facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 1:15

Новый доклад американской разведки по ИГИЛ

Понедельник, 14 Декабрь 2015 17:21 Опубликовано в События

 

Разведка США подготовила по заказу Белого дома новый доклад по ИГИЛ, сообщает известное американское издание «The Daily Beast». Как американские чиновники сообщили изданию, в докладе прогнозируется, что ИГИЛ распространится во всем мире и увеличит свою численность, если не лишится значительной части территорий в результате войны в Ираке и Сирии.

Новый доклад резко контрастирует с более ранними утверждениями Белого дома, что экспансию ИГИЛ в Ираке и Сирии удалось сдержать. Кроме того, налицо негласное признание того, что усилия коалиции под руководством США пока отстают от возможностей ИГИЛ по экспансии и привлечению новых сторонников. Правда, воздушная кампания коалиции помогла местным силам вытеснить ИГИЛ из некоторых районов Ирака и Сирии.

Изучив доклад, информирует «The Daily Beast», президент Б.Обама попросил министра обороны Картера и председателя Объединенного комитета начальников штабов Данфорда разработать новые варианты борьбы с ИГИЛ.

Контртеррористическая кампания наращивается, при этом используется тот же арсенал (БПЛА, рейды спецназа, местные агенты), который применялся ранее на глобальной войне с "Аль-Каидой", комментирует издание. Картер объявил, что около 200 военнослужащих из Командования спецопераций США будут проводить рейды в Ираке и Сирии, координируя удары через группу из 50 человек, которая станет работать в северной Сирии вместе с отрядом партизан из "Сирийской арабской коалиции", которую поддерживают США.

В докладе описывается, что ИГИЛ уже располагает в дюжине стран сетью группировок, которые присягнули ему на верность или претендуют на членство.

Издание возвращается к инициативе Картера. Министр сказал, что американские спецназовцы будут проводить рейды только в Ираке с согласия Багдада и только совместно с иракскими силами. Но Пентагон пока не решил, что делать, если американцы начнут регулярно брать в плен лидеров ИГИЛ в Сирии. Предлагается, например, передавать их правительству Ирака для допросов либо предавать суду на американских кораблях.

По словам двух высокопоставленных чиновников военного ведомства, 50 «советников» из Командования спецопераций, которые должны прибыть в Сирию в этом месяце, помогут с синхронизацией и координацией авианалетов и наземного наступления повстанцев, говорится в статье.

По данным издания, США также просят Британию, Францию и других союзников активизировать их контртеррористические миссии в странах вроде Ливии.

«Очевидно, мы должны активизировать глобальные усилия, - сказал один неназванный чиновник, говоря о конфиденциальных дипломатических усилиях по созданию глобальной сети антиигиловских сил. - Пока у них есть территория, они могут проталкивать свою версию, будто у них халифат».

 

 

http://www.thedailybeast.com/

 

Кандидат политических наук Михаил Троицкий в своем комментарии «Эскалация войны: почему региональные конфликты превращаются в глобальные» задается вопросом, чем руководствовалась Анкара, согласовав запуск ракеты по российскому бомбардировщику. Трагический инцидент в небе над Ближним Востоком ставит множество вопросов и резко повышает неопределенность ситуации, полагает ученый.

Скорее всего, полагает ученый, Турция ожидала более решительной реакции своих партнеров по НАТО на попытки России поддержать армию и режим президента Асада. Анкара пыталась привлечь на свою сторону государства Европейского союза и НАТО, она пошла навстречу ЕС, согласившись рассмотреть возможность ограничения потоков миграции с Ближнего Востока через Турцию в направлении Европы. Важным козырем Анкары во взаимодействии с западными партнерами остается режим пропуска на турецко-сирийской границе, полного закрытия которой потребовал после встречи с президентом США Обамой 24 ноября президент Франции Олланд.

Турецкому руководству, недавно получившему широкий мандат на парламентских выборах, было сложно мириться с масштабной военной активностью России — далекой (по меркам Турции) северной державы в самом чувствительном для Анкары регионе — рядом с курдскими районами Сирии, Ирака и самой Турции. Раздражение в Турции вызывало и положение крымских татар, жалующихся на притеснения со стороны российских властей.

После же недавних ударов российской авиации по позициям сирийских туркмен, воюющих с силами президента Асада, но не примыкающих к ИГ (организация запрещена в России), у Турции явно сдали нервы. Не найдя понимания со стороны США и других важных союзников, в то время как президент Олланд собрался выстраивать коалицию с участием крупных западных держав и России, Турция решила сыграть на обострение.

Случившееся позволяет сделать несколько важных выводов. Во-первых, многие серьезные региональные игроки на Ближнем Востоке не воспринимают действия России исключительно как борьбу с источниками международного терроризма. Они не готовы принять логику, в соответствии с которой любой критик российской операции в Сирии как минимум сочувствует террористам. И если Саудовская Аравия и другие арабские монархии Персидского залива до сих пор ограничивались словесными выпадами в адрес Москвы, с которой одновременно вели переговоры, то самый мощный из региональных игроков, член НАТО Турция проявила готовность к прямой конфронтации с Россией.

Во-вторых, многие авторитарные лидеры, не склонные делить власть и ответственность с оппозицией (правящая Партия справедливости и развития вернула себе большинство в турецком парламенте на недавних повторных выборах), готовы совершать рискованные поступки, чтобы продемонстрировать решимость и повысить статус своей страны на мировой арене.

В-третьих, для некоторых средних по размеру и влиянию держав гораздо важнее их региональная роль, чем борьба с «однополярным миром». Со стороны таких государств стоит ожидать не меньшего сопротивления глобальным инициативам России (особенно проецированию российской военной силы на отдаленные регионы), чем были бы готовы оказать США.

Наконец, Сирия и регион вокруг нее являются настолько сложной материей, что проведение в нем любых военных операций чревато непредсказуемыми последствиями. Просчитать все сценарии и оценить все риски в подобном случае в принципе невозможно, а цена ошибки или просто неожиданного поворота событий может быть значительной.

Будет ли военный ответ? Сегодня Турция действует в непосредственной близости от своей территории, в то время как Россия зависит от уязвимых воздушных и морских коммуникаций и маршрутов. При этом не только Турции, но и другим странам расширенного Ближневосточного региона может не нравиться свободное применение российской авиации и ракетных установок в непосредственной близости от их территории, а ИГ они пока не рассматривают в качестве основой угрозы своей безопасности.

Скорее всего, нас ждет взаимная демонстрация силы: Москва уже подтягивает дополнительные ресурсы в район столкновения. Будет увеличена российская военно-морская группировка, объявлено об усилении систем противовоздушной обороны. Анкара ответит взаимностью, причем НАТО подтверждает право Турции защищать свои суверенные территории и воздушное пространство, однако воздерживается от выдачи мандата Анкаре на враждебные действия в отношении Москвы. Вашингтон уже занял сдержанную позицию, заявив, что российский бомбардировщик был сбит над Сирией, и призвав Анкару не допустить повторения подобного инцидента. Турция, однако, уже давно готова действовать без оглядки на союзников по НАТО и наверняка не собирается консультироваться с ними в ходе острого кризиса. Москва же, заявив устами министра иностранных дел Лаврова об отсутствии намерений «воевать с Турцией», не снижает накала обвинений в адрес турецкого руководства.

Как это много раз уже происходило в истории, разрастание и обострение конфликта с участием крупных мировых и региональных держав происходит внезапно и во многом против воли сторон. Каждая из сторон вооружается «на всякий случай» и не желает «терять лицо», отступая в словесном противостоянии, пока очередным шагом не становится использование силы. После этого ситуация выходит из-под чьего-либо контроля. Подвешенное на стену ружье в какой-то момент стреляет, рискованная военная операция не может долго продолжаться без потерь, а любая «региональная игра» может приводить к неожиданным глобальным последствиям.

 

http://mgimo.ru/ 

Есть ли решение у ближневосточного ребуса?

Понедельник, 07 Декабрь 2015 13:00 Опубликовано в Аналитика

Начало военной операции России в Сирии спутало карты многим участникам «ближневосточного пасьянса». Устав призывать «цивилизованные страны» к объединению усилий, Москва решила действовать самостоятельно, и сколько бы она не повторяла, что ее целью является покончить с терроризмом в его «логове» и уберечь ближневосточные страны от дезинтеграции, ее не слышат. США и их союзники больше озабочены стремительным возвращением России в круг великих держав, нежели борьбой с ИГ и его аватарами.

Война на Ближнем Востоке далека от завершения – слишком много интересов сталкивается на этой древней земле. На первый взгляд во всем регионе происходит очередное обострение противоречий между двумя основными ветвями ислама: в Йемене, Сирии, Ираке, в Бахрейне. Безусловно, это так, но межконфессиональной рознью содержание трансграничного конфликта далеко не исчерпывается.

Пожалуй, нигде больше в мире не наблюдается такой плотности региональных держав на «единицу территории», как здесь. Причем, они проводят вполне самостоятельную политику и мало заинтересованы в присутствии здесь мировых держав.

- Это Турция, чьи мечты о «новой Османской империи» опираются на довольно мощный экономический и военный потенциал. Сдерживается «турецкий марш» обострением давнего внутреннего межэтнического конфликта, приобретшего теперь уже международное измерение.

- Это позиционирующий себя в качестве лидера мирового шиизма Иран, который, получив шанс на избавление от санкционной удавки, активно укрепляет свои вооруженные силы. Правда, материальная база Ирана не соответствует его внешнеполитическим амбициям. Пока, во всяком случае - но начало нефтяной экспансии Исламской республики не за горами.

- Это Саудовская Аравия – общепризнанный духовно-финансовый лидер суннитского мира. «Развернуться» шире Эр-Рияду мешает катастрофически низкая боеспособность его армии.

- Плюс к этому Египет работает над возвращением утраченного в последние годы статуса региональной державы, а амбициозный Катар – над приобретением его.

- Предметом их общей нелюбви остается Израиль – одна из сильнейших в военном отношении стран региона.

Но при этом, конечно, неотъемлимой частью политической жизни Ближнего Востока всегда было непосредственное участие в ней внешних игроков. Пока США, после целой серии провалов, стараются насколько это возможно сохранить свое военно-политическое присутствие, в регион все увереннее заходят Россия и Китай. О России мы поговорим ниже, а что касается Срединного государства, то играя здесь на контрасте с американцами, китайцы действуют в основном посредством «мягкой силы», нарабатывая имидж посредников-миротворцев и, конечно, - надежных и кредитоспособных торговых партнеров. «Мировая фабрика», как никто, нуждается в сырье и энергоносителях. С сырьевыми ресурсами в регионе неважно – самим, что называется, не хватает, а вот нефти – в избытке. И она, во все возрастающих объемах,  поставляется с Ближнего и Среднего Востока на нефтеперерабатывающие заводы КНР. В картину мировых нефтяных потоков завтра-послезавтра смогут внести коррективы новые российские трубопроводы, но они пока не готовы, и Китай продолжает пестовать Ближний Восток.

Интересы всех участников «большой игры» в регионе накладываются на этно-религиозную мозаику «на земле». В Сирии, Ираке, Ливане, Иордании и других странах региона «государственные нации» так до конца и не сложилась, и этноконфессиональная, а часто - племенная и даже клановая самоидентификация превалирует над гражданской. Не в последнюю очередь на непонимании этого феномена «погорели» американцы в Афганистане и Ираке.

Третьего декабря в обращении к Федеральному собранию РФ В.В.Путин снова призвал к созданию широкой антитеррористической коалиции под эгидой ООН. К сожалению, пока большинство потенциальных участников такого союза по разным причинам не демонстрирует готовности объединять и даже координировать усилия в борьбе с террористами. Дело застопорилось на попытках поделить боевиков на «плохих», «не очень плохих» и «сносных». Даже в этом вопросе согласия между западными странами и их региональными союзниками не наблюдается.

Так что на ближайшую перспективу России придется самостоятельно определяться с союзниками. Учитывая разумное нежелание ввязываться в сухопутные военные операции в регионе, критерием  «отбора», помимо совпадения интересов, становятся возможности  партнеров в вооруженном  противодействии террористам «на земле».

Прежде всего, это, конечно, сирийская правительственная армия и поддерживающие ее отряды ополчения. Вымотанные за четыре года войны правительственные вооруженные силы с помощью российской авиации за последние месяцы стабилизировали ситуацию на всех фронтах, но не смогли переломить общий ход боевых действий. Очевидно, что их наступательный потенциал требует серьезного восстановления.

Иракская армия еще менее способна на масштабные наступательные операции. До вторжения коалиционных сил в 2003 году Ирак являл собой сложную систему союзов и договоров между племенами и кланами, основанную на компромиссах и политических противовесах. Для американцев все это было слишком «тонко», чтобы вникать. После прихода  российских ВКС в Сирию в Багдаде обсуждался вопрос об обращении за военной помощью к Москве: «Несколько фракций нашего парламента призвали правительство Ирака обратиться к России с просьбой нанести авиаудары по базам ИГ», – сообщал Washington Times бывший иракский советник по национальной безопасности Муваффак ар-Рубаи. (http://www.washingtontimes. com)  Но в октябре председатель Комитета начальников штабов ВС США Джозеф Данфорд встретился с руководством страны и одернул его, заявив, что США «будет очень трудно» предоставлять необходимую иракскому правительству военную помощь, если «россияне также будут в этом участвовать». (http://www.vz.ru)  А еще, надо думать, напомнил о том, кто привел к власти нынешнее и все предыдущие правительства после свержения режима Саддама Хусейна. Во всяком случае, иракское руководство после этого, похоже, затаило на американцев обиду. По сообщению Reuters, «Информация о готовности (со стороны США – А.И.) направить в Ирак силы специального назначения вызвала крайне негативную реакцию в Багдаде. Премьер-министр Хайдер аль-Абади заявил, что Ирак не нуждается в иностранных сухопутных войсках. Он напомнил, что любое присутствие на территории страны иностранных вооруженных сил и проведение ими операций требует согласия правительства Ирака»(цит. по http://expert.ru)

Высокую боеспособность и самоотверженность в боях с джихадистами  демонстрируют курдские пешмерга – и иракские, и сирийские (а также турецкие, чьи отряды поддерживают и первых, и вторых). Впрочем, рассчитывать на курдов при организации гипотетического масштабного наступления на ИГ не стоит. И в Ираке, и в Сирии они ограничиваются обороной территорий своего исконного проживания. Такая позиция должна, вероятно, «легализовать» в глазах мирового сообщества их претензии на укрепление (в Ираке) и на обретение (в Сирии) государственности в пределах исторических границ. Тем более - перед лицом угрозы, которая исходит от Анкары, не приемлющей саму идею  самоопределения сирийских курдов и рассматривающую Сирийский Курдистан в качестве источника постоянной опасности для себя.

Естественным союзником России в регионе является Иран, поддерживающий единоверцев на всем Ближнем Востоке и активно противостоящий «Исламскому государству» и в Сирии, и в Ираке. Часто союз Москвы и Тегерана называют тактическим, напоминая, что в ближайшей перспективе иранские энергоносители на мировом рынке начнут конкурировать с российскими, и тогда охлаждения отношений между двумя странами не избежать. Так, Wall Street Journal отмечала: «Сближение Ирана и России – это недолговечный союз по расчету. Политические цели Тегерана на Ближнем Востоке и его экономические амбиции на международном энергетическом рынке по многим позициям расходятся с интересами Москвы». (http://www.wsj.com) Что ж, если бы интересы России и Ирана полностью совпадали, они бы, наверно, были одним государством. Сейчас и на среднюю перспективу геополитические интересы России и Ирана совпадают. Недаром иранский рахбар Хаменеи на переговорах с российским президентом заявил: «Стратегия США представляет серьезную угрозу для всех народов и государств, в особенности для России и Ирана». (http://news.rambler.ru) Но  сухопутное наступление иранских войск на позиции ИГ тоже весьма проблематично. Для этого им пришлось бы вступить на территорию Иракского Курдистана и суннитских районов Ирака, на что придется заручиться согласием и суннитских столиц региона, и иракских суннитских племен.  Помимо этого, это будет совсем непросто для Ирана, недавно вставшего на путь освобождения от санкций и экономической реабилитации.

Учитывая вялую реакцию западных стран на объединение усилий, выход из такого положения видится один, и он уже предложен Россией: создание широкого фронта всех заинтересованных в искоренении терроризма сил под эгидой ООН. Это честное, хотя и трудно реализуемое, предложение после всех усилий, сделанных Россией. Но время играет за него, потому что других альтернатив не осталось.  И многие мировые игроки уже начинают это понимать -  разворачивающаяся война на Ближнем Востоке с таким количеством различных противоречий ее участников может иметь тяжелейшие последствия для мировой экономики и безопасности. Тектонические сдвиги в виде потоков беженцев, терактов и военных инцидентов с непредсказуемыми последствиями могут поставить под вопрос само существование планетарной цивилизации в ее прежнем виде.

В кого стреляет амриканское оружие в Сирии

Пятница, 04 Декабрь 2015 13:53 Опубликовано в Мнения

В тот же день, когда в Сирии турецкими ВВС был сбит российский бомбардировщик СУ-24, вертолет Ми-8 ВКС, проводивший поисково-спасательную операцию в районе падения Су-24, был уничтожен ракетным выстрелом с территории, подконтрольной боевикам. Судя по видеозаписи, которую сделали боевики, подбитый и севший на землю вертолет был уничтожен выстрелом противотанкового комплекса BGM-71 Тоw, американского производства. В тот же день Сирии под обстрел попала группа российских журналистов. Предположительно, по автомобилю репортеров стреляли также  из ПТУР «Тow».

Появление этого оружия у так называемой «вооруженной оппозиции» - не новость. "Анализируя наступательные операции повстанцев, эксперты Stratfor были весьма впечатлены тем, как оппозиционные силы используют возвышенности для получения преимущества над правительственными войсками. Их успехи во многом обусловлены определенной подготовкой и применением американского противотанкового ракетного комплекса (ПТРК) BGM-71 ТOW. В интернете размещены десятки видео, на которых запечатлено успешное использование сирийцами противотанковых управляемых ракет (ПТУР). Создается впечатление, что США требуют от группировок, которым предоставляются ПТРК TOW, видеозаписи применения установок", — говорится в отчете Stratfor.

В Stratfor подчеркивают, что оружие в Сирию поставляется как на законных условиях, так и нелегально. "Правительство США уже пережило сущий кошмар, когда они попытались отследить и выкупить ПЗРК "Стингер", которые поставлялись в Афганистан. Кроме того, они потратили миллионы долларов на покупку и уничтожение тысяч ракет класса "земля-воздух" после революции в Ливии. В этой связи, очевидно, что США несколько озабочены поставками мощных ПТРК сирийским повстанцам. Вполне вероятно, что в эти установки были встроены отслеживающие приборы, а также нечто, что может вывести оружие из строя в случае, если оно попадет не в те руки",— говорится в документе частной американской разведки. Именно по этой причине, отмечают в Stratfor, американцы особо бдительно относятся к снарядам к установкам TOW. За одну посылку каждой группировке высылается от одной до трех ракет. А тем, кто уже завоевал доверие — вплоть до 10 снарядов. stratfor.comapostrophe.com.ua Вот такая «озабоченность» вместо того, чтобы просто перестать поставлять боевикам это вооружение.

«Оппозиционные группировки, включая «Исламское государство» и особенно «Фронт ан-Нусра», связанный с «Аль-Каидой», имеют свободный доступ к этому оружию. Ролики, в которых видно, как они его применяют, появляются довольно часто. Получают они его из нескольких источников, хотя это оружие американского производства. США поставляют его Саудовской Аравии, которая не скрывает того, что снабжает оппозиционные группировки в Сирии — а среди них есть такие, которые никак не назовешь умеренными», - полагает Чарльз Шубридж, офицер ВС Великобритании в отставке. russian.rt.com О том, что американское оружие свободно «гуляет» в Сирии одними из первых заговорили российские эксперты еще в 2012 году. Тогда, Глава Генерального штаба Вооруженных сил РФ генерал армии Николай Макаров подтвердил, что в распоряжении вооруженной сирийской оппозиции находятся переносные зенитно-ракетные комплексы, в том числе и ракеты Stinger американского производства. А президент российской Академии геополитических проблем Леонид Ивашов, в свою очередь, завил, что транспортировка оружия в регион осуществляется через частные военные компании. russian.rt.com

При этом, не стоит ожидать, что этот поток иссякнет.  Как писала газета «Коммерсантъ», в Вашингтоне дали понять, что, отказавшись от программы подготовки сирийских повстанцев стоимостью $500 млн., США при этом не намерены сворачивать другую программу — по вооружению оппозиционеров американскими противотанковыми системами, реализация которой была начата еще в 2013 году. Сами поставки непосредственно осуществляют региональные союзники США, однако решение об их активизации, по данным газеты The New York Times, было принято администрацией Барака Обамы. Сообщения о том, что американское оружие в руках сирийских повстанцев уничтожает российскую технику армии президента Асада, породили многочисленные рассуждения о возможности так называемой опосредованной войны (proxy war) между Россией и США в Сирии. Впрочем, применение американского оружия (истребителя F-16 турецких ВВС) в Сирии против уже непосредственно российских боевых самолетов ставит ситуацию в регионе на грань непосредственного столкновения. При этом в НАТО так и не нашли возможности дать справедливую оценку произошедшему. И как сказал об этом постпред России при альянсе Александр Грушко на встрече с  замгенсека НАТО Александром  Вершбоу - НАТО политически прикрыла Анкару, не дав принципиальной оценки ее действиям, и поэтому несет ответственность за инцидент. А это уже реальный пример того, по кому стреляет американское оружие.

Страница 2 из 10