facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 7:41

 

Об этом в интервью газете "Факты" сказал генпрокурор Виктор Шокин.

"Если вы помните, экс-глава СБУ Валентин Наливайченко в свое время заявлял, что, дескать, некий российский чиновник зимой 2014 года находился в Киеве, отдавал команды силовикам стрелять по митингующим. Я попросил Наливайченко предоставить нам хоть какие-то документы, подтверждающие это. До сих пор их нет", - заявил генпрокурор.

"Поэтому сейчас я не располагаю данными, что в расстреле Небесной сотни есть российский след. Из тех материалов, которыми мы сейчас обладаем, невозможно сделать такой вывод. Не потому, что мы не можем или не хотим это доказать, у нас просто сегодня нет оснований об этом говорить", - добавил Шокин.

Ранее экс-глава СБУ Валентин Наливайченко заявлял о причастности советника президента России Владислава Суркова к действиям власти Виктора Януковича против Майдана зимой 2014 года.

 

 

Источник: http://gazeta.ua

 

Союз ножа и капитала

Среда, 14 Октябрь 2015 20:01 Опубликовано в Аналитика

 

Процесс восшествия украинского национализма на Олимп государственной идеологии нельзя рассматривать без привязки к процессу олигархизации украинской экономки.

Традиционным ареалом распространения националистической идеологии являются западно-украинские области. На остальной территории Украины национализм распространялся точечно, не имея заметного преимущества над другими идеологиями. Впервые на всю страну украинский национализм распространился только в конце ХХ-начале ХХI в.

Этот факт намеренно замалчивается националистическими историками, которые пытаются создать у общественности впечатление, будто украинский национализм набирал в весе и росте беспрерывно-поступательно, и только вмешательства внешних враждебных сил насильственно прерывали полет националистической мысли.

На самом деле, беспрерывно-поступательного роста популярности украинского национализма не существует. Не было в истории Украины никогда такого периода, когда бы вся страна массово исповедовала националистические взгляды. Национализм вторгался в жизнь украинского общества всегда резко, и неожиданно, на волне геополитических потрясений. Так было в годы УНР и ЗУНР, в годы гитлеровской оккупации, и в период развала Советского Союза. Графически этот процесс изображается не беспрерывной прямой линией, а зигзагообразными рывками.

Раз украинский национализм не имеет поступательной истории, следует обозначить факторы, способствовавшие его резкому появлению на политической сцене. В интересующий нас период (начало ХХI в.) таким действенным фактором стал украинский олигархат.

Успех национализма на Украине в указанный период обусловлен вниманием к нему украинских олигархов. Для них националистическая идеология превратилась в экономическое подспорье: насаждая националистические нас роения, и спекулируя на них, олигархи выстраивали нужный им политический ландшафт, отвечающий их экономическим интересам.

Мы видим, как легко украинский национализм расстаётся со своей независимостью, не переставая испещрять свой идеологический дискурс словами, типа «свобода», «независимость», «патриотизм». Под эти лозунги украинский национализм легче продаётся и покупается.

Не имея исторического опыта господства над всей страной, украинский национализм не справляется с тем, к чему он так стремился. Приход во власть националистических сил не укрепил украинскую государственность, а понес её под откос.

Украина - олигархическое государство, и украинский национализм, при всей своей антиолигархической риторике, вынужден взаимодействовать с политическими толстосумами. Многих националистов разочаровала лояльная позиция лидера «Правого сектора» Дмитрия Яроша к олигарху-президенту Петру Порошенко. Во власть Ярош вошёл на волне антиолигархических настроений, но гармонично вписался в олигархический ландшафт.

Украинскому национализму занять господствующее положение в идеологической структуре украинской государственности удалось не в результате интеллектуальных усилий, а благодаря заинтересованности в этом украинского капитала. Антикапиталистические лозунги украинских радикалов носят косметический характер, и не влияют на взаимодействие олигархов с украинскими националистами.

Националисты видят будущее Украины, как унитарно национального государства. Идея государства-нации завоевала умы европейцев после Французской революции. Тогда же национализм оформился, как идеология. Ссылки украинских националистов на древность своей идеологии не выдерживают критики: национализм – порождение Нового времени.

Союз украинского олигархата с украинским национализмом можно описать, как союз ножа и капитала. Руками националистически настроенных молодчиков олигархи выполняют грязную работу, переформатируя социально-политическую обстановку под себя. Соответственно, украинский национализм потеряет своё «обаяние», как только лишится финансовой подпитки.

Но пока ожидать этого не приходится. Слияние капитала и национализма на Украине выгодно и капиталу, и национализму. После «Евромайдана» националистические движения почувствовали вкус больших денег, которых раньше у них никогда не было. «Евромайдан» послужил для них скоростным социальным лифтом, поднявшим вчерашних провинциалов до уровня министров.

Следовательно, лишаться этого националисты не захотят. Это значит, что между олигархами и националистами может вспыхнуть конфликт интересов (господин и раб у Гегеля), отягощенной их взаимозависимостью, если олигархи попытаются лишить радикалов доступа к благам.

Текущая обстановка на Украине такова, что националисты не могут обойтись без олигархов, как и олигархи без националистов. Нож и капитал, господин и раб, все ещё, нужны друг другу. Каждый из них будет отстаивать свою иерархию социально-политических отношений, и своё место в ней. Здесь видение националистов и олигархов могут не совпадать, что послужит потенциальным зарядом для возникновения очередных конфликтов.

Противоречия и переплетения интересов украинских националистических движений и украинских олигархов слишком глубоки, чтобы этот клубок можно было легко распутать. Мы видим, что это не удаётся ни президенту Порошенко, ни другим фигурам украинского политикума.

В таком случае, очевидно, что путь Украины к стабильности и порядку будет очень долго. Киёв сам себя загнал в ловушку, когда позволил националистам монополизировать патриотический дискурс. Националисты громче всех вещали о внешней агрессии, которой подвергается Украина, и на тот момент, это было как раз то, что Киев хотел услышать.

Теперь любое наступление Киева на вышедшие из-под контроля экстремистские группировки трактуется, как наступление на патриотов. Олигархи и националисты вступают в новую фазу противостояния: за звание главного патриота.

 

В ходе этой борьбы разные сегменты украинского олигархата будут вступать в ситуативный союз с радикалами, а радикалы, с антиолигархическими лозунгами на устах, по-прежнему, довольствоваться ролью подчиненного. Господин и раб не поменялись местами.

 

Украина и исламизм

Вторник, 13 Октябрь 2015 14:42 Опубликовано в Аналитика

События в Сирии оказывают опосредованное влияние на события на Украине. После сообщений о том, что в Сирии совершил теракт иорданский студент одного из харьковских ВУЗов, можно предположить существование на Украине прочих потенциальных исламистов. Отец погибшего иорданцы заявил, что его сын никогда не выражал симпатий к радикальному исламу, но все изменилось после его учёбы в Харькове (1).

Иностранные студенты составляют заметную строку в государственном бюджете Украины. Высшие учебные заведения в Киеве, Харькове, Полтаве, Кировограде ежегодно принимают тысячи абитуриентов, преимущественно, из стран Африки и Ближнего Востока. В том числе, из государств, граничащих с Сирией: Иордании, Ирака, Ливана.

Впервые о гипотетической исламистской угрозе на Украине заговорили в 2004 г., когда Киев направил в помощь американским оккупационным войскам в Ираке свой воинский контингент. Украинские спецслужбы стали тогда уделять больше внимания студентам-арабам, пытаясь выявить среди них потенциальных террористов. Таковых не оказалось, и об исламистской угрозе на Украине благополучно забыли.

Случай вербовки иорданского студента в ряды ИГИЛ на территории Украины говорит о том, что сегодня исламистская угроза имеет более конкретные очертания, чем раньше. Дело не только в тот, что в украинских ВУЗах действуют вербовщики ИГИЛ, но и в политике официального Киева в отношении борьбы с терроризмом, и, в частности, к событиям в Сирии.

Первым звоночком можно считать публикацию британской «Гардиан» о том, что в рядах украинских войск на Донбассе воюют  приверженцы  радикального ислама (2). Речь о бежавших в Европу от Российского правосудия боевиках северокавказского бандподполья, которые не скрывают, что среди них есть те, кто уже успел принять участие в боевых действиях в Сирии на стороне ИГИЛ. Более того, в их планах – привлечь на Украину ещё большее количество исламских радикалов для войны на Донбассе.

Ввиду нехватки личного состава и отсутствия массового добровольческого движения Киев лояльно отнёсся к присутствию в рядах ВСУ исламских экстремистов. Персонажи публикации «Гардиан» квартировали на Донбассе рядом с украинскими националистическим группировками, которые состоят тоже из добровольцев. Слияние в одну боевую единицу боевиков-исламистов и боевиков «Правого сектора» командование ВСУ считало вполне уместным. Так исламисты получили боевую прописку на Украине. Юридических препятствий для пересечения Украинской границы для них не существует. Украинская погранслужба удивительно благосклонна к приезду подобных лиц.

Наблюдалось взаимопроникновение идеологии «Правого сектора» и радикального ислама. СМИ сообщали о переходе в радикальный ислам членов «Правого сектора», и о присутствии в рядах украинских националистических батальонов славян-неофитов из других республик бывшего СССР, примкнувших к исламским радикалам.

Самый громкий случай – суд над белорусским националистом, который принял ислам, и влился в ряды батальона «Торнадо», подчинявшегося МВД Украины (!). Батальон прославился издевательствами над мирными жителями Донбасса, и даже украинская Фемида вынуждена была арестовать наиболее оголтелых «торнадовцев» (3).

Политическая совместимость идеологии радикального ислама и украинского национализма сомнений не вызывает.

Это подтверждает реакция официального Киева на действия России в Сирии, где ВКС России наносят авиаудары по позициям ИГИЛ. Украинские власти, игнорируя позицию официального Дамаска, а также Ирака и Ирана, поддержавших действия России в регионе, выразили завуалированную поддержку исламистам, выдвинув в адрес России надуманные упреки. Таким образом, Киев выразил сочувствие боевикам ИГИЛ, а не сирийскому народу.

Советник МВД Украины Антон Геращенко предложил публиковать на одиозном сайте «Миротворец» личные данные российских авиаторов в Сирии, чтобы с ними могли ознакомиться боевики ИГИЛ (4). Напомню, регионал Олег Калашников и писатель Олесь Бузина были убиты после того, как их данные были выложены на «Миротворце».

Из ситуации в Сирии Киев попытается извлечь максимум пропагандистского эффекта. Ради достижения сиюминутных политических целей Украинские власти готовы выразить поддержку деструктивным силам, подрывающим стабильность ближневосточного региона.

Такая позиция превращает Украину в дипломатического союзника ИГИЛ. Не исключено, что это найдёт отклик в головах исламистов. Украину они будут воспринимать, как удобную площадку для своих действий. Или как государство, где им не грозит уголовное преследование за свои преступные действия. Многотысячное сообщество студентов-мусульман на Украине – это площадка, которую эмиссары радикального ислама надеются освоить. Случай с иорданским студентом говорит, что процесс освоения уже пошёл.

Отсутствие четкой властной вертикали на Украине, коррумпированность и организационная дезориентация органов правопорядка упрощают проникновение деструктивных элементов в силовые и структуры. Погоды малочисленные радикалы на Украине не сделают, но могут занять свою нишу в том хаосе, который происходит в этом государстве.

В данном контексте особое значение приобретают намерения польских властей разместить лагеря беженцев из Ближнего Востока в непосредственной близости от границ Украины – в Люблине, Белостоке, и т.д. Польские эксперты пока обсуждают, насколько реальную угрозу это может представлять для польского государства, но в том, что это несёт потенциальные риски, едины большинство из них.

Государства со слабой властной вертикалью и частично парализованной правоохранительной системой часто становятся очагом нестабильности для окружающих. Украина является как раз таким государством. Практика показывает, что эффективно решать стоящие перед государством вызовы действующая украинская власть не способная том числе, проблему привлечения исламских экстремистов к участию в ненависти к  Донбассу.

  

1) http://wnp.in.ua/index.php/Политика/в-иордании-заявили-что-в-харькове-действуют-вербовщики-игил.html

2) http://www.theguardian.com/world/2015/jul/24/chechens-fighting-in-ukraine-on-both-sides

3) http://lenta.ru/news/2015/09/10/tornado/

4) http://rusvesna.su/news/1444174864

Украина. Метаморфозы суверенитета

Четверг, 08 Октябрь 2015 14:46 Опубликовано в Аналитика

Европа с неким изумлением и с безусловным вниманием наблюдает метаморфозы суверенитета Украины.

При худшем варианте развития событий Европа может наблюдать на примере Украины варианты своего будущего, которые в этой модели проигрываются в реальном времени и с невероятной при этом скоростью. Вот Украина самостоятельная, пусть подверженная внешним влияниям страна, которая выстраивает не бесспорную, но все же приносящую определенные плоды «многовекторную внешнюю политику», вот она скатывается в революцию не сумев выдержать внутреннюю дискуссию о внешнеполитическом курсе страны, в уличные протесты с жертвами, потом бегство президента и вооруженный конфликт на юго-востоке... Разрушена и потеряна значительная часть промышленности, олигархи создают частные армии и начинают новый передел, государство теряет монополию на применение силы, а иногда делает это и сознательно, используя незаконные вооруженные формирования как средство политической борьбы и давления даже в сфере внешней политики – как это произошло с блокадой Крыма Меджлисом и Правым сектором. Страна на грани дефолта, сокращение ресурсов ведет к падению доходов населения, обостряется политическая борьба олигархов, ужесточается экономическая конкуренция между ними. Страна становится фактически протекторатом, так как ресурсов разрешить социально-экономический кризис, преодолеть политический кризис, продолжать войну (у этой позиции тоже есть сторонники) на Юго-востоке - нет.

Потеря суверенитета имеет заметные внешнеполитические признаки, однако не менее важны и внутриполитические факторы:

  • Зависимость бюджета Украины от внешней экономической помощи. При этом никакой речи о масштабных планах экономической помощи, по аналогии с «планом Маршалла» нет. Нет потому, что нет реформ, нет правил игры для крупного бизнеса, который оказался в новых социально-политических условиях. Как результат, он не видит горизонт и скорее действует на сохранение и защиту своих позиций в условиях экономического кризиса, потери мощностей и активов на Юго-Востоке (для ряда финансово-промышленных групп) и перед лицом роста внутренней конкуренции между бизнес-группами, которая грозит перейти в формат рейдерских захватов или национализации. Государству все тяжелее нести социальную нагрузку, уже сейчас без внешних вливаний в бюджет он этой нагрузки не выдержит. За внешней финансовой помощью неизбежно идет и внешний социально-политический и экономический диктат.

  • Понятие «защита интересов» приобретает всепроникающий характер. Каждый бизнесмен защищает свой бизнес – скрывая налоги, приобретая покровителей, имеющих власть или силовой ресурс. Частные армии олигархов - свершившийся факт современной украинской истории. Подчинение государственных силовых структур той или иной группе влияния - тоже реальность. При этом силовики имеют и «свою игру» (это касается как министерского уровня, так и местных начальников). Наконец, фактор гражданской войны на Юго-востоке, кроме причинно-следственной связи с описанными выше позициями, породил касту вернувшихся с войны, многие из которых не вошли в частные армии, не имели работы до АТО и не видят перспективы в будущем. Такие возвращенцы примыкают к криминальным кругам, либо создают свои группы. Внешнее проявление этого процесса можно было видеть на примере известных событий в Мукачево (https://interaffairs.ru/news/show/13481). Однако это все факты, а суть в том, что государство теряет монополию на насилие. Возможность применения силы принадлежит теперь различным группам влияния.

  • Потеря государством контроля над территорией – завершающий элемент. Крым изначально выведен за скобки.Юго-Восток не удается вернуть под контроль с помощью АТО, что изначально было невозможно, а иногда создается впечатление, что и не планировалось – судя по действиям направленным на разрушение объектов инфраструктуры. Остается переговорный процесс (Минские, а теперь и Парижские договоренности), который, наконец, усилиями России и европейцев начал приносить плоды в виде реального перемирия. Однако самое существенное – потеря контроля над территорией относится не только к Юго-Востоку, но и к ряду областей Украины. О Закарпатье уже вспоминали - бойцы «Правого сектора» вознамерились заиметь свою долю в контрабандном потоке через эту область, их ищут до сих пор… Последние события – конфликт в Волынской области милиции и добытчиков янтаря, отстаивающих свое право на незаконную добычу (http://fakty.ictv.ua/ru/index/read-news/id/1562130). Остается вспомнить попытку создания «суверенного губернаторства» в Днепропетровской области олигархом Игорем Коломойским.

Описанные выше факторы (причем это не полный перечень) заставляют сомневаться, что Украина является интегрированным государством. Государственная власть – несостоятельна: она не в состоянии контролировать ни элиты, ни силовиков, не в состоянии проводить реформы экономические и социальные. Потому что нельзя реформировать то, что не контролируешь.

Рецепт ухода от «несостоятельного государства» прост, но именно поэтому, трудноосуществим: контроль государством всех силовых групп и структур, достижение договоренностей о поддержке всеми политическими силами согласованного курса, экономические реформы, контроль территории не в воображаемых, а в реальных границах, на основе Парижских договоренностей по итогам встречи лидеров стран «нормандской четверки».

Страница 6 из 18