facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 1:08

Нагорный Карабах

Четверг, 12 Декабрь 2013 11:54 Опубликовано в Мнения

 

«Геостратегическое положение Азербайджана позволяет ему участвовать в крупных региональных инициативах и проектах, имеющих глобальное значение. Республика является своеобразными воротами из Европы в Центральную Азию. Поэтому невозможно представить европейскую политику соседства без Азербайджана.

С другой стороны, стремления Азербайджана к европейской интеграции являются естественными и заслуживают одобрения. Европейский союз, который представляет собой политический и экономический костяк Европы, постоянно развивает свою политику по отношению к своим партнерам. Восточное партнерство является измененной и конкретной инициативой, которая предлагает широкий спектр сотрудничества. Она, в частности, предусматривает упрощение визового режима, свободную торговлю и соглашение об ассоциации со странами-партнерами.

Построение демократического гражданского общества является ключевым направлением, по которому ЕС хотел бы работать с Азербайджаном в ближайшие годы. Эти общие ценности, которыми Европа должна делиться щедро и без ущерба с Азербайджаном.

В свою очередь, Азербайджан демонстрирует, что он действительно готов и способен перенять европейские ценности, не становясь непременно при этом европейцем. Я думаю, что это является основным положением, относительно которого европейские партнеры в основном находятся в случайном или сознательном неведении. Поскольку я тесно сотрудничаю со странами Черноморско-Каспийского региона, я могу видеть темпы европейской интеграции в соответствующих странах. Подходы ЕС в его инициативах не должны разрабатываться и позиционироваться по принципу "одно и то же подходит всем". Следует тщательно проанализировать индивидуальные потребности стран-партнеров перед отправкой их всех вместе в один пункт назначения. Эти страны сталкиваются с различными проблемами, которые требуют серьезного подхода. Без этого сам ЕС может стать "неудачником", при том, что первоначальная стратегия политики организации казалась беспроигрышной.

И Европа, и Азербайджан не должны определять свои будущие отношения исключительно на энергетической безопасности, в которой, следует признать, в последнее время были предприняты огромные шаги, имею в виду проекты TANAP и TAP.

Значительный вклад Азербайджана в энергетическую безопасность Европы не следует игнорировать. Наряду с этим имеется большое пространство для сотрудничества, в том числе в области построения демократического гражданского общества и содействия торговле. Считаю, что стороны неустанно должны работать в направлении реализации двусторонних отношений.

Основа урегулирования нагорно-карабахского конфликта неоспорима – принятые соответствующие резолюции Совета Безопасности ООН сохраняют свою силу. Документы и решения других международных организаций, принятые по этой проблеме, не ставят под сомнение принципы территориальной целостности и суверенитета конфликтующих государств. Мирные средства остаются уникальным и общепринятым мировым сообществом способом в разрешении конфликта. Дорожная карта должна быть разработана на этой юридической базе. Спустя 20 лет "статус-кво" еще больше усугубляет ситуацию. Поколения сменяют друг друга, и я думаю, что ни армяне, ни азербайджанцы не хотели бы наследовать это бремя от своих предшественников. Время застоя является хорошим средством для облегчения боли, но, разумеется, не эффективно в изменении реальности. Реальностью в нашем случае является продолжающаяся оккупация и отсутствие необходимого международного участия, чтобы помочь восстановить мир в регионе. 

Для того, чтобы подчеркнуть необходимость скорейшего урегулирования нагорно-карабахского конфликта в европейском общественном мнении, мы в Международном фонде сотрудничества и партнерства Черного и Каспийского морей разработали проект, анализирующий историю и последствия всех конфликтов в Черноморском регионе. Ценой конфликтов, в основном, является жизнь простых людей. Наши специалисты намереваются внести свой вклад в укрепление доверия между обеими общинами Нагорного Карабаха, и мы полны решимости добиться успеха в нашем проекте, несмотря на некоторые препятствия».

(По материалам: Day.Az)

 

Враги Европейского Союза

Понедельник, 09 Декабрь 2013 11:50 Опубликовано в События

 

«Битва за Украину» оказалась в 2013 году крайне острой. Одна из причин такого развития событий: непоследовательность Януковича, стремление его играть на противоречиях.

Власти Украины стремятся извлечь максимум кратковременных выгод от любой сделки. Отложив ассоциацию Украины с ЕС на год, ее президент немедля указал на цену возможного соглашения, шокировав Брюссель. В условиях бюджетного кризиса украинские власти готовы были пойти практически на любые стратегические уступки, жертвуя интересами собственной промышленности в обмен на получение необходимых средств для спасения казны. Однако западные партнеры сами сталкиваются с финансовыми трудностями, а потому проявили несговорчивость, что окончательно и торпедировало подписание соглашения об ассоциации в ноябре 2013 года.

Еврокомиссар Штефан Фюле заявил, что «украинские требования финансовой помощи от ЕС в 160 млрд евро чрезмерны и не заслуживают доверия». Именно в такую сумму были оценены затраты на адаптацию законодательства и технических стандартов Украины к требованиям ассоциации.

В Брюсселе уверены, что Россия не сможет предложить Киеву что-либо равноценное тому объему финансовой и технической помощи, на которую украинские власти рассчитывают. Поэтому неуступчивость по отношению к Киеву сочетается с не менее жесткой позицией по отношению к Москве. Предложение Януковича обсудить ассоциацию его страны с ЕС вместе с Россией и представителями Евросоюза было еврочиновниками незамедлительно отвергнуто. Москва при этом успела дать понять, что готова к диалогу. Но Еврокомиссия определила такой вариант как неприемлемый. Этим она показала против кого направлены попытки включить Украину, Молдавию, Грузию, Армению и Азербайджан в европейскую политическую орбиту.

Таможенный Союз и Россия на данный момент не обладают моделью, которая могла бы обеспечить подъем украинской экономики. Но слияние рынков с большим, чем в Евросоюзе уровнем защиты внутренних производителей создает потенциал перемен. Исторически не случайно, что кризис ЕС совпал с рождением ТС.

Россия долгие годы пытается добиться от Евросоюза введения взаимного безвизового режима. Однако еврочиновники «необъяснимым» образом откладывают решение, для которого, как кажется, нужна политическая воля и ничего более. Формально, сохранение виз для россиян Евросоюз объясняет возможностью наплыва рабочих-мигрантов. На деле, власти ЕС рассматривают уступки российской стороне, как уступки потенциальному врагу. Канадский исследователь Наоми Кляйн в книге «Доктрина шока» пишет, что еще в 1990-е годы многие западные советники имели установку давать российскому правительству вредные советы, на случай подъема страны и заявления ею своих прав в глобальной политике.

Евросоюз действует по той же логике, когда препятствует покупке  бизнесом из России ценных активов на территории ЕС. Однако в 2011-2013 годах простая осторожность «объединенной Европы» перешла в едва скрытую борьбу против восточного соседа. Причиной этого стали возрастающие с каждым годом экономические и социальные проблемы ЕС, приведшие к кризису этого европейского интеграционного проекта. В результате ТС стал рассматриваться Брюсселем не как показные действия постсоветских стран (сменившие имитацию взаимодействия в рамках СНГ), а в качестве потенциально серьезной угрозы.

Первый страх руководителей Евросоюза, американской и европейской деловой элиты прошел в 2012 году. Россия вступила в ВТО, что породило трения в ТС — недовольна импортом оказалась Белоруссия. Общий рынок, строившийся с протекционистскими задачами, стал превращаться в единое торговое пространство, где облегчился ввоз и движение товаров из государств не входящих в ТС. Если в рамках этой же логики развитие Таможенного Союза соединится с созданием Трансатлантической зоны свободной торговли, то ТС превратится в свою противоположность. Вместо совместной защиты рынка в интересах своих производителей, он станет инструментом для укрепления позиций их иностранных конкурентов на внутреннем рынке.

Признаками кризиса Таможенного Союза в 2013 году стали затруднения со включением новых членов, в ответ на которые некоторые эксперты принялись предлагать смену вектора интеграции. Это наиболее ярко выразилось в идее принять в Союз Турцию, Индию и Сирию — страны, не смыкающиеся на суши с членами ТС. К этому времени Брюссель сумел в немалой мере переключить на себя внимание Молдавии, Украины, Армении и Грузии.

2013 год оказался временем контрнаступления Евросоюза. Однако уже в ноябре стало понятно, что лишь Грузия и Молдавия твердо намерены идти по пути ассоциации с ЕС, подчинившись его требованиям в расчете на «свободную торговлю» — облегчение сбыта своей продукции в Европе. Во внимание не принималось, что европейские корпорации имеют гораздо больший интерес, и стремятся взять под контроль новые рынки, как в товарном, так и в финансовом виде. Немаловажным здесь для Евросоюза было упредить движение ТС, и ассоциация Украины с ЕС имела большое значение. Будучи осуществленной, она «ломала карту» Евразии и отдавала в распоряжение Брюсселя обширную территорию с 45,5 млн. населением.

Евросоюз не смог справиться с распространением хозяйственного спада. Бороться с падением уровня жизни Брюссель даже не стал, поскольку это противоречило интересам транснациональных корпораций. Но население стран ЕС восприняло происходящее совершенно иначе. В результате «объединенная Европа» оказалась в кризисе как проект интеграции. С одной стороны, «евроскептические» настроения овладели широкими массами граждан, включая значительную часть бизнеса. С другой стороны, элиты, ориентированные на трансатлантический проект, стали болезненнее воспринимать любые угрозы, поскольку эти вызовы и в самом деле стали гораздо более реальными и масштабными. Главными врагами для ЕС, при этом, оказывались не Россия и ТС, а собственные — все более явно угнетаемые народы.

 

(Доклад экспертов международной инициативы «Постглобализация»)

 

Интервью: Штефан Фюле

Пятница, 29 Ноябрь 2013 11:45 Опубликовано в Мнения

 

Комиссар по вопросам расширения и политики соседства

Мы видим в России мощную кампанию в средствах массовой информации, постоянные встречи на высшем уровне – с целью убедить Украину не поворачиваться на Запад. Но почему такого ощущения срочности нет здесь, в Брюсселе?

Фюле: По-моему, мы испытываем чувство ответственности и приверженности нашим целям, тогда как другие могут испытывать чувство срочности в последние пару недель. Мы являемся крупнейшим донором Украины со времени обретения ею независимости. С 1991 года мы предоставили украинцам гранты в сумме 3.3 млрд евро.

Может ли ЕС выделить ещё немного?

Фюле: Вопрос не в том, кто больше заплатит или выложит денег на стол в последнюю минуту. Но уже за первый год действия соглашения об ассоциации украинские экспортёры сэкономили бы до полумиллиарда евро на импортных акцизах. ВВП вырастет дополнительно на 6.2 проц. Наши друзья в Киеве хорошо знают, что мы не участвуем в базарном торге – кто выложит больше, Брюссель или Москва.

Когда появится следующий шанс для крупного шага в этом направлении?

Фюле: Мы проделали тяжёлую работу для того, чтобы соглашение об ассоциации было подписано в Вильнюсе. Полагаю, что потребуются определённые усилия для создания такой возможности снова. Но что касается нас, то мы твёрдо привержены такой цели.

Что вы говорите странам, которые привержены Европе, видят в ней своё будущее, но боятся болезненных реформ, не привержены модернизации так сильно, как бы вам хотелось?

Фюле: Что нет иного пути, кроме как через реформы. Срезать путь к процветанию, избежав реформ, нельзя. Сравните только Польшу и Украину. В 1991 году у них был примерно одинаковый уровень ВВП. Посмотрите, как он взлетел в Польше, и как он низок на Украине. Кроме того, я хочу сказать таким странам, что они всегда могут положиться на нашу поддержку.

Верите ли вы по-прежнему в Восточное партнёрство при том, что только две страны, Грузия и Молдова, готовы идти вперёд в его рамках?

Фюле: Я верю в Восточное партнёрство и я верю, что Восточное партнёрство – это братский союз с нами шести стран-партнёров, у каждой из которых свои устремления, свои амбиции и свой исторический опыт. Со своей стороны, мы будет применять к ним некоторые общие политические принципы, что послужит их интересам и укреплению регионального сотрудничества между ними. В то же время, мы разработаем для каждой из них индивидуальную программу и будем поддерживать меры, которые им будут помогать. И вильнюсский саммит станет чрезвычайно важным событием на этом пути.

(По материалам: «Евроньюс»)

 

 

В составе Таможенного союза Армения может развивать производственные мощности в сфере малого и среднего бизнеса (МСБ). Это произойдёт в первую очередь за счет расширения рынка и мультипликативного эффекта совместно основанных промышленных предприятий. Это также решает политический вопрос в плане усиления позиций гражданского общества, которое, как известно, базируется на МСБ.

Вступление в Таможенный союз, в первую очередь, даст возможность воспользоваться четырьмя экономическими свободами: свободное передвижение товаров, услуг, капитала и рабочей силы. "С учетом нынешней динамики роста экспорта армянских товаров в страны ТС (за прошедшие 9 месяцев рост составил 24%, а по итогам года в денежном эквиваленте экспорт достигнет до $320 млн) в Армении в составе единого таможенного объединения есть реальный шанс нарастить свои производственные мощности, особенно в сфере малого и среднего бизнеса. Это произойдёт, в первую очередь, за счет расширения рынка сбыта для армянских производителей и мультипликативного эффекта от армяно-российских крупных промышленных предприятий", - подчеркнул гость пресс-конференции, добавив, что Армения в рамках модернизации российской промышленности может развивать и свои мощности. Промышленная сфера России после развала СССР восстановила лишь 50% своего потенциала. РФ желает провести второй этап индустриализации, и здесь в силу схожести наших промышленных сфер открывается окно возможностей и для Армении.

Между тем он признал, что удельный вес малого и среднего бизнеса в ВВП Армении и России достаточно низок по сравнению со странами ЕС. МСБ составляет всего 9% от ВВП Армении, а в случае России этот показатель достигает до 20%, что очень мало. Например, в государствах ЕС МСБ составляет 70-80% от ВВП, что при рыночной экономике является базой для существования обеспеченного гражданского общества. Таким образом, развитие МСБ в Армении и России в рамках ТС решает такой политический вопрос, как формирование гражданского общества. Но для развития МСБ вступление в ТС важно, но не достаточно.

Необходимо улучшить внутренние условия для эффективной работы предприятий в сфере малого и среднего бизнеса. Начать следует с налоговой политики государства. Необходимо в первую очередь повысить планку необлагаемого НДС с предприятий с годовым оборотом в 58 млн драмов (около $150 тыс.) до 120 млн драмов (около $300 тыс.), а также снизить ставку налога с оборота с нынешних 3,5% (ставка налога с оборота для компаний в сфере торговли с годовым оборотом в 58 млн. драмов - ред.), до 2,5%. Помимо этого, в рамках ТС представляет особую важность снижение ставки рефинансирования Центробанков (в Армении она составляет 8%), чтобы деньги "подешевели" и стали доступны для МСБ, ибо они сейчас стоят очень дорого. Это существенно снизит процентные ставки на выдаваемые коммерческими банками кредиты, что очень важно для бизнеса. Для сравнения отмечу, что ставка рефинансирования в ЕС составляет 1%, а в Японии равняется нулю. С другой стороны, обнуление Россией экспортных пошлин на такие важные для Армении товары, как нефтепродукты, газ и алмазы, может существенно активизировать нашу экономику. Мощным толчком для экономики Армении в рамках ТС может стать вероятный перезапуск Транс-кавказской железной дороги, соединяющей Россию с Арменией через Абхазию и Грузию.

Направления в малом и среднем бизнеса в Армении могут развиваться в рамках ТС, три из них - легкая промышленность, бытовые товары и производство обуви. В плане производства обуви необходимо восстанавливать ранее известные на рынке СССР армянские бренды, скажем "Масис", чтобы вновь выходить на рынки ТС и занимать там прочные позиции. Развитие производства обуви (ежегодно в Армении можно производить 5 млн пар обуви) приведет также к тому, что обработка кожи будет осуществляться в Армении. В настоящее время кожа из Армении в качестве сырья вывозится в Турцию, где обрабатывается и вновь поступает на армянский рынок. Задействование указанного мною производственного цикла приведет к созданию более 3 тыс. рабочих мест.

В последнее время в экспертных и политических кругах активно обсуждается проблема замедления роста экономики России. Показатели экономического роста текущего года существенно уступают ранним прогнозам и ожиданиям. Профильные международные организации пересматривают ожидания роста российской экономики на 2014 год. Помимо этого в Армении и странах ТС индекс Джини (неравномерного распределения доходов) находится на достаточно высоком уровне, чем и объясняют специалисты узкие возможности малого и среднего бизнеса. В свою очередь это сжимает также влияние гражданского общества на политические процессы. В текущем году, согласно исследованию консалтинговой компании "Америа", спад в сфере МСБ в Армении составил более 40%. Если даже эти прогнозы осуществятся, ничего страшного не произойдёт, поскольку Россия за счет своих огромных золотовалютных резервов может компенсировать свои потери. Помимо этого Россия и Армения заинтересованы в развитии малого и среднего бизнеса, поскольку они желают формировать здоровое гражданское общество. Армения вступает в Таможенный союз сугубо для решения своих задач.

 

(По материалам: ИА REGNUM) 

 

Страница 9 из 12