facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 11:24


Грозит ли Евросоюзу раскол на восток и запад?

Четверг, 12 Апрель 2018 12:16

1 марта Европарламентом была принята резолюция, инициировавшая дисциплинарную процедуру против Польши. Варшаву обвиняют в нарушении ряда фундаментальных демократических принципов ЕС. В случае, если правительство Польши не согласится пойти на уступки, страну могут на время лишить права голоса в Европейском Совете[i]. Проблема в том, что для претворения такого решения в жизнь необходимо согласие всех государств-членов ЕС. Между тем Венгрия, против которой выдвинуты обвинения подобного же рода, может заблокировать санкции против Варшавы. По мнению многих наблюдателей, усилившиеся трения внутри ЕС отражают не просто «рост националистических настроений», который наблюдается по всей Европе, хотя и в разных масштабах. О движении ЕС в направлении "Европы двух скоростей" уже открыто говорят не только аналитики, но и политики высшего звена, включая президента Франции Э. Макрона. Насколько велика угроза качественного усиления противоречий между востоком и западом Европы?

«Правый», «антилиберальный» поворот в Европе наблюдается последние 20-25 лет. Причем по всему континенту, а не только в новых членах ЕС. По данным BBC, в 2000 году в среднем по странам Европы доля голосовавших за «популистов» составляла 8%, сейчас - примерно 25%. На текущий момент, отмечают Майкл Абрамовиц (Michael Abramowitz) и Нэйт Шенкан (Nate Schenkkan) в Foreign Affairs,  исламофобия, «преследования НГО», жесткое неприятие политики ЕС, а также страх перед миграцией, играют ключевую роль в укреплении позиций консервативных и националистических политиков-«популистов» не только в Венгрии, Польше, Австрии и Чехии. Подобные идеи набирают вес в политическом дискурсе практически каждой европейской страны. А «популисты» все чаще оказываются в роли потенциальных партнеров при формировании коалиционных правительств.[ii] Таким образом, «давление ЕС» вызывает всё большее отторжение у многих политических сил в государствах Центральной и Восточной Европы, поскольку ассоциируется с ограничениями суверенитета.

Воплощением отмеченных тенденций явилась череда политических потрясений, случившихся в Европе в 2017 году. Сначала во Франции на президентских и парламентских выборах потерпели сокрушительное поражение обе системообразующие партии – социалисты и республиканцы. Затем, к вящему удивлению большинства наблюдателей, в Германии начался «самый серьезный политический кризис со времени объединения» - переговоры о создании правящей коалиции затянулись более чем на полгода, завершившись лишь в марте 2018. Наконец, в декабре 2017 в Австрии было сформировано новое правительство, в состав которого вошли консервативная Народная партия и крайне правая Партия свободы. Речи о выходе Вены из ЕС, разумеется, не идёт. Тем не менее, новая австрийская правящая коалиция имеет свое представление о путях реформирования ЕС – сильно отличающееся от подходов Германии и Франции. Канцлер Себастьян Курц не скрывает желания ограничить сферы влияния Евросоюза. Этим, по мнению ряда комментаторов, он сильно напоминает некоторых своих коллег в Центральной и Восточной Европе, также недовольных попытками централизации власти, предпринимаемыми Брюсселем.

Кульминацией столкновения различных концепций будущего Евросоюза стало инициированное 20 декабря прошлого года Европейской комиссией судебное разбирательство против Польши «за политическое вмешательство в его систему правосудия». В этих условиях, с одной стороны, серьезно усилились сомнения относительно способности «инициировать процесс обновления Евросоюза» как у нового кабинета Меркель, так и у президента Франции, сталкивающегося со все большим сопротивлением амбициозным планам реформ у себя дома. С другой, «события в конце 2017 года в Брюсселе, Будапеште, Варшаве, Праге и Вене являются однозначным тревожным свидетельством того, что ЕС сталкивается с экзистенциальной дилеммой в противостоянии с националистическими лидерами Центральной Европы во главе с Польшей и Венгрией»[iii]. Между тем, на повестке дня остаются кризис еврозоны и Брекзит. В результате, констатирует известный российский эксперт Федор Лукьянов, Европа поворачивается в себя, а «будущее континента «не было таким туманным с середины ХХ века».

Политические противоречия тесно переплетаются с экономическими. В опубликованной в 2017 году работе известных экономистов Филиппа Новокмета, Томаса Пикетти и Габриэля Цукмана недвусмысленно говорится о том, что странами Восточной Европы владеют иностранцы. С одной стороны, стабильный приток инвестиций обеспечивает экономический рост и высокую занятость. С другой, столь высокая зависимость от иностранного капитала в экономике чревата серьезными потрясениями, в случае, если страна по каким-либо причинам теряет свою инвестиционную привлекательность. Как показывают исторические примеры, «бегство» иностранных инвесторов, как правило, провоцирует всплеск безработицы, глубокий спад в экономике, коллапс банковской системы[iv].

Между тем, после выхода Великобритании, годовой бюджет Евросоюза уменьшится по меньшей мере на 10 миллиардов евро. В этой связи, активно обсуждается вопрос снижения дотаций странам-членам, от которого в первую очередь пострадают самые бедные государства. Это «предвещает еще одно столкновение востока и запада Европы». Тем более, что «в качестве обоснования сокращения субсидий некоторым странам уже открыто называется неприятие ими либеральных ценностей». В ответ, ведущие страны  ЦВЕ  «недвусмысленно говорят Брюсселю: мы - не ваши колонии». В этих условиях, «Баталия Восточной и Западной Европы угрожает затормозить, а то и вовсе обнулить полтора десятилетия интеграционных процессов, а в более широком смысле ставит вопрос: ЕС - это объединение по принципу общих экономических интересов или общих ценностей?»[v]

Вместе с тем, вопрос о выходе Польши, Чехии или Венгрии из ЕС на повестке дня не стоит. Для этого нет объективных причин. Нынешние лидеры стран ЦВЕ в значительной степени обязаны своей популярностью высоким показателям экономического роста, ключевыми факторами которых являются дотации ЕС и иностранные инвестиции. Членство в Евросоюзе очень выгодно восточно-европейцам, поскольку они получают от Брюсселя больше, чем отдают. Особенно, когда речь идет о вопросах политической и экономической безопасности. Формальная принадлежность к «Западу», одним из главных символов которой является Шенген, также очень важна для подавляющего большинства граждан этих государств с психологической и мировоззренческой точки зрения.

ЕС также не откажется от восточноевропейских членов, поскольку экономические выгоды от инвестиций в растущие экономики, а также доходы от экспорта в страны Центральной и Восточной Европы – один из главных источников роста для всего Союза. Кроме того, опыт последних лет показал, что с проблемами «румынской коррупции», «венгерского авторитаризма», «польских нападок на суды» и пограничных споров, наподобие словенско-хорватского, «гораздо проще бороться, когда страна уже включена в общеевропейские структуры», уверен Максим Саморуков из российского «Центра Карнеги».

Проблема в том, что Брюссель, как представляется, выбрал весьма рискованную в нынешних условиях стратегию, призванную «вернуть Союзу уверенность в себе» - через новое расширение. В феврале 2018 президент Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер обнародовал стратегию присоединения к ЕС до 2025 года, по меньшей мере, некоторых из шести государств Западных Балкан. По замыслу Брюсселя, прием новых членов должен убедить остальных в необходимости отказа от привилегий для отдельных стран, а также делегировать больше полномочий «центру». Речь идет о принятии решений не на основе консенсуса, а большинством, а также о выработке механизмов контроля за соблюдением общих правил странами-членами и наказания нарушителей. Конечной же целью являются «наднациональные институты, которые будут постепенно забирать себе ключевые функции от не самых компетентных национальных правительств»[vi].

Однако «энтузиазм по поводу расширения ЕС в значительной степени иссяк», полагают эксперты американского аналитического центра Stratfor. Кроме того, восточноевропейским столицам вряд ли придется по душе реальная цель той модели реформирования Евросоюза, за которую выступают ведущие «старые» члены клуба – минимизировать возможности стран ЦВЕ играть на противоречиях мировых держав. И даже если правы те, кто полагает, что «в основе всех подобных «игр» всегда лежит стремление выбить из Евросоюза как можно больше финансовых преференций», население Центральной и Восточной Европы испытывает нарастающее беспокойство и раздражение от осознания того, что при продолжении таких тенденций в политике Брюсселя, его мечты о «жизни как на Западе», под эгидой которых приходилось зачастую поступаться национальными интересами, так и не воплотятся в жизнь. Между тем, для успеха в глобальной конкурентной борьбе необходимо ограничение, а то и сокращение «главного достижения европейского «общества всеобщего благосостояния»» - его социальных систем. Об этом всё громче говорят в старых членах ЕС[vii].

Лишь время покажет, насколько долгосрочный характер носят тенденции, проанализированные выше. Если большинство стран ЦВЕ так и не смогут изжить «узкого ограниченного взгляда», согласно которому их национальные интересы не выходят за рамки государственных границ, то идеи "общеевропейского дома" останутся лишь красивыми лозунгами как для общества, так и для значительной части правящего класса. Реальная же политика останется на уровне «тактического прагматизма», который будет ориентироваться на те лозунги и идеи, которые в данные момент наиболее востребованы избирателями. Даже если речь идет о евроскептицизме и национал-популизме. Возможно, в центре и на востоке ЕС сформируется «новый Восточный блок» -  во главе со странами Вишеградской группы (Венгрия, Польша, Чехия, Словакия), но не ограниченный ею. Страны этого «блока» будут продвигать идею «Европы наций»: трансформацию Евросоюза в конфедерацию независимых государств, объединенную общей зоной свободной торговли, а также «еще несколькими наднациональными функциями».

Таким образом, трения между востоком и западом Европейского союза грозят стать его главной головной болью на ближайшие годы. «Пессимисты предсказывают появление ситуативных альянсов внутри ЕС, грозящих парализовать работу его политических институтов», указывает BBC. Так, инициативу о высылке российских дипломатов в связи с «делом Скрипаля» в конце марта нынешнего года в числе прочих стран-членов ЕС не поддержали Австрия и Словакия. В целом же можно предположить, что процесс эволюции будущего европейского порядка только начинается и продлится еще несколько десятилетий.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции.



[i] Высший политический орган Европейского союза, состоящий из глав государств и правительств стран-членов ЕС. Членами Европейского совета являются также его Председатель, избираемый на 2,5 года, и председатель Еврокомиссии.

Последнее изменение Пятница, 13 Апрель 2018 16:01
Оцените материал
(0 голосов)
Поделиться в соцсетях
Прочитано 256 раз