facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 3:04


Афганистан и Ливия в «Большой игре»

Понедельник, 04 Июнь 2018 13:26

События в Сирии и вокруг нее заслоняют процессы, протекающие на флангах Дуги нестабильности, - в Афганистане и Ливии. Хотя в ближайшее время именно они могут сформировать новую информационную повестку мировых СМИ.

Результаты политики США в Афганистане, проводимой в течение 15 лет после вторжения в эту страну, плачевны. Террористы разных мастей заняты дележом территорий (только в подконтрольных «Талибану» районах проживает больше половины населения страны), государственный аппарат мало дееспособен и коррумпирован. Профессиональный уровень афганской армии и сил правопорядка оставляет желать лучшего, несмотря на многолетние усилия американских и европейских инструкторов и многомиллионные финансовые вливания. Наконец, производство опия явно вышло из-под контроля: по данным ООН, площадь земли, используемой под маковые посевы в 2017 году, по сравнению в предыдущим годом выросла на 63%, производство опия-сырца — на 88%. (inosmi.ru)

На каком-то этапе администрация барака Обамы, очевидно, осознала бесперспективность своих усилий, и Белый Дом принял решение вывести из Афганистана американские войска. Впрочем, не все. Американцы перевели экспедиционный корпус в «спящий режим», дабы держать руку на пульсе событий и при необходимости вмешаться в их ход, продлевая жизнь кабульского режима.

Инициатива Дональда Трампа увеличить американский контингент аж до 15 тысяч человек, дабы «искоренить терроризм в Афганистане», логическому объяснению не поддается. В свое время этого не смогла сделать 130-тысячная группировка НАТО. Остается предположить, что в основе этого показного демарша лежит парадигматическое (если не сказать навязчивое) неприятие внешней политики предыдущей администрации. А по сути ничего не меняется.

Когда-то Россия (вместе с Узбекистаном и Ираном) поддерживала «Северный альянс» Ахмада Шаха Масуда в борьбе с «Талибаном», но с тех пор ситуация изменилась: сегодня без привлечения талибов к переговорному процессу примирения в стране уже не достичь. Усилия Москвы в Афганистане сводятся к предотвращению экспансии радикальных исламистов в Центральную Азию, а затем и в Россию. Для чего прежде всего необходимо усадить за стол переговоров «Талибан» и официальный Кабул. Пока не получается – «студенты» упорно отвергают предложения президента Афганистана Ашрафа Гани принять участие в выборах в парламент и региональные советы, не без основания полагая, что нынешнее афганское правительство «было создано посольством США в Кабуле». (fergananews.com) Усилия российской дипломатии, тем не менее, не остаются втуне: министр иностранных дел афганского правительства Салахуддин Раббани признал: «США и Россия являются стратегическими партнерами Афганистана. Обе страны хотят видеть мир и стабильность в республике». (tass.ru)

По российским данным, численность боевиков, находящихся на севере Афганистана, в непосредственной близости к границам центральноазиатских стран, составляет 15-20 тысяч человек, причем 4,5 тысячи из них – люди, присягнувшие ИГИЛ. И это являет прямую угрозу безопасности стран-членов ОДКБ и ШОС. Конечно, в Вашингтоне с этим не согласны – подобные заявления российского руководства расцениваются как пропагандистские.

А вот по словам спецпредставителя президента России по Афганистану Замира Кабулова, нынешние проблемы Афганистана проистекают от нежелания США разговаривать с талибами. При этом, признавая, что отдельные полевые командиры талибов «состоят в тактическом альянсе с ИГИЛ», Кабулов подчеркнул, что в целом две группировки враждуют, и в этом отношении интересы России и «Талибана» совпадают. (afghanistan.ru) Дело в том, что движение талибов (в отличие от ИГИЛ) не замечено в джихадистских амбициях. Разве что афгано-пакистанская граница, разделившая единый народ пуштунов, который «Талибан», собственно, и представляет, - для них понятие условное. Кстати, власти Пакистана, негласно поддерживая «Талибан», стараются заручиться его отказом от претензий на территорию своей страны, ради чего сохраняют особый статус приграничной Зоны племен, в большинстве - пуштунских.

Тем временем Ливия, возможно, получила шанс на восстановление мира. На прошедшей 29 мая в Париже конференции под эгидой ООН глава Правительства национального согласия Фаиз Сарадж, командующий ВС Халифа Хафтар, глава парламента на востоке страны Агила Салех и глава высшего госсовета в Триполи Халид аль-Мушри одобрили план мирного урегулирования. Участники встречи договорились постепенно прекратить деятельность обоих правительств и провести 10 декабря президентские и парламентские выборы. Что позволило Эмманюэлю Макрону, может быть несколько преждевременно, назвать конференцию «исторической». Если дело дойдет до выборов, основными претендентами на победу будут Сарадж и Хафтар. Кроме того, баллотироваться на высший пост планирует и сын Муаммара Каддафи - Сайф аль-Ислам Каддафи. Политического веса у него нет, но за ним - память о «тучных» годах правления отца.

Откладывать конференцию было нельзя: признанное мировым сообществом правительство Сараджа уже не контролирует даже своей столицы - 26 и 27 мая боевики отбили у него аэропорт Триполи и правительственный офис. Шанс на внутриливийское замирение остается не более чем шансом: в 2014 голу уже была предпринята попытка провести президентские выборы. Все кончилось тогда очередным всплеском вооруженного противостояния. К тому же буквально накануне парижской конференции лидеры 13 «бригад» из Мисураты заявили о нелегитимности встречи в Париже, поскольку их представителей на нее не пригласили.

Сегодня на западе и юге страны (в Триполитании и Феццане соответственно) не прекращается хаос, порожденный агрессией НАТО в 2011 году. Наряду с правительством в Триполи, здесь расцвела «настоящая вольница всевозможных группировок, местных ополчений, исламистов, кочевников и просто бандитов». (expert.ru) Часть из них и сейчас подчиняются правительству Сараджа, но чаще это не более чем формальность.

Восток (Киренаика) и частично юг «приведены к единому знаменателю» силой оружия армии Хафтара, костяк которой составили бывшие офицеры ВС Джамахирии. Законно избранный парламент в Тобруке (с Салехом во главе) все более превращается в витрину легитимности власти маршала. Перспектива восстановления государственности на западе и юге смущает местных полевых командиров и племенных вождей. Так что нельзя исключить, что в случае неудачи на выборах, Хафтар напомнит ливийцам и всему мировому сообществу о том, что «большие батальоны всегда правы».

Очевидно, понимая это, с Хафтаром в деле борьбы с террористами взаимодействуют ВС Египта, ОАЭ (они уже построили на подконтрольной маршалу территории свою военную базу), Франции (патронирующей вообще-то правительство в Триполи), Великобритании, Иордании. Что же, нефтяным компаниям этих стран по большому счету не так важно, кто будет контролировать нефтяной сектор Ливии. Главное - обеспечение безопасности и бесперебойной работы нефтяных терминалов. А европейские правительства все больше заинтересованы в перекрытии потока беженцев. Все указывает на то, что лучше всех обеспечить и то, и другое сможет Хафтар.

Россия в Ливии потеряла миллиарды долларов на контрактах с режимом Каддафи в сфере энергетики, строительства, инфраструктуры и поставки вооружения. И стремится вернуть свои позиции в этой стране, понимая, что не стоит ждать наступления внутриливийского мира, а действовать надо уже сейчас. Как отметил глава контактной группы РФ по Ливии Лев Деньгов: «Сегодня ливийцы нам доверяют. Ливийцы говорят, что Россия является неотъемлемой частью процесса политического урегулирования в Ливии». (ria.ru) Заметим, речь идет о ливийцах и из Триполи, и из Тобрука. По словам того же Деньгова, «Он (Хафтар – А.И.) всегда обращается к нам за военной помощью, он всегда обращается с вопросами вооружения, обучения в военных сферах... За военной помощью обращалось и правительство национального согласия. Но сегодня, благодаря МИД, позиции президента, у нас выработана позиция, равно приближенная ко всем». (pnp.ru) Кстати, майский визит в Москву министра иностранных дел триполитанского правительства Мухаммеда Сиялы стал уже третьим за последние полгода. Очевидно, в Триполи побаиваются Хафтара и надеются, что Москва сможет придать миролюбия его планам.

Как отмечала норвежская Dagbladet, с самого начала вооруженное сопротивление режиму Каддафи «оседлали» исламисты: «Лидер мятежников, Мустафа Абд-аль-Джалил, один из близких партнеров Запада в Ливии, заявил, в частности, что он хочет сделать мусульманские законы шариата основным источником нового ливийского законодательства. В некоторых случаях США, Франция и Великобритания знали об этом, но они поддерживали радикальных исламистов, которые были вполне приемлемы, потому что хотели свергнуть Каддафи». (inosmi.ru) Последние фразы применимы и к Афганистану – стоит лишь заменить «свергнуть Каддафи» на «противодействовать СССР».

Пока американцы зациклены на мести талибам, некогда предоставившим убежище Усаме бен Ладену, ИГИЛ (с которым и в Афганистане, и в Сирии, американцы ведут порой «странную войну», где конфронтация перемежается чуть ли не с взаимодействием) будет чувствовать себя в Афганистане вполне комфортно. А значит - дестабилизировать обстановку в непосредственной близости от границ ОДКБ и мешать Китаю проложить «Новый Шелковый путь».

В Ливии роль США, как пелось в одной советской песне, «на первый взгляд, как будто не видна». Но вот на что нельзя не обратить внимания: главным военно-политическим соперником Хафтара сегодня является Мисуратский альянс. А за ним стоят американцы, что подтверждается и признаниями арабских экспертов, (см., например, ru.valdaiclub.com), и совместными операциями американских ВВС и спецназа с силами альянса против боевиков ИГИЛ. Ставку на популярного в глазах внешних игроков Хафтара в Вашингтоне не делают – маршалу уже далеко за семьдесят, да и недавний инсульт здоровья ему, надо полагать, не прибавил. Неизбежный уход (как минимум, из политики) харизматического лидера, скорее всего, будет сопровождаться развалом его армии – принципа вождизма на арабском Востоке никто не отменял. Тогда, возможно, и настанет звездный час мисуратских «бригадиров» (и стоящих за ними «тихих американцев»), а триполитанскому правительству, если его решат сохранить, скорее всего, придется ограничиться задачей обеспечения легитимности Мисуратского альянса. Не более того.

В итоге создается впечатление, что, проигрывая центр Дуги нестабильности, США концентрируются на ее флангах. «Большая игра» продолжается, так что мира ни в Афганистане, ни в Ливии в обозримом будущем не предвидится.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

Оцените материал
(0 голосов)
Поделиться в соцсетях
Прочитано 372 раз