facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 4:08
Пётр Искендеров

Пётр Искендеров

старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук

Состоявшаяся 4 апреля в Анкаре встреча президентов России, Турции и Ирана засвидетельствовала две основные тенденции в сирийском урегулировании :  одну -  несомненно позитивную, другую – потенциально опасную. С одной стороны, военно-политическая ситуация в Сирии в целом нормализуется, что позволяет ставить вопрос о послевоенном восстановлении этой страны. С другой – мирный процесс в значительной степени поддерживается солидарными усилиями Москвы, Анкары и Тегерана, в то время как остальные ключевые международные игроки либо «взяли паузу», либо сделали откровенную ставку на фактический развал сирийской государственности и территориальной целостности.

В плане борьбы с террористическими группировками в Сирии, несомненно, наступил перелом. После ликвидации прилегающего к Дамаску и контролировавшегося боевиками анклава Восточная Гута и занятия турецкой армией Африна в военном плане в ситуации наступает затишье. «Благодаря тесному сотрудничеству стран-гарантов – России, Ирана и Турции – уровень насилия в Сирии кардинально снижен: разгромлены основные силы ИГИЛ, существенно подорваны боевые возможности других террористических группировок. В свои дома стали возвращаться беженцы и внутренне перемещенные лица, началось восстановление объектов социальной, экономической инфраструктуры», – так обрисовал сложившуюся на сегодня ситуацию президент России Владимир Путин, выступая после завершения встречи в Анкаре. (kremlin.ru)

На очереди у правительственной армии Сирии – ликвидация контролируемого террористическими группировками небольшого анклава Ярмук на юге Дамаска. Однако эта операция будет уже не столь масштабной, как недавние боевые действия в других районах страны.

Тем не менее,  освобождение значительной части территории Сирии от террористических группировок отнюдь не означает автоматического перехода процесса в стадию инклюзивного политического урегулирования, что и подтвердили нынешние переговоры в Анкаре. Президенты России, Турции и Ирана Владимир Путин, Реджеп Тайип Эрдоган и Хасан Рухани основной упор в своих заявлениях не случайно сделали на гуманитарной, а не на политической составляющей обстановки в Сирии. Для достижения политического урегулирования желательна дополнительная координация между самими тремя гарантами сирийского урегулирования, между которыми остаются противоречия – прежде всего, в силу «особой позиции» Турции по курдам. Но главное – необходимо более активное подключение США, Европейского союза и монархий Персидского залива во главе с Саудовской Аравией и Катаром, контролирующих или влияющих на различные политические группы, так или иначе оппозиционные сирийскому президенту Башару Асаду. А формат подобного подключения в настоящее время просматривается с трудом.

Лучше всего у России, Турции и Ирана налажено взаимодействие с ООН и со спецпредставителем ее генсека по Сирии Стаффаном де Мистурой. При содействии российских военных ооновские конвои уже доставили в анклав Восточная Гута около 455 тонн гуманитарной помощи. (vedomosti.ru)

Страны – гаранты мирного урегулирования в Сирии (Россия, Турция и Иран) будут «наращивать усилия по успокоению ситуации «на земле» и защите гражданского населения в зонах деэскалации», – подчеркивается в заявлении, которое подписали после переговоров в Анкаре Владимир Путин, Реджеп Тайип Эрдоган  и  Хасан Рухани. В документе также содержится призыв к международному сообществу и ООН увеличить гуманитарную помощь населению Сирии и нарастить усилия по разминированию местности. На итоговой пресс-конференции российский президент подтвердил, что стороны договорились о консолидации усилий по постконфликтному восстановлению Сирии»: «Речь, прежде всего,  идет о сооружении социальных и инфраструктурных объектов».

Что же касается собственно политического урегулирования, то очевидно, что для его продвижения усилий одного трехстороннего формата Москвы, Анкары и Тегерана недостаточно, а другие соответствующие механизмы пока действуют не столь эффективно. Нынешняя встреча «тройки» стала второй в подобном составе. Еще 15 сентября 2017 года на переговорах в Астане министры иностранных дел России, Турции и Ирана договорились о совместном урегулировании ситуации в Сирии, в частности, посредством создания «зон деэскалации» конфликта. После этого 22 ноября 2017 года в Сочи в рамках «астанинского процесса» прошли первые трехсторонние переговоры лидеров государств «тройки».

В принятом на нынешней встрече совместном заявлении президентов России, Турции и Ирана подчеркивается, что «астанинский формат стал единственной эффективной международной инициативой», способствующей реальному урегулированию конфликта в Сирии. (vestifinance.ru)

В отличие от России, Турции и Ирана, для остальных ближневосточных игроков вопросы борьбы с терроризмом, политическое урегулирование в Сирии и решение гуманитарных проблем слишком тесно «завязаны» на их непримиримом отношении к сирийскому президенту Башару Асаду. Европейский союз и государства Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива отказываются оказывать Сирии помощь даже в восстановлении разрушенной войной инфраструктуры без решения вопроса об уходе действующего лидера страны. Что же касается США, то администрация президента Дональда Трампа в последнее время проводит еще более жесткую политику в плане отказа от финансирования восстановления Сирии.  Она заморозила уже принятое ранее решение о выделении «невоенной помощи» на сумму 200 млн. долларов для населения даже тех сирийских районов, которые не контролируются правительством Башара Асада.

Одновременно Вашингтон осуществляет переброску дополнительных воинских подразделений в контролируемый курдами район города Манбидж, который президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган пригрозил занять вслед за Африном. По данным турецкого информационного агентства Anadolu, в район Манбиджа на днях дополнительно прибыли около 300 американских военных. Более того, США приступили к возведению двух военных баз в районе реки Саджу. Она разграничивает подконтрольные курдам районы и территорию, занятую турецкой армией и ее союзниками из рядов вооруженной сирийской оппозиции в ходе совместной операции «Щит Евфрата» в 2016–2017 годах.

Подобные действия способны углубить противоречия между участниками «астанинской тройки» - с одной стороны  и США - с другой, поскольку именно курдская проблема может оказаться уже в ближайшие месяцы ключевой составляющей политического урегулирования в Сирии и одновременно угрозой для ее территориальной целостности. Увеличение американского военного присутствия в районе Манбиджа – это реакция на возможное начало новой военной операции турецкой армии, – уверено агентство Anadolu.

«Мы еще раз хотим повторить, что, пока не освободим эти территории от YPG, то есть так называемых «Сил народной самообороны «Демократического союза», мы продолжим свои операции», – так прокомментировал на встрече в Анкаре планы своей страны в отношении Манбиджа и группировок сирийских курдов президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. Очевидно, что эскалация напряжения в треугольнике «Турция-курды-США» может оказаться серьезным дестабилизирующим элементом не только для сирийского урегулирования, но и для всего ближневосточного региона.

Еще одним дестабилизирующим фактором в развитии ситуации вокруг Сирии выступает ухудшение американо-иранских отношений. Пока иранское руководство в целом проявляет сдержанность относительно политики США в Сирии, делая упор на непредсказуемости и «корыстолюбии» администрации Дональда Трампа. «Американцы сегодня говорят одно, завтра другое», – заявил в Анкаре президент Ирана Хасан Рухани: «Каждый день новое лицо, каждый день новые слова. Сначала говорили, что мы будем уходить из Сирии, а затем говорили, что им хотелось бы больше денег, и они требуют от других стран, чтобы им давали денег, чтобы остались дальше. Мы так понимаем, что они хотят «доить» некоторые страны, чтобы дальше остаться в этой стране. Это то, как выглядит вопрос  снаружи».

Однако противоречивость и непредсказуемость политики США в отношении Сирии связана не только с внешнеполитическими или финансовыми, но и с внутренними факторами. По данным телекомпании CNN, ссылающейся на источники в Пентагоне, существуют серьезные противоречия в заявлениях и позициях президента Трампа и Пентагона. «Мы очень скоро покинем Сирию. Пусть другие люди теперь позаботятся об этом. Мы собираемся вернуться в свою страну», – заявил Дональда Трамп 29 марта, спустя всего лишь несколько часов после того, как официальный представитель Пентагона Дана Уайт подчеркнула, что в Сирии еще предстоит проделать много «важной работы»  с тем, чтобы гарантировать «долговременное поражение» ИГИЛ. Тогда же официальный представитель Госдепартамента США Хизер Нойерт заявила журналистам, что она не осведомлена о каком-либо плане по выводу американских войск из Сирии.

Страсти в Вашингтоне по сирийской проблеме еще больше накалились 3–4 апреля. Сначала президент Трамп пообещал «очень скоро» принять решение о выводе американских военнослужащих: «Я хочу уйти, я хочу вернуть войска домой, я хочу начать восстановление нашей нации», – заявил президент США, принимая в Вашингтоне лидеров балтийских государств. Однако уже на следующий день он же, по данным американских средств массовой информации, после совещания с советниками по национальной обороне  он «неохотно» согласился оставить в Сирии американский воинский контингент на неопределенное время. Особую роль в данном контексте сыграл глава Пентагона Джеймс Мэттис, заявивший, что уход США из Сирии обернется «потерей всех достигнутых результатов». Вместе с тем президент Трамп вновь заявил, что восстановлением Сирии должны заниматься не США, а другие государства. (rbc.ru)

Помимо противоречий между Госдепартаментом США и Пентагоном, при анализе перспектив развития ситуации вокруг Сирии следует учитывать и готовящийся выход США из международного ядерного соглашения с Тегераном. Возобновление вслед за этим антииранских санкций способно ощутимо поднять ставки в американо-иранском противостоянии, подключив к нему Саудовскую Аравию, Катар и другие монархии Персидского залива.

Наконец, еще одним фактором в сирийском урегулировании может стать общий перенос центра тяжести в политике США с ближневосточного на азиатско-тихоокеанское направление. Как заявил на конференции по международной безопасности в Москве замначальника Главного разведывательного управления (ГРУ) российского Генштаба Игорь Костюков, президент США Дональд Трамп исходит из того, что действия с позиции силы «эффективно дополняют дипломатические усилия и позволяют создавать условия для расширения внешней торговли и освоения мировых рынков». (vedomosti.ru)

В ГРУ считают, что поскольку для США, с их точки зрения, главные возможности для экономики сосредоточены в Азиатско-Тихоокеанском регионе, то именно там Пентагон наращивает военное давление. Подобное развитие событий объективно способно открыть как новые точки противостояния в АТР, так и  дополнительные «окна возможностей» вокруг Сирии для других ключевых игроков.

Действующее с 2017 года соглашение об ограничении добычи нефти с участием стран-членов ОПЕК и ряда государств, не входящих в картель (в том числе России), оказалось намного более важным и долгосрочным фактором развития мирового нефтяного рынка, чем это изначально представлялось его инициаторам.  Первоначально рассчитанные на один год договоренности в рамках формата  ОПЕК+   неоднократно продлевались, а сегодня существует вероятность их сохранения на весь 2019-й год. Более того, согласно имеющейся информации, Россия и Саудовская Аравия и Россия приступили к работе над долгосрочным «нефтяным пактом», который может на 10-20 лет продлить контроль над мировыми поставками нефти со стороны крупных  экспортеров.

Соответствующую информацию озвучил в интервью агентству Reuters саудовский наследный принц Мухаммед бин Салман. По его словам, Эр-Рияд и Москва рассматривают продление соглашения по ограничению производства нефти, которое вступило в действие в январе 2017 года на фоне резкого падения мировых цен на нефть. «Мы работаем над тем, чтобы перейти от годового соглашения к соглашению на 10–20 лет. Такая договоренность есть, мы пока прорабатываем этот вопрос», - заявил Мухаммед бин Салман. По его словам, стороны уже пришли к «широкому соглашению», однако его конкретные параметры еще нуждаются в проработке. В том случае, если подобное соглашение между ОПЕК и Россией будет достигнуто, это станет беспрецедентным  фактом в истории взаимоотношений Москвы и нефтяного картеля.

В настоящее время соглашение о сокращении добычи действует до конца 2018 года. ОПЕК и ряд не входящих в организацию стран заключили соглашение о сокращении добычи нефти суммарно на 1,8 млн. баррелей в сутки с уровня октября 2016 года, при этом на долю России приходится квота сокращения на 300 тысяч баррелей в сутки. Последний раз соглашение ОПЕК+ было продлено в ноябре 2017 года.

Министр энергетики России Александр Новак, со своей стороны, полагает, что о будущем текущих договоренностей с ОПЕК говорить пока рано: «Когда мы достигнем цели - пока трудно сказать, нужно смотреть, мониторить, прогнозировать». (rbc.ru)

«Речь идет о том, является ли краткосрочное соглашение целесообразным для решения этого конкретного кризиса на нефтяном рынке или отражает изменение на мировом нефтяном рынке», - заявил в этой связи вице-председатель консалтинговой компании IHS Markit Даниэль Йергин. По его словам, «страны ОПЕК хотят найти способ институционализировать эти отношения, а не иметь дело с единовременным соглашением». (vestifinance.ru)

Информация о подготовке Саудовской Аравией и Россией долгосрочного соглашения о принципах контроля над нефтяными ценами появилась на фоне сообщений о готовности ряда стран-членов ОПЕК продлить действующее соглашение об ограничении добычи нефти, по крайней мере, на 2019 год, - опять же «в привязке» к позиции Саудовской Аравии. Министр энергетики этой страны Халид аль-Фалих предложил участникам соглашения ОПЕК с нефтедобывающими странами, не входящими в картель, координировать ограничение добычи ради сокращения запасов сырья и в 2019 году. «Нам еще нужно время, чтобы снизить запасы до уровня, который мы считаем приемлемым, – беспокоился министр аль-Фалих. – Говорить об этом более конкретно мы будем в середине года, когда соберемся в Вене». Халид аль-Фалих надеется, что к концу года участники соглашения смогут договориться о порядке взаимодействия. По мнению Эр-Рияда и его единомышленников в картеле, соглашение дает плоды: по данным Агентства энергетической информации (EIA) при министерстве энергетики США, американские запасы нефти сократились за последние 12 месяцев на 20,7% после достижения ими исторического максимума в 533,9 млн.  баррелей в марте 2017 года. Согласно оценке EIA, только за неделю, завершившуюся 16 марта, запасы нефти в США неожиданно снизились на 2,62 млн. баррелей до 428,31 млн. баррелей. И это при том, что местные эксперты, напротив, ожидали их роста на 2,56 млн. баррелей.

По словам Халида аль-Фалиха, участники сделки ОПЕК+ намерены и дальше использовать налаженный механизм сотрудничества. Что же касается конкретных деталей, то они будут обсуждаться на очередной встрече ОПЕК в Вене в середине 2018 года. О том, чтов июне 2018 года участники соглашения ОПЕК+  намерены обсудить возможные сценарии дальнейшего развития событий, подтвердил и министр энергетики ОАЭ Сухейль аль-Мазури.

Желание Саудовской Аравии продлить соглашение об ограничении добычи во многом связано с проведением первичного публичного размещения акций (IPO) компанией Saudi Aramco (оно перенесено на конец 2018 – начало 2019 годов), - считает аналитик «Сбербанк CIB» Валерий Нестеров. По его словам, «саудовцам нужно поддержать высокими ценами на нефть стоимость Saudi Aramco перед размещением».

«Механизм эффективен и при необходимости может применяться и в будущем», - так прокомментировали действие соглашения ОПЕК+ в министерстве энергетики России. В ведомстве ожидают, что благодаря соглашению нефтяной рынок сбалансируется во второй половине текущего года. Министр энергетики Александр Новак подчеркивает, что благодаря вышеуказанному соглашению, российский бюджет получил в 2017 году значительные дополнительные доходы: «С учетом того что отмечались более высокие цены, мы считаем, что в 2017 году бюджет получил дополнительно 1,2 трлн. рублей. Где-то 500 млрд. рублей составили доходы компаний». (vedomosti.ru)

В феврале текущего года, по данным ОПЕК, мировой уровень добычи нефти составлял 91,7 млн. баррелей в сутки, а прогноз суточного потребления на 2018 год составляет 98,63 млн. баррелей.

При этом, по данным EIA, среднесуточная добыча нефти в США в 2017 году достигла 9,3 млн. баррелей, что на 13% больше, чем в 2016 году. Если в октябре 2016 года среднесуточная добыча в США составляла 8,79 млн. баррелей нефти, то в декабре 2017-го - 9,95 млн. баррелей. В ноябре США установили исторический рекорд добычи нефти: 10,1 млн. баррелей в сутки. Среднесуточный уровень добычи в США, согласно прогнозу МЭА, в 2018 году может достичь 10,4 млн. баррелей благодаря росту числа активных буровых установок. По данным компании Baker & Hughes, к 16 марта 2018 года их количество (800) на 25% превышало показатели годичной давности (631). (rbc.ru)

Таким образом,  рост американской добычи почти на 1,2 млн баррелей нефти в сутки  во многом нивелировал усилия стран ОПЕК, которые за период между четвертым кварталом 2016 года и четвертым кварталом 2017-го, по оценке МЭА, сократили суточную добычу на 1,1 млн. баррелей - с 33,4 млн в сутки до 32,3 млн. баррелей. Кроме того, Россия в декабре 2017 года добывала 10,99 млн. баррелей нефти в сутки по сравнению с 11,23 млн. баррелей в октябре 2016 года. В целом по совокупности общемировая среднесуточная добыча нефти (с учетом как участников соглашения ОПЕК+, так и не присоединившихся к нему государств, в том числе США), согласно расчетам МЭА, снизилась с 98,2 млн. баррелей в четвертом квартале 2016 года до 98,1 млн. баррелей в четвертом квартале 2017 года.

Странам-участницам соглашения ОПЕК+ удалось решить еще одну ключевую задачу: снизить коммерческие запасы нефти в странах Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Если в октябре 2016 года, по данным ОПЕК, объем запасов превышал среднее пятилетнее значение на 302 млн. баррелей, то в декабре 2017 года - всего лишь на 109 млн. баррелей. Как следствие - среднемесячная цена барреля нефти марки Brent за аналогичный период возросла, согласно подсчетам Всемирного банка, с 49,7 доллара до 64,2 доллара. Более того, в январе 2018 года цена нефти впервые с 2014 года преодолела рубеж в 70 долларов за баррель. (rbc.ru)

Согласно расчетам самой ОПЕК, в 2018 году мировой спрос на нефть вырастет на 1,5-1,6 млн. баррелей в сутки. По словам генерального секретаря картеля Мохаммеда Баркиндо, нефтяной рынок «идет путем восстановления баланса», - чего не наблюдалось с осени 2014 года. Ребалансировка рынка возможна благодаря «беспрецедентному уровню» соблюдения договоренностей ОПЕК+ по ограничению добычи нефти, - убежден Мохаммед Баркиндо. Согласно оценке ОПЕК, в 2017 году мировой спрос на нефть достиг 97,1 млн. баррелей в сутки, а в 2018 году должен составить 98,6 млн. баррелей в сутки. (rbc.ru)

Спрос на нефть достигнет своего пика в перспективе 20–30 лет – дают еще более долгосрочный прогноз эксперты Международного энергетического агентства. (rbc.ru)

Беспрецедентный рост спроса на нефтяные фьючерсы демонстрируют хедж-фонды. В сумме по шести основным фьючерсным контрактам на нефть и нефтепродукты хедж-фонды увеличили длинные позиции в январе до рекордных 1,6 млн. баррелей в сутки, что на 80% больше, чем в июне 2017 года. Такой всплеск активности не наблюдался даже в период «надувания» «финансовых пузырей» в 2007–2008 годах – накануне мирового кризисного обвала. (rbc.ru)

С другой стороны, рост производства нефти в США уже привел к существенным подвижкам в структуре мирового производства нефти – которые не могут не беспокоить ОПЕК и Россию. Российская доля на мировом рынке уменьшилась на 0,5% - до 11,2%, а доля нефтяного картеля сократилась на 0,8% - до 33,4%. При этом доля США увеличилась на 3,2% и составила 9,6%.

Судьба соглашения ОПЕК+  зависит от масштабов нефтедобычи в США, - считает вице-президент российской компании «ЛУКОЙЛ» Леонид Федун: «Если они прекратят расти, можно будет выйти из соглашения в 2019 году.  Если они продолжат, нужно будет выходить в 2020 году».

Обнародованный в марте текущего года очередной доклад МЭА вселил дополнительный оптимизм в сторонников соглашения ОПЕК+.  Эксперты агентства констатировали беспрецедентно высокий уровень выполнения соглашения по ограничению нефтедобычи. По их расчетам, он составил 147% к ранее установленным нормам сокращения добычи. Сложившаяся ситуация позволяет прогнозировать возможность возникновения дефицита нефти на мировом рынке уже во втором квартале 2018 года – когда сокращение предложения «наложится» на увеличение спроса.

«Вероятно, во втором полугодии мы действительно увидим баланс на рынке, но его продолжительность будет зависеть от активности добывающих компаний в США», - полагает, со своей стороны, руководитель аналитического управления банка «Зенит» Владимир Евстифеев.

Схожего мнения придерживается директор департамента торговых операций и инвестиций компании GL Finance Александр Соколов, предостерегающий от недооценки потенциала американской сланцевой индустрии. Согласно его расчетам, на текущий момент американские сланцевые компании более быстрыми темпами наращивают добычу нефти, нежели прогнозировали в ОПЕК+. В частности, с начала 2018 года добыча в США выросла на 14,0%, и в настоящее время вышла на уровень 10,381 млн. баррелей в сутки. Не исключено, что баланс на рынке нефти можно будет увидеть уже в третьем - четвертом кварталах 2018 года, однако его наступление не приведет к завершению сделки ОПЕК+. Скорее всего, сначала рынку будут предложены новые механизмы урегулирования и контроля за уровнем добычи стран, участвующих в соглашении ОПЕК+, и уже после этого возможно постепенное сворачивание сделки, - прогнозирует Александр Соколов. (vestifinance.ru)

Существенным фактором является также общая экономическая ситуация как в США, так и на «развивающихся рынках», - к числу которых относятся в том числе многие нефтедобывающие государства. В данном отношении показательным являются данные, характеризующие устойчивость энергетических компаний в условиях неблагоприятных внешних факторов. В частности, согласно оценке эксперта компании Aberdeen Standard Investments Макса Уолмана, во время обвала мировых цен на нефть в 2014-2015 годах в США дефолт допустили около 25% энергетических компаний, а в «развивающихся странах» (к числу которых международные инвесторы относят такие государства, как Россия, Бразилия, Мексика и Индонезия) – только 3%. (vedomosti.ru)

Наконец, не следует недооценивать и геополитические факторы, влияющие на динамику мировых цен на нефть. В настоящее время наиболее важным представляется возможное резкое обострение ситуации вокруг Ирана в случае выхода США из международного ядерного соглашения с Тегераном и последующего возобновления антииранских санкций. Подобный шаг администрации Дональда Трампа отвечал бы интересам Саудовской Аравии в силу двух обстоятельств: традиционного соперничества Эр-Рияда и Тегерана и возможного вслед за этим значительного роста нефтяных котировок на волне ухудшения политической и тем более военной ситуации в регионе Персидского залива – в дополнение к нынешнему внутреннему кризису в рядах Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива по линии саудовско-катарского противостояния. Кроме того, не следует сбрасывать со счетов возможные последствия для мирового спроса на нефть разворачивающейся «торговой войны» между США и Китаем при возможном участии в ней Европейского союза.

Решение руководства Европейского союза инициировать одновременную массовую высылку российских дипломатов из стран – членов ЕС и государств-партнеров породило новую линию раскола в рядах самой организации. Ряд столиц отказались выполнять требование Брюсселя, а Австрия открыто обвинила Великобританию в давлении с целью заставить Вену выслать дипломатических представителей России в знак солидарности с Лондоном по «делу Скрипаля».

Британский посол в Австрии уже 21 марта – то есть еще перед заседанием Совета ЕС – «произвел демарш, чтобы побудить нас принять конкретные меры», а 24 марта (уже после саммита Евросоюза) «этот демарш был повторен», цитирует австрийское издание Kurier слова министра иностранных дел Австрии Карин Кнайсль. (kurier.at)

Тем не менее, как сообщила глава внешнеполитического ведомства, после ее консультаций с премьер-министром страны Себастьяном Курцем, правительство Австрии объявило о «нашей позиции, которая хорошо известна». (rbc.ru)

Суть австрийской позиции, как подтвердила Карин Кнайсль 27 марта, заключается в том, что Вена не будет высылать российских дипломатов, поскольку рассматривает себя в качестве «моста» между Россией и Западом и не намерена сужать информационные каналы для диалога. Австрия не стала и не станет присоединяться к антироссийской кампании западных стран, так как для нее важно поддерживать всю полноту диалога с Москвой, подчеркнула глава австрийского внешнеполитического ведомства в интервью национальному телеканалу Ö1.

«Выдворение дипломатов – это решение, которое каждое государство принимает самостоятельно. Различные страны – члены ЕС поступили тут по-разному. Мы для себя решили, что на такой шаг не пойдем», - пообещала Кнайсль. По ее словам, это решение связано с тем, что «как раз в тяжелые времена нужно всячески поддерживать и сохранять диалог». (kleinezeitung.at)

Заявление главы австрийского внешнеполитического ведомства прозвучало на следующий день после того, как более 20 европейских стран объявили о намерении выслать российских дипломатов в знак солидарности с Великобританией из-за «дела Скрипаля». После завершения заседания Совета ЕС высылку российских дипломатов анонсировали власти 16 из 28 стран ЕС, не считая Великобритании. К ним присоединились США, Канада, Украина, Норвегия, Македония, Албания, Австралия. Позднее о высылке российских дипломатических представителей заявили Бельгия, Черногория, Молдавия и Грузия. При этом глава бельгийского кабинета Шарль Мишель подчеркнул, что его страна останется «приверженной» развитию отношений с Россией. (rbc.ru)

На самом саммите ЕС его участники, единогласно осудив нападение в Солсбери, оставили принятие дипломатических мер против России за национальными правительствами. Совместное заявление 28 стран – членов Евросоюза было обнародовано после рабочего ужина в четверг 22 марта в форме «выводов Совета ЕС». В нем говорилось, что Совет «согласен с мнением правительства Соединенного Королевства, что с высокой степенью вероятности ответственность несет Российская Федерация и что нет других убедительных объяснений». (eeas.europa.eu)

Страны-члены ЕС пообещали впоследствии согласовать «единый вывод» «в свете ответов, полученных от российских властей». Еврокомиссии поручено заняться развитием системы безопасности ЕС от внешних угроз и доложить о результатах на следующем заседании Евросовета 28–29 июня. По словам председателя Совета ЕС Дональда Туска, санкции против России в ЕС пока не рассматриваются, и он сможет рассказать об этом подробнее «не раньше апреля».

Одновременно утром в пятницу, 23 марта, Европейская служба внешних связей (EEAS) сообщила, что глава представительства Евросоюза в Москве Маркус Эдерер вызван в Брюссель для консультаций с главой EEAS Федерикой Могерини. По данным официального издания ЕС EUobserver, посол Эдерер покинул Россию «на месяц». (euobserver.com)

Председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер отметил, что вызов Эдерера  преследует две цели: рассказать дипломату о результатах дискуссии в Совете ЕС по «делу Скрипаля» и расспросить его о происходящем в России. Дональд Туск, со своей стороны, сообщил, что отзыв посла был согласован лидерами ЕС накануне вечером, когда за ужином в первый день саммита они обсуждали единый ответ Европы на события в Солсбери. По словам председателя Совета ЕС, «пестрота» в вопросе отношения к России обусловлена в Европе разными интересами, позициями, обстоятельствами и даже географией. «Тот документ, который получился, – это лучшее, что мы могли бы согласовать», -  признал Туск.

Объединение позиций хотя бы в общем заявлении может быть связано с тем, что в рамках заседания Совета Европейского союза все лидеры стран – членов ЕС получили возможность обменяться оперативной информацией, пояснил эксперт лондонского института Chatham House Джеймс Шерр: «Вполне естественно, что это могло усилить поддержку позиции Великобритании». Тем не менее, по мнению британского эксперта, унифицированного подхода к выстраиванию отношений с Россией в ЕС быть не может, в силу того что у многих европейских стран масштаб сотрудничества с Москвой намного больше, чем у Великобритании. (rbc.ru)

Что же касается Австрии, то еще 19 марта на заседании министров иностранных дел стран – членов Евросоюза Карин Кнайсль призвала своих коллег дождаться того, чтобы обстоятельства дела были объяснены экспертами: «Мы считаем, что эксперты должны провести всесторонний анализ и представить результаты исследования, прежде чем начнутся всевозможные обвинения, оценки и осуждения». Говоря о подготовленном Советом ЕС совместном заявлении по «делу Скрипаля», министр иностранных дел Австрии подтвердила, что ее страна «исходит из того, что нужно изложить обстоятельства дела при участии Организации по запрещению химического оружия и всех заинтересованных сторон». «Эксперты уже направлены для всестороннего анализа отравляющей субстанции. Но я полагаю, что их анализ займет гораздо больше времени, чем сегодняшний день», - заявила австрийский дипломат перед заседанием Совета ЕС. (video.consilium.europa.eu)

А уже 28 марта Карин Кнайсль заявила о готовности Вены стать посредником в урегулировании кризиса: «Мы открыты для всех, если нас попросят посредничать между Москвой и Лондоном, мы с удовольствием готовы к этому. Сам посредник никогда не навязывает свои услуги, за посредническими услугами обращаются со стороны». (vienna.at)

Австрийская республика стала шестым государством – членом ЕС, кто четко заявил об отказе «по горячим следам» высылать российских дипломатов. Португалия подчеркнула, что поддержит лишь те действия, которые будут согласованы на уровне руководства ЕС. Правительство Мальты сообщило, что страна опасается ответных мер со стороны России в условиях, когда мальтийская миссия в Москве и без того «крайне мала». Председательствующая в настоящее время в ЕС Болгария заняла, по оценке издания EUobserver, «нейтральную» позицию. Греция и Кипр подтвердили намерение дождаться «веских доказательств» участия Москвы в событиях в Солсбери и не предпринимать «недружественных шагов» в отношении России. (rbc.ru)

Ранее во время заседания совета ЕС премьер-министр Греции Алексис Ципрас, глава правительства Финляндии Юха Сипиля и их болгарский коллега Бойко Борисов заявили о «нехватке информации» по «делу Скрипаля». Чешский премьер Андрей Бабиш, со своей стороны, призвал коллег сохранять спокойствие, отметив, что вопрос введения санкций против России является «очень чувствительным». (rbc.ru)

Отказалась высылать российских дипломатов претендующая на вступление в ЕС Сербия. В числе стран, которые воздержались от конкретных комментариев и оперативного прояснения своей позиции, – Ирландия, Словения и Люксембург. [vedomosti.ru]

«Нам понятна солидарность, евроатлантическая и другая, но рано или поздно за эти голословные обвинения придется отвечать», - так прокомментировал позицию Европейского союза по «делу Скрипаля» пресс-секретарь президента России Владимира Путина Дмитрий Песков. (rbc.ru)

При этом Россия положительно встретила предложение Австрии стать посредником между Россией и Западом в урегулировании разрастающегося кризиса, который спровоцировало «дело Скрипаля». «В ситуации с Великобританией, конечно, востребована любая роль, любой голос, который сподвигнет британских визави к, скажем так, адекватности в этом вопросе», - заявил 29 марта Дмитрий Песков. (rbc.ru)

За активными внешнеполитическими шагами Австрии внимательно наблюдают в Германии. Как признает, в частности, немецкая газета Die Welt, новый австрийский канцлер Себастьян Курц и его кабинет выгодно отличаются от начавшей отсчет своего четвертого срока на аналогичном германском посту Ангелы Меркель. Вене удается успешно взаимодействовать со странами Вишеградской группы (Венгрия, Польша, Словакия и Чехия), а также поддерживать конструктивный диалог с Россией, - подчеркивает издание.

В развитии ситуации вокруг инцидента в Солсбери следует иметь в виду еще один важный фактор, а именно продолжающиеся переговоры о выходе Великобритании из состава ЕС. Данное обстоятельство в значительной степени развязывает руки британцам и их сторонникам, поскольку и те, и другие не чувствуют необходимости принимать во внимание перспективные планы. Вне зависимости от дальнейшего развития событий вокруг «дела Скрипаля», после завершения процесса Brexit принципы политических и торгово-экономических взаимоотношений Лондона и других европейских столиц подвергнутся серьезному пересмотру. И уже тогда континентальная Европа сможет вернуться к вопросу о выработке общего и более объективного курса в отношении России.  

Ставка на 60 миллиардов

Пятница, 23 Март 2018 12:14

Подписанный президентом США Дональдом Трампом 22 марта меморандум «О борьбе с экономической агрессией Китая» фактически дал старт американо-китайской торговой войне. «У нас есть одна конкретная проблема. Я отношусь к ним как к друзьям… У нас прекрасные отношения, они помогают много нам с КНДР, и это - Китай. Но у нас торговый дефицит», - так прокомментировал свое решение глава Белого дома.

«Наш торговый дефицит с Китаем, по разным оценкам, составляет от 375 млрд долларов до 504 млрд долларов», - заявил Дональд Трамп перед подписанием меморандума. По данным американского Министерства торговли, рекордный дефицит страны в торговле товарами с Китаем – даже если принять его за 375,7 млрд долларов - в 2017 году составил 46% совокупного торгового дефицита США (811 млрд долларов). (bea.gov)

Кроме того, по словам президента США, «мы имеем ситуацию с колоссальной кражей интеллектуальной собственности, соответствующей сотням миллиардов долларов». (rbc.ru)

«Некоторые говорят, что это на самом деле 375 млрд долларов. Есть много вариантов того, как смотреть на это. Но как ни смотри, это самый большой дефицит для любой страны в мире», - подчеркнул президент Трамп. По его словам, введение антикитайских ограничений базируется на разделе 301 Закона США о торговле от 1974 года, который позволяет применять подобные меры в случае нечестной торговой политики или нарушения условий сделок.

На основании подписанного меморандума Дональд Трамп поручил американскому представителю на торговых переговорах Роберту Лайтхайзеру в течение двух недель подготовить и обнародовать список из 1300 китайских товаров, на которые будут введены пошлины (преимущественно речь идет о высокотехнологичных товарах). Одновременно он должен инициировать расследование в рамках Всемирной торговой организации по вопросу нарушения Китаем правил международной торговли. Отдельное поручение дано министру финансов США Стивену Мнучину: в течение 60 дней подготовить предложения по ограничению инвестиций Китая в американские компании. (whitehouse.gov)

Таким образом, вслед за введением заградительных пошлин на импорт стали и алюминия президент США Дональд Трамп перешел к конкретным ограничительным мерам, адресованным непосредственно Китаю. Президент США ставит в вину китайской стороне стремление использовать внерыночные административные механизмы с тем, чтобы обеспечить китайским компаниям конкурентные преимущества перед американскими в таких сферах, как создание полупроводников, разработка технологий искусственного интеллекта и развитие робототехники. Согласно позиции администрации Трампа, ссылающейся на доклад национального министерства торговли, правительство Китая субсидирует компании, стремящиеся «поглотить» своих американских конкурентов в вышеперечисленных сферах, предоставляя им необходимые финансовые средства в нарушение норм ВТО. Кроме того, Пекин требует от иностранных компаний, заинтересованных в выходе на китайский рынок, в качестве условия отрывать в Китае совместные предприятия и передавать китайской стороне «критические» технологии. Фигурирует в перечне американских обвинений и прямая «кража интеллектуальной собственности» компаниями Китая. В результате всех вышеперечисленных мер американские компании ежегодно несут убытки не менее чем в 30 млрд долларов, - подсчитали ранее в администрации США.

Первоначально предполагалось, что совокупная эффективность ответных мер должна составить аналогичные 30 млрд долларов в год. Однако затем американская сторона решила «поднять ставки» и подготовила расширенный список импортируемых из Китая товаров, - пошлины на которые должны будут принести китайским компаниям совокупный ущерб до 60 млрд долларов в год.

Список подготовленных при активном участии Дональда Трампа антикитайских мер весьма внушителен и включает в себя введение дополнительных тарифов на импорт товаров из Китая, значительное ужесточение условий допуска китайских компаний и инвестиций на американский рынок, а также усложнение процедуры приобретения американских технологий. При этом, согласно источникам американской газеты The Wall Street Journal, администрация Трампа изначально решила сделать процедуру введения антикитайских санкций максимально гибкой. В частности, заградительные пошлины не будут вводиться немедленно и единовременно, а право выбора перечня товаров, на которые они должны распространиться, передается самим компаниям из США. И уже они на основании анализа проблем и перспектив собственного бизнеса в Китае, выскажутся за конкретные «санкционные» решения.

Однако даже в таком «гибком» и «отложенном» варианте введение американских пошлин неизбежно вызовет ответные действия со стороны Китая, - свидетельствует комиссар Гонконга по торговым и экономическим вопросам в США Клемент Люн: Пекин не может продемонстрировать слабость, как председатель КНР Си Цзиньпин в отсутствие преемника «только что был утвержден на второй срок» в своей должности. (vedomosti.ru)

Первой конкретной реакцией Пекина на действия Дональда Трампа стало заявление, обнародованное национальным министерством торговли. В нем Китай предупредил США о намерении приостановить прежние условия торговли с этой страной «в целях эффективной защиты интересов» и о возможном введении пошлин на ввоз 128 американских товаров. (mofcom.gov.cn)

В список вошли, в частности, свежие фрукты (бананы, инжир, ананасы, гуава, авокадо, манго, хурма, вишня, груши, яблоки, киви), ягоды (свежий виноград, арбуз, дыня, замороженная малина, ежевика, шелковица, смородина и крыжовник), сухофрукты (курага, чернослив, сушеные яблоки), а также несколько видов орехов (бразильские орехи, фундук, грецкие орехи, фисташки), вина и свинина. Кроме того, в перечне оказались изделия из стали (трубы) и алюминиевый лом, - что стало реакцией на предшествующее введение американской администрацией импортных пошлин на сталь и алюминий.

Сам перечень состоит из двух частей. В первую вошла сельскохозяйственная продукция (за исключением свинины и продуктов из нее), а также металлоизделия. Их продажа Китаю принесла США в 2017 году 977 млн долларов прибыли, и теперь пошлины на них будут увеличены китайской стороной на 15%. Во второй части – продукция американского свиноводства. На ее продаже в Китай США заработали в 2017 году, по данным китайской стороны, 1,992 млрд долларов, и, соответственно, пошлины на нее будут увеличены на 25%. Как пояснили в китайском министерстве торговли, если Китаю и США не удастся достичь соглашения, то «КНР введет пошлины на продукты из первой части, а вторую часть может обложить налогом после дальнейшей оценки влияния действий США». «Практика США, ограничивающая импорт товаров на основе «национальной безопасности», серьезно подрывает многостороннюю торговую систему ВТО и ощутимо препятствует нормальному порядку международной торговли», - подчеркнули в Пекине. Протекционистские меры США «фактически представляют собой серьезное ущемление интересов Китая», - заявили в Поднебесной и предупредили, что ответные китайские пошлины могут, в свою очередь, выйти за пределы требований ВТО: но это будет сделано «в целях эффективной защиты интересов» страны. Окончательное решение по данному вопросу Китай примет после 31 марта. Министерство торговли предложило представителям «соответствующих китайских национальных департаментов, местным органам власти, а также бизнес-ассоциациям» к этому сроку «поделиться мнением о контрмерах». (rbc.ru)

О том, что руководство Китая заранее подготовило предварительный перечень ответных мер против США, говорят и источники газеты The Wall Street Journal. По их словам, речь идет о введении заградительных пошлин на импорт сельскохозяйственной продукции из тех американских штатах, которые принесли на президентских выборах победу Дональду Трампу. Так, соя выращивается в штатах Среднего Запада, которые поддержали Трампа на выборах. По словам гендиректора Американской ассоциации соевых бобов Райана Финдли, контрмеры Китая будут иметь долгосрочные последствия, поскольку место США на рынке КНР могут занять конкуренты. (rbc.ru)

Кроме того, в Пекине рассматривают возможность и более жестких мер. Среди них аннулирование крупных заказов на американские самолеты и инициирование антимонопольного расследования в отношении работающих в Китае американских компаний.

«Правительство будет практически обязано ответить в вызывающей манере», - прогнозирует действия китайской стороны бывший заместитель министра торговли США Фрэнк Лавин.

Вместе с тем, Китай явно стремится сохранить пространство для маневров и выстраивания более гибких отношений с США. Согласно имеющейся информации, разрабатывая контрмеры, в Пекине одновременно не исключают возможности пойти на определенные уступки Вашингтоне – в частности, смягчить ограничения на иностранные инвестиции в компании, действующие в финансовом секторе. «Китайцы участвовать в торговой войне с США не будут», - даже прогнозирует руководитель консалтинговой фирмы Asia-Pacific Management Consulting Куанг-Хуа Линь, По его мнению, в настоящее время у КНР попросту недостаточно сил для экономического столкновения с американцами. «Правительство знает, что они не могут этого себе позволить, торговая война в настоящее время всерьез в Пекине не рассматривается», - полагает Куанг-Хуа Линь. (regnum.ru)

Существует также иметь в виду вероятность выхода американо-китайских торгово-экономических споров на более высокий международный уровень, учитывая намерение администрации США подать жалобу на Пекин в ВТО, а также подключить к противодействию Китаю Европейский союз и Японию. Однако ситуация для президента Трампа осложняется уже объявленными им импортными пошлинам на сталь и алюминий, затронувшими интересы как европейцев, так и японцев. Как показал прошедший в начале текущей недели в Буэнос-Айресе саммит «большой двадцатки», ЕС, Япония и другие влиятельные мировые торгово-экономические игроки пока не спешат занимать позиции по американскую сторону баррикад, рассчитывая прежде добиться от Дональда Трампа уступок в объявленной им «стальной войне».

Следует также иметь в виду, что именно Китай является главным держателем казначейских облигаций США (следом идет Япония). Поэтому эскалация напряженности в американо-китайских торгово-экономических отношениях неизбежно приведет к потрясениям на мировых рынках. Не случайно ведущие американские биржевые индексы на фоне новостей о возможной торговой войне США с Китаем сразу же продемонстрировали существенное снижение. Индекс Dow Jones за одну торговую сессию упал на Нью-Йоркской фондовой бирже на 724,42 пункта (2,93%), достигнув уровня в 23,957 тысяч пунктов.  Индекс NASDAQ снизился на 2,43%, потеряв к закрытию торгов 178,61 пункта и опустившись до 7,166 пунктов. Индекс S&P 500 упал на 2,52% (68,24 пунктов), снизившись до 2,643 пункта.

Сложившаяся ситуация и, главное, слабо поддающаяся прогнозу дальнейшая динамика отношений США и Китая требуют особого внимания со стороны России. Эскалация напряженности между Вашингтоном и Пекином и возможное подключение к «торговой войне» Евросоюза неизбежно приведут к переформатированию глобальных торговых потоков – как в сфере металлургии, так и в области сельскохозяйственного производства, неминуемо затронув также и энергетику. Подобное переформатирование может объективно оказаться выгодным для российских компаний и производителей, позволив им укрепить имеющиеся позиции и завоевать новые на европейских, азиатских и, возможно, даже американских рынках.

Страница 3 из 36