земли - Германию, Францию, Скандинавию.

Для такого потока, казалось бы, есть объективные причины: в Ливии, Сирии, Ираке годами продолжаются вооружённые столкновения и войны, в Палестине и Афганистане тоже неспокойно. Есть и еще одна немаловажная деталь: в Саудовской Аравии построены лагеря для беженцев-мусульман, но туда почему-то никто не едет. В крайнем случае, остаются в Иордании и Турции.

Чтобы проделать путь в Европу нужно щедро расплатиться за услуги перевозчиков.  По некоторым сведениям, за переправку одного беженца из Сирии или Ливана в Европу контрабандисты берут до 10 тысяч долларов. Даже если за границей у такого человека есть богатые родственники, то в разрушенной войной Сирии получить эти средства банковским переводом невозможно. Организация перевозки в долг явно подразумевает некие гарантии. Кто же и для чего предоставляет гарантии, подвигающие сотни тысяч людей устремляться с других континентов в Европу?

Исследователи обнаружили очень интересный факт, связанный с использованием социальных сетей. Было выявлено, что призывы к мигрантам в «Твиттере» ехать в Германию формировались в основном в США. То, что мы видим сейчас, - это практическая реализация теоретических разработок стратегического характера. Подобные стратегии разрабатываются давно. Одной из них является исследование Белферского центра по науке и международным делам Гарвардского университета «Стратегическое проектирование миграции как оружие войны» (впервые опубликовано в марте 2008 г. в журнале «Civil Wars»). Автор этой работы К.Гринхилл, используя комбинацию статистического анализа данных и тематических исследований, дал ответы на вопросы: могут ли беженцы быть особым видом оружия, можно ли применять это оружие не только в военное, но и в мирное время и насколько успешным может быть его применение. В целом на все эти вопросы К.Гринхилл ответил положительно.

США лишь делают вид, что сочувствуют Европе, испытывающей удары миграционной волны. Несмотря на «обязательства помогать», никакой помощи ни в контроле над незаконными проникновениями в европейские страны, ни в вопросе временного размещения беженцев со стороны США не отмечено.

15 сентября Б.Обама подписал указ о необходимости применения методов бихейвиористской науки в государственном управлении. Самое последнее ответвление бихейвиоризма, известное как «nudge» (можно перевести как «легкое подталкивание»), – это не что иное, как очередная технология манипуляции людьми. Можно не сомневаться, что социальные техники «легкого подталкивания» будут применяться далеко за пределами США.

Однако наиболее эффективным оружием не только в переносном, но и в прямом смысле слова могут быть те мигранты, которые способны создать небольшой партизанский отряд для совершения диверсионно-террористических актов на новой территории. Весьма примечательно, что наиболее «перспективные» кадры такого рода США не просто принимают у себя, а предоставляют им статус беженцев, резидентов, а также официальную защиту со стороны американского правительства.

В 2014 году служба по гражданству и иммиграции США применила 1,519 исключений для отдельных заявителей, получивших статус беженцев, резидентов, а также официальную защиту со стороны правительства США. И самое интересное: все эти лица, так или иначе, связаны с террористическими группировками и имеют большой опыт подрывной работы.  В качестве оружия каких будущих войн принимают у себя США таких специфических мигрантов, можно только предполагать.

 

Фонд Стратегической Культуры

http://www.fondsk.ru/news/2015/10/20/strategicheskoe-proektirovanie-migracii-kak-oruzhie-vojny-36209.html

Рейтинг коррумпированных стран в 2013 году

Понедельник, 27 Январь 2014 12:18 Опубликовано в Статистика

 

Лучший результат показали Дания и Новая Зеландия – они набрали по 91 баллу из ста возможных. На третьей строчке - Финляндия с 89 баллами. В первую десятку попали также Швеция, Норвегия, Сингапур, Швейцария, Нидерланды, Австрия и Канада.

Самыми коррумпированными признаны Сомали, КНДР и Афганистан, набравшие по восемь баллов. В нижней части списка расположились Сирия, Ливия, Гаити, Туркмения и Узбекистан. «Серьезные проблемы с коррупцией» отмечены в 70% стран – они набрали менее 50 баллов.

«Индекс восприятия коррупции за 2013 г. показывает, что все страны по-прежнему сталкиваются с угрозой коррупции на всех уровнях управления, от выдачи разрешений на местном уровне до практического исполнения законов и правовых норм», - заявила Угетт Лабелль, председатель правления Transparency International. Опыт показывает, что прозрачность и подотчетность отчасти решают проблему. Однако и страны-лидеры не преодолели проблему «приватизации государства» - нарушение принципов финансирования избирательных кампаний и надзора за исполнением крупных государственных контрактов, которые остаются основными источниками коррупционных рисков.

Хуже всего обстоят дела в государственном секторе, особенно в таких областях, как деятельность политических партий, работа органов охраны правопорядка и функционирование судебных систем. Кроме того, исследователи предположили, что любые благие начинания - будь то борьба с изменением климата , экономическими кризисами или нищетой - могут столкнуться с коррупционными препятствиями.

В России, несмотря на шумные антикоррупционные кампании, за год ситуация не изменилась. «Соседями» России по рейтингу с теми же 28 баллами стали Азербайджан, Мадагаскар, Гамбия, Ливан, Мали, Никарагуа, Пакистан и Коморские острова. Из стран СНГ более честными признаны Белоруссия (123-е место), Молдавия (102-е место) и Армения (94-е место).

В 2007 году в Китае было создано Государственное управление по предупреждению коррупции. Ведомство контролирует использование чиновниками властных полномочий и закрывает законодательные лазейки, позволяющие взяточникам уходить от наказания. Например, последний циркуляр запрещает чиновникам получать биржевые акции в качестве подарков, отмывать взятки через азартные игры и договариваться об устройстве на хорошо оплачиваемую работу после отставки. Также недавно в этой стране был усилен контроль за провинциальным звеном госаппарата: ограничен политический вес местных элит, их обязали жестко следовать линии центра.

 

Методика

Чтобы рассчитать индекс восприятия коррупции, исследователи сопоставили статданные, мнения международных экспертов и бизнесменов. Прежде всего, учитывались частотность и объем взяток в госсекторе, злоупотребления при распределении бюджетных средств, принятия решений без ведома общественности. Также учитывается антикоррупционная деятельность правительства. Индекс 2013 года охватывает 177 стран и территорий и ранжирует их по шкале от 0 (самый высокий уровень коррупции) до 100 (самый низкий уровень коррупции).

Transparency International публикует рейтинг «Индекс восприятия коррупции» регулярно с 1995 года. При этом число стран, включенных в рейтинг, и методики проведения исследования от года к году меняются.

 

(По материалам: РБК)

 

Объем производства опиумного мака в Афганистане в этом году вырос на 49% по сравнению с прошлым годом, а площадь засеянных полей достигла исторического максимума, говорится в совместном докладе управления ООН по наркотикам и преступности (UNODC) и афганского министерства по борьбе с наркотиками.

Из обнародованного в среду доклада следует, что в 2013 году объем производства опиумного мака в стране составил 5,5 тысячи тонн. При этом эксперты отмечают, что этот показатель мог быть значительно выше, поскольку в этом году засеянные маком площади увеличились на 36% — до рекордных 209 тысяч гектаров. Это выше показателей пикового 2007 года, когда объем производства составил рекордные 7,4 тысячи тонн, а площадь засеянных полей — 193 тысячи гектаров. Однако неблагоприятные погодные условия, особенно в восточных и западных регионах страны, серьезно сказались на производстве мака в этом году, поэтому объем производства оказался значительно ниже, чем в 2007 году.

Главной причиной увеличения площадей опиумных плантаций эксперты называют высокие цены на опиум в прошлом году. Также важными факторами, подстегивающими производство, являются вывод войск стран западной коалиции и всеобщие выборы, которые, как ожидается, пройдут в 2014 году. Это позволяет производителям спекулировать на ожидании политической нестабильности, отмечают эксперты.

Опиум служит основой для производства сильнодействующих наркотических средств, в частности, героина и морфина. Афганистан является мировым лидером по производству наркотиков, поставляя на международный "черный рынок" более 80% всех производимых в мире опиатов. По данным Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков России, ежегодно в Афганистане производится порядка 150 миллиардов разовых доз героина и около 30 миллиардов разовых доз гашиша. Через Таджикистан и Пакистан наркотики поступают в Европу и Россию.

(По материалам: РИА Новости)

 

Страница 1 из 2