facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 1:22

 

Российская операция в Сирии нацелена не только на поддержку сирийского правительства, но и на укрепление позиций Москвы в Средиземном море, пишет американское издание «Foreign Policy».

Издание отмечает, что в последние годы Россия восстановила Средиземноморскую эскадру и обновляет военную базу в сирийском Тартусе, у границ южного фланга НАТО. На прошлой неделе стало известно, что в Восточном Средиземноморье пройдут масштабные военные учения с участием ракетного крейсера «Москва».

«Россия все больше фокусируется на восточной части Средиземного моря, где у нее есть стратегические возможности. Есть ощущение, что США уходят из региона, и Россия, учитывая ее текущую позицию в Сирии, может расширять там свое военное присутствие», - приводит издание мнение аналитика Центра стратегических и международных исследований в Вашингтоне Дж.Манкофа.

Эта цель, по мнению «Foreign Policy», в определенной степени стала следствием присоединения Крыма и базы в Севастополе. Военно-морское господство России в Черном море является средством, а не конечной целью, считает издание. Поскольку Черное море имеет лишь один выход - через Босфор и Дарданеллы, для России важнейшее значение имеет присутствие в восточной части Средиземного моря.

Чтобы достичь этой цели, Россия установила близкие отношения не только с Сирией, но и с другими странами региона, стремясь отдалить их от Запада и обеспечить доступ российских кораблей и самолетов, пишет «Foreign Policy».

Так, Россия добилась расположения нового правительства Греции, которая является членом ЕС и НАТО. Также Москва простила многомиллиардный долг Кипру, что позволило заключить соглашение о военно-морском сотрудничестве. В 2014 году Россия объявила о стратегическом партнерстве с Турцией и заключила с Египтом контракты на поставку вооружений на сумму $3,5 млрд. Кроме того, Россия установила теплые отношения с Израилем - ближайшим союзником США в регионе.

Москва укрепляет свои позиции в Средиземном море в тот период, когда Вашингтон пытается закончить борьбу с терроризмом на Ближнем Востоке и переориентировать свои вооруженные силы на Азию. Эта ситуация, по мнению издания, будит воспоминания о «тяжелейшем военно-морском кризисе периода холодной войны», когда в 1973 году во время арабо-израильского конфликта США неожиданно для себя столкнулись с мощным советским флотом в водах, которые Вашингтон считал своими.

Укрепление России в регионе беспокоит США. На днях командующий силами НАТО в Европе генерал Ф.Бридлав заявил, что присоединение Крыма и отправка передовых вооружений в Сирию позволит России создать «закрытые зоны» в Черном море и Восточном Средиземноморье. Этот вопрос был поднят и в ходе предвыборной гонки в США: кандидат в президенты от Республиканской партии Карли Фиорина предложила усилить Шестой флот ВМС США в Средиземном море.

 

http://foreignpolicy.com/

 

Сирия с Асадом или все против всех

Среда, 30 Сентябрь 2015 12:00 Опубликовано в Аналитика

С нынешней сессией Генассамблеи ООН, точнее с участием в ее работе лидеров России и США, связывалось много надежд на начало новой «разрядки» между Москвой и Вашингтоном. Надежды не оправдались: Владимир Путин и Барак Обама в своих выступлениях в очередной раз продемонстрировали хорошо известные и диаметрально противоположные подходы к оценке, пожалуй, главных на сегодня проблем мировой политики – к ситуации на Украине и в Сирии. А последовавшая вслед за этим беседа двух лидеров, по словам Сергея Лаврова, была «конструктивной», и только: стороны «не достигли согласия по каким-либо особым шагам». В тот же день Соединенные Штаты заблокировали российский проект заявления председателя Совета Безопасности ООН по путям урегулирования конфликтов на Ближнем Востоке. Постоянный представитель РФ при ООН Виталий Чуркин в интервью ТАСС был вынужден резюмировать: «Заявление заблокировали. Американцы сказали, что не будут работать над нашим заявлением. Не буду вам всего говорить. Они сказали, что слишком много разногласий у нас».

(http://www.newsru.com/world/29sep2015/sovbez.html)

По словам главы российского МИД, центральным вопросом повестки дня переговоров был вопрос о том, можно ли эффективно бороться с «Исламским государством», не оказывая при этом поддержки правительству Башара Асада. Если американцы не видят в будущей Сирии места для нынешнего режима, то российская сторона считает, что единственной альтернативой ему «может послужить ИГИЛ и «халифат», и нам придется забыть о Сирии, которую мы знаем сейчас».

(http://www.newsru.com/world/29sep2015/un.html)

То, что происходит в ближневосточных странах после насильственного смещения извне их лидеров, мировая общественность совсем недавно имела возможность наблюдать в Ираке и Ливии. Сценарий, по которому будут развиваться события в Сирии, будет примерно тем же. Только хуже: садисты из «Исламского государства» и иже с ними «позаботятся» об этом. Ведь сегодня Асад является лидером не только значительной части светски ориентированных сирийских суннитов, но чуть ли не единственной надеждой на выживание для алавитов, христиан, друзов, езидов – «недочеловеков», согласно салафитским догмам. Что всех их ждет в случае победы джихадистов, они (джихадисты) демонстрировали неоднократно. К тому же гипотетическая победа джихадистов поставит весь офицерской корпус правительственной армии перед простым выбором между жизнью и смертью. Причем, «жизнь» будет означать «раскаяние» и переход на службу к террористам с возможностью «кровью искупить вину». Все это мы уже наблюдали в Ираке, где бывшие офицеры армии Саддама сегодня составляют костяк среднего командного звена отрядов ИГ. И тогда победить «Исламское государство» станет еще сложнее. Распад страны на отдельные территории, подконтрольные разным группировкам, выльется в бесконечную драку между бывшими союзниками. Как в Ливии, например. А потом настанет очередь Ливана, где «врагов» истинного (в понимании салафитов) ислама предостаточно. О Ливане тоже «придется забыть». Далее по списку?

Нет сомнений в том, что эскалация конфликта не будет нарастать только по мере экспансии исламистов. В Сирии пересекаются интересы многих региональных держав: Ирана, Турции, Королевства Саудовской Аравии, Катара. Вакуум власти неминуемо втянет их во взаимную конфронтацию. И совсем необязательно, что при этом суннитская Турция станет, например, солидаризироваться с единоверными КСА, оно, в свою очередь, с Катаром – геополитические амбиции вполне могут развести Анкару, Эр-Рияд и Доху по разным лагерям. И вдобавок, всем им придется противостоять формирующемуся блоку Тегеран – Багдад - Хезболла. А это опасность большой суннитско-шиитской войны, которая уже начинается – в Йемене и в той же Сирии.

Особенно не терпится вмешаться в конфликт Турции, которая «рвется в бой» с Асадом чуть не с самого начала внутрисирийского противостояния, то и дело предлагая столь кардинальные меры, что их отказываются даже рассматривать ее западные союзники. В этой связи недостижение договоренностей на полях Генассамблеи воодушевило анкарских неоосманистов. На пресс-конференции в ООН премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу не только прилежно повторил основные постулаты выступления американского президента – о виновности сирийского лидера в развязывании войны и в гуманитарной катастрофе, об использовании им кассетных бомб против собственного народа и проч,. – но, рисуя образ «совершенного» врага, еще и заявил: «ИГ и Асад поддерживают тактическое взаимодействие». (!)

(http://t24.com.tr/haber/davutoglu-deas-ile-esad-arasinda-taktiksel-bir-isbirligi-var,311154)

Кстати, гипотетический хаос и война всех против всех в «постасадовской» Сирии никак не поможет Турции противостоять угрозе ее территориальной целостности, исходящей, по мнению официальной Анкары, от курдов, «своих» и «чужих».

Если добавить к этим потенциальным проблемам Израиль с его геополитическим видением ситуации в регионе, то картина и вовсе становится устрашающей.

Другими словами, гипотетическое падение дамасского режима породит такой клубок региональных проблем, что многие враги Асада еще будут с теплотой вспоминать нынешнего сирийского президента.

Услышать Москву, неоднократно предостерегавшую на этот счет мировое сообщество, на Западе опять не захотели. Пришлось действовать: через Проливы на Тартус пошли корабли ВМС России, из «спящего режима» начала выходить база в Латакии, в СМИ появилась информация (позднее подтвержденная В.Путиным в Нью-Йорке) о создании в Багдаде международного Информационного центра для обмена разведданными между Россией, Ираком, Ираном и Сирией.

Реакция «западных друзей» на решительные шаги России варьировалась от резкого неприятия до благожелательной заинтересованности. Так, по мнению Вали Насра, эксперта Университета Джонса Хопкинса, «Решительное вмешательство России в сирийские дела явилось не просто шоком для Вашингтона. Оно может стать переломным стратегическим моментом на Ближнем Востоке, особенно если поможет остановить гражданскую войну в Сирии».

(http://www.politico.com/magazine/story/2015/09/only-russia-saves-syria-putin-intervention-213199)

К чему, собственно, Россия и стремится. Ему вторит Financial Times: «До недавнего времени мировые лидеры были уверены, что сирийский президент Башар Асад не должен оставаться у власти. Однако российское военное вмешательство, нахлынувшие в Европу беженцы и неспособность США укрепить умеренные повстанческие силы привели к тому, что сейчас альтернатив этой фигуре никто не видит — по крайней мере, в краткосрочной перспективе».

(http://inosmi.ru/world/20150929/230532569.html#ixzz3n9DNHY3A)

Так что надежда, если не на достижение консенсуса, то на координацию усилий все-таки сохраняется. Как сообщил, подводя итоги встречи Путина и Обамы Сергей Лавров: «Американцы подтвердили, что их абсолютная позиция - это сохранение территориальной целостности и суверенитета Сирии, Ирака и других стран региона. На этой основе мы можем сотрудничать». И хорошим знаком является уже то, что Вашингтон перестал настаивать на немедленной отставке Асада.

(http://www.newsru.com/world/29sep2015/un.html)

Впрочем, от приглашения к участию в работе багдадского Центра американцы пока отказываются. Будем надеяться, что пока отказываются. 

США и Россия высказали резко различающиеся мнения о том, как урегулировать сирийской конфликт в понедельник, когда Барак Обама и Владимир Путин обменялись такого рода риторическими колкостями, которых не слышали в ООН со времен холодной войны.

Позднее они провел 90-минутную встречу в ООН, которые обе стороны назвал "откровенной" и "продуктивной" и где они согласились, попытаться найти способы, чтобы положить конец конфликту в Сирии, но где их основные различия в подходах не были устранены.

В то время как г-н Обама сказал на Генеральной Ассамблее ООН, что не может быть места в будущем Сирии для Башара Асада, "тирана, который сбрасывает бомбы на невинных детей", президент России призвал Запад работать с «законным» сирийским правительством чтобы победить терроризм.

После того как президент США призвал к «управляемому переходу» власти к новому лидеру в Сирии, г-н Путин предложил формирование новой международной коалиции, чтобы победить исламистских боевиков Исламского Государства, известного также как ИГИЛ, международной коалиции, похожей на антигитлеровский альянс "Второй мировой войны.

Глава России заявил, что режим Асада имеет решающее значение для борьбы с ИГ (ИГИЛ). «Мы считаем, что это огромная ошибка отказаться сотрудничества с сирийским правительством, которое доблестно борется с терроризмом»,- сказал он.

В.Путин также подверг критике попытки коалиции во главе с США по поддержке бойцов оппозиции в Сирии. «Так называемая оппозиция умеренная Сирии при поддержке Запада» не может быть отделена от террористических групп, некоторые из их бойцов дезертировали, чтобы присоединиться ИГ (ИГИЛ), заявил он.

Вызвавшая поток беженцев в Европу и недавнее наращивание российской военной мощи в Сирии, гражданская война в этой стране стала основной темой ежегодной встречи лидеров государств в ООН, в организации, которая в этом году празднует свое 70-летие.

За кулисами ООН, дипломаты работают, чтобы попытаться возобновить переговоры о политическом урегулировании конфликта, который был в тупике в прошлом в частности из-за очень разных точек зрения на этот вопрос Вашингтона и Москвы.

В то время как США считают, что боевики ИГ (ИГИЛ) подпитываются гневом населения на правительство Сирии, и что жизнеспособное решение конфликта не может включать в себя то, что  Башар Асад останется у власти, Россия утверждает, что приоритетом должно быть поражение ИГ (ИГИЛ)  и режим Асада является важным партнером в этой борьбе.

«Асад и его союзники не могут просто успокоить широкое большинство населения, которые жестоко подавлялись химическим оружием и беспорядочными бомбардировками»,- сказал г-н Обама. Поскольку нужен компромисс, Сирия нуждается в «новом лидере и новом работающем правительстве, которые признают, что хаосу должен быть положен конец».

Обама заявил, что США готовы работать с Россией и Ираном, чтобы положить конец гражданской войне в Сирии, но «после такой резни» не может быть «возвращения к довоенному статус-кво».

Обама также раскритиковал поддержку Россией сепаратистов, воюющих в восточной Украине, что, по его словам, является нарушением ее суверенитета. «Если это пройдет без последствий в Украине, это может случиться с любой нацией собрались здесь сегодня»,- сказал он. В своей речи, решительно поддержавшей  демократию и международное право, Обама предупредил, что «сегодня сильные люди становятся искрами завтрашней революции».

Выступая после встречи с г-ном Путиным, высокопоставленный чиновник администрации сказал, что обе стороны имели принципиальное разногласие по поводу роли г-на Асада: русские, видят его в качестве оплота против экстремизма, а американцы рассматривают сирийского лидера как одну из главных причин религиозного конфликта.

Чиновник сказал, что встреча не была соревнованием, кто больше наберет очков,  и что было «общее стремление выяснить, каким образом мы можем обратиться к ситуации в Сирии». В то же время чиновник заявил что целью наращивания военной мощи России в Сирии была  как борьба против ИГ (ИГИЛ), так и стремление  «поддержать сирийское правительство».

Глава России использовал свое выступление, чтобы начать  открытую атаку на «самомнение и исключительность» американской внешней политики после окончания холодной войны, которая, по его словам, привела к нестабильности Восточной Европе в рамках расширения НАТО и которая стимулировала исламский терроризм, свергнув лидеров в Ираке и Ливии.

«Вы понимаете теперь, что вы сделали?», - спросил он, имея в виду под интервенции руководством США на Ближнем Востоке.
Президент Ирана Рухани, правительство которого является еще одним важным сторонником режима Асада, повторил тему Путина, призывая к единому международному фронту для сражений с террористическими группами в регионе,  с такими как ИГ (ИГИЛ).

«Ирак, Сирия и Йемен примеры того, как террор может создать кризис», сказал г-н Рухани в своем выступлении в ООН в понедельник.

Высокопоставленный американский чиновник заявил, что соглашение по обмену разведданными между Россией и Ираком, о котором было объявлено в воскресенье не было значительным, потому что Москва мало что может предложить Ираку.

 

The Financial Times

http://www.ft.com/home/europe

29.09.15

Визит Эрдогана и «сирийский прорыв» Москвы

Пятница, 25 Сентябрь 2015 13:45 Опубликовано в Аналитика

Москва все больше превращается в центр притяжения для ближневосточных лидеров. Большинство особо не скрывает, что едет на консультации с российским президентом. Но вот турецкому президенту, например, для визита в Москву понадобился «благовидный предлог»: Реджеп Таййип Эрдоган посетил российскую столицу «прежде всего» для участия в церемонии открытия московской Соборной мечети.

Накануне визита источник в аппарате президента Турции сообщил агентству Reuters’: в центре повестки дня переговоров будут двусторонние отношения, прежде всего – в сфере энергетики.

(http://www.milliyet.com.tr/turk-akimi-icin-erdogan-putin/ekonomi/detay/2121540/default.htm)

А сам Эрдоган в эфире одного из телеканалов, заявил, что главной темой переговороы станет ситуация в Сирии: «По этой теме они (Россия – А.И.) выступают с определенными заявлениями. Мы отвечаем на них своими заявлениями. Наверно, это расстраивает обе стороны, но последние события вызывают у нас крайнее сожаление, так как поступающая к нам информация, звучащие заявления носят негативный характер... Конечно, мы обсудим это (в Москве – А.И.)».

(http://www.radikal.com.tr/dunya/erdogan_putinle_gorusmek_icin_rusyada_gundem_suriye-1439009)

Вероятно с тем, чтобы подкрепить позицию Турции на переговорах, в день визита Эрдогана в прессе появилась информация о проведении в Стамбуле съезда представителей 74 организаций, относящихся к непримиримой сирийской оппозиции. Первым пунктом принятого коммюнике значилось «свержение режима Асада».

(http://www.taraf.com.tr/dunya/esad-karsiti-cihatcilar-istanbulun-gobeginde-toplandi-hem-de-5-yildizli-otelde/)

Энергетика, конечно, обсуждалась. По окончании московской встречи, на вопрос о том, удалось ли достичь каких-либо договоренностей по реализации становящегося уже одиозным «Турецкого потока», пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков фактически дал уклончивый ответ: «Работа продолжается, там есть общее понимание. Это достаточно сложная комплексная работа, и все идет своим чередом».

(http://www.vz.ru/news/2015/9/23/768501.html)

Напомним, изначально «Газпром» предлагал скидку на свой газ в 6 процентов, турецкие партнеры запросили сразу 15 процентов. После долгого торга стороны сошлись на 10,25 процентах, но сразу же возник новый спор: «Газпром» рассчитывал предоставить скидку после начала строительства «Турецкого потока», турки настаивали на немедленной ее имплементации. Помимо этого, Анкара фактически заявила, что роль транзитера российского топлива ее больше не устраивает. В планах турецкой стороны – стать продавцом российского газа в Европу, самостоятельно определяя цену перепродажи. Москва такой вариант не приняла, переговоры были отложены на неопределенный срок.

Все это происходит на фоне общего снижения уровня российско-турецких ТЭО: в прошлом году объем двусторонней торговли превысил 31,1 млрд долларов, но за семь месяцев этого сократился на 21,5 процента. По словам эксперта СПБГУ Александра Сотниченко, «... в настоящее время экономические взаимоотношения России и Турции находятся в очень серьезном кризисе. Связано это с резким падением цен на нефть и, соответственно, резким падением покупательной способности России. Несмотря на санкционное давление Запада, и, казалось бы, возросший спрос на турецкие товары, на самом деле покупать мы стали значительно меньше. А такая отрасль, как туризм, показывает значительный спад – около 25%».

(http://actualcomment.ru/figura-umolchaniya.html)

Оппозиция не устает обвинять Эрдогана в том, что он жертвует экономикой ради политики: Турция «не воспользовалась» благоприятной для нее ситуацией, сложившейся после взаимного введения санкций со стороны Запада и России, и не смогла занять освободившиеся на российском рынке ниши.

По второму вопросу – сирийскому,- по словам Д.Пескова, особого прогресса также не наблюдалось: «Обмен мнениями состоялся. По-прежнему присутствуют расхождения подходов. Но в данное время можно сказать, что, безусловно, обе стороны разделяют крайнюю обеспокоенность Сирией, тем, что ситуация пока, к сожалению, далека от того, чтобы выйти на траекторию нормализации и, скорее, наоборот, имеет тенденцию к ухудшению».

(http://www.vz.ru/news/2015/9/23/768501.html)

В свою очередь Эрдоган по возвращении на родину сообщил журналистам, что он призвал российских партнеров к согласованным действиям с международной коалицией, возглавляемой США, но «Россия пока не определилась с позицией по решению сирийского кризиса».

(http://haqqin.az/news/53623)

И тем не менее, усилия российского руководства по вовлечению в процесс внутрисисрийского урегулирования законного сирийского руководства не прошли даром. Еще через день турецкий президент, снискавший себе «славу» чуть ли не самого непримиримого врага Башара Асада и покровителя салафитской оппозиции, признался: «Мы договорились (в Москве – А.И.), чтобы министры иностранных дел Соединенных Штатов, России и Турции провели совместную работу. Если Саудовская Аравия и Иран примут ее результаты, мы продолжим работу уже в формате пяти. Потом можно будет выйти на новый уровень, подключив к процессу Европейский Союз, Иорданию и Катар. Процесс может идти без Асада, но в переходный период - и с Асадом».

(http://www.hurriyet.com.tr/gundem/30152323.asp)

Последняя фраза произвела в стране настоящий фурор.

За последние месяцы гостями президента России стали основные региональные игроки: король Иордании Абдулла II, президент Египта Абдель Фаттах ас-Сиси, наследник престола Абу-Даби Мухаммед аль-Нахайян, премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху. До конца года запланированы визиты эмиров Катара и Кувейта, короля Саудовской Аравии. Все больше европейских и американских политиков высказывается за признание сирийского режима в качестве политического контрагента, и, как мы видим, меняется позиция даже «непримиримого» Эрдогана. Наконец, объявлено о встрече российского и американского президентов на полях Генассамблеи ООН. Причем официальный представитель Белого дома Джош Эрнест надеется, что эта встреча может помочь «заложить основы для лучшей координации» России и США по Сирии.

(http://news.rambler.ru/31435656/)

The Times высказалась откровеннее: «США прибегают к помощи России, так как американская стратегия в Сирии «лежит в руинах».

(http://inosmi.ru/overview/20150925/230458906.html)

Страница 6 из 10