facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 6:56
Показать содержимое по тегу: Сирия

В 1279 году до н.э. неподалеку от современного города Хомс в кровопролитной битве за контроль над землями, которые теперь называются Сирией, сошлись две сильнейшие армии того времени – Египта и Хеттского царства. Сражение победителя не выявило, и через какое-то время две державы заключили договор, разграничивший их сферы влияния. Это был первый раздел Сирии.

Много веков Сирия, с ее цветущими оазисами, морскими портами и караванными маршрутами оставалась «яблоком раздора» в отношениях между сменявшими друг друга  региональными державами. В 1922 году эти области стали подмандатной территорией Франции, однако, последняя установила прямой контроль только над районами между горами к западу от Дамаска и побережьем. Французы не без цинизма называли эти земли «Полезной Сирией», т.к. остальная территория (сегодня в основном подконтрольная «Исламскому государству») представляла собой малонаселенную пустыню и не слишком интересовала Париж. В наши дни в «Полезной Сирии», которая составляет всего около 15% площади страны, сосредоточено более половины всего населения, что во многом объясняется всплеском внутренней миграции по известным причинам в последние годы. Традиционно эта полоска земли, сегодня удерживаемая войсками сирийского правительства, была и остается районом преимущественного проживания алавитов, христиан и друзов.

Внутрисирийский конфликт, начавшийся под социальными лозунгами, сегодня приобрел межконфессиональный характер (курды на севере страны решают свои задачи и стоят вне этой схватки).  Во многом опирающемуся на поддержку алавитов и других религиозных меньшинств режиму Башара Асада  противостоят  вместе и порознь  суннитские страны и группировки. А поддерживает его, соответственно, шиитский Иран и подконтрольная Тегерану ливанская «Хезболла». Как дружественный нейтралитет можно определить позицию официального Багдада, тоже шиитского - после свержения Саддама Хусейна.

Последней из мировых держав, за исключением разве что Китая, непосредственно в боевые действия против ИГ по просьбе сирийского правительства вступила Россия, поддержав официальный Дамаск как сторону, противостоящую джихадистам и символизирующую суверенитет и целостность страны как субъекта международного права. «Сегодня Москва пытается вернуть на прежние позиции свое представление о суверенитете, которое было общераспространенным всего несколько десятков лет назад», –  считает, например, политолог Владислав Иноземцев. (http://www.independent.co. uk/voices/putin-s-aim-is-clear-to-restore-the-principle-of-sovereignty-to-international-affairs-a6698221.html )

Это очень важный постулат.  Но давайте  рассмотрим  составляющие силы этого, по сути, суннитско-шиитского конфликта, не затухающий уже более тысячи лет. Россия в нем, «встала на сторону»  меньшинства в этом регионе. Сегодня шииты составляют 98% населения в Иране, 75% — в Бахрейне, 54% — в Ираке, 30% — в Ливане, 27% в ОАЭ, 25% — в Кувейте, 20% — в Катаре и 10% — в Саудовской Аравии. (http:// www.slate.fr/story/100265/sunnites-chiites-guerre-fratricide-millenaire). Хотя они проживают и в странах Центральной Азии, и в Магрибе, и в Афганистане, и в Пакистане, и в Турции, а второй «шиитской» страной, помимо Ирана, можно считать Азербайджан.

С другой стороны, США давно и прочно сделали ставку на «суннитский мир», прежде всего – на монархии Персидского залива, снабжающие американскую экономику энергоресурсами и предоставляющие американскому командованию военные базы в стратегически важном регионе. Причем, принадлежность к суннизму «Аль-Каиды» и «Исламского государства», отличающихся ярко выраженным антиамериканизмом и к тому же находящихся под патронажем все тех же монархий,  дела не меняет: в прагматичную и циничную  эпоху постмодернизма:  идеологии – для масс, а для королей и эмиров, обитателей Белого дома и насельников Уолл-стрит  -  важнее экономические и политические дивиденды. 

Но понимание  реалий, судя по всему,  существует. «Содействие суннитскому исламу - не панацея, а скорее, замена отдаленных угроз - на ближайшие», - предупреждает политолог Барри Рубин, рассуждая о противостоянии США с «агрессивным» и «ядерным» Ираном. (http://pjmedia.com/ barryrubin/2013/05/17/whos-more-dangerous-sunni-or-shia-islamists/)

При этом  вполне логичным представляется негативное отношение американцев к большинству поступающих от российской стороны предложений по налаживанию взаимодействия при проведении боевых операций в Сирии. А также – жесткое предупреждение главы Объединенного комитета начальников штабов армии США Джозефа Данфорда в адрес официального Багдада, склоняющегося к привлечению российской авиации к борьбе с ИГ на территории Ирака: «Я сказал (иракскому руководству – А.И.), что нам будет очень трудно обеспечить необходимую поддержку, если русские будут проводить тут свою операцию. Мы не сможем проводить свои операции, если русские начнут действовать в Ираке». (http://www.newsru.com/world/21oct2015/ iraqrussia.html )

И снова о «Полезной Сирии». Древние порты и караванные пути остались на своем месте, разве что подверглись модернизации. Постоянный рост  спроса на энергоносители в Европе обусловливает расширение сети трубопроводов из Ирана и Ирака на средиземноморское побережье.  Танкерные перевозки были, есть и, вероятно, всегда будут экономически менее привлекательными. А в случае Ирана – и более рискованными в постоянно меняющейся геополитической конъюнктуре:  тот, кто контролирует Ормузский пролив, контролирует иранский экспорт. Рабочими в этих условиях в перспективе могут стать только терминалы на сирийском побережье: Ливан политически нестабилен,  Израиль на протяжении всей своей современной истории находится или на пороге или в состоянии войны с соседями,  египетское побережье «отрезано» от иранских и иракских углеводородов все тем же Израилем.  В частности, этим объясняется, с одной стороны, заинтересованность Тегерана в стабильности алавитского (т.е. «почти шиитского») режима Асада, а с другой, - незаинтересованность в этом «нефтяных» и «газовых» монархий Аравийского полуострова.  Так что дело далеко не только в суннитско-шиитских трениях: «терпели» же в аравийских столицах много лет алавита Башара Асада, а до него – алавита Хафеза Асада. А теперь даже Катар устами своего министра иностранных дел грозит Дамаску войной. Правда не один, а якобы, вместе с «саудовскими братьями и Турцией». (http://ria.ru/syria_chronicle/20151021/ 1305881082.html)

Такое развитие событий представляется маловероятным, но то, что сирийский режим очень не нравится Анкаре, - это факт. Турция, один из главных игроков в регионе, обделенная запасами углеводородов, стремится контролировать все потоки энергоносителей в рамках «Южного коридора» в Европу, а значит, и сирийское побережье. Посчитав, что режим в Дамаске рухнет очень быстро, турецкий лидер Реджеп Эрдоган объявил Асада, который до этого числился среди его лучших друзьей, тираном и врагом и превратился в наиболее рьяного поборника силового вмешательства в ход гражданской войны в соседней стране.  Далее: уже вообразив себя транспортником-монополистом, Анкара стала требовать от Москвы права распоряжаться транзитным природным газом, который должен придти по «Турецкому потоку», т.е. права реэкспортировать его по своему усмотрению. Тут и в Тегеране поняли, что Ирану могут быть предъявлены те же требования. В результате, застопорились российско-турецкие переговоры по газу и так и не начались турецко-иранские – по нефти.

В целом,  сирийский конфликт привел к ощутимому охлаждению отношений между Россией и Турцией, постепенно переставших называть (и, похоже, считать) друг друга «стратегическими партнерами». Переход российских войск к борьбе с исламскими террористами на дальних подступах к своей территории – в Сирии – еще больше накалил обстановку. Эрдоган стал даже угрожать снижением закупок российского газа и намекнул на окончательное блокирование реализации многомиллиардного и объективно очень выгодного для турецкой стороны  проекта «Росатома» по строительству АЭС в Аккую, близ Мерсина. Примечательно, что на оба выпада турецкого лидера Кремль отреагировал на редкость спокойно. В Москве понимают: в преддверии досрочных выборов, намеченных на 1 ноября, Эрдоган просто обязан демонстрировать столь ценимые турецким электоратом качества жесткого и независимого политика, пусть и посредством одной только риторики.

Между тем Россия, верная избранной стратегии,  весьма разумно укрепляет отношения со всеми силами, реально противостоящими террористам ИГ, «Ан-Нусры» и проч. А помимо сирийской армии, это курдское ополчение в Ираке и Сирии. На днях Сергей Лавров объявил о намерении Москвы оказать военную помощь иракским курдам, подчеркнув, что этот вопрос согласовывается с Багдадом. (http://www.newsru. com/russia/21oct2015/erd.html )  Турция, ревниво следящая за всеми процессами, протекающими в Курдистане, уже смирилась с фактически независимым статусом иракских курдов. Другое дело администрация освобожденных районов Сирийского Курдистана, в которой главную скрипку играет Партия Демократический Союз (ПДС), объявленная Анкарой «сирийским филиалом» Рабочей партии Курдистана, чьи отряды с 1984 года ведут вооруженную борьбу с правительственными войсками на территории самой Турции.

Поэтому столь широкий резонанс в стране вызвала информация о возможном открытии в Москве официального представительства администрации Рожавы (Сирийского Курдистана).

Через неделю после этого делегация ПДС во главе с сопредседателем партии Асией Абдуллах прибыла в Москву для консультаций с МИД РФ. Между тем турецкий дипломатический источник газеты «Коммерсант» предупредил: у Анкары такое развитие событий вызовет «жесткую реакцию».  (http://www.kommersant.ru/ doc/2835990)

Сколь бы жесткой эта реакция ни была, скорее всего, она останется вербальной - до парламентских выборов 1 ноября официальная Анкара не будет предпринимать резких действий. А какой будет страна в ноябре, пока неясно. Согласно опросам общественного мнения, партия власти после июньских, в целом неудачных, для нее выборов, продолжает терять сторонников.

Вот такой  сложный узел противоречий приходится учитывать России, старающейся стабилизировать обстановку в регионе.  И эти усилия, хотя и редко, начинают оценивать даже на Западе.  

Обозреватель  The Washington Post  Дэвид Игнатиус полагает, что  «покойный арабист, политик и дипломат  Евгений Примаков одобрил бы решительность Путина в Сирии, но, возможно, счел бы ее рискованной. Путин "начал возрождать мечту Примакова  о российском влиянии в арабском мире, но ценой того, что взвалил на себя бремя борьбы с мусульманским экстремизмом - усилий, которые так сильно истощают Соединенные Штаты", говорится в статье. 

Запад шокирован оперативностью России в Сирии

Среда, 14 Октябрь 2015 20:25 Опубликовано в Аналитика

Дезинформационная шумиха на тему ситуации в Сирии, поднятая западными СМИ и высокопоставленными чиновниками, вызвана не только тем, что Путин поставил на место Вашингтон, не добившийся за год реальных результатов в борьбе с ИГ, но и тем, что Москва «развернула сложную военную кампанию в мгновение ока», пишет экс-агент британской разведки МИ6 Алистер Крук (Alastair Crooke) в своей статье «Цель России в Сирии: стратегическое поражение ИГИЛ и Аль-Каиды», размещенной на американском веб-сайте «Huffington Post»[i].

«НАТО с его сложной структурой куда более неповоротлив - мнение А.Крука. – Например, на реализацию мероприятий по поддержке Ирака у Североатлантического альянса уходили годы». И это несмотря на то, что «в течение десятилетий у НАТО не было соперника в части принятия решений о войне и мире, и ему не было дела до того, что думают или делают другие страны». По его мнению, разрушительная сила альянса очевидна, а вот его стратегические способности вызывают сомнения.

Кроме того, «Запад обеспокоен тем, что эта инициатива России может означать начало военного союза стран Шанхайской организации сотрудничества, одной из целей которой является упреждение проектов НАТО по смене режимов», отмечает А.Крук. По его мнению «эта перспектива будет раздражать западные элиты и может в итоге внести изменения в нынешние расчёты организации».

При этом экс-агент британской разведки МИ6 не видит за действиями Москвы политических мотивов. «Очевидно, что своими авиаударами российская армия готовит почву для наступления сирийских коллег: авиация обеспечивает защиту линий логистики сирийской армии, одновременно нарушая логистику джихадистов», – пишет автор. По его мнению, действия россиян в районе Латакии, где находится их авиабаза, «являются первоочередными, – не более чем стандартный военный метод работы».

«Когда основные цели будут уничтожены, – пишет А.Крук, – сирийская армия сможет начать наземную операцию. Российские солдаты не будут принимать участия в военных действиях, их задача сведётся к обеспечению безопасности базы в Латакии». Помимо этого, «они смогут обеспечивать воздушную поддержку в ночное время и трансляцию в реальном времени», добавляет он.

 

The Huffington Post

http://www.huffingtonpost.com



[i] «Хаффингтон Пост» — крупнейшее американское интернет-издание. «Хаффингтон Пост» был запущен 9 мая 2005 года «Хаффингтон Пост» 7 февраля 2011 года был куплен AOL. Посещаемость:80 миллионов в месяц. С 2011 года СМИ вышло на мировую арену, появились канадская, британская и французская версии. В 2012 году появились версии для Испании и Италии. В 2013 году появилась версия для Германии. Представители Республиканской партии США считают, что авторы, пишущие для «Хаффингтон пост», враждебно относятся к взглядам и личностям кандидатов от Республиканской партии.

 

Вчера американский сенатор Джон Маккейн, озабоченный тем, что Россия вместе с сирийской правительственной армией методично уничтожает террористов и объекты их инфраструктуры в Сирии, заявил о том, что на это необходимо отвечать. Причём ответ, по мнению Маккейна, должен заключаться в нанесении ударов по важным объектам сирийской правительственной армии, а также по другим важным объектам для Башара Асада. Фактически это является открытым призывом американского политика – главы сенатского комитета по вооружениям - поддержать террористов, орудующих в Сирии, и вновь обнажает связь Вашингтона и террористических организаций Ближнего Востока. Маккейн заявил, что если Россия продолжит атаки на поддерживаемую США оппозицию, Соединенные Штаты должны повысить цену российским интересам — например, атакуя значительные для сирийского режима объекты. При этом Маккейн отметил, что в отношении России необходимо «ужесточить санкции и усилить международную изоляцию». Неясно при этом, что по мнению г-на Маккейна, нужно считать «международной изоляцией РФ»: личную встречу Барака Обамы и Владимира Путина в Нью-Йорке, многочисленные визиты лидеров стран ЕС в Москву и встречи с российским руководством на других площадках, контакты России и других государств ШОС и БРИКС или же что-то еще.

 

http://topwar.ru/

 

Хочет ли Запад взятия Дамаска Аль-Каидой?

Вторник, 13 Октябрь 2015 14:47 Опубликовано в Аналитика

 

Критика российских авиаударов в Сирии со стороны США, равно как их британских и французских союзников, звучит удивительно как по форме, так и по содержанию, гласит материал известного французского издания «Le Figaro». Неужели россияне занимаются в Сирии не тем же самым, чем американцы в Афганистане?

2 октября истребители-бомбардировщики F-15 ВВС США нанесли удары по городу Кундуз, чтобы оказать содействие национальной армии на фоне нескончаемых нападений талибов. В качестве «сопутствующего ущерба» американцы разбомбили госпиталь «Врачей без границ», убив десятки сотрудников и пациентов.

С декабря 2001 года американцы играют роль стратегических союзников прозападного центрального правительства страны, которое пришло на смену исламскому эмирату муллы Омара. Тот вызвал их недовольство тем, что разместил на своей территории тренировочные лагеря «Аль-Каиды». 14 лет спустя после начала войны в Афганистане американцы все еще борются там против талибов. Год назад они вывели основную часть наземных сил, однако продолжают поддерживать Кабул, чтобы не дать столице попасть в руки пуштунских мракобесов и союзников «Аль-Каиды», которые к тому же получают логистическую помощь от пакистанской разведки, отмечает в статье французское издание.

Москва же, напоминает «Le Figaro», развернула военно-политическое сотрудничество со светским сирийским государством еще в 1960-х годах. Сегодня эту страну может захлестнуть исламистская волна, которую финансируют Турция и Катар. Америка решила, что Кабул не должен угодить в руки талибов, а Россия точно так же считает, что Дамаск, где в свое время апостол Павел был обращен в христианскую веру, необходимо защитить от «Аль-Каиды». Удивительно, что американский Государственный департамент в упор не замечает столь очевидные параллели, подчеркивает газета.

Когда осенью 2001 года Америка развернула свою масштабную «войну с терроризмом», она обратилась за логистической поддержкой к Кремлю. И Владимир Путин незамедлительно ее предоставил. Почему же сейчас Запад отказывается рассматривать его предложение об антиисламистской коалиции в Сирии?- справедливо задает вопросы французское издание: «Мы что, впали в ступор при виде ваххабитской идеологии? Или же нас купили арабские нефтяные монархии?»

Запад недоволен тем, что Россия не ограничивается ударами лишь по одному Исламскому государству (которое, кстати, вновь напомнило о себе 4 октября, взорвав триумфальную арку в Пальмире, часть всемирного наследия ЮНЕСКО). Да, Москва действительно сосредоточила большую часть ударов на отрядах «Армии завоевания», которая представляет собой вторую серьезную военную силу в сирийском восстании. Эта исламистская коалиция была сформирована 24 марта 2015 года, а 28 марта захватила стратегически важный город Илдлиб.

«Армия завоевания» получает логистическую поддержку от Турции и создает серьезную угрозу для столицы. Две главных ее составляющих — это «Джабхат ан-Нусра» и «Ахрар аш-Шам». Первая в конце 2013 года присягнула на верность «Аль-Каиде». Вторая представляет собой обычное салафитское движение, констатирует «Le Figaro». Обе группы заявили о том, что после взятия Дамаска собираются немедленно ввести законы шариата. Партия «Баас» уже оставила горожан без политического выбора. Так, хотим ли мы лишить их еще и свободы веры?

Быть может, Запад опасается, что российская армия разбомбит его «умеренных» друзей из «Сирийской свободной армии»? Увы, но по факту это лишь призрак. В истории затянувшейся уже на четыре года сирийской гражданской войны эта группа играла определенную роль в информационном пространстве, но ровным счетом ничего не значила в военном. Не стоит повторять ошибку 1975 года, когда мы позволили Пномпеню, отмечает французская газета, попасть в руки «красных кхмеров». Если «Аль-Каида» захватит Дамаск, это будет означать незамедлительную расправу над всеми алавитами (за «отступничество») и, в лучшем случае, выдворение христиан в соседний Ливан. Находящемуся у власти с 2000 года Башару Асаду не удалось объединить страну? Безусловно. Но это не повод для того, чтобы распахнуть врата Дамаска перед ордами исламистских варваров, заключает «Le Figaro».

 

 

http://www.actualpolitics.ru

 

Страница 5 из 10