facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 10:45

 

Итоги досрочных парламентских выборов в Турции 1 ноября определили некую веху в реализации президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом многолетних планов, несмотря на полыхающую Сирию, активизировавшихся в связи с этой войной курдов, и в целом, почти до предела расшатанную на Ближнем Востоке ситуацию.

От Эрдогана ждали решительных действий - вплоть до введения чрезвычайного положения перед выборами - для обеспечения нужного результата его Партии справедливости и развития (ПСР). Благо, основания для этого были: сирийские беженцы, самый крупный теракт за всю историю страны накануне выборов (10 октября, Анкара, 102 человек погибли, более 500 ранены), который внутренняя оппозиция связала с поддержкой турецкими властями сирийской оппозиции, настоящая война с курдской Партией рабочих Курдистана (ПРК) на юго-востоке страны. На ослабление правящей партии также мог сыграть провал внешнеполитического курса на поддержку новых режимов на Ближнем Востоке – Ливия в состоянии гражданской войны, в Египте и Тунисе исламские «революционеры» не удержали власть. 

Одним словом, ПСР, удерживающая власть с 2002 года могла, но не имела права проиграть выборы на этом фоне. И она выиграла - 48% голосов, что значит 310 из 550 мест в парламенте. В условиях парламентской республики ПСР теперь может единолично формировать правительство.

Но главное для Эрдогана в этой победе – это возможность усиления президентской власти путем конституционной реформы, что было одной из тем кампании ПСР. Основания – «необходимость сильной центральной власти и стабильности перед растущей террористической угрозой со стороны курдских сепаратистов». Соответствующее заявление Эрдоган уже сделал, зашив в него послание всем политическим силам страны: «Я надеюсь, что лидеры оппозиционных партий сядут за один стол и будут работать над проектом изменения Конституции. Всякий, кто препятствует реализации воли народа по созданию новой Конституции, кто старается помешать ее появлению, почувствует ответственность на следующих выборах, через четыре года». (http://ru.euronews.com/2015/11/04/erdogan-seeks-agreement-for-change-in-turkish-constitution/) Похоже, в реализации этой цели Эрдоган выходит на финишную прямую.

Еще год назад Эрдоган заявлял, что в случае проигрыша выборов уйдет из политики, при этом оппоненты обнаружили у него «чертову дюжину» счетов в швейцарских банках, а в 2013 году пытались устроить переворот на волне протестов против вырубки парка Гези в Стамбуле, которые переросли в столкновения протестантов с полицией на площади Таксим, а затем и в ряде регионов страны. Ситуация была крайне интересной: в протестах не было оппозиции и отдельных персон от нее, на площади были граждане, народ. Наблюдатели тогда отмечали, что даже Эрдоган не мог долго понять, как это - протест без партий и их лидеров?! Похоже, сначала по инерции он и обвинил эти партии в организации выступлений и чуть не в предательстве. Он считал, и отчасти обоснованно, что эти "оппозиционные партии" им куплены. Так и было и поэтому ни партий, ни их лидеров на Таксим не было. Были граждане, получившие повод высказать свое недовольство политикой Эрдогана в самых разных сферах. Как говорили тогда: «Ататюрк против Эрдогана». Это был протест сторонников светской власти против исламизма Эрдогана. Тогда, чтобы ситуация и дальше выглядела как народ против Эрдогана, к ней подключились СМИ. В том числе, подконтрольные некогда союзнику Эрдогана и известному духовному авторитету, проповеднику исламизма и пантюркизма Фетхуллаху Гюлену. Это интересный штрих, так как в истории с протестами, начавшимися на площади Таксим можно видеть не только противостояние антиисламистов с исламистами, но и попытку исламистов (Гюлена) выступить против исламистов (Эрдогана).

С 2000 года Гюлен проживает в США, но благодаря созданной им системе «Нурджулар» (турецкое религиозное сообщество, мощная, вертикально структурированная организация), поддержке спецсужб США, его последователи находились во всех сферах общества и структурах власти разных стран. «Нурджулар» финансируется крупными турецкими предпринимателями, денежные средства поступают как за счет пожертвований, так и от финансово-экономической деятельности принадлежащих ей различного рода фирм, банков, холдингов. Политическим проектом Гюлена в Турции является антиправительственное движение «Хизмет», которое формируют кадры, воспитанные в «Нурджулар».

В свое время путем финансовой и религиозной экспансии через образование в структурах «Нурджулар» Гюлен поставил под контроль многие СМИ и правоохранительную систему Турции, при их помощи он разгромил власть военных, создал условия для прихода к власти Эрдогана. Но политические амбиции развели бывших союзников. События на площади Таксим, а затем, попытки свержения Эрдогана (декабрь 2013 г., декабрь 2014 г.), задержания и аресты журналистов и сотрудников полиции, поддерживавших «Хизмет» привели к окончательной смене отношения к Гюлену, своими действиями он сам позволил Эрдогану поступить с ним по принципам Макиавелли.

При этом, несмотря ни на что, Гюлен был и остается проводником внешнего влияния не только на другие страны, но и на ситуацию в Турции. По некоторым оценкам совокупный капитал организации Гюлена составляет более 50 миллиардов долларов, что дает основание предполагать искусственное вливание денежных средств в экономику страны, а также причастность «Нурджулар» к высокодоходным незаконным видам бизнеса.

Сейчас есть вероятность снижения активности, либо коррекции деятельности этого движения за пределами Турции, так как раньше, деятельность этой организации рассматривалась как естественный способ усиления экономического и политического влияния Турецкой Республики на внешний мир. Но уже не первый год как пути Турции под руководством Эрдогана и Гюлена разошлись. А потенциал и наработки этой структуры остались и они - огромны: «Развитие сетевых ячеек «Нурджулар» в условиях полуподпольной работы и давления со стороны государства привело к формированию своего рода спецслужбы. Секта занимается сбором информации в политической, экономической, межконфессиональной и других сферах в регионах и государствах, где проживают тюркоязычные народы, использует методы конспирации, осуществляет внедрение и дальнейшее продвижение своих адептов в органы власти и управления как Турции, так и СНГ, в том числе России». (http://www.iimes.ru/rus/stat/2007/03-11-07b.htm

Фронтов Эрдогана не счесть – это постоянный контроль и ослабление военных, как наследников светских идей Ататюрка, оппозиция, антиисламисты, исламисты Гюлена («Хизмет»), движение курдов. И это не считая внешнеполитических фронтов.

И тем не менее, надо сказать, что все кризисы для Эрдогана оказались благом. Исламисты у власти в Турции с 2002 года, и есть усталость общества от этого правления. Поэтому Таксим в 2013 году, и досрочные выборы в 2015 году, не нанеся ему серьезного политического урона, выпустили социальный пар на фоне усугубляющихся внутренних и внешних проблем, обеспечили силовую корректировку системы (2013 – давление на военных, 2015 – закрыты две оппозиционные крупные газеты, телеканал и радиостанция принадлежавшие холдингу «Коза Ипек» который связан с Гюленом), и приблизили реализацию целей Эрдогана – усиление роли президента в Турецкой республике.

В отношении Российской Федерации поствыборная ситуации в Турецкой Республике, в частности, борьба Эрдогана против Гюлена, может способствовать снижению активности внешнего ислама на постсоветском пространстве. Президент Эрдоган с 2014 года лично обращается к главам государств с просьбой закрыть образовательные заведения Гюлена, которых, например, только в Казахстане 30, они есть в Азербайджане и других странах СНГ. Есть такой лицей и в Крыму. Он был открыт при помощи т.н. «Меджлиса крымскотатарского народа» и всегда им поддерживался. Лицей в селе Танковое Бахчисарайского района Крыма рассматривался меджлисом не столько местом воспитания будущей элиты, сколько коммуникационным проектом с организацией Гюлена, которая имеет большой опыт создания «параллельных структур» в разных государствах. Именно этим до 2014 года успешно занимался в Крыму меджлис.

 

Больше нет в Крыму меджлиса, конфессиональная политика России направлена на формирование российского ислама, в частности, путем духовного образования на территории федерации, а победивший на выборах Эрдоган будет продолжать политику сворачивания образовательных и иных структур Гюлена на постсоветском пространстве.

 

Сайт  Фонда стратегической культуры опубликовал аналитический материал по проблемам миграции жителей африканских и азиатских государств в страны Западной Европы. Речь идет не только об описании феномена, с которым Европа столкнулась недавно: сотни тысяч беженцев, как пострадавшие от невзгод гражданских войн, по суше и морю вторгаются на Балканы, а дальше правдами и неправдами пытаются пробраться в более богатые земли - Германию, Францию, Скандинавию.

Для такого потока, казалось бы, есть объективные причины: в Ливии, Сирии, Ираке годами продолжаются вооружённые столкновения и войны, в Палестине и Афганистане тоже неспокойно. Есть и еще одна немаловажная деталь: в Саудовской Аравии построены лагеря для беженцев-мусульман, но туда почему-то никто не едет. В крайнем случае, остаются в Иордании и Турции.

Чтобы проделать путь в Европу нужно щедро расплатиться за услуги перевозчиков.  По некоторым сведениям, за переправку одного беженца из Сирии или Ливана в Европу контрабандисты берут до 10 тысяч долларов. Даже если за границей у такого человека есть богатые родственники, то в разрушенной войной Сирии получить эти средства банковским переводом невозможно. Организация перевозки в долг явно подразумевает некие гарантии. Кто же и для чего предоставляет гарантии, подвигающие сотни тысяч людей устремляться с других континентов в Европу?

Исследователи обнаружили очень интересный факт, связанный с использованием социальных сетей. Было выявлено, что призывы к мигрантам в «Твиттере» ехать в Германию формировались в основном в США. То, что мы видим сейчас, - это практическая реализация теоретических разработок стратегического характера. Подобные стратегии разрабатываются давно. Одной из них является исследование Белферского центра по науке и международным делам Гарвардского университета «Стратегическое проектирование миграции как оружие войны» (впервые опубликовано в марте 2008 г. в журнале «Civil Wars»). Автор этой работы К.Гринхилл, используя комбинацию статистического анализа данных и тематических исследований, дал ответы на вопросы: могут ли беженцы быть особым видом оружия, можно ли применять это оружие не только в военное, но и в мирное время и насколько успешным может быть его применение. В целом на все эти вопросы К.Гринхилл ответил положительно.

США лишь делают вид, что сочувствуют Европе, испытывающей удары миграционной волны. Несмотря на «обязательства помогать», никакой помощи ни в контроле над незаконными проникновениями в европейские страны, ни в вопросе временного размещения беженцев со стороны США не отмечено.

15 сентября Б.Обама подписал указ о необходимости применения методов бихейвиористской науки в государственном управлении. Самое последнее ответвление бихейвиоризма, известное как «nudge» (можно перевести как «легкое подталкивание»), – это не что иное, как очередная технология манипуляции людьми. Можно не сомневаться, что социальные техники «легкого подталкивания» будут применяться далеко за пределами США.

Однако наиболее эффективным оружием не только в переносном, но и в прямом смысле слова могут быть те мигранты, которые способны создать небольшой партизанский отряд для совершения диверсионно-террористических актов на новой территории. Весьма примечательно, что наиболее «перспективные» кадры такого рода США не просто принимают у себя, а предоставляют им статус беженцев, резидентов, а также официальную защиту со стороны американского правительства.

В 2014 году служба по гражданству и иммиграции США применила 1,519 исключений для отдельных заявителей, получивших статус беженцев, резидентов, а также официальную защиту со стороны правительства США. И самое интересное: все эти лица, так или иначе, связаны с террористическими группировками и имеют большой опыт подрывной работы.  В качестве оружия каких будущих войн принимают у себя США таких специфических мигрантов, можно только предполагать.

 

Фонд Стратегической Культуры

http://www.fondsk.ru/news/2015/10/20/strategicheskoe-proektirovanie-migracii-kak-oruzhie-vojny-36209.html

Визит Эрдогана и «сирийский прорыв» Москвы

Пятница, 25 Сентябрь 2015 13:45 Опубликовано в Аналитика

Москва все больше превращается в центр притяжения для ближневосточных лидеров. Большинство особо не скрывает, что едет на консультации с российским президентом. Но вот турецкому президенту, например, для визита в Москву понадобился «благовидный предлог»: Реджеп Таййип Эрдоган посетил российскую столицу «прежде всего» для участия в церемонии открытия московской Соборной мечети.

Накануне визита источник в аппарате президента Турции сообщил агентству Reuters’: в центре повестки дня переговоров будут двусторонние отношения, прежде всего – в сфере энергетики.

(http://www.milliyet.com.tr/turk-akimi-icin-erdogan-putin/ekonomi/detay/2121540/default.htm)

А сам Эрдоган в эфире одного из телеканалов, заявил, что главной темой переговороы станет ситуация в Сирии: «По этой теме они (Россия – А.И.) выступают с определенными заявлениями. Мы отвечаем на них своими заявлениями. Наверно, это расстраивает обе стороны, но последние события вызывают у нас крайнее сожаление, так как поступающая к нам информация, звучащие заявления носят негативный характер... Конечно, мы обсудим это (в Москве – А.И.)».

(http://www.radikal.com.tr/dunya/erdogan_putinle_gorusmek_icin_rusyada_gundem_suriye-1439009)

Вероятно с тем, чтобы подкрепить позицию Турции на переговорах, в день визита Эрдогана в прессе появилась информация о проведении в Стамбуле съезда представителей 74 организаций, относящихся к непримиримой сирийской оппозиции. Первым пунктом принятого коммюнике значилось «свержение режима Асада».

(http://www.taraf.com.tr/dunya/esad-karsiti-cihatcilar-istanbulun-gobeginde-toplandi-hem-de-5-yildizli-otelde/)

Энергетика, конечно, обсуждалась. По окончании московской встречи, на вопрос о том, удалось ли достичь каких-либо договоренностей по реализации становящегося уже одиозным «Турецкого потока», пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков фактически дал уклончивый ответ: «Работа продолжается, там есть общее понимание. Это достаточно сложная комплексная работа, и все идет своим чередом».

(http://www.vz.ru/news/2015/9/23/768501.html)

Напомним, изначально «Газпром» предлагал скидку на свой газ в 6 процентов, турецкие партнеры запросили сразу 15 процентов. После долгого торга стороны сошлись на 10,25 процентах, но сразу же возник новый спор: «Газпром» рассчитывал предоставить скидку после начала строительства «Турецкого потока», турки настаивали на немедленной ее имплементации. Помимо этого, Анкара фактически заявила, что роль транзитера российского топлива ее больше не устраивает. В планах турецкой стороны – стать продавцом российского газа в Европу, самостоятельно определяя цену перепродажи. Москва такой вариант не приняла, переговоры были отложены на неопределенный срок.

Все это происходит на фоне общего снижения уровня российско-турецких ТЭО: в прошлом году объем двусторонней торговли превысил 31,1 млрд долларов, но за семь месяцев этого сократился на 21,5 процента. По словам эксперта СПБГУ Александра Сотниченко, «... в настоящее время экономические взаимоотношения России и Турции находятся в очень серьезном кризисе. Связано это с резким падением цен на нефть и, соответственно, резким падением покупательной способности России. Несмотря на санкционное давление Запада, и, казалось бы, возросший спрос на турецкие товары, на самом деле покупать мы стали значительно меньше. А такая отрасль, как туризм, показывает значительный спад – около 25%».

(http://actualcomment.ru/figura-umolchaniya.html)

Оппозиция не устает обвинять Эрдогана в том, что он жертвует экономикой ради политики: Турция «не воспользовалась» благоприятной для нее ситуацией, сложившейся после взаимного введения санкций со стороны Запада и России, и не смогла занять освободившиеся на российском рынке ниши.

По второму вопросу – сирийскому,- по словам Д.Пескова, особого прогресса также не наблюдалось: «Обмен мнениями состоялся. По-прежнему присутствуют расхождения подходов. Но в данное время можно сказать, что, безусловно, обе стороны разделяют крайнюю обеспокоенность Сирией, тем, что ситуация пока, к сожалению, далека от того, чтобы выйти на траекторию нормализации и, скорее, наоборот, имеет тенденцию к ухудшению».

(http://www.vz.ru/news/2015/9/23/768501.html)

В свою очередь Эрдоган по возвращении на родину сообщил журналистам, что он призвал российских партнеров к согласованным действиям с международной коалицией, возглавляемой США, но «Россия пока не определилась с позицией по решению сирийского кризиса».

(http://haqqin.az/news/53623)

И тем не менее, усилия российского руководства по вовлечению в процесс внутрисисрийского урегулирования законного сирийского руководства не прошли даром. Еще через день турецкий президент, снискавший себе «славу» чуть ли не самого непримиримого врага Башара Асада и покровителя салафитской оппозиции, признался: «Мы договорились (в Москве – А.И.), чтобы министры иностранных дел Соединенных Штатов, России и Турции провели совместную работу. Если Саудовская Аравия и Иран примут ее результаты, мы продолжим работу уже в формате пяти. Потом можно будет выйти на новый уровень, подключив к процессу Европейский Союз, Иорданию и Катар. Процесс может идти без Асада, но в переходный период - и с Асадом».

(http://www.hurriyet.com.tr/gundem/30152323.asp)

Последняя фраза произвела в стране настоящий фурор.

За последние месяцы гостями президента России стали основные региональные игроки: король Иордании Абдулла II, президент Египта Абдель Фаттах ас-Сиси, наследник престола Абу-Даби Мухаммед аль-Нахайян, премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху. До конца года запланированы визиты эмиров Катара и Кувейта, короля Саудовской Аравии. Все больше европейских и американских политиков высказывается за признание сирийского режима в качестве политического контрагента, и, как мы видим, меняется позиция даже «непримиримого» Эрдогана. Наконец, объявлено о встрече российского и американского президентов на полях Генассамблеи ООН. Причем официальный представитель Белого дома Джош Эрнест надеется, что эта встреча может помочь «заложить основы для лучшей координации» России и США по Сирии.

(http://news.rambler.ru/31435656/)

The Times высказалась откровеннее: «США прибегают к помощи России, так как американская стратегия в Сирии «лежит в руинах».

(http://inosmi.ru/overview/20150925/230458906.html)

Досрочные выборы в Турции: победителей не будет

Вторник, 01 Сентябрь 2015 17:19 Опубликовано в Аналитика

Ожидаемый провал переговоров партии власти с лидерами оппозициии о формировании коалиционного правительства Турции вылился в объявление досрочных парламентских выборов, назначенных на 1 ноября. Ожидаемый, потому что мало кто всерьез верил, что президент Р.Т.Эрдоган станет делиться властью с кем бы то ни было. По заверению премьер-министра Ахмета Давутоглу, которому было поручено вести эти переговоры, он «почти умолял» лидеров прошедших в парламент Народно-республиканской партии, Партии националистического действия и Партии демократии народов принять участие в формировании нового правительства. Но, якобы, не нашел понимания. (http://www.taraf.com.tr/politika/basbakan-ahmet-davutoglu-liderlere-neredeyse-yalvardim/)

 Премьер либо лукавит, либо авторитаризм Эрдогана, отталкивающий от него даже многих соратников, привел к тому, что «свалить» президента оппозиция готова даже ценой отказа от министерских портфелей.

Теперь власть (т.е. Эрдоган, другой власти в Турции в последние годы не существует) делает ставку на реванш на досрочных выборах. Правящая с 2002 года и полностью подконтрольная «беспартийному» президенту Партия справедливости и развития (ПСР) по существу потерпела недавно фиаско не в последнюю очередь из-за флирта с курдскими националистами, на поддержку которых она рассчитывала. В результате от нее отвернулись избиратели националистического лагеря, значительная часть которых традиционно поддерживала Эрдогана, взявшего курс на построение «великой Турции». Власти придержащие спохватились было и незадолго до июньских выборов развернули кампанию по дискредитации прокурдской - Партии демократии народов. Но было уже слишком поздно: голоса националистов вернуть не удалось, а голоса курдских избирателей ПСР потеряла после недавних военных операций Турции против курдов.

В ноябре, судя по всему, упор будет сделан на исламистов. В прессу просачивается информация о переговорах «партии Эрдогана» по формированию предвыборного блока с клерикальной Партией Блаженства (ПБ). (http://t24.com.tr/haber/akp-saadet-partisi-ile-ittifak-icin-gorusmelere-basladi,307489) Таким образом, Эрдоган дает понять какого курса он намерен придерживаться в дальнейшем. Этот потенциальный альянс вынужденный и относительно безопасен - конкуренцию партии власти ПБ, набравшая в июне всего 2% голосов, составить не сможет. Не забывают, конечно, и о националистическом лагере, ведь государственной идеологией последних десятилетий в Турции по существу является так называемый «турецко-исламский синтез». Неспроста вскоре после выборов Эрдоган официально объявил о прекращении процесса «курдского замирения» и перешел к жесткому подавлению любого проявления курдского национализма, начались бомбежки лагерей запрещенной в Турции Рабочей партии Курдистана. В ответ курды , естественно, снова взялись за оружие, что, по мнению Le Monde, дало возможность турецкому президенту «разыграть карту» террористической угрозы родине в надежде объединить вокруг себя националистический электорат. (http://www.lemonde.fr/idees/article/2015/07/30/le-president-turc-joue-les-pyromanes_4704375_3232.html)

Однако, шансов выиграть ноябрьские выборы у Эрдогана немного. Даже руководитель близкого к все еще правящей партии рейтингового агентства ANAR Ибрагим Услу в интервью Аль-Джазире признал, что прокурдская оппозиция продолжает набирать голоса, а ПСР - терять. (http://www.taraf.com.tr/politika/bomba-anket-hdp-oylarini-arttiriyor-akp-firtinayi-durduramiyor/) Это же подтверждают результаты опросов, проведенных в последние дни и другими агентствами. (http://sosyal.hurriyet.com.tr/yazar/ahmet-hakan_131/rakamlardan-cikan-uc-sonuc_29904898; http://t24.com.tr/haber/akamin-anketine-gore-hangi-parti-yuzde-kac-oy-aliyor,307494 )

Так что не очень понятно, на что надеется Эрдоган. Разве что на силовое решение проблемы. И скорее всего - в форме введения прямого президентского правления. Для этого нужен предлог. Инспирирование очередного военного переворота с собой во главе маловероятно: Эрдогану с трудом, но все же удалось выдавить из политики генералитет, четырежды в современной истории страны отстранявший от власти гражданские правительства, и его доверие к армейскому руководству ограничено. Нужно что-то иное.

Тем временем ситуация понемногу начинает выходить из-под контроля, и политическая стабильность держится в основном на высоких зарплатах полицейских и армейских чинов. Так, на юго-востоке страны все громче заявляет о себе еще одна курдская партия - Демократическая партия регионов. В крупнейшем городе «Турецкого Курдистана» Диярбакыре по ее призыву замирает деловая жизнь, а сформированный ею же «Народный меджлис Ширнака» (небольшой город там же на юго-востоке – А.И.) объявляет о «демократической автономии» муниципалитета. Причем, один из руководителей меджлиса позволяет себе заявить: «Все государственные учреждения в городе утратили для нас свою легитимность, и ни один представитель государства не будет править нами. Отныне агрессивным действиям (со стороны центральной власти – А.И.) мы противопоставим демократическую самооборону». (http://t24.com.tr/haber/sirnak-halk-meclisi-demokratik-ozerklik-ilan-etti,305805) Чем не повод для жестких мер?

Помимо поиска предлогов для силовых действий, дистанцировавшийся от западных союзников Эрдоган теперь срочно пытается отыграть ситуацию назад – в нынешних условиях ему необходима помощь «западных демократий». Недавно было объявлено, что Соединенные Штаты и Турция, наконец, договорились об участии турецких ВС в антиигиловской коалиции. Напомним, что долгое время в качестве непременного условия вступления в коалицию Анкара выдвигала борьбу альянса не только с ИГ, но и с режимом Асада. Но, похоже, Эрдоган опоздал - Обама отклонил просьбу турецкого коллеги о встрече в августе-сентябре на полях очередной сессии Генассамблеи ООН «в связи с плотным рабочим графиком». По словам представителя Белого дома, встреча может состояться только в ноябре, когда в турецкой Анталье будет проходить саммит стран G-20. Теперь на Генассамблее ООН Турцию будет представлять премьер-министр. (http://tr.sputniknews.com/abd/20150824/1017292624.html)

Выводы из вышесказанного следующие: шансы на формирование однопартийного правительства по итогам досрочных выборов у партии власти невелики. Если ей удастся привлечь голоса националистов и, вопреки всему, «обеспечить» себе большинство мест в новом парламенте, в стране неизбежно ускорится процесс исламизации всех сторон жизни с вытекающими отсюда последствиями, а межэтническая напряженность только возрастет. Введение президентского правления будет означать полномасштабную партизанскую войну с курдами на юго-востоке, теракты на остальной территории страны и нарастание социальной конфронтации. Турецкая экономика, по мнению многих экспертов, уже приближается к кризисной черте, и широкомасштабный конфликт приведет к ее коллапсу.

Приход к власти оппозиционной коалиции (победить в одиночку не сможет ни одна оппозиционная партия) будет означать слабость исполнительной власти и клинч - законодательной. При этом лидера национального масштаба у оппозиции нет.

Так или иначе, вероятность того, что Турция при любом развитии событий в среднесрочной перспективе рискует потерять имидж «островка стабильности» в бурлящем регионе и «тихой гавани» для капиталов из стран Закавказья, Ближнего и Среднего Востока перерастает в неизбежность. С планами превращения в «глобальный энергетический хаб» ей, скорее всего, тоже придется распрощаться.

Страница 3 из 6