facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 5:08

Украина. Метаморфозы суверенитета

Четверг, 08 Октябрь 2015 14:46 Опубликовано в Аналитика

Европа с неким изумлением и с безусловным вниманием наблюдает метаморфозы суверенитета Украины.

При худшем варианте развития событий Европа может наблюдать на примере Украины варианты своего будущего, которые в этой модели проигрываются в реальном времени и с невероятной при этом скоростью. Вот Украина самостоятельная, пусть подверженная внешним влияниям страна, которая выстраивает не бесспорную, но все же приносящую определенные плоды «многовекторную внешнюю политику», вот она скатывается в революцию не сумев выдержать внутреннюю дискуссию о внешнеполитическом курсе страны, в уличные протесты с жертвами, потом бегство президента и вооруженный конфликт на юго-востоке... Разрушена и потеряна значительная часть промышленности, олигархи создают частные армии и начинают новый передел, государство теряет монополию на применение силы, а иногда делает это и сознательно, используя незаконные вооруженные формирования как средство политической борьбы и давления даже в сфере внешней политики – как это произошло с блокадой Крыма Меджлисом и Правым сектором. Страна на грани дефолта, сокращение ресурсов ведет к падению доходов населения, обостряется политическая борьба олигархов, ужесточается экономическая конкуренция между ними. Страна становится фактически протекторатом, так как ресурсов разрешить социально-экономический кризис, преодолеть политический кризис, продолжать войну (у этой позиции тоже есть сторонники) на Юго-востоке - нет.

Потеря суверенитета имеет заметные внешнеполитические признаки, однако не менее важны и внутриполитические факторы:

  • Зависимость бюджета Украины от внешней экономической помощи. При этом никакой речи о масштабных планах экономической помощи, по аналогии с «планом Маршалла» нет. Нет потому, что нет реформ, нет правил игры для крупного бизнеса, который оказался в новых социально-политических условиях. Как результат, он не видит горизонт и скорее действует на сохранение и защиту своих позиций в условиях экономического кризиса, потери мощностей и активов на Юго-Востоке (для ряда финансово-промышленных групп) и перед лицом роста внутренней конкуренции между бизнес-группами, которая грозит перейти в формат рейдерских захватов или национализации. Государству все тяжелее нести социальную нагрузку, уже сейчас без внешних вливаний в бюджет он этой нагрузки не выдержит. За внешней финансовой помощью неизбежно идет и внешний социально-политический и экономический диктат.

  • Понятие «защита интересов» приобретает всепроникающий характер. Каждый бизнесмен защищает свой бизнес – скрывая налоги, приобретая покровителей, имеющих власть или силовой ресурс. Частные армии олигархов - свершившийся факт современной украинской истории. Подчинение государственных силовых структур той или иной группе влияния - тоже реальность. При этом силовики имеют и «свою игру» (это касается как министерского уровня, так и местных начальников). Наконец, фактор гражданской войны на Юго-востоке, кроме причинно-следственной связи с описанными выше позициями, породил касту вернувшихся с войны, многие из которых не вошли в частные армии, не имели работы до АТО и не видят перспективы в будущем. Такие возвращенцы примыкают к криминальным кругам, либо создают свои группы. Внешнее проявление этого процесса можно было видеть на примере известных событий в Мукачево (https://interaffairs.ru/news/show/13481). Однако это все факты, а суть в том, что государство теряет монополию на насилие. Возможность применения силы принадлежит теперь различным группам влияния.

  • Потеря государством контроля над территорией – завершающий элемент. Крым изначально выведен за скобки.Юго-Восток не удается вернуть под контроль с помощью АТО, что изначально было невозможно, а иногда создается впечатление, что и не планировалось – судя по действиям направленным на разрушение объектов инфраструктуры. Остается переговорный процесс (Минские, а теперь и Парижские договоренности), который, наконец, усилиями России и европейцев начал приносить плоды в виде реального перемирия. Однако самое существенное – потеря контроля над территорией относится не только к Юго-Востоку, но и к ряду областей Украины. О Закарпатье уже вспоминали - бойцы «Правого сектора» вознамерились заиметь свою долю в контрабандном потоке через эту область, их ищут до сих пор… Последние события – конфликт в Волынской области милиции и добытчиков янтаря, отстаивающих свое право на незаконную добычу (http://fakty.ictv.ua/ru/index/read-news/id/1562130). Остается вспомнить попытку создания «суверенного губернаторства» в Днепропетровской области олигархом Игорем Коломойским.

Описанные выше факторы (причем это не полный перечень) заставляют сомневаться, что Украина является интегрированным государством. Государственная власть – несостоятельна: она не в состоянии контролировать ни элиты, ни силовиков, не в состоянии проводить реформы экономические и социальные. Потому что нельзя реформировать то, что не контролируешь.

Рецепт ухода от «несостоятельного государства» прост, но именно поэтому, трудноосуществим: контроль государством всех силовых групп и структур, достижение договоренностей о поддержке всеми политическими силами согласованного курса, экономические реформы, контроль территории не в воображаемых, а в реальных границах, на основе Парижских договоренностей по итогам встречи лидеров стран «нормандской четверки».

Украинизация школ Донбасса: хорошо забытое старое

Четверг, 24 Сентябрь 2015 13:11 Опубликовано в Аналитика

Украинизация школ началась в части Донецкой области, подконтрольной Киеву, сообщил в понедельник глава так называемой военно-гражданской администрации Павел Жебривский. Выступая в Киеве по итогам первых ста дней своей работы на должности, Жебривский назвал своим приоритетом добиться «самоидентификации жителей региона как граждан Украины». «Мы считаем, что осознание дончанами себя украинцами является тем стержнем, на который должны нанизываться все остальные наши действия», – сказал он. Жебривский отметил, что начато формирование «новой донецкой элиты», которое предусматривает работу с детьми, со школами. «Постепенно, не грубо, не через колено украинизация школ и детских садов проходит. Например, в Дружковке у нас сто процентов украиноязычных школ», – рассказал он. По словам Жебривского, уже запущено партнерство школ области и школ Центральной и Западной Украины – так, должность главы департамента образования области может занять чиновник из Львова. http://vz.ru/world/2015/9/21/768036.html

Впрочем, Павел Жебривский совсем не оригинален. Он либо совершенно не знает историю региона, которым назначен руководить, либо боится обвинений в использовании коммунистического опыта. В апреле 1923 года состоялся 12-й съезд РКП(б), который официально взял курс на «коренизацию». Как пишет украинский политолог Владимир Корнилов, «в соответствии с решениями партии, наркомпрос УССР издал приказ с начала 1923-24 учебного года украинизировать в течение трех лет 680 школ в губернии. При этом, как это было принято в годы первых пятилеток, все надо было «выполнять и перевыполнять». Поэтому уже к 1 апреля 1924 года при начальном плане 106 украинских школ таковых в Донбассе было открыто 156. Понятно, что большей частью – за счет закрытия русских школ. К концу 1924-25 учебного года было украинизировано уже 648 школ губернии (при плане – 636). Только за первый учебный год украинизации (1923-24 гг.) число учеников украинских школ в Донецкой губернии выросло на 866%. Такие резкие темпы украинизации образования, само собой, сопровождались серьезными проблемами. Главная из них – учителя Донбасса «мовой» не владели. Курсы по украинизации, которые обязали пройти всех учителей, лишь в общих чертах давали представление о правилах украинского языка, которые практически еще и не были кодифицированы. Учительница из Славянска Н. Тарасова в своем письме от 1928 г. так рисовала ситуацию в Донбассе: «В школах идет двойная трата времени в связи с украинизацией – учитель сначала проводит беседу с учениками по-украински, а потом по-русски, чтобы дети лучше поняли». http://kornilov.name/kursyi-movyi-poseshhayut-tolko-iz-za-straha/ Как итог, ситуация в образовании Донбасса стала катастрофической. На 1 декабря 1932 г. из 2239 школ Донбасса 1760 (78,6%) были украинскими, а еще 207 (9,3%) – украинско-русскими. По известным только власти причинам русскоязычное образование в крае было фактически разгромлено и запрещено. Ситуация дошла до того, что, скажем, в русскоязычной Макеевке в 1932-33 учебном году в начальных школах не осталось ни одного русского класса. К 1933 г. в Донбассе были закрыты все русские педагогические техникумы – русскоязычных учителей негде было готовить. В январе 1934 г. на 2-й Донецкой областной партконференции председатель облпрофсовета Павел Масленко с гордостью заявил, что в области «не менее 40 тысяч детей были принудительно украинизированы». Надо заметить, что украинизация при этом происходила не на литературном украинском языке, а на том галицизированном суржике, который изобретался Николаем Скрыпником и его коллегами, засевшими в Харькове (т.н. «харьковский правопыс»). В своем эпохальном фильме «Симфония Донбасса» знаменитый режиссер-документалист Дзига Вертов запечатлел как раз факт замены вывески «Клуб» на «Клюб». http://kornilov.name/ne-menee-40-tyisyach-detey-donbassa-prinuditelno-ukrainizirovanyi/ 

Нет ничего удивительного, что насаждаемая в русскоязычном Донбассе украинская «мова» не прижилась. Как только начинались некоторые послабления в многочисленных кампаниях по украинизации, русский язык моментально возвращался в систему образования края. Причем без всяких решений сверху, даже порой без изменения планов по украинизации школ (подчеркнем, саму украинизацию формально никто не отменял).

В общем, очередная попытка «украинизировать» Донбасс, есть ничто иное, как попытка реанимировать хорошо забытое старое. И, наверняка, с тем же результатом в итоге. 

Мифические санкции Украины

Вторник, 22 Сентябрь 2015 14:08 Опубликовано в Аналитика

Мифотворчество – одно из основных занятий украинской власти. Мифом была так никем и не доказанная «российская агрессия». Мифом оказалась и широко разрекламированная украинскими властями реструктуризация гигантских долгов страны: www.newdaynews.ru/economy/543878.html. Как и положено мифам, они не имеют отношения к реальности – но миф никогда и не опирался на реальность. Миф сам создает новую реальность. В этой новой действительности президент Украины Петр Порошенко 16 сентября подписал указ, которым ввел в действие решение Совета национальной безопасности и обороны о санкциях против 388 физических и 105 юридических лиц «Российской Федерации и других стран», которые, по мнению Киева, «ответственны за агрессию против Украины».

По идее, это был уже второй так сказать «подход» к санкциям против России. Первая санкционная ласточка – украинский закон «О санкциях», принятый в августе 2014 года. Согласно того документа, Совет национальной безопасности и обороны Украины получал право в рамках введения санкций блокировать активы, ограничивать торговые операции, полностью или частично прекращать транзит ресурсов, полетов и перевозок по территории Украины, предотвращать выведение капиталов, приостанавливать выполнение экономических и финансовых обязательств, аннулировать лицензии. Также законом «О санкциях» были предусмотрены прекращение действия торговых соглашений, совместных проектов и промышленных программ в определенных сферах — в частности, в сфере безопасности и обороны и ряд других инициатив. Но все это оказалось гигантским мифом. На днях по запросу одного украинского СМИ, внезапно выяснилось, что по состоянию на 8 сентября 2015 года «специальные экономические и другие ограничительные меры против физических и юридических лиц Российской Федерации в порядке, установленном Законом Украины от 14 августа 2014 года № 1644-УІІ "О санкциях", вообще не введены». http://news.liga.net/news/politics/6594161-ukraina_ne_vvela_v_deystvie_sanktsii_protiv_rossii_snbo.htm

Итак, введенные сейчас Украиной санкции являются по факту первыми ограничениями против России. Но и этот вариант, как с точки зрения применения, так и с точки зрения содержательной части сильно напоминают миф. Например, практически всем российским авиакомпаниям, активно летающим на Украину, кроме компании «ЮТэйр», — теоретически грозят «ограничения, частичное или полное прекращение …. полетов и перевозок по территории Украины». Но окончательное решение остается за украинской Госавислужбой. Именно это ведомство должно конкретизировать и одобрить решение властей. Но захочет ли ведомство отказаться от денег за транзитные перелеты российских авиакомпаний через ее территорию, не говоря уже об угрозе отмены прямого авиасообщения между странами в принципе – большой вопрос.

В финансовой сфере под санкции попали 29 финансовых учреждений. Здесь, по идее, должно быть применено блокирование активов (временное ограничение права пользоваться и распоряжаться принадлежащим ему имуществом), запрет предоставлять кредиты, займы, финансовую помощь, гарантии; запрет осуществлять кредитование путем покупки ценных бумаг; запрет на приобретение ценных бумаг. Однако в список Киева не попали основные российские банки, имеющие дочерние структуры на Украине: Сбербанк, ВТБ, ВЭБ и Альфа-банк — явно потому, что есть понимание - обрушение этих структур окончательно обвалит остатки украинской финансовой системы и экономики и, не исключено, спровоцирует очередной майдан. http://lenta.ru/articles/2015/09/21/_404_/

Весьма любопытно получилось с республиками Донбасса. В ДНР под санкции Киева попали 42 представителя республики, в том числе руководство, журналисты. Например, Елена Блоха которая, будучи редактором донецкой «Муниципальной газеты», в свое время несколько месяцев провела в СБУ. Ее реакция была следующей: «У меня два вопроса к Петру Алексеевичу (Порошенко, - прим. автора): теперь я точно могу не платить лизинг в украинском банке за машинку? И сколько мне должны украинские власти за то, что я так и не смогла оплатить лизинг, пока была в плену?», –написала журналистка http://odnarodyna.org/node/32261. Парадокс ситуации еще и в том, что в отношении многих фигурантов списка, Службой безопасности Украины открыты уголовные дела. Но теперь, въезд им на территорию «Незалежной» заказан, а значит они даже при желании, не смогут явиться, например, на допрос. Отныне санкции киевских властей грозят командиру бригады «Призрак» Алексею Мозговому, который погиб в результате покушения в ЛНР несколько месяцев назад. Расстрелянному лидеру ополчения теперь строго запрещается выводить свой капитал за пределы Украины. Есть и еще «нюансы». Например, в списке санкций дважды повторяется фамилия советника президента РФ Сергея Глазьева, фигурируют фамилии двух журналистов испанской газеты El Pais, которые пропали в Сирии. Основная изюминка санкционного списка - журналисты из Западной Европы. Репортеры Die Zeit, BBC world news, репортеры из Европы, которые в разные времена побывали в Донецке и Луганске в обход украинского законодательства. Их реакция на попадание в санкционный список была очень разнообразной - от удивления и разочарования до возмущения: http://www.theguardian.com/world/2015/sep/16/ukraine-president-bans-journalists-from-country ; http://www.nzz.ch/international/kiews-autoritaere-reflexe-1.18614779. В списке есть представители СМИ Болгарии, Эстонии, Германии, Венгрии, Израиля, Казахстана, Латвии, Македонии, Молдовы, Польши, России, Сербии, Словакии, Испании, Швейцарии и Великобритании. Неправительственная организация Комитет защиты журналистов (CPJ) раскритиковала указ Петра Порошенко. https://cpj.org/2015/09/ukraine-bans-41-international-journalists-and-blog.php. И уже утром 18 сентября президент Порошенко отдал распоряжение исправить ситуацию. Впрочем, проверить исправленные иди обновленные списки теперь стало сложно. Указ Петра Порошенко с приложениями с сайта его администрации пропал. http://www.pravda.com.ua/rus/news/2015/09/18/7081766/

В общем, украинские санкции, больше напоминают ритуальные игры в санкции. Которые, как это было в первом случае, либо вообще не будут реализованы, либо, будут подправлены (как в случае с западными журналистами) таким образом, что потеряют вообще всякий смысл.

Черный список Украины

Воскресенье, 20 Сентябрь 2015 11:38 Опубликовано в Аналитика

Украинские власти решением «О применении персональных специальных экономических и других ограничительных мер (санкций)» от 2 сентября 2015 г. запретили въезд в страну почти четырём сотням граждан России и европейских государств. По мнению Киева, своей деятельностью эти люди наносят ущерб интересам Украины.

В чём эти интересы заключаются, несложно понять из самого списка, в котором значатся фамилии представителей антифашистских организаций и организаций, выступающих за выход стран Восточной Европы из НАТО и ЕС. Это члены Коммунистической партии Греции Йоргос Магганас, Ламбрулис Йоргос, депутат парламента Италии Малан Лючио, президент итальянской провинции Реджо Калабрия Раффа Джузеппе, директор Московского бюро по правам человека Александр Брод, секретарь словацкого Союза борцов против фашизма Вильям Лонгауэр, руководитель проекта «Антифа», гражданин Молдавии Григорчук Павел, и др. (1).

В списке значатся также фамилии нескольких венгерских граждан. Это Мартон Дёндёши, Адриен Санисло и Габор Дёни. Их обвиняют в поддержке идеи русино-венгерской автономии на Закарпатье, и лоббировании этой идеи в венгерском парламенте и венгерских СМИ. Г. Дёни также вменяется в вину редакторская работа на венгероязычном сайте «Русский мир» (2).

Украинские источники верно перевели слово “orosz” (орос), содержащееся в названии сайта Г. Дёни, как «русский». «Орос» - так венгры испокон веков называли русинов, так же они называют русских в современной России. Вменять журналисту в вину приверженность исторически обоснованной этнической лексике обнажает искусственность идеологических конструкций, которые Киев соорудил вокруг русинской тематики, изобретя не существовавших в природе украинцев-русинов и т.д.

Видимо, поэтому въезд на Украину запрещён также Александру Гегальчию, гражданину Чехии и русинскому активисту. В понимании Киева, русинам не положено иметь мнение, отличное от мнения Киева, о генезисе и будущем русинского народа.

Складывается невесёлая картина: украинское государство пытается отгородиться от тех, кто не приемлет официальной версии истории населяющих современную Украину регионов (например, Закарпатья), кто исповедует антифашистские взгляды, занимается правозащитной деятельностью или освещает происходящее на Украине и вокруг неё с позиций, не совпадающих с позицией украинского руководства.

Количество журналистов и причастных к деятельности СМИ людей в списке зашкаливает. Не говоря уже о представителях российской прессы, в списке мы видим владельца газеты “Magyar Hirlap”, журналиста македонского «Дневника» Христо Ивановски, тележурналистку болгарского “TV7” Алёну Йончеву, журналиста испанской “El Pais” Хосе Антонио Родригеса, и т.д.

В списке значились журналисты британской BBC, но после информационного нагоняя, который эта корпорация устроила украинскому президенту Петру Порошенко, обвинив его в наступлении на свободу СМИ, Киев пошёл на попятную. Фамилии британцев из списка исчезли.

Над Украиной опустился железный занавес, когда критика действий правящего режима может стоить свободы (как львовскому журналисту Руслану Коцабе) или жизни (таких фактов достаточно). Госдепартамент США отказался осудить наступление Киева на свободу СМИ.

Представители Вашингтона, усыпав свои речи демократической риторикой, уточнили, что приветствуют «решение президента Украины быстро отменить ограничения на въезд некоторых (!) журналистов» (3). 

Обращает на себя внимание обилие нежелательных для Киева лиц из числа граждан восточноевропейских государств (Чехии, Польши, Венгрии), что было отмечено, как в польских, так и других СМИ (4). Жёсткая реакция Киева означает одно: в Восточной Европе складывается многослойная информационная мозаика, где в адрес украинского руководства звучат не только слова поддержки.

Настроения в этих странах, ранее отличавшихся стойким антироссийским окрасом, изменяются в сторону более трезвого восприятия, как внешней политики России, так и действий тех, кто этой политике пытается противодействовать.

 В 1990-х поляки, чехи, венгры демонстрировали критичное отношение к России. Теперь чары европейской пропаганды перестают действовать, особенно на фоне захлестнувшего Евросоюз миграционного кризиса и ущерба от антироссийских санкций, который понесли европейские компании по прихоти Вашингтона и Брюсселя.

Венгерского премьера Виктора Орбана, нацеленного на развитие добрососедских отношений, называют «единственным настоящим европейцем» (5)., хотя ещё менее года назад западные СМИ пытались слепить из него тирана, покусившегося на демократические ценности.

Чешский президент Милош Земан, наверное, впервые за историю постсоциалистической Чехии, открыто назвал профинансированный Западом «евромайдан» в Киеве государственным переворотом в исполнении неонацистских группировок.

Премьер Словакии Роберт Фицо тоже отметился негативными отзывами о происходящем на Украине.

Общественное мнение этих стран тонко  улавливает настроения своих политиков, и поэтому недостатка в гражданах Словакии, Чехии и Венгрии в киевском чёрном списке нет.

Попытки украинского руководства бороться со свободой слова методом кирзового сапога вряд ли будут успешными. Растёт разочарование в украинском обществе, претерпевает изменения внешнеполитический ландшафт вокруг Украины, увеличивается градус напряжения в рядах украинских политиков. Киев боится внимания правозащитников и антифашистов к своим действиям.

Объём реалистичной, а не показушной информации о происходящем в стране растёт, как снежный ком. Составление чёрных списков в подобной масштабе – признак нервозности официального Киева, взявшего курс на строительство националистического гетто вместо многонационального государства.

 

1)       http://www.president.gov.ua/storage/j-files-storage/00/10/80/2d4767fb72f7b288e15059d6867f9a3c_1442423766.pdf

2)       www.oroszvilag.hu

3)       http://www.ntv.ru/novosti/1527476/

4)       http://www.kresy.pl/wydarzenia,europa-srodkowa?zobacz/polacy-czesi-i-wegrzy-ktorych-nie-chce-ukraina#

5)       http://www.tvn24.pl/wiadomosci-z-kraju,3/viktor-orban-jest-jedynym-prawdziwym-europejczykiem,578273.html

Страница 7 из 18