facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 3:54

1-2 августа в Анкаре (Турция) прошел II Всемирный конгресс крымских татар. В работе Конгресса приняли участие 430 делегатов из 14 стран, представители 200 организаций. (Первый Всемирный Конгресс крымских татар состоялся в мае 2009 года в Симферополе. Тогда в Конгрессе приняли участие 800 представителей 160 крымскотатарских организаций из 12 стран мира).

Лидеры меджлиса преследовали проведением конгресса ряд целей: 
• Привлечение международной общественности и спонсоров. 
• Демонстрация на международном уровне ведущей роли меджлиса в национальном движении крымских татар. 
• Провозглашение новых политических целей для национального движения крымских татар, которое, по их мнению, они представляют.

Из сказанного становятся понятными новые пропагандистские «ходы» для достижения старых целей лидеров меджлиса. Из заявленного на конгрессе стоит обратить внимание на следующее:

Обращение президента Украины Петра Порошенко к конгрессу, в котором он заявил, что намерен сделать Крым национально-территориальной автономией: 
• «В наших планах - разработка «дорожной карты» по предоставлению Крыму - исторической родине крымскотатарского народа - статуса национально-территориальной автономии в составе Украинского государства»

Выступление Уполномоченного президента Украины по делам крымскотатарского народа Мустафы Джемилева претендует на историческую постановку вопроса с попыткой вывести эту несуществующую проблему на международный уровень:
• «Проводится примерно та же самая политика этнической зачистки полуострова, которая практиковалась Российской империей после первой оккупации Крыма в 1783 году».
• «…оккупанты попытаются полностью ликвидировать систему национального самоуправления крымских татар традиционными силовыми методами. В этих обстоятельствах резко возрастает роль Всемирного конгресса крымскотатарского народа и его структур во всех странах, где они проживают».
• «Мы вправе также рассчитывать на поддержку и всего исламского мира, поскольку сейчас на карту поставлен вопрос о дальнейшем существовании и развитии одного из малочисленных мусульманских народов Европы».
• «Сейчас принято решение о создании мусульманского батальона, который будет подчинен министерству обороны Украины и который преимущественно будет дислоцирован в приграничной с Крымом Херсонской области. Уже изъявили желание служить в таком батальоне довольно большое число чеченцев, ингушей, азербайджанцев, узбеков и других национальностей, которые хотели бы внести в свой вклад в дело отстаивания независимости и территориальной целостности Украины. Этот же батальон может быть использован для контроля над прохождением людей и грузов на кордонах между оккупированным Крымом и материковой частью Украины, а после освобождения Крыма от оккупации - для обеспечения правопорядка и предотвращения на полуострове разного рода возможных беспорядков»
• «Однако, освобождение Крыма должно состояться не военным путем, не пролитием крови и потерей многих тысяч человеческих жизней. (...) Одной из наиболее действенных мер по обузданию агрессора является, на наш взгляд, наложение на него жестких экономических санкций»
• «В той же Херсонской области мы считаем целесообразным сконцентрировать всех наших соотечественников, которые вынуждены сейчас покидать свою родину и расселяться в других областях Украины. Этим мы можем достигнуть несколько целей. Во-первых, проживая вместе, в своей языковой и религиозной среде, у них будет меньше рисков потерять свою национальную идентичность, во-вторых, даст возможность построить и открыть там национальные школы и культовые учреждения, в-третьих, усилит украинское присутствие в этой сложной и в значительной мере подвергнутой российской пропаганде области, в-четвертых, облегчит возвращение соотечественников на свою родину после освобождения её от оккупации. Для реализации этого проекта, для обеспечения людей жильем и рабочими местами, для обеспечения экономического подъёма этой области, что в свою очередь будет способствовать обеспечению мира и согласия между проживающими в этой области людьми различных национальностей, конечно, нужны значительные инвестиции. Полагаю, что наша диаспора смогла бы внести в решение этого вопроса свой весомый вклад»
• «Власти Украины тоже всецело осознали, хотя и несколько запоздало, роль коренного народа Крыма и пришли к однозначному мнению, что после освобождения Крыма по-старому не будет. Верховной Радой Украины уже принят Закон о восстановлении прав депортированных, приняты постановления о гарантиях прав крымских татар как коренного народа Украине, признании Меджлиса и Курултая как представительных органов крымскотатарского народа, о присоединении Украины к Декларации ООН о коренных народах, готовятся документы о восстановлении исторической топонимики Крыма. Две недели назад Президент страны П. Порошенко в парламенте заявил, что в новой конституции Украины Крымская автономия будет преобразована в национально-территориальную автономию, как реализация права коренного народа Крыма на самоопределение»

Обращение II Всемирного Конгресса крымских татар к мировому сообществу, ООН, ко всем межнациональным организациям:
• «Проведение следствия, судебного рассмотрения всех совершенных, начиная с 1783 года и до сегодня Российской империей и ее наследниками Советским Союзом, Российской Федерацией, преступлений с целью уничтожения крымскотатарского населения, а также признания указанных злодеяний геноцидом».
• «Признание крымскотатарского населения коренным, историческим и основоположным народом Крыма, принадлежность права на определение дальнейшей судьбы Крымского полуострова, как единственной их родины, всем крымским татарам, которые проживают в разных уголках мира; непризнание любых решений, которые противоречат воле крымскотатарского народа»
• «Безотлагательное принятие всех необходимых мер для немедленного прекращения со стороны Российской Федерации незаконной, противоправной аннексии Крыма, восстановление территориальной целостности Украины».

Самым громким заявлением стоит считать намерение Президента Украины Петра Порошенко сделать Крым национально-территориальной автономией. Очень просто пообещать создание национально-территориальной автономии на территории, которая не принадлежит государству, президент которого дал такое обещание. За весь украинский период Крыма этого не случилось, такие идеи никогда не поддерживались украинскими национал-демократами, более того, они, строившие государство под титульную нацию, отвергали идею создания национально-территориальных автономий в принципе. Можно с уверенностью сказать – даже если продолжился бы украинский период для Крыма – национально-территориальной автономии никогда бы не было. Говоря о национально-территориальной автономии для крымских татар, президент Порошенко, по сути, говорит о территории. Получается так, что сейчас Украину уже не интересует позиция других народов Крыма (а крымские татары, напомним, составляют 13% населения полуострова). Декларируемое намерение создать национально-территориальную автономию - это не просто громкое заявление, это большой стратегический провал - коренной пересмотр Украиной статуса Крыма дезавуирует украинскую идею «возвращения Крыма» для большинства населения Крыма, не являющегося представителями крымскотатарского этноса.

Такая автономия, по мнению меджлиса по умолчанию подразумевает национальные органы управления. Сразу возникает вопрос, каким образом эти органы сочетаются с органами государственной власти и законами Украины. Но в порыве «мы наш, мы новый мир построим» для украинской власти это на данном этапе не важно.
Идея национально-территориальной автономии, благословленная Порошенко дополнена новыми атрибутами – вооруженные формирования крымских татар, которые, в случае их создания в том виде, в котором предполагает Джемилев, станут «национально освободительной армией». Так сбываются тайные мечты духовного лидера меджлиса – своя армия, что в других исторических условиях было невозможно, а сейчас может стать реальностью. Кстати есть реакция военных, на заявление Джемилева о создании мусульманского батальона: в Генеральном штабе Украины не получали от высшего военно-политического руководства государства задание относительно создания мусульманского батальона, законами такого типа воинские формирования не предусмотрены. Это не означает, что такой батальон все же не будет создан – на Украине сейчас существует много формирований, которые никакими законами не предусмотрены. Так что не исключено, что в дополнение к «Правому сектору» может появиться «Зеленый сектор». А это – в перспективе совершенно новый контрапункт в межрелигиозных и межнациональных отношениях в стране.

Порошенко, судя по всему, понимая бесперспективность исполнения своих обещаний по автономии, идет ва-банк на этом направлении дабы получить поддержку мусульманских стран. Джемилев ему в этом подыгрывает.
Руководство Украины так горячо поддерживает меджлис потому, что с его помощью намерено создать и поддерживать «горячую точку» в международном пространстве в интересах Украины и ее западных патронов и партнеров. Значение этого события для Украины подчеркивает тот факт, что на конгрессе присутствовал министр иностранных дел Украины, который и зачитал обращение Президента Порошенко. Кроме того, уже 4 августа Министерство юстиции Украины подготовило четвертый иск против России в Европейский суд по правам человека в связи с нарушением прав человека в Крыму. Министр юстиции Украины Павел Петренко анонсировал подачу межгосударственной жалобы против Российской Федерации в Европейский суд по правам человека: «В этом заявлении речь идет о новых фактах нарушений прав человека в Крыму, в частности, крымских татар».

Меджлис де факто уже не является органом национального самоуправления крымских татар – меджлис и его лидеры находятся на Украине, трехсоттысячный крымскотатрский народ – в Крыму. Понимая это, Мустафа Джемилев заявил, что «возрастает роль Всемирного конгресса крымскотатарского народа». Одним словом, меджлис переходит в виртуальный формат. Поэтому и главой меджлиса, и президентом конгресса избран один человек – Рефат Чубаров. Так проще управлять.
Как восприняли конгресс сами крымские татары, те, кто остался в Крыму, те которых большинство и которых пытается представлять самопровозглашенный меджлис и делегаты на Всемирном конгрессе? Можно выдумывать, но проще поговорить с людьми, и получить оценку действа в Анкаре. Основная масса считает, что уехавшие из Крыма если не предатели, то трусы. «Они бросили свой народ», - таков рефрен многих разговоров. Так чего же добивались организаторы Всемирного конгресса?

Одна из задач конгресса, которую преследуют лидеры меджлиса – новые смыслы и горизонты национального движения крымских татар. Это создание новой мифологии – о геноциде, о вытеснении крымских татар из Крыма, и дальше – стремление закрепить эту новую мифологию на международном уровне и в сознании крымских татар. Это создание плацдарма для дестабилизации ситуации в Крыму путем концентрированного поселения крымских татар на территории граничащей с полуостровом Херсонской области, под прикрытием идеи «сохранения собственной идентичности». Это завуалированные и открытые обращения к мусульманам, среди которых - создание мусульманского батальона, расквартированного в той же Херсонской области, это и обращение за поддержкой «всего исламского мира, поскольку сейчас на карту поставлен вопрос о дальнейшем существовании и развитии одного из малочисленных мусульманских народов Европы».

Помимо этого, Всемирный конгресс стал поводом рождения одной «нездоровой сенсации». Ряд крымскотатарских ресурсов распространили информацию о том, что в своем обращении к конгрессу президент Турции Тайип Рэджеп Эрдоган заявил, что «Турция никогда не признает результаты референдума по Крыму». Ни на одном из официальных источников данного заявления найти не удалось, оно не было растиражировано ведущими информационными агентствами. Первоисточником для использовавших эту информацию СМИ явился сайт меджлиса. Если это действительно так, то мы имеем дело с вольным толкованием слов президента Турции.

Меджлис вновь пытается создать новые внутригосударственные и международные практики и прецеденты, которые могут поставить под сомнение и переквалифицировать многие события в истории многих государств, в том числе «демократических империй». Выдвигая невыполнимые требования и нереализуемые идеи практически все время своего существования, меджлис создает себе политическое пространство на всех уровнях (региональный, государственный, международный). Такая псевдонациональная борьба может продолжаться вечно.

Взрыв, объявленный турецкими властями делом рук боевиков «Исламского государства» 20 июля в турецком городке Суруч, «прогремел» на весь ближневосточный регион. Через четыре дня после теракта ВВС Турции подвергли бомбардировке позиции исламистов на севере Сирии... и базы Рабочей партии Курдистана (РПК) в Ираке. По всей стране прокатилась волна арестов членов ИГ... а также РПК и вдобавок - «Революционной партиии-фронта освобождения народа» - левацкой организации, состоящей преимущественно из турецких и курдских алевитов. В первый же день полиция задержала сотни членов ИГ, которых до этого она не трогала.

Действия турецких властей нелогичны только на первый взгляд.

Чуть не с самого начала внутрисирийского конфликта Анкара призывала союзников по НАТО ввести свой контингент в Сирию, чтобы свергнуть режим ставшего ей вдруг ненавистным Башара Асада. Во-первых, Асад «мешал» турецким властям уже тем, что Сирии принадлежит значительная часть левантийского побережья, куда в обход Турции могут прийти новые трубопроводы с иракскими, азербайджанскими и иранскими углеводородами. Дальше – только Израиль, куда они не придут. А превращение турецкой территории в единственный путь для транзита этих энергоносителей в Европу стало чуть ли не главной задачей анкарской дипломатии в начале этого века. Во-вторых, Асад упорно не желал участвовать в «неоосманском проекте» Анкары, другими словами – войти в некий мусульманский блок бывших областей Османской империи. Под эгидой Турции, разумеется. Сирия – ближайший сосед, и начать строительство блока решили с нее. В-третьих, «турецкие» курдские сепаратисты получают разного рода поддержку от курдов «сирийских». Ну и, наконец, у власти в преимущественно суннитской Сирии стоят алавиты. Что, по мнению анкарской политической элиты, «неправильно». Гражданская война могла помочь с решением всех этих «проблем».

Получив в конце концов от союзников отказ, Турция принялась опекать вооруженную оппозицию, прежде всего – «умеренную» Свободную сирийскую армию (ССА), боровшуюся против законного сирийского правительства. По мере ослабления ССА Анкара, следуя принципу «враг моего врага – мой друг», переключилась на помощь джихадистам, не брезгуя наиболее одиозными группировками – Ан-Нусрой и ИГ. Турция превратилась в «столбовую дорогу» для иностранных кандидатов в боевики, по данным местных и западных СМИ, снабжала их оружием, лечила, а в Стамбуле, Анкаре и многих других городах, особенно не таясь, действовали пункты по сбору средств и рекрутированию добровольцев для отрядов, сражавшихся против Дамаска. Естественно, турецкие власти открещивалась от подобных обвинений, но подозрения мирового сообщества в некотором двуличии Анкары постепенно перерастали в уверенность. К тому времени правящий турецкий режим во внешней политике во многом отошел от прежде традиционной ориентации на Запад, концентрируясь то на «общесуннитском», то на «неоосманском» направлениях, а во внутренней – практически остановил процесс «курдского замирения», нацеленный на решение, пожалуй, основной проблемы страны – национальной. В результате сколько-нибудь реальных действий со стороны властей курды не дождались, а турецкие националисты открыто стали выражать недовольство политикой, «направленной на подрыв единства страны». С национализмом, который нередко называют «секуляристской религией» республиканской Турции, здесь шутить нельзя. Хорошо хоть перемирие с сепаратистами из Рабочей партии Курдистана, пусть и с переменным успехом, но продолжалось последние четыре года.

А тут еще парламентские выборы в июне стали настоящим фиаско для правящей Партии справедливости и развития - по сути, партии президента страны Реджепа Таййипа Эрдогана. Набрав чуть больше 40% голосов, она впервые с 2002 года не смогла сформировать однопартийное правительство и получить квалифицированное большинство в парламенте, необходимое Эрдогану для расширения президентских полномочий. А вот избиратели-курды провели в парламент получившую аж 80 депутатских мандатов Партию демократии народов, представляющую интересы этого национального меньшинства. Хотя, меньшинством курдов в Турции назвать трудно – по разным оценкам (официальной статистики нет) они составляют от четверти до трети всего населения. Между тем политический хаос, все гуще окутывающий Ирак, и выход на политическую авансцену региона головорезов «Исламского государства» подхлестнули процессы государственного строительства курдов Ирака и Сирии. Что, с точки зрения официальной Анкары, являло собой очень «нехороший» пример для курдов турецких.

Выборы изменили всю политическую атмосферу в стране. Если раньше Эрдоган обладал практически неограниченной властью, то теперь он будет вынужден прислушиваться к мнению оппозиции, что для него внове. Для своевольного турецкого президента, получившего среди интеллигенции прозвище «султан»», неприемлимой является сама мысль о разделе власти с соперниками-оппозиционерами, поэтому его риторика о необходимости создания коалиционного правительства воспринимается большей частью экспертного сообщества именно как риторика. Крепнет уверенность в том, что Эрдоган ведет дело к внеочередным выборам, на которых постарается взять реванш. Еще в начале июля он заявлял: «В случае неудачи с формированием правительства я буду последовательно предпринимать необходимые действия.... Раз парламент не может решить этот вопрос, его решит наш народ». (http://t24.com.tr/haber/erdogan-eger-parlamento-cozemiyorsa-cozecek-olan-milletimizin-ta-kendisidir,301779)

Кроме того, актуальной стала «перезагрузка» отношений с Западом - без внешней поддержки турецкому президенту придется совсем нелегко.

И вот тут с позиций ИГ были обстреляны турецкие пограничники, а в Суруче и Стамбуле совершены теракты, ответственность за которые тоже возложили на адептов новоявленного халифата. Появился прекрасный повод продемонстрировать избирателям (да и соседям) свою решительность и твердость духа, столь ценимые турецким электоратом.

Жесткие контрмеры в отношении нарушившего «джентльменское соглашение о невмешательстве» ИГ диктовались еще и необходимостью избавиться в глазах Запада от имиджа «невоюющего союзника» этой организации. А заодно представился случай разбомбить лагеря курдских сепаратистов, нарабатывая авторитет среди националистического сектора электората, во многом переметнувшегося в последние годы в стан Партии националистического действия. И, конечно, показать иракским, сирийским, а еще больше – «своим» курдам, что их стремление к обретению государственности противоречит стратегическим интересам Турции. Попутно нанесли удар по левакам-экстремистам, демонстрируя непримиримую борьбу с террористами всех мастей.

Курдские националисты отреагировали незамедлительно. «Перемирие, ввиду ударов, наносимых армией турецких оккупантов, отныне лишено смысла», - заявило руководство РПК; (http://t24.com.tr/haber/tsk-dort-yil-sonra-kuzey-iraktaki-pkk-mevzilerini-vurdu-cozum-sureci-ateskesi-bitti-mi,303952); «Атаковав лагеря РПК, Турция в одностороннем порядке вышла из режима перемирия и вновь объявила войну курдам», - вторил ему Исполком Курдского национального совета (Сирия). (http://t24.com.tr/haber/knk-devlet-ateskesi-bitirdi-kurtlere-tekrar-savas-ilan-etti,303999) А по информации информагентства Rudaw, лидер сирийских курдов, сопредседатель Партии «Демократический союз» Салих Муслим допустил возможность включения своих «Отрядов народной самообороны» в армию Асада. (http://www.taraf. com.tr/dunya/ salih-muslim-ypg-suriye-ordusuna-baglanabilir/) ИГ заявлений не делал, но ответственность за волну терактов, захлестнувшую всю Турцию, - а это обстрелы полицейских и армейских казарм и патрулей, взрывы на улицах городов, подрывы газопроводов и мостов - очевидно, несут и курдские, и исламские экстремисты.

Встревожился Запад. Independent, Financial Times, Times, Guardian практически единодушно предрекли втягивание Турции в международный конфликт и начало гражданской войны внутри страны. (http://www.bbc. com/turkce/ haberler/2015/07/ 150727_ft_ gardner_turkiye; http://www.bbc. com/turkce/ haberler/2015/07/150726_times_ates _cemberi; http://www.bbc. com/turkce/ basinozeti/2015/07/150727_basin_ozeti) Канцлер Германии Ангела Меркель призвала Анкару не забывать о различии между ИГ и Рабочей партией Курдистана. В унисон с ней высказалась и верховный представитель ЕС по внешней политике и безопасности Федерика Могерини. Опасения обеих дам понятны: им не нужны турецко-курдские столкновения на улицах европейских городов: в одной только Германии проживает около двух миллионов турок и примерно столько же курдов. А вот Вашингтон (и эту противоположную ЕС позицию нужно взять на заметку) устами пресс-секретаря Госдепартамента Джона Кирби и официального представителя Совета национальной безопасности Алистера Баски выразил солидарность с Турцией, «защищающейся от террористических атак РПК». (http:// www.hurriyet.com.tr/dunya/29644946.asp; http://www.milliyet.com.tr/ kirby-pkk-isid-e-karsi-savasmis/dunya/detay/ 2093519/ default.htm) Кстати, Патрик Кокберн из Independent назвал такую позицию Госдепа, возможно, самой большой ошибкой американской администрации на Ближнем Востоке со времен войны в Ираке. Аргументация проста: авиаудары по курдам ослабляют антиигиловскую коалицию. (http://www.bbc.com/turkce/ haberler/2015/07/ 150726_ cockburn_abd)

Очевидно, в кулуарах анкарские власти обсуждали возможность ввода войск на территорию Сирии и создания там буферной зоны. Неспроста министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу заявил, что Турция может не ограничиться в Сирии и Ираке лишь авиаударами, но премьер-министр Ахмет Давутоглу поспешил дезавуировать шефа внешнеполитического ведомства, заверив прессу, что о наземной операции речи не идет. (http://t24.com.tr/ haber/davutoglu-kara-gucu-sokmayacagiz-disisleri-bakani-kara-dahil-her-turlu-operasyona-haziriz,304171) Вероятно, с тем, чтобы заручиться поддержкой союзников для вторжения в Сирию, Турция созвала экстренное совещание НАТО, которое состоялось 28 июля. Однако Альянс пообещал ей помощь в борьбе с терроризмом, но отказался даже обсуждать вопрос о буферной зоне. Дальше Анкаре предстоит принимать решение самостоятельно, но вряд ли она отважится на наземную операцию без одобрения западных союзников, в поддержке которых так нуждается сейчас Эрдоган. К тому же в стране заговорили о возможной отставке начальника Генштаба – генералитет с самого начала был против масштабной авантюры. Отдельные рейды спецназа – не в счет.

Что касается противостояния с начавшим выдыхаться ИГ, интерес представляет издевательски точное заключение эксперта из Ягеллонского университета Иоанны Бохеньской: «Турция, разумеется, не собирается воевать с «Исламским государством». Точнее — собирается ровно в той же мере, в какой Турция собиралась воевать с Германией, объявив ей войну в 1945 году, то есть она также собирается оказаться на стороне победителей, хотя в течение всей войны помогала и той, и другой стороне». (http://www.gazeta.ru/ politics/ 2015/07/27_a_7658873.shtml) А истинные цели возросшей активности турецкой армии, вероятно, вольно или невольно раскрыл автор публикации в проправительственной газете Yeni Safak: «Мы ударили по горам Кандиль (в этих иракских горах находятся основные базы «турецких» курдов-сепаратистов – А.И.). Наступает очередь «кандильчиков» внутри наших границ. Пока не исчезнет впечатление, что районы Башкале, Лидже, Батман и Хаккяри (все на юго-востоке Турции – А.И.) отданы РПК, операция не достигнет своей конечной цели». (http://t24. com.tr/ haber/yeni-safak-temsilcisi-kandil-vuruldu-sira-sinirimiz-icindeki-kandilciklerde,304165) Интересно, что по наблюдению экспертов, турецкая авиация в Сирии не бомбит отряды джихадистов, непосредственно противостоящих сирийским курдам. (http:// www.bbc.com/ turkce/ haberler/ 2015/07/150727_ft_ gardner_turkiye) И, наконец, не будем забывать, что каждый пятый сторонник «партии Эрдогана» из принявших участие в недавнем соцопросе, не побоялся заявить, что для Турции предпочтительнее, чтобы север Сирии находился под контролем ИГ, а не Асада или курдов. (http://t4.com.tr/ haber/metropoll-anketine-gore-suriyenin-kuzeyini-kim-kontrol-etmeli,304394) А мнение своего электората надо уважать!

Тем временем власти переходят в наступление на официальное крыло своих курдских оппонентов. Комментируя требование турецких националистов закрыть прокурдскую партию, Эрдоган заключил: «С ополчившимися на наше национальное единство, на наше братство продолжать процесс замирения невозможно... Не считаю правильным закрытие партии, но ее руководители должны быть лишены неприкосновенности и ответить за все». (http://www. milliyet.com.tr/ cumhurbaskan i-erdogan-surec/siyaset/ detay/2093796/ default. htm) В условиях, когда новое правительство не сформировано, а парламент фактически не работает, эти слова становятся директивой правохранительным органам. Похоже на то, что турецкий президент уже начинает выравнивать политический ландшафт в преддверии внеочередных выборов.

Турция готовит Блицкриг?

Понедельник, 13 Июль 2015 16:16 Опубликовано в Аналитика

Генерал Майкл Хайден некогда возглавлявший АНБ и ЦРУ, недавно признался: «Я никогда не наблюдал такой сложной международной ситуации, как сейчас, особенно на Ближнем Востоке, в странах, которые когда-то назывались Ирак и Сирия. Сейчас мы имеем дело с ИГИЛ, «Аль-Каидой», курдами, суннитами, шиитами и алавитами». (http://www.lefigaro.fr/international/2015/07/05/01003-20150705ARTFIG00114-michael-hayden-l-irak-n-existe-plus-la-syrie-non-plus.php?redirect_premium) И вот в этот бурлящий котел, судя по всему, может окунуться Анкара. Пойдет ли она на это?

О создании на севере Сирии буферной или свободной от полетов зоны в Турции говорят давно, но в последнее время вероятность такого развития событий возрастает параллельно с ростом концентрации турецких войск в приграничных районах. Напомним, что «разведка боем» вглубь сирийской территории уже была проведена в феврале этого года: тогда отряд турецкого спецназа, усиленный бронетехникой, провел операцию по переносу захоронения полумифического деда основателя Османской династии поближе к турецкой границе. Не обошлось без потерь.

И вот теперь турецкие СМИ активно обсуждают возможность крупномасштабной операции против Дамаска. Якобы, на этот счет у Турции даже существуют договоренности о совместных действиях с Саудовской Аравией и Катаром. (http://www.hurriyet.com.tr/dunya/28725045.asp; http:// www.taraf.com.tr/dunya/ assange-turkiye-suudi-arabistan-ve-katar-esadi-devirmek-icin-anlasti/ )

Еще в начале гражданской войны в Сирии Анкара настаивала на вооруженном вмешательстве контингентов ООН или НАТО в ход боевых действий, и немалых трудов стоило Брюсселю и Вашингтону охладить пыл турецкого руководства. Теперь, дескать, по мнению Анкары, Эр-Рияда и Дохи, режим Асада крайне ослаблен и настало время ускорить его падение. Подлило масла в огонь недавнее выступление американского президента в Пентагоне о том, что для победы над террористами «Исламского государства» в Сирии нужно сформировать новое правительство без нынешнего главы государства Башара Асада. (http://www. newsru.com/ world/ 07jul2015/ obama.html) Правда, если заявление Обамы и походило на призыв к действию, то последовавшая вскоре реплика Москвы не оставляла места для спекуляций: Россия придерживается прежней позиции по Сирии, и ее точка зрения на сирийский вопрос не изменилась. Что, по словам пресс-секретаря российского президента, и было доведено до сведения Барака Обамы в ходе телефонного разговора лидеров России и США. (http:// www.newsru. com/world/07jul2015/obama.html) Турецкая оппозиционная газета «Заман» резюмировала: «Сирия под управлением Башара Асада все еще ощущает дипломатическую поддержку России и Китая как двух постоянных членов СБ ООН. Поэтому принятие Советом безопасности резолюции, которая допускала бы военное вмешательство в Сирию, не представляется возможным». (http://www. zaman.com.tr/yorum_uluslararasi-hukuk-acisindan-suriyeye-mudahale-mumkun-mu_2303323.html )

Нельзя забывать и о том, что политические позиции анкарского режима уже не столь прочны, как прежде – это продемонстрировали недавние парламентские выборы. И похоронки с фронта эти позиции отнюдь не усилят. Что тоже уменьшает вероятность проведения масштабного наступления.

А вот на локальную операцию, нацеленную на создание на территории соседнего государства буферной зоны, Анкара решиться все же может. Как повод для ввода войск могут быть использованы обвинения в адрес местных курдов в притеснениях, якобы, чинимых ими здешним туркоманам. Хотя такие факты руководство «Демократического союза» (ДС) - ведущей партии сирийских курдов – категорически отрицает. (http://www.taraf.com.tr/politika/salih-muslim-turkiye-nato-karari-olmadan-rojavaya-girerse-direniriz/) Кроме того, по мнению турецких властей, создание буферной зоны обезопасит турецкую границу от случайных обстрелов и провокаций, а также позволит перенести на сирийскую территорию давно ставшие очагами социальной напряженности лагеря беженцев.

В качестве предположения добавим: с сирийской территории, закрытой от «чужих» журналистских глаз, Национальному разведывательному управлению Турции станет проще организовать снабжение отрядов антиасадовской оппозиции: предназначенные для боевиков партии оружия и амуниции, пересекающие границу, можно будет «адресовать» дислоцированным в буферной зоне турецким военным частям. Проще станет и переправлять в Сирию добровольцев-джихадистов – своих и из третьих стран: их можно объявить сирийскими беженцами, возвращающимися на родину, в новые лагеря. В том, что такого рода деятельностью Турция занимается, никто не сомневается давно. К слову, в докладе по терроризму Госдепа США за 2014 год Турция названа страной, оказывающей помощь «организациям в Ираке и Сирии» и страной-транзитером «подозрительных иностранных боевиков». (Цит. по: http://t24.com.tr/haber/turkiye-irak-ve-suriyedeki-orgutlere-kaynak-ve-transit-ulke-olmayi-surduruyor,300202 ) Более того: время от времени в местных СМИ появляются сообщения о пересечении турецкой границы целыми отрядами ИГИЛ, отступающими из Сирии под натиском курдских ополченцев. (http://www.radikal.com.tr/turkiye/mit_kobaniden_cekilen_isid_ turkiyeye_sizdi-1296628; http://www.gazeteoku.com/frame.php?url=http:// www.taraf.com.tr/ yazarlar/isid-turkiyeye-sizdi/#.VObyLfmsV8E) Турецкие власти понимают - это выглядит неполиткорректно. Пусть лучше джихадисты маневрируют, отдыхают и лечатся на сирийской территории, но под контролем турецкой армии.

Главной же целью военной операции, если она состоится, станет демонстрация флага в Рожаве, или Сирийском Курдистане - области вдоль турецкой границы, добившейся в ходе гражданской войны административной самостоятельности. Принимая во внимание фактически независимый статус соседнего Иракского Курдистана и участие в боевых действиях и там, и там отрядов турецких курдов, можно предположить, что «курдский вопрос», давно ставший головной болью Анкары во внутренней политике, имеет все шансы стать и ее главной внешнеполитической проблемой. Понимая это, президент Турции Реджеп Таййип Эрдоган неоднократно подчеркивал, что создания курдского государства в Сирии его страна не допустит никогда. Так что ввод в Рожаву турецких войск должен будет напомнить курдам, что Турция контролирует ситуацию в регионе и готова на решительные действия по защите своих политических интересов. В этой связи показателен факт турецко-американских секретных переговоров, состоявшихся восьмого июля в Анкаре, в ходе которых «до американской стороны была доведена... позиция Турции относительно создания буферной зоны». (Цит. по: http://www. milliyet.com.tr/isid-e-karsi-derin-isbirligi/ siyaset/detay/2085100/default.htm)

Вообще позиция Вашингтона, особо не скрывающего намерения способствовать государственному оформлению курдских территориальных образований, вызывает серьезную обеспокоенность турецких властей. Так, на встрече с лидером иракских курдов Масудом Барзани в мае этого года вице-президент США Джо Байден высказал уверенность в том, что они оба еще увидят независимый Курдистан. (http://www. hurriyet.com.tr/dunya/29034105.asp) А по информации газеты «Хюрриет», в турецком правительстве уверены в том, что «США готовят почву для образования курдского государства в Сирии вдоль турецкой границы». (http://www.hurriyet.com.tr/dunya/ 29313440.asp) Американцам действительно нужен Курдистан хотя бы в качестве противоеса набирающему силу на Ближнем Востоке исламскому фундаментализму: большинство нынешних лидеров курдского движения в Ираке, Сирии и Турции (поколения Абдуллаха Оджалана) - выходцы из марксистских партий и в особой религиозности не замечены. Да и руководство теперь уже парламентской Партии демократии народов (Турция) старательно дистанцируется от политического ислама. Сильные курды также нужны американцам и их европейским союзникам, чтобы при необходимости оказывать давление на Тегеран, Иран, Анкару и Дамаск – это такая давняя ближневосточная традиция, и нарушать ее Вашингтон не намерен.

Впрочем, и операция по созданию буферной зоны не обещает быть легкой. Сопредседатель партии «Демократический Союз» Салех Муслу уже дважды через турецкие СМИ обращался к турецкому руководству с призывом обсудить накопившиеся проблемы и предупреждал, что возможное нарушение границы турецкой армией без официального одобрения со стороны командования НАТО будет расценено сирийскими курдами как агрессия со всеми вытекающими последствиями. (http:// www.taraf.com.tr/politika/salih-muslim-turkiye-nato-karari-olmadan-rojavaya-girerse-direniriz/; http://www.taraf.com.tr/guncel-haber/karayilan-turkiye-kobaneye-mudahale-ederse-biz-de-onlara-mudahale-ederiz/; http:// www.taraf.com.tr/politika/pyd-esbaskani-muslim-turkiye-yanlis-yonlendiriliyor-oturup-konusalim/) А эти последствия не ограничатся сирийским театром боевых действий – Рабочая партия Курдистана, рассматривающая ДС как «родственную» организацию, неизбежно активизируется непосредственно в Турции.

Из публикаций турецких СМИ следует, что высшее командование вооруженных сил, тщательно просчитывающее возможные последствия, в вопросе о вторжении на сирийскую территорию настроено более сдержанно, нежели гражданское руководство, которое, судя по всему, сделало ставку на реванш на досрочных выборах и теперь может за счет «короткой победоносной войны» попробовать укрепить свой пошатнувшийся рейтинг. В результате возможная авантюра политических лидеров Турции может обернуться и для страны, и для самих этих лидеров серьезными неприятностями. А заодно еще более обострить обстановку в регионе.

Как спасти "Турецкий поток"?

Четверг, 04 Июнь 2015 13:16 Опубликовано в Аналитика

В последнее время в действиях Македонии, Болгарии и Сербии становится все более очевидным давление США и Евросоюза, направленное на срыв проекта "Турецкий поток". При этом местные аналитики и часть политических элит отмечают: жизнеспособной альтернативы российскому газу ни США, ни Еврокомиссия странам Балканского региона не предлагают. Проект TAP (называемый также "Трансадриатическим"), призванный поставлять в страны ЕС газ из Азербайджана, по величине потенциальных поставок уступает российским проектам раз в шесть (напомним, что "Турекий поток" рассчитан на 63 млрд. кубометров в год). Между тем потребности ЕС в природном газе будут расти - сейчас в этом нет сомнений у всех серьезных аналитиков. (Даже если ФРГ или Голландия перейдут на возобновляемые источники энергии, эта энергия будет очень дорогой и ее не смогут позволить себе небогатые восточные страны ЕС - прежде всего та же Болгария и Греция. Да и от обремененных долгами Италии или Испании ждать больших финансовых жертв во имя экологии не приходится.) 

Транзит российского газа через Украину, который Россия планирует свернуть к 2018 году, трудно признать надежным даже таким некритичным союзникам киевского режима, как Польша или Румыния. Всем памятен срыв газовых поставок через Украину зимой 2009 года, от которого больше всего пострадала Болгария - страна, чье правительство сейчас активнее всего работает на срыв "Турецкого потока". 

СЕРБСКО-МАКЕДОНСКОЕ "ОТСТУПЛЕНИЕ НА ЗАПАД"

Казалось бы, последние недели ознаменовались успехами противников "Турецкого потока". Подвергшийся шельмованию мировых СМИ и едва сдерживающий инспирированную США и ЕС "цветную революцию" в Скопье македонский президент Никола Груевский поменял тональность своих выступлений, демонстрируя лояльность Еврокомиссии. Из его последних заявлений следует, что Македония присоединится к проекту "Турецкий поток" только при условии одобрения этого проектаЕврокомиссией. 

https://news.mail.ru/politics/22161202/

Почти одновременно с Груевским сделал не самое благоприятное для "Турецкого потока" заявление и премьер Сербии Александр Вучич. В нем Вучич объявил о присоединении его страны к Трансадриатическому газопроводу (TAP). TAP, как известно, считается альтернативой "Турецкому потоку" и лоббируется ЕС и США. Причины такого разворота сербского премьера (неделей раньше он в Москве всячески проявлял интерес к "Турецкому потоку") в Сербии особо и не скрываются. Заявление Вучича было сделано накануне его визита в США. Вкупе с состоявшейся недавно встречей сербских и албанских руководителей, оно должно было стать приношением Вашингтону от сербского гостя, демонстрируя "прогресс" по двум важным для США направлениям. Мол, во-первых, Белград с албанцами отношения налаживает (фактически признав Косово). А во-вторых, посмотрите: Белград и от российских трубопроводов дистанцируется, не доводя, правда, дело до серьезной ссоры с Москвой, как это вышло у болгарского руководства. 

Совершенно очевидно, что македонские и сербские руководители идут на такие шаги не по доброй воле, а под давлением США и ЕС. (Об этом говорит хотя бы явно нацеленное против Груевского освещение западными СМИ событий в Македонии - это видно на примере "Нью-Йорктаймс" 

http://topics.nytimes.com/top/news/international/countriesandterritories/macedonia/index.html?8qa).

Но политика не может отменить экономику, политика лишь корректирует или искажает базовые экономические реалии. А экономическая обоснованность "Турецкого потока" намного выше, чем у TAP. "Ресурсов в TAP для Сербии явно недостаточно,- цитирует "Независимая газета" директора Института национальной энергетики Сергея Правосудова. - Всего по этому трубопроводу будет транспортироваться 10 млрд. кубометров газа. 8 млрд. из них в Италию и по 1 млрд. - в Грецию и Болгарию. А Сербии достанется в лучшем случае не больше 0,3 млрд. кубометров, что ей явно недостаточно". 

http://www.ng.ru/economics/2015-05-29/5_serbia.html

НЕДОВОЛЬСТВО ОБЩЕСТВЕННОСТИ

Между тем любое давление рано или поздно вызывает негативную реакцию, и давление Запада на страны Балканского региона - не исключение. Вот уже более года, как болгарские СМИ все чаще обращают внимание на тот факт, что предлагаемые ЕС альтернативы российскому газу, как правило, оказываются нежизнеспособными. Активное участие Болгарии в борьбе за "диверсификацию" энергетического рынка ЕС уже стоило этой стране нескольких неудавшихся проектов с огромной упущенной выгодой, а взамен от самого ЕС Болгария получает в основном газетные заголовки. 

Так, депутат болгарского парламента от фракции "Коалиция за Болгарию" Таско Ерменков отмечает в интервью газете "Дума", что и российский проект "Южный поток" приостановило в прошлом году болгарское правительство Пламена Орешарского (беспартийного, но поддержанного Болгарской Социалистической партией премьера), обещавшего вновь открыть проект после устранения "противоречий с европейскимзаконодательством". 

http://www.duma.bg/node/79303 

В итоге это плохо закончилось для Болгарии: сначала Орешарского сменил благодаря искусственно устроенному кризису антироссийский премьер от партии ГЕРБ Бойко Борисов, а потом и Россия, устав от проволочек с "европейским законодательством" отказалась от этого выгодного для Болгарии проекта - газопровода "Южный поток". Таско Ерменков отмечает, что еще в конце 1990-х у Болгарии была возможность заработать на возможном транзите через ее территорию российского газа из трубопровода Blue Stream ("Голубой поток"). Однако тогдашний болгарский премьер Иван Костов, проявив "мудрость" в кавычках, заявил, что "прокладка этого трубопровода по болгарской территории была технически невозможна". Таско Ерменков иронизирует: "В итоге "технически невозможный" трубопровод прошел по турецкой территории, а мы не получили ни десятки миллионов транзитных сборов, ни энергетической безопасности. Так и сидим враскорячку и размышляем, нужен или не нужен нам "Южный поток". Конец цитаты...

ОПАСНАЯ ИГРА БОЙКО БОРИСОВА

Аналитики сходятся, что огромную ответственность и за провал "Южного потока", и за неопределенность вокруг "Турецкого потока" несет болгарский премьер Бойко Борисов. Его деструктивная роль проявилась и во время недавно обострившегося политического кризиса в Македонии. Сначала, когда кризис еще был в зародыше, болгарский премьер громогласно объявил о посылке к македонской границе болгарских войск - якобы для защиты носителей болгарских паспортов в Македонии, которых насчитывается 90 тысяч человек. Это был провокационный демарш Борисова. Ведь совершенно очевидно, что эти болгарские граждане не подвергаются в Македонии большей опасности, чем остальные жители этой страны, для которой главным дестабилизирующим фактором является соседство с краем Косово. Вот уже полтора десятка лет этим краем управляют бывшие боевики из Армии освобождения Косово, часто имеющие связи с албанскими сепаратистами в Македонии. От этой беды Македонию не спасут болгарские войска на восточной границе, помочь тут может только более здравая и твердая позиция Евросоюза в отношении косовского режима, в свое время выпестованного самим ЕС при поддержке США.

Не менее двусмысленно выглядит и состоявшаяся в конце мая встреча Борисова с лидером македонской "цветной революции" - главой Социал-демократического союза Македонии Зораном Заевым. Таким образом София, хочет она того или не хочет, выбрала наиболее симпатичную ей сторону в македонском политическом противостоянии. 

http://novinite.bg/articles/94023/Zoran-Zaev-Krizata-zasyaga-ne-samo-Makedoniya-no-i-celiya-region

ВЫВОДЫ ДЛЯ ДИПЛОМАТОВ

Российской дипломатии, а также и российской общественности, к мнению которой прислушиваются многие в Юго-Восточной Европе (и особенно в Болгарии), стоит обращать внимание на все эти противоречия в действиях противников или "ложных друзей" России. Надежда на один лишь ценовой фактор (а российский газ действительно дешевле своих конкурентов), в течение десятилетий стоявший в центре российской газовой политики, не всегда срабатывает с находящимися под внешним управлением правительствами Юго-Восточной Европы. И уж совсем редко ценовой фактор (как и вобще экономический резон) срабатывает с бюрократическими структурами Евросоюза, больше озабоченного "отбрасыванием российского влияния", чем экономическими интересами новых членов Союза. 
А значит, молчать и надеяться на невидимую руку цен - нельзя. Надо говорить, объяснять, а иногда и разоблачать.

Страница 4 из 6