facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 7:40

Русскоязычное радиовещание на Украине стало неотъемлемой частью культурного пространства и социального дискурса страны с момента ее образования. Тем не менее, с самого начала своего появления оно  выполняет еще и политическую функцию, следуя положениям предвыборной программы первого президента Украины Леонида Кравчука о месте русских и русскоязычных граждан в молодом украинском государстве. Русскоязычное радиовещание стало формировать в  сознании граждан образ Украины как «новой родины русских и русскоговорящих жителей бывшей УССР». Данная стратагема в целом не была новой, т.к. зиждилась на принципе мирного сосуществования многонационального государства, заложенного в СССР и активно распространяющегося на этнонациональные уклады союзных республик[i]. В независимой Украине политическая функция русскоязычного радиовещания предполагала два этапа:

1)    Формирование психотипа «русскоязычный гражданин Украины»: ненавязчивую трансформацию когнитивной матрицы русских и русскоязычных жителей бывшей УССР, мыслящих категориями советского общества. В основе принципа лежал механизм, призванный продемонстрировать беспочвенность угроз русским и русскоязычным гражданам в независимой украинской Украине.

2)    Формирование психотипа «русскоязычный украинец»: окончательная энкультурация (культурная адаптация) русских и русскоязычных граждан независимой Украины путем ассимиляции их с представителями титульной нации независимого украинского государства.

Второй этап представляет особый интерес. Задачей русскоязычного радиовещания на данном этапе стала поэтапная подмена статуса русского языка у русскоязычных и русских жителей Украины: трансформация русского языка из «языка мышления»[ii] в «язык говорения». Цель – окончательное вхождение русскоязычных и русских жителей Украины в ее национально-культурное, а главное – политическое пространство[iii]. Для этого в эфире украинских русскоязычных радиостанций появился новый формат вещания: два диктора/ведущих радиопрограммы, один из которых говорил по-русски, а другой – по-украински. При этом они разговаривали свободно, не ощущая дискомфорта, а главное – ментально-культурного барьера. Это позволяло преодолеть ограничения одного из основных положений учения об социально-культурных границах: «он говорит, как мы, значит он один из нас» [5, c. 232]. Данный механизм тоже не является новым: еще во времена СССР языковая политика в союзных республиках строилась на билингвизме национально-русского типа [3, с. 29], предполагавшем владение двумя языками при доминировании русского языка над языком титульной союзной нации (использование русского языка в качестве «языка мышления»); после распада СССР языковая политика стран СНГ стала строиться на билингвизме русско-национального типа [3, с. 30], предполагавшем владение двумя языками при доминировании национального языка над русским (трансформация русского языка из «языка мышления» в «язык говорения»). Однако отсутствие должной языковой подготовки у новых поколений русских и русскоязычных граждан независимой Украины (русский язык практически полностью был исключен из школьной программы) привело к тому, что русский язык на Украине (в том числе и на русскоязычном радио) стал не «лингва франка» (язык, используемый как средство межэтнического общения в определённой сфере деятельности [2, с. 267]), а фактически пиджиномупрощённым языком, который развивается как средство общения между двумя или более этническими группами [1, с. 5-10]. В этой связи русский язык, точнее русская речь, на украинских русскоязычных радиостанциях часто характеризуется упрощенной и даже неграмотной формой, выраженной через «межъязыковую гибридизацию» [6] на фонетическом и лексико-грамматическом уровнях. Наблюдения за эфиром русскоязычных радиостанций на Украине показали, что межъязыковая гибридизация представлена в виде контаминации русской речи украинизмами по причине языковых и, что хуже, ментальных лакун.

После событий февраля 2014 г. русскоязычные радиостанции стали одним из инструментов политики украинских националистов (убеждения «новой» украинской нации должны иметь четкую антироссийскую направленность [5]). Цель – воспрепятствовать попыткам реэнкультурации психотипа «русскоязычный украинец» в «Русский мир». Основным маркером новой политики русскоязычных радиостанций стала презентация образа России в гротескном виде: политические анекдоты, использование стереотипов, характерных для (евро) атлантисткого пропагандистского дискурса (идеологемы «Россия – Сибирь», «Россия – дороги», «Россия – лень», «Россия – тирания/репрессии»).  

Данная тенденция не может не вызывать тревогу, поскольку с точки зрения нейролингвистического программирования подобная политика русскоязычных радиостанций на Украине укрепляет в сознании представителей психотипа «русскоязычный украинец» образ России если не как «чужой», то, по крайней мере, «не свой» (оперируя положениями миросистемного подхода), что создает преграду на пути построения добрососедских и братских отношений между Украиной и Россией.

Список использованной литературы:

  1. Беликов В. И. Пиджины и креольские языки Океании. Социолингвистический очерк. – М.: Издательская фирма «Восточная литература» РАН, 1998. – 198 с.

  2. Лингвистический энциклопедический словарь / Под ред. Ярцевой В.Н. – М.: Советская энциклопедия, 1990. – 685 с.

  3. Млечко Т. Новое поколение в коммуникативном пространстве Содружества: лингвокультурное переформатирование языковой личности // Остроженка, 38.Ежегодный журнал Московского государственного лингвистического универститета. – 2014. – С. 28 – 31.

  4. Савин Л. Геополитика русского языка. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.geopolitica.ru/article/geopolitika-russkogo-yazyka#.VlRFwHbhCM8

    (Дата обращения: 24.11.2015).

  5. Сепир Э. Избранные труды по языкознанию и культурологии / пер. с англ. [под ред. и с предисл. А. Е. Кибрика]. – 2-е издание. – М. : Прогресс, 2002. – 656 с.

  6. Crystal D. The Future of English. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://m.davidcrystal.com/DC_articles/English70.pdf (Дата обращения: 24.11.2015).

  7. Pandharipande R. V. Minority Matters: Issues in Minority Languages in India // International Journal on Multicultural Societies. – Vol. 4. – No. 2. – P. 213 – 234. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.unesco.org/most/vl4n2pandhari.pdf (Дата обращения: 24.11.2015).


[i] Этнонациональная доктрина СССР в союзных республиках заключалась в максимальном способствовании развитию «местных» титульных наций и объединении вокруг них других народов, проживающих на территории союзных республик (естественно, в контексте общесоветского культурного пространства).

[ii] В современной лингвистической науке существует разграничение языка на «язык говорения» и «язык мышления», под которым подразумевается «язык, категории которого используются в процессе ментальной деятельности» [7]. Это учение позволяет исследовать изменение самоидентификации говорящих в условиях эмиграции или проживания в многонациональном государстве, если говорящие не относятся к титульной нации.

[iii] Переход к данному этапу пришелся на период 2000-х гг., когда на Украине вышла книга президента Леонида Кучмы «Украина не Россия».

Русский язык в радиоэфире Украины

Понедельник, 30 Ноябрь 2015 14:40 Опубликовано в Аналитика

 

На протяжении всего периода независимости Украины русский  язык  в этой стране подвергается административному давлению с целью насильственно сузить сферу его употребления. Резкое сокращение доли русского языка в украинском радиовещании произошло в начале 1990-х, и с тех пор  не претерпело значительных изменений.

С позиций сегодняшнего дня может показаться, что процент русскоязычных передач в эфире украинского радио по сравнению с 1990-ми увеличился. Это произошло за счёт увеличения количества частных радиостанций, которые заняли на украинском радиорынке свою русскоязычную нишу.  Сегодня на Украине вещают такие известные радиостанции,  как "Ретро-FM", "Русское радио - Украина", "Шансон", "Наше радио" и многие другие. 

Отличительной чертой данных радиостанций является их развлекательная направленность, отсутствие в  эфире серьёзных экспертно-аналитических, исторических и иных программ интеллектуальной направленности. Транслируемые ими новостные выпуски выходят либо в усеченном формате (т.н. экспресс-новости за 3-5 мин.), либо являются ретрансляцией новостных программ других радиоканалов. 

Иногда такие выпуски выходят на украинском языке. Пример: "Русское радио - Украина", где русскоязычный эфир разбавляют украиноязычными новостями, не лишенными, порой, антироссийской направленности.

При таком подходе говорить о серьезном восприятии слушателем радио-информации на русском языке не приходится. Происходит снижение интеллектуальной планки русскоязычного радио и падение интеллектуального вкуса у русскоязычной аудитории. Русский язык намеренно маргинализируют, вытесняя его на информационную обочину, сводя к шансону и прочему непритязательному радиопродукту, оставляя за украинским языком право на передачу информации более серьезного характера (политические прогнозы, дебаты, экспертные оценки и т.п.).

Все государственные радиостанции, освещающие деятельность органов власти, вещают на украинском языке. Показательно, что украинский язык укрепил свои позиции в образовательной сфере и киноиндустрии, пусть и за счёт административных репрессий против русского языка.

Поэтому информацию Госкомтелерадио Украины об увеличении русскоязычного телеэфира на 5% за последние полгода следует воспринимать скептически (1). Характерно, что радио "Свобода" в качестве довода в пользу мнения об увеличении доли русскоязычного радиоэфира приводит данные о количестве песен, спетых по-русски или по-украински: в эфире пяти самых рейтинговых радиокомпаний на 150 песен приходится 9 украинских. В телеэфире количество двуязычных программ увеличилось до 26% (2).

На Украине мнения о том, какова должна быть доля русскоязычного радио-эфира, у политиков и слушателей разнятся. Вице-премьер Вячеслав Кириленко предлагал закрепить 75 % квоту за украинским языком. При президенте Ющенко вводилась квота в 50%. Профессионалы радио-рынка считают оптимальной норму в 20% (3).

Официальный Киев отводит информационной и образовательной политике ведущую роль. Имеет смысл говорить о зацикленности украинских властей на переформатировании информационного поля страны, исходя из текущей конъюнктуры, а не естественных запросов населения. Об этом свидетельствует чрезмерное обилие материалов Национального института стратегических исследований при президенте Украины, посвящённых информационной стратегии (4). 

Основной вывод из приведенных выше фактов: несмотря на увеличение доли русскоязычного радиоэфира, наблюдается стремление свести функцию русского языка к передаче информации низкоинтеллектуального характера, рассчитанной на потребителя, как максимум, со среднестатистическими вкусами. Полностью отсутствуют русскоязычные передачи, ориентированные на высокоинтеллектуальную аудиторию, и затрагивающие более сложную тематику, чем эстрадная музыка и упрощённые новостные выпуски.

1) http://vesti-ukr.com/strana/124353-goskomteleradio-zabil-trevogu-iz-za-umenshenija-doli-ukrainskogo-jazyka-v-jefire

2) http://www.radiosvoboda.mobi/a/news/27116627.html

3) http://www.theinsider.ua/art/kontrolnyi-vystrel-v-golovu-ukrainskogo-radiorynka/

 

4) http://www.niss.gov.ua/catalogue/9/

 

Зона свободной торговли с ЕС, которая заработает с 1 января 2016 года, "не только не принесет расцвета украинской экономике, но и окончательно ее добьет", - такое прогноз сделал Виктор Медведчук. Режим односторонних торговых преференций для Украины действует уже больше года, так что самое время подводить итоги, отметил лидер "Украинского выбора".
«По итогам 2014 года по сравнению с 2013-м украинский экспорт сократился на 14%, или на $9 млрд. В текущем году объем внешних поставок снизился просто катастрофически: по итогам 8 месяцев 2015-го украинский экспорт в ЕС обвалился на 32,5% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. О том, чтобы нарастить свое присутствие на европейском рынке, речь уже давно не идет, отечественным компания не удается даже сохранить былые (доевромайданные) позиции на рынке ЕС», — сообщил Медведчук. 
Но самое страшное, уверен он, ― «это разрушение торгово-экономического сотрудничества с РФ», которое нанесло «тяжелейший удар украинской экономике».
«Война санкций», разрыв кооперационных связей и, как следствие, импортозамещение, к которому прибегли российские партнеры, нанесли тяжелейший удар украинской экономике. Если в 2012-м украинский экспорт в РФ достигал $17,6 млрд., то в январе ― августе 2015 года он едва превысил $3,1 млрд.», — сетует лидер «Украинского выбора». 
Он уверен, что «евроинтеграционная лихорадка Киева, которую украинские политики и чиновники именуют «реформами»», привела к тому, что ряд отраслей оказались на грани краха.
«Украинские вагоностроительные заводы простаивают, флагману отечественного ракетостроения ― государственному предприятию «Южмаш» ― грозит банкротство. Не получают зарплаты сотрудники таких предприятий, как «Арсенал», «Азовэлектросталь», «Буревестник», НИИ «Квант». Просто катастрофическая ситуация в автопроме», — подчеркнул Медведчук.
По его данным, В 2014 году ВВП Украины сократился на 6,8%, по итогам 2015-го прогнозируется спад экономики на уровне 15%. «Страну захлестнули инфляция, девальвация, рост безработицы. Задолженность по выплате заработной платы достигла 2 млрд. грн.! Согласно исследованию Global Wealth Report 2015, проведенному швейцарским банком Credit Suisse, благосостояние украинцев продемонстрировало самое стремительное падение среди всех государств мира ― более чем на 40%», — уточнил Медведчук.
Такое положение вещей он считает результатом «безальтернативного курса на евроинтеграцию», а экономический спад в стране связывает с «крахом евроинтеграционной идеи». 
«Но в правительстве, судя по заявлениям премьера, на достигнутом решили не останавливаться. Уничтожение украинской экономики ― вот, очевидно, истинная цель «правительства реформаторов»», — подытожил политик. 

http://glavcom.ua

Вышеградские мечты Украины

Понедельник, 09 Ноябрь 2015 17:26 Опубликовано в Аналитика

 

Избрание президентом Польши представителя консервативной партии «Право и справедливость» Анджея Дуды, и наметившаяся разобщенность в составе Вышеградской четвёрки (Польша, Словакия, Венгрия, Чехия) заставляет украинские власти задумываться над перспективами сотрудничества Украины с выше указанными государствами.

Киев надеется на политическую, и не только, поддержку Варшавы своей позиции по донбасскому вопросу. Варшава намерена реализовать амбициозные планы по усилению своё влияния в ЕС и НАТО. Одновременно с этим, польское правительство ратует за усиление присутствия Североатлантического альянса в Восточной Европе, рассматривая усиление НАТО как усиление Польши.

Киев благосклонно воспринимает реанимацию давнего проекта Междуморья, уходящего корнями в прошлое Речи Посполитой, и предусматривающего создание антироссийского блока государств на пространстве между Балтикой м Черным морем (1).

Для успешной реализации данного проекта должны быть сведены к минимуму польско-немецкие противоречия. В условиях миграционного кризиса в ЕС, позиции Германии по данному вопросу, таких противоречий вряд ли удастся избежать. Берлин готов вложить в решение проблемы размещения мигрантов и беженцев 6 млрд. Евро (2).

Страны Вышеградской четвёрки настроены иначе. Венгрия категорически отказывается подчиняться диктату Брюсселя по распределению мигрантов. В унисон с Будапештом звучит голос Братиславы и Праги. До президентства А. Дуды Польша была единственным членом Вышеградской группы, поддержавшей, а не опротестовавшей действия Брюсселя. Какую позицию займёт Варшава сейчас, покажет время.

Вышеградская группа склонна, скорее, объединить усилия для разрешения миграционного кризиса, чем заниматься дружной поддержкой Киева. Проблема мигрантов для них более актуальна, и уже есть первые примеры сотрудничества в этой области: 50 чешских полицейских командированы в Венгрию для совместной охраны границ (3).  Примеров совместных попыток членов Вышеградской группы удержать от паления в бездну политико-экономического хаоса киевский режим не наблюдается.

Это не значит, что Вышеградская группа не обеспокоена происходящим на Украине. Это значит, что  каждая из стран этой группы придерживается нюансированного подхода к украинскому кризису. Наиболее конфронтационным характером отличаются венгерско-украинские отношения. Причина: ассимиляционная политика Киева по отношению к венгерскому меньшинству на Закарпатье, защита которого является приоритетом внешней политики Будапешта.

Украина заинтересована в модернизации энергетической инфраструктуры совместно с Вышеградской группой, в привлечении инвестиций, создании совместных предприятий и реализации проектов в сфере образования. Но для эффективного решения таких вопросов необходимо оздоровление венгерско-украинских отношений (4). Пока Киев не нашёл приемлемый для себя вариант решения. Все упирается в противоречие, которое представляет собой политика Киева по подавлению этнического многообразия внутри страны, при одновременном желании мать хорошие отношения с исторической родиной этих меньшинств.

Киев желает расширения «нормандского формата» переговоров по Донбассу, и надеется достичь желаемого с помощью Польши. Как известно, за расширение данного формата выступил президент Польши, и эта инициатива входит в комплекс озвученных им других внешнеполитических мер, как то укрепление контактов с государствами Балто-Черномроского региона, и размещение дополнительных контингентов НАТО в Центрально-Восточной Европе (1).

Успех на данном направлении будет зависеть от того, насколько далеко готова зайти Варшава в деле ухудшения польско-германских о ношений. Усиление  контингента НАТО в Европе равнозначно усилению в Европе позиций Соединённых Штатов, чему Германия исподволь противится. Учитывая экономическую зависимость Польши от Германии, Варшава не решится на кардинальный слом отношений с Берлином. Ожидается коррекция германского вектора польской политики, а не его радикальная смена. Эта коррекция заключается в попытках Варшавы снизить германское влияние в трансатлантических институтах и ЕС, с опорой на США и Великобританию.

 

Успехи Украины на пути сотрудничества с Вышеградской группой будут скромными. Киёв не обладает экономическим необходимым потенциалом, с опорой на который он мог бы представлять приоритетный интерес для своих соседей. Экономические проекты с соседями будут носить дискретный характер, и не оздоровят украинскую экономику.

Главным адвокатом Киева на международной арене традиционно выступит Варшава. Остаётся подождать, найдут ли Польша и Украина взаимоприемлемое решение в таких щекотливых вопросах, как деятельность ОУН-УПА в 1920-1940 гг. «Право и справедливость»,с Ярославом Качинским во главе, провозгласила курс на противодействие попыткам Киева сделать героев из союзников фюрера в лице ОУН-УПА.

Наиболее вероятный вариант будущих польско-украинских орошений – это активизация усилий Варшавы по противодействию пропаганде украинского национализма на Западной Украине, при одновременной поддержке режима Порошенко в международных вопросах, как то гипотетическое членство Украины в НАТО, развитие отношений с западными странами в военно-политической области.

Польша заинтересована в снижении националистического накала в приграничных украинских регионах, когда-то входивших в состав польского государства, и в усилении это начала на территории остальной Украины, где доминирует не польско-католическая, а русско-православная культура. Надеяться на содействие в этом других членов Вышеградской четвёрки, особенно Венгрии, занявшей принципиальную позицию в этом вопросе, Варшаве, как и Киеву, не приходится.

 

1)    http://www.niss.gov.ua/articles/1912/

2)   http://www.bbc.com/russian/international/2015/09/150907_merkel_germany_migrants_plans

3)    http://www.kresy.pl/wydarzenia,bezpieczenstwo-i-obrona?zobacz/czescy-policjanci-przybyli-na-wegry-pomoga-w-ochronie-granic

 

4)    http://www.niss.gov.ua/articles/1861/

 

Страница 3 из 18